Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Krynica

Крымская память и кремлевская неправда

Парламенты стран Центральной Европы и Балтии один за другим принимают постановления, в которых осуждаются попытки Кремля переписать историю и возложить ответственность за развязывание Второй мировой войны на жертв трагедии, а не на агрессоров.

Но, похоже, такое «переиначивание» истории – вполне привычная для российского руководства тактика. Именно переписывая историю, Россия начала процесс аннексии Крыма – причем не в 2014 году, а намного раньше.

Вначале просто подменили многовековую историю цивилизации на полуострове – от античных колоний до Крымского ханства – историей российского флота, русских дачников и советского курорта. Так Крым перестал быть Крымом, лишился души в восприятии и понимании не только большинства живущих в обыденном мире исторической и политической лжи россиян, но и многих украинцев, и многих жителей западных стран. Ведь вы спросите у таких людей, даже у тех, кто возмущен аннексией Крыма. И они вам ответят, что с точки зрения международного права Крым, конечно, украинский, но ведь с исторической-то точки зрения он – часть «русского мира», российской цивилизации. А ведь считать так – это все равно, что считать Анголу португальской, Марокко – французским, а Аргентину – испанской. Но ничего, в наш постколониальный век Россия со всем этим успешно справилась с помощью лжи.

И можно сказать, что Россия на Крыме успешно тренируется. Если история полуострова, на котором государства возникали еще тогда, когда на месте не только Москвы, но даже Великого Новгорода были непроходимые леса и болота, сведена к нескольким столетиям, исчисляемым днем прихода российской армии, то почему нельзя историю Украины начинать от Переяславской Рады, а не от Киевской Руси? Почему нельзя множить подлог на подлоге, ложь на лжи, руководствуясь простым правилом: чем эта ложь больше и чем больше ресурсов потрачено для ее пропаганды, тем больше людей ей поверят?

И понятно, что от фальсификации истории соседних стран можно спокойно переходить к фальсификации истории Второй мировой войны. Похоже, при этом самим лжецам никакая правда не страшна, так мощно и уверенно укоренилась фальсификация в мозгах их соотечественников. Я всегда привожу простой пример – пример проекта «Неизвестная война» с великим американским актером Бертом Ланкастером в роли ведущего. Этот фильм был снят еще в советское время советскими и американскими кинематографистами. Его целью, разумеется, было показать роль СССР во Второй мировой войне, но вместе с тем он подробно рассказывал и о роли стран-союзников, об их вкладе в победу над гитлеризмом и об их помощи Красной армии. Этому были посвящены целые серии! И телесериал транслировался по советскому телевидению в лучшее эфирное время. При этом никакого следа в сознании большинства советских людей с точки зрения вклада в победу стран антигитлеровской коалиции он просто не оставил – так сильно было притяжение сталинского мифа о войне, сейчас успешно реанимированного Путиным.

Похоже, страна с такой пропагандисткой традицией как Россия может уверенно искажать правду и не менее уверенно ее не бояться – правда не пройдет! Именно поэтому и украинцам, и полякам, и жителям стран Балтии так важно останавливать кремлевскую неправду у своих границ, реагировать на нее, не давать ей спуску.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskaya-pamyat-i-kremlevskaya-nepravda/30378027.html
Krynica

Конец «абхазского Януковича»

Российские эксперты утверждают, что Кремлю совершенно все равно, кто будет новым президентом самопровозглашенной Абхазии, – просто потому, что любой политик в этой признанной только Россией и еще несколькими ее союзниками республике будет придерживаться курса на союз с Москвой. Другой тезис – Владислав Сурков и Рашид Нургалиев прибыли в Сухуми и содействовали переговорам теперь уже бывшего абхазского президента с оппозицией просто для нормализации ситуации, а вовсе не для поддержки Рауля Хаджимбы.

Это отнюдь не вся правда. Москве пришлось пожертвовать – и не впервые – Раулем Хаджимбой ради стабилизации ситуации в республике. Но утверждать, что Кремль безразличен к его политической судьбе – означает забыть, что Москва навязывает абхазам Хаджимбу последние 16 лет, подумать только!

Впервые о Хаджимбе – тогда премьер-министре самопровозглашенной республики – заговорили как о преемнике первого президента Владислава Ардзинбы еще в 2004 году. Примерно тогда же, когда в качестве преемника украинского президента Леонида Кучмы был «избран» Виктор Янукович. И в Сухуми, и в Киеве Кремль вел себя совершенно одинаково, как под копирку.

Несмотря на то, что большинство избирателей в Абхазии хотело видеть новым главой республики Сергея Багапша, а большинство избирателей в Украине высказались в пользу Виктора Ющенко, Кремль упорно продолжал настаивать, что именно его ставленники являются настоящими президентами.

Абхазия, разумеется, в этой ситуации была куда более уязвимой. В конце концов, само существование этой грузинской автономии в качестве «государства» зависит от поддержки Москвы.

И Кремль не стеснялся эту зависимость демонстрировать, организовав, в частности, «мандариновую блокаду» Абхазии и лишив тысячи людей средств к существованию.

Тем не менее, Багапш стал президентом Абхазии, как и Ющенко – президентом Украины. Вот только Хаджимбу ему навязали в качестве вице-президента. Впрочем, и Янукович вскоре уже вновь оказался в кресле премьер-министра при президенте Ющенко.

Но Кремлю, разумеется, этого оказалось мало. В Москве делали все возможное для того, чтобы ослабить позиции Багапша, а после кончины второго президента Абхазии – его преемника, Александра Анкваба. И, в конце концов, добились избрания Хаджимбы президентом Абхазии, как добились избрания Януковича президентом Украины. Ради вот такого бесславного конца карьеры обоих.

А все потому, что Москва не понимает, что такое сотрудничество. Москва понимает, что такое подчинение и исполнение указаний. Вот почему всюду, где это только возможно, она старается содействовать успеху тех, кто заведомо не будет вести себя как самостоятельный игрок.

Бывший чекист Хаджимба, с которым Путин демонстративно сфотографировался накануне его первых президентских выборов, проигранных Багапшу, был для Кремля понятнее, чем его конкурент. Точно также как казался более понятным и управляемым бывший зек Янукович – хотя его конкурент Ющенко был не каким-то там случайным человеком в системе постсоветской власти, а таким же бывшим премьер-министром в системе Леонида Кучмы.

Именно поэтому во всех самопровозглашенных республиках Кремль последовательно содействует приходу к власти силовиков. Так было и в Абхазии, и в Южной Осетии, и в Приднестровье. Всюду у власти там – до отставки Хаджимбы – ставились люди, которые просто умеют выполнять приказы и набивать карманы.

И в Москве не понимают, почему в конце концов это вызывает протест даже там, где пророссийской ориентации придерживается большинство населения. Не понимают, что даже в этих лимитрофах, этих осколках Советского Союза, живут пусть постсовесткие, но современные люди, которые просто не хотят быть крепостными. Ни крепостными Хаджимбы, ни крепостными Путина.

https://belsat.eu/ru/news/konets-abhazskogo-yanukovicha/
Krynica

Кремлевская бутылка

Эстонские медиа утверждают, что канцелярия президента страны Керсти Кальюлайд отправила назад в посольство России в Таллине бутылку крымского шампанского, подаренную к юбилею главы государства.

Разумеется, можно было бы посчитать, что в дипломатическом ведомстве особо не затруднялись себя выяснением происхождения подарков для руководителя соседнего государства. Но только не в случае с Крымом. Понятно, что и сам подарок – никакая не случайность, и утечка информации об отказе от этого подарка не могла появиться просто так.

Москва предпринимает все возможные и невозможные меры, чтобы заставить мир признать законность оккупации Крыма. ​Включает представителей оккупационных властей полуострова в российские официальные делегации. Устраивает различные мероприятия общественного и культурного характера. И вот, как видим, «невзначай» подкладывает бутылки с крымским вином в подарки государственным деятелям стран Евросоюза. Авось не заметят и выпьют. И хотя бы таким образом признают, что «Крым наш». И если все получится, можно будет потом рассказать, что тот или иной политик не побрезговал вином из Крыма, а однако же никак не признает того неоспоримого факта, что полуостров – часть Российской Федерации.

Но ничего не будет получаться по одной простой причине. В мире никто не готов согласиться с вопиющим нарушением международного права, на которое в 2014 году пошли российские власти. Если принять за данность, что одна страна может присоединить к себе территорию другой без ее согласия, это вновь отбросит человечество на столетие назад, к временам Первой и Второй мировых войн, когда господствовало право силы, а не сила права. Жертвами такого отношения к международному праву стали десятки миллионов человек, многие европейские города превратились в руины, миллионы их жителей стали беженцами или перемещенными лицами. И да, аннексия Крыма - это прямое продолжение этих трагических событий, это возвращение к кошмару, от которого мы все, казалось бы, смогли отойти на относительно безопасное расстояние в 1945 году. И то, что начала это возвращение в ад страна, жители которой десятилетиями оправдывают любые преступления собственной власти сакраментальным «лишь бы не было войны» – горькая насмешка истории.

Поэтому дело вовсе не в самой бутылке и ее содержимом – вне всякого сомнения, крымские игристые вина отличаются отменным вкусом. Дело в том, что эта бутылка символизирует.

https://ru.krymr.com/a/kremlevskaya-butylka-estonia-pornikov/30367685.html
Krynica

Крымская цена

В представительстве президента Украины в Автономной Республике Крым уверяют, что политические заключенные, которые находятся в тюрьмах аннексированного полуострова, будут включены в следующий этап обмена.

Однако это обещание будет не так уж просто исполнить. Прежде всего потому, что для России освобождение каждого заложника в Крыму – косвенное признание украинского суверенитета над полуостровом.

Первый обмен, который был произведен после избрания Владимира Зеленского президентом Украины, формально был обменом украинских граждан на россиян. Хотя при этом Россия включила в свои списки обмена большое количество граждан самой Украины – участников спецопераций по оккупации регионов страны и дестабилизации в тех регионах, которые намечены как цели дальнейшей экспансии Москвы.

На этом фоне освобождение Олега Сенцова, Александра Кольченко и Владимира Балуха – очевидных крымских заложников и украинских граждан, но с кремлевской точки зрения граждан России – могло восприниматься в качестве ответного жеста на освобождение Украиной граждан Украины – агентов Кремля. Хотя чего тут долго объяснять: Путину нужен был Цемах и ради освобождения этого украинского гражданина, важного свидетеля кремлевской причастности к уничтожению малайзийского «Боинга» он был готов освободить даже Сенцова.

Второй обмен – это тоже обмен одних украинских граждан на других, и с точки зрения Кремля Россия к этому обмену вообще никакого отношения не имеет. Для нее этот обмен – прежде всего, доказательство существования «внутреннего конфликта» в Украине. Киев обменивает своих военных на «военных» «восставшего Донбасса». Ну а «беркутовцы» и харьковские террористы – просто «союзники» «восставших шахтеров», ведь ясно же, что народное восстание против «националистов» должно было охватить если не всю Украину, то, по крайней мере «Новороссию», которую все еще мечтает создать Путин.

С крымскими заложниками все намного сложнее. Думаю, для Кремля это обычные граждане Российской Федерации, которые отбывают сроки за экстремизм, терроризм и прочие преступления. И они ничем не отличаются от «террористов» и «экстремистов», которых задерживают в Москве или в Назрани. Какая разница и почему этих людей Кремль должен выдавать Киеву? Потому что Украина и все мировое сообщество не признают полуостров частью Российской Федерации? Так тогда крымские политзаключенные тем более должны оставаться в российских колониях и тюрьмах! Именно для того, чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений: Крым – это не Украина, Крым – это Россия.

Для того, чтобы заставить Путина согласиться с освобождением крымских политзаключенных, нужны либо весомые политические инструменты, либо серьезные политические уступки.

Напомню, что освобождение Чийгоза и Умерова состоялось только после личного вмешательства президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Путин в этот момент был заинтересован в сотрудничестве с Эрдоганом – прежде всего, в связи с непростой ситуацией в Сирии, и пошел на этот беспрецедентный шаг. Участие Эрдогана в освобождении Чийгоза и Умерова и было тем политическим инструментом, который задействовала администрация президента Украины и Меджлис крымскотатарского народа. Но освобождение Чийгоза и Умерова было не только победой, но и напоминанием о том, каким непростым является процесс вызволения людей, приговоренных в Крыму. И какие масштабные усилия необходимо будет применять, чтобы освободить каждого.

С тех пор ситуация только ухудшилась – просто потому, что заложников в Крыму становится все больше, а позиция Путина относительно того, что «крымский вопрос закрыт» не изменилась. Более того, эта позиция будет только усиливаться по мере приближения к президентским выборам 2024 года. И неясно, поможет ли Украине теперь даже Эрдоган.

Ну а что касается политических уступок – их я комментировать не буду. Путин и сам способен озвучить Зеленскому свою цену за крымских заложников. Я не сомневаюсь только в том, что цена эта будет очень высокой.

https://ru.krymr.com/a/vytaly-portnikov-krymskaya-cena/30352166.html
Krynica

Противоречивые последствия новогоднего обмена Зеленского

Второй за время президентства Владимира Зеленского масштабный обмен, согласованный между Киевом и Москвой (впрочем, в Москве предпочитают считать, что это обмен между Киевом и «народными республиками»), привел – как и первое освобождение украинских заложников – к противоречивым последствиям. И эти противоречия не случайны, они тщательно режиссируются Кремлем и направлены на дестабилизацию ситуации в Украине.

С одной стороны, было бы странно упрекать Владимира Зеленского за естественное желание освободить своих сограждан, которые находятся в тюрьмах «ДНР» и «ЛНР», нередко без суда и следствия и по надуманным причинам. Да и суд на оккупированной территории настоящим правосудием не назовёшь.

Среди освобожденных – украинские военные, взятые в плен во время боёв на Донбассе, журналисты, которых посадили просто за то, что они передавали информацию, активисты.

С другой стороны, в Кремле уже не впервые используют ситуацию для того, чтобы включить в обменные списки тех, кто не имеет, собственно, никакого отношения к самой процедуре обмена. Так было во время первого обмена Зеленского, когда в Киеве стремились освобождать украинских граждан, а в Москве… тоже украинских.

Большая часть переданных России имела не российское, а украинское гражданство. А главной фигурой того обмена был Владимир Цемах, важный свидетель в деле об уничтожении малайзийского пассажирского самолета. И дело было не только в том, что освобождение Цемаха исключило возможность его участия в международном трибунале, который готовится в Гааге.

А еще и в том, что освобождение человека, задержанного в ходе успешной, но очень тяжелой операции украинских спецслужб на оккупированной территории Донбасса, только увеличило пропасть между властью и патриотической частью общества. И заодно ухудшило отношения Украины и Нидерландов: в Гааге освобождение Цемаха было воспринято как фактическое нежелание Украины содействовать объективному расследованию катастрофы.

Нечто подобное произошло и сейчас, когда в списках по обмену, касающихся Донбасса, появились фамилии людей, не имеющих никакого отношения к войне на востоке Украины – «беркутовцев», участвовавших в уничтожении «небесной сотни» на Майдане 2013-2014 годов, и террористов, организовавших взрыв в годовщину Майдана в Харькове – тогда тоже погибли люди.

Выдачи «беркутовцев» в Кремле требуют уже давно. И, вероятно, вовсе не потому, что в Москве они кого-то интересуют персонально. Само освобождение людей, которых обвиняют в убийствах – это то же самое углубление пропасти, которую в Москве продолжают упорно рыть. Пропасти между украинской властью и обществом.

В Москве смогли понять, в какую ловушку можно заманить Зеленского, – и успешно заманивают. Украинскому президенту необходимы успехи в вопросе прекращения войны на Донбассе. Но поскольку сам конфликт не прекращается, освобождение людей сегодня – единственная реальная возможность продемонстрировать хоть какой-то прогресс, причем понятный каждому человеку.

Ради этого прогресса украинский президент пошел и на освобождение бывших сотрудников «Беркута», и на игнорирование позиции родственников убитых в Киеве и Харькове, и на слом юридической процедуры, который любому непредвзятому человеку не мог не показаться вопиющим беззаконием в российском или белорусском стиле, и на согласие с «очищением» освобожденных – то есть на отказ от их дальнейшего юридического преследования. Но результат – есть. Люди – дома.

Однако это – гуманитарный аспект проблемы. А есть еще и политический: эффект от освобождения пленных скоро исчезнет, а глубина пропасти не изменится. При этом Кремль будет действовать в том же духе и дальше – обещая прекратить конфликт или хотя бы «просто прекратить стрелять», побуждать Зеленского к таким решениям, которые будут все в большей степени углублять пропасть и, в конечном счете, вызовут взрыв. На что, собственно, и рассчитывают в Москве.

https://belsat.eu/ru/news/obmen-plennymi-kolonka-portnikova/
Krynica

Путин и поезд

Российский президент Владимир Путин не отказал себе в удовольствии прокатиться по Крымскому мосту в рельсовом автобусе, таким образом в очередной раз напомнив соотечественникам и миру, что с 2014 года «сакральным смыслом» его царствования стала аннексия Крыма и доказательство, что оккупированный полуостров прекрасно может существовать без всякой связи с материковой Украиной. Путин так настойчиво превращает Крым из полуострова в остров, что создаётся впечатление: он хочет обмануть не только международное право, не только историю, но даже саму географию, саму природу. И, думаю, в этом смысле напоминает древнего персидского монарха, набросившегося с розгами на непокорное море.

Потому что какие бы инфраструктурные проекты не осуществлялись бы в Крыму, географию они не отменят. Да, Крымский мост построен и, вероятно, какое-то время простоит, однако из Центральной России – на поезде ли, на машине ли – в Крым все равно быстрее и проще добираться через Украину, а не через Россию. И географически, и исторически Крымский полуостров всегда был продолжением соседствующих с ним украинских земель. И Путин, кстати, сам себе противоречит, когда, с одной стороны, утверждает, что эти земли никогда не были украинскими, а с другой – отрезает полуостров от соседнего, связанного с ним Перекопом региона – чтобы связать мостом с Кубанью.

Можно вкладывать средства в инфраструктурные перемены в аэропорту Симферополя – но вот только аннексия Крыма вычеркнула этот аэропорт из списка международных, превратила в воздушную гавань с неопределенным статусом. Крыму нужен был современный аэропорт для того, чтобы принимать туристов со всего мира, а не для того, чтобы рапортовать о новом рейсе из какого-нибудь провинциального российского аэропорта как об огромном достижении.

И так – во всем. Можно ремонтировать дороги – но только для российских машин и российских грузов. Можно строить порты – но только для российских кораблей. «Потемкинская деревня» размером с полуостров. Нельзя сказать, что сам Путин этого не понимает. Если бы не понимал – обязательно вспомнил бы о Крыме на своей итоговой пресс-конференции, которая всегда становится перечнем важнейших пропагандистских тезисов, предлагаемых россиянам.

И все же окончательно отказаться от крымского мифа, признать, что «Крымнаш» спустя пять лет после оккупации уже не так приятно щекочет нервы шовинистически настроенной части российского общества, Путин не может – да и никогда не сможет, слишком уж привязан он к своему решению об аннексии, слишком уж сильно тянет его на место преступления.

Потому он и не смог отказать себе в удовольствии сесть в поезд.

https://ru.krymr.com/a/putin-i-parovoz-ktymsky-most/30340478.html
Krynica

Эффект Чаушеску

В моем старом архиве долгое время хранилась газета, которую я купил в декабрьские дни 1989 года, перед самым Новым годом. Это был последний номер «Скынтейи», органа ЦК Румынской коммунистической партии. На первой полосе - информация об официальном визите президента Социалистической Республики Румыния, генерального секретаря Румынской компартии товарища Николае Чаушеску в Иран и сообщение о возвращении президента в Бухарест. Семейная фотография: на аэродроме товарища Николае Чаушеску встречала член Политисполкома ЦК РКП, первый вице-премьер Румынии академик доктор инженер товарищ Елена Чаушеску.

Я не читаю по-румынски и «Скынтейю» купил в первый и, разумеется, в последний раз в жизни. Купил просто потому, что к тому моменту, когда эта газета поступила в киевские киоски, товарищи Николае и Елена Чаушеску были уже мертвы, не существовало ни Социалистической Республики, ни Коммунистической партии, ни самой «Скынтейи». За несколько дней все это просто исчезло в бухарестской трагедии 1989 года - а газета, отправленная на поезде, дошла в советские киоски и продавалась как свежая пресса, хотя имела такое же отношение к реальности, как пирамиды Хеопса.

То, как буквально за несколько часов исчез режим, еще недавно казавшийся незыблемым, до сих пор кажется чем-то совершенно невероятным. Почему именно так, почему именно в Румынии и может ли подобное повториться в других странах с авторитарной властью? Именно поэтому «эффект Чаушеску» остается важной частью не только истории, но и практики авторитаризма.

Проще всего объяснять то, что произошло в Румынии, особо жестоким характером режима Чаушеску, неадекватностью «гения Карпат» и усталостью населения от бедности и безысходности тогдашней румынской жизни. Однако и в других странах социалистического лагеря были лидеры, ненамного более адекватные, чем Чаушеску. И с продуктами там была беда, и с последствиями насильственной индустриализации тоже. А уж репрессии режима Эриха Хонеккера против собственных граждан вполне сравнимы с румынскими - не случайно восточногерманскую тайную полицию «Штази» сравнивали с КГБ. Однако жизнью поплатился только Чаушеску. Поплатился не потому, что был самым неадекватным. Поплатился за то, что был самым независимым от Москвы.

Да, сегодня это звучит парадоксально - просто потому что в советские времена у нас как-то не приходилось задумываться об уровне независимости стран-сателлитов. Однако Чаушеску действительно пытался создавать по соседству с Советским Союзом коммунистическое государство, образцом для которого - с точки зрения удалённости от Кремля - были Китай Мао и Югославия Тито.

Чаушеску пренебрегал московскими советами во внутренней политике - отсюда чуть было не погубившая румынское сельское хозяйство ускоренная индустриализация. Он самостоятельно заигрывал с Западом - и как заигрывал! Чаушеску не скрывал своего раздражения в связи с вводом войск Варшавского Договора в Чехословакию - Румыния в этом не участвовала. Он не разорвал дипломатических отношений с Израилем после победы еврейского государства в войне 1967 года - а все остальные социалистические страны, даже Югославия, последовали примеру СССР. Он сохранял хорошие отношения с президентом Египта Анваром Садатом после примирения Израиля и Египта и считался активным сторонником этого примирения.

Но самое главное - диктатор настойчиво очищал руководство страны от политиков, которые ориентируются на Москву. То есть делал то же самое, что до него сделали Мао, Тито, Ким Ир Сен и албанский коммунистический правитель Энвер Ходжа.

В результате развития процесса горбачевской перестройки сложилась парадоксальная ситуация. Практически во всех социалистических странах - и там, где состоялись «бархатные революции», и там, где протестные настроения были очень слабы - Кремль мог опереться на тех, кто был готов голосовать за новых лидеров просто из уважения к желанию Москвы. Так лишились своих должностей Густав Гусак в Чехословакии, Тодор Живков в Болгарии, Эрих Хонеккер в ГДР. В Польше и Венгрии развивались демократические процессы, которые привели к переформатированию, а потом и краху коммунистических режимов.

И только с Чаушеску Москва ничего не могла сделать. Именно поэтому протесты в Тимишоаре были для диктатора как гром среди ясного неба. Он потому и вернулся из Тегерана, что воспринимал эти протесты в регионе со значительным венгерским населением - а Венгрия тогда была в авангарде перемен - как локальное недоразумение, корни которого в Будапеште, а не в Бухаресте. В то, что протесты в Тимишоаре перерастут в восстание в Бухаресте супруги Чаушеску, конечно же, не верили. Но их гибель стала результатом не только этого восстания, а хаоса, начавшегося на бухарестских улицах, когда неизвестные расстреливали возмущённый народ, побуждая его к еще более активному сопротивлению.

В результате после гибели Чаушеску и краха его системы к власти пришёл не какой-то там Вацлав Гавел или Лех Валенса, а один из представителей старой коммунистической элиты Ион Илиеску, а сама Румыния надолго застряла между имитацией реформ и настоящими переменами - и только в последнее десятилетие с большим трудом выбирается из этого исторического капкана. Подлинная роль румынских спецслужб и их друзей из Москвы в событиях декабря 1989 года до сих пор не прояснена.

Я был на съезде народных депутатов СССР в день расстрела супругов Чаушеску и хорошо помню ужас на лицах старой советской номенклатуры. Они ничего не поняли. Они думали, что «бархатная революция» - лучше, что лучше пленум ЦК, который заменит товарища Хонеккера на товарища Кренца или товарища Живкова на товарища Младенова. Но вот только от ГДР - не то что от ее номенклатуры - не осталось практически ничего. И болгарская партийная номенклатура, несмотря на все своё влияние, достаточно быстро уступила власть новым силам и превратилась всего лишь в одну из играющих команд.

В Румынии - несмотря на исчезновение СРР, РКП и «Скынтейи» все было иначе. И совершенно иначе все будет в России, где - несмотря на исчезновение Советского Союза, КПСС и газеты «Правда» у власти оказался свой Илиеску из числа партийных секретарей Борис Ельцин. Румынию спасло и то, что она - европейская страна с богатыми традициями, и то, что Советского Союза, который претендовал бы на влияние в Европе, попросту не стало - а значит людям, блестяще разыгравшим кровавый спектакль 1989 года, просто не на кого было больше опираться. Став самостоятельными игроками, они вынуждены были, пусть и не сразу, далеко не сразу, но уступить.

Зато вся советская и постсоветская история пошла не путём «бархатных революций» и партийных пленумов, а путём «эффекта Чаушеску». Это и есть наша с вами история, наша с вами жизнь, если вы еще не поняли. Августовский путч 1991 года в Москве, московские события 1993 года, чеченские войны, взрывы домов в Москве, захват заложников на Дубровке и в Беслане, узбекский Андижан, казахстанский Жанаозен, разгон студентов и «небесная сотня» киевского Майдана 2013-2014 годов - безумие за безумием, кровь на крови. Начиналось с расстрела пожилой супружеской четы, которую ненавидела вся Румыния и гибели сотен восставших в румынской столице, потом было трое погибших у московского Белого дома августа 1991 года - и кровь начала литься рекой и продолжает литься. А почему?

А потому что люди, которые правят нами сегодня на пространстве от Ужгорода до Владивостока заинтересованы не в сохранении системы, а в сохранении власти и денег. И без крови они просто не умеют, кровь - это цемент их спецопераций, их постоянного успеха и нашего постоянного поражения.

В Румынии они просто пробовали свои силы. И, по большому счету, им нужна была вовсе не Румыния. Вернее - тогда они ещё просто не понимали, где будут проходить географические границы их возможного влияния. Зато потом они будут повторять одну и ту же спецоперацию в новых и новых вариациях - и вот уже члены ГКЧП, запятнанные смертями у Белого дома, бегут из Москвы в Крым, чтобы договориться с Горбачёвым, а возвращаются назад, чтобы оказаться в тюремных камерах, и вот уже бежит из Киева после расстрела «Небесной сотни» Янукович - почти как Чаушеску из Бухареста - чтобы потом в том же Крыму попасть в московскую ловушку...

И кто - кроме самих авторов, конечно - знает, какие новые смерти и в каком количестве прописаны в кремлевских сценариях сохранения власти в России, укрощения Украины, присоединения Беларуси... Кто знает, какие новые сюрпризы готовит нам «эффект Чаушеску»...

https://lb.ua/world/2019/12/25/445791_effekt_chaushesku.html
Krynica

Кремлевская копирка

Переговоры трехсторонней контактной группы в Минске, которые должны были закончиться согласованием списка освобождаемых и заключением нового соглашения о перемирии в Донбассе, завершились полным фиаско. Освобождения пленных до Нового года не будет, нового перемирия - тоже. Вместо этого продлено "перемирие", позволяющее российской стороне осуществлять постоянные обстрелы территории, которую контролирует Украина. Только за последние сутки этот режим прекращения огня нарушался семь раз.

Результаты последнего саммита нормандской четверки в Париже на удивление начинают напоминать результаты предпоследнего саммита, состоявшегося в 2016 году в Берлине, - его участником был тогдашний украинский президент Петр Порошенко. Порошенко в 2016 году, как и Зеленский в 2019-м, не смог договориться с Путиным ни о чем существенном. Стороны тоже старались сделать вид, что пространство для договоренностей все еще существует. И поэтому рассказывали об усилиях по прекращению огня, обмене пленными и об обозначении трех пилотных пунктов для отвода войск - разве что совместной пресс-конференции не провели.

Забегая вперед, скажу, что тогда для согласования списка обмена понадобился год после саммита - и то после того, как в Кремле решили поднять политические акции давнего путинского союзника Виктора Медведчука: без его участия в Москве просто не соглашались освобождать украинцев. Разведение войск в обозначенных точках состоялось только спустя три года, уже при новом президенте Зеленском, и оказалось одним из российских условий для проведения нового саммита. Ну а обстрелы Кремль так и не прекратил.

Зато после саммита в Берлине Кремль взял курс на политическую дестабилизацию Украины и смену власти в стране: началась "массовая скупка" информационных телеканалов друзьями Путина, дезинформационная кампания, заигрывания с украинскими олигархами - теми самыми, которым на пресс-конференции в Париже Путин обещал "дешевый газ для промышленности".

Мира не добились, люди так и остались в тюрьмах, а российские войска - в Донбассе и в Крыму, зато власть в Украине сменили. Но явно не для того, чтобы в Париже повторилось то же самое, что и в Берлине.

И теперь самое важное - что на самом деле решил предпринять Владимир Путин после очередного фиаско очередного "нормандского саммита". Захочет додавить Владимира Зеленского, чтобы новый украинский президент все-таки капитулировал перед ним на следующей встрече, или попытается поскорее заменить Зеленского более уступчивым кандидатом - чтобы провести следующий "нормандский саммит" - пусть даже через несколько лет, а не месяцев - с другим участником от Украины.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278073.html
Krynica

Севастополь – это город в Крыму

Отсутствие в конституционных изменениях, предложенных президентом Владимиром Зеленским, упоминания об особом статусе Севастополя, породило очередную политическую полемику вокруг аннексированного Кремлем города. Неужели в офисе президента просто «забыли» о Севастополе? Или планируют согласиться с российской юрисдикцией над ним даже после окончания оккупации Крыма?

Между тем, Севастополь – это просто один из городов Украины. И один из городов Крыма. И его особый статус – это особый советский рудимент. Для руководства СССР Севастополь был военной базой, доступ на которую необходимо было ограничить. И именно поэтому в ЦК партии просто «подарили» Севастополь Министерству обороны СССР – чтобы ограничить влияние на город «штатских» властей союзной республики – вначале РСФСР, а затем УССР. И в этом качестве особый статус Севастополя «кочевал» из Конституции в Конституцию, вплоть до Конституции независимой Украины.

Кочевал, всегда оставаясь формальностью для самих жителей города. Да, руководство Военно-морских сил СССР, а затем Черноморского флота России воспринимало – и воспринимает – Севастополь в качестве собственного поместья. Но начальство и жители – это отнюдь не одно и то же.

Напомню, что в независимой Украине особый статус Севастополя использовался не для того, чтобы создать какие-то преимущества для местного самоуправления, а для того, чтобы ограничить эти возможности. Поскольку украинский парламент так и не принял закона о Севастополе, жители города – только они во всей стране – так и не получили вплоть до аннексии – возможности избрать главу города. Я написал на эту тему не одну статью, но мне всегда отвечали – не публично, конечно – что не нужно создавать возможностей для появления «мэра-сепаратиста». Однако когда понадобилось аннексировать город, прекрасно обошлись и без «мэра-сепаратиста», устроив фарс с «народным» градоначальником.

По иронии судьбы, после аннексии севастопольцы так и не получили реальной возможности влиять на местное самоуправление в собственном городе, окончательно превратились в крепостных командования Черноморского флота и связанных с ним криминальных группировок. И, думаю, задача Украины после окончания аннексии и восстановления контроля над городом – не продолжать это странное правовое недоразумение, а предоставить севастопольцам права, которые имеют жители всех остальных городов Украины, всех остальных городов Крыма.

Севастополь ничем не отличается от Одессы и Харькова, Ялты и Феодосии. Он должен быть не анклавом в Крыму, а городом в Крыму. Его жители должны иметь право избирать своего мэра и участвовать в выборах местной власти Крыма, а не ощущать себя жителями острова на полуострове.

https://ru.krymr.com/a/portnikov-sevastopol-eto-gorod-v-krymu/30331914.html
Krynica

Лужков и крымская почва

Смерть бывшего московского градоначальника Юрия Лужкова вновь напомнила о том, что о «российском Крыме» и «русском Севастополе» в России начали говорить отнюдь не в 2014 году. Тема «российского Крыма» присутствовала в политике этой страны буквально с 24 августа 1991 года, когда сразу же после голосования в Верховной Раде Украины за Акт о независимости, пресс-секретарь президента России Бориса Ельцина Павел Вощанов напомнил соседям, что Крым придется отдать. И понятно, что сделал он это отнюдь не по своей инициативе.

Украине с Крымом постоянно «везло». Повезло еще до распада Советского Союза, когда советское руководство с помощью создания самопровозглашенных республик пыталось остановить суверенизацию. Именно тогда возникли конфликты в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии…

А почему не возник конфликт в Крыму? Да потому, что вследствие конкуренции между союзным и российским лидерами – Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным – Москва хотела ослабить РСФСР, а не Украинскую ССР. Наоборот, УССР в понимании Кремля казалась самой «лояльной» республикой, чуть ли не опорой для создания нового союзного государства.

Крымом «занялся» уже Ельцин, когда в 1994 году, с избранием президентом автономной республики откровенно пророссийского Юрия Мешкова, фактически началась спецоперация по сецессии Крыма. Ведь победа Мешкова на выборах означала не только его личный триумф, но и успех всех пророссийских сил полуострова. Да что там пророссийских – российских! Глава администрации президента Крыма, глава правительства, министры – все они приехали из Москвы. И время в Крыму тогда тоже стало московским – по указу Мешкова.

Украине вновь «повезло» только потому, что Мешкова избрали президентом автономии 30 января 1994 года, а 10 июля 1994 года президентом Украины был избран Леонид Кучма, которого открыто поддерживали и Борис Ельцин, и тогдашний российский премьер Виктор Черномырдин. Дестабилизировать первые месяцы президентства Кучмы отделением Крыма – это было, конечно, неприемлемо для Кремля. И Украине не стали мешать с ликвидацией откровенно сепаратистского режима. Так Крым из «кремлевской» темы стал карьерным сюжетом для политиков «второго эшелона» – тех, кто еще не был у власти, но хотел бы ее получить.

Юрий Лужков был просто самым ярким из этих политиков, но были, конечно же, и другие. Спекуляция на крымской теме – и в особенности на теме Севастополя – всегда весьма благодушно воспринималась российским обществом, да и украинским не особенно порицалась. Лужков оказался нерукопожатным в Украине только во времена Виктора Ющенко, а вот в эпоху Леонида Кучмы его крымские проекты воспринимались как чудачества, которые все равно ничем не окончатся. Потому что «мы же братья», какой такой Крым!

В России же Лужкова считали милым чудаком по совершенно другой причине. Да, многие россияне были готовы в любой момент согласиться с его представлениями о «русском Севастополе» и «российском Крыме». Однако и Украину они считали чем-то временным, случайным. Никакое не государство, просто часть СНГ, как и Россия. И на понимание того, что Украина – это другая страна – ушли не годы, а десятилетия. Да и до сих пор большое количество россиян в это не верит.

Но когда в 2014 году Владимир Путин принимал решение об аннексии Крыма, он мог не сомневаться в поддержке российского общественного мнения. С точки зрения большинства своих соотечественников Путин действовал совершенно логично: Украина «захвачена американцами», нужно спасти хотя бы Крым ну и, конечно, Севастополь.

Конечно, семена российского шовинизма в Крыму посадили не Путин или Лужков. Но нужно признать, что такие российские политики, как умерший «хозяин» российской столицы, годами делали все возможное, чтобы эти семена проросли и на крымской, и на российской почве, чтобы ни у кого в России – и по возможности в самом Крыму – не оставалось и тени сомнения в том, что «Крым – наш».

В Украине просто предпочитали этой настойчивой и кропотливой работы не замечать.

https://ru.krymr.com/a/vitaly-portnikov-lujkov-i-krymskaya-tema/30320416.html