Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Krynica

Император Геленджика

Когда я знакомился с расследованием ФБК, посвященным путинскому дворцу под Геленджиком, меня все время преследовало чувство, что все это я уже видел. Примерно тот же стиль, примерно тот же язык обличения, примерно тот же интерес аудитории. Но вот только где?

Вспоминать долго не пришлось. Конечно же, Межигорье, Межигорье Януковича, по которому после Майдана 2013-2014 годов водят экскурсии. Да, конечно, теперь, когда я увидел дворец Путина, я понимаю, что тогда коррупционный Гулливер был в стране лилипутов, а сейчас он попал в страну великанов. Но суть-то от этого не меняется. Все те же амбиции случайных людей, которые научились разве что разворовывать государство. Все та же дорогостоящая безвкусица, которая просто зашкаливает в каждом кадре каждого жилого и нежилого помещения. Все то же искреннее непонимание, почему мне так нельзя, если я царь. Все то же стремление - при искреннем непонимании, почему так нельзя, - записать собственное имущество на подставных лиц. Все тот же интерес аудитории, которая только открывает рот от этого псевдокупеческого размаха, пытающегося выдать себя за псевдодворянский. В России, разумеется, больший метраж и больше охраны, чем в Украине. Так и Украина - не Россия.

Когда украинские активисты и журналисты проводили дни и ночи под Межигорьем, рассказывая о незаконной приватизации бывшей правительственной резиденции и ее показушной роскоши, я писал, что на самом деле Межигорье - не причина, а следствие наших бед, как, впрочем, и украинская коррупция.

Украинская коррупция, которая привела к Межигорью, а потом к восстанию 2013-2014 годов, а потом к торжеству популизма в 2019 году, - следствие абсолютного равнодушия большой части моих соотечественников к будущему Украинского государства и их нежелания это государство строить. А равнодушием и инфантильностью всегда пользуются воры и казнокрады.

Это то, о чем не говорит Алексей Навальный в своих расследованиях. Дворец в Геленджике - следствие российской коррупции. А российская коррупция - прямое следствие того, что большинство россиян воспринимает чудище, возникшее на развалинах Советского Союза, в качестве полноценного государства, которого все боятся, которое все должны уважать и которое опять наводит порядок там, где посчитает нужным. Ну и большинство россиян, как, впрочем, и большинство украинцев или белорусов, даже и не думает стать участниками перемен в этом государстве, превратить коррупционную империю в Родину.

Понимания первопричин коррупции нет ни у тех, кто этой коррупцией занимается, ни у тех, кто эту коррупцию расследует, ни у тех, кто возмущается коррупционными злоупотреблениями. И этим безразличием, этим инфантилизмом, как и в Украине, в России пользуются воры и казнокрады. И, разумеется, правителем такого государства всегда будет император Геленджика.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280851.html
Krynica

Больное место

История с объявлением Алексея Навального в федеральный розыск - это, пожалуй, один из самых фантасмагоричных эпизодов в истории российской бюрократии, великой, ужасной и тупой. Отравить фигуранта, разрешить ему выезд на лечение высочайшим повелением, а потом объявить в розыск за то, что фигурант "уклоняется от контроля", так как давно выздоровел и не приезжает. При этом слить эту безумную информацию ровно тогда, когда фигурант федерального розыска собрался сделать то, что от него требуется, - прибыть в родные пенаты для соответствующего контроля. И, может, даже со справкой, что "все признаки болезни" не прошли к моменту необходимой явки к товарищам из ФСИН.

Понятно, что такая информация появляется только для того, чтобы товарищ, имя которого нельзя называть, крепко задумался, стоит ли менять немецкий комфорт на российскую тюремную камеру - а если уж в Кремле решат, то упрячут, и никаких массовых протестов не будет, и никакая Ангела Меркель не поможет. Вор, как известно, должен сидеть в тюрьме.

Вот с этой самой фразы и продолжим анализ того, почему Навальный вызывает такое раздражение кремлевской общественности и лично того, кто не произносит его имени. Ведь если присмотреться к политическим взглядам "берлинского пациента", то в Кремле вряд ли должны считать, что он стремится разрушить сверкающую Россию, неутомимо выстраиваемую Путиным, - вспомним хотя бы "Русские марши" и "Крым - не бутерброд".

Но вот это вот "вор должен сидеть в тюрьме". Навальный тем и опасен, что не покушается на политическую сущность режима, как Немцов, но зато постоянно доказывает, что созидатели скреп - не созидатели никакие, а самые обыкновенные растратчики, наперсточники, жулики. Что никаких "скреп" нет, а есть гаражные кооперативы, превратившиеся в дворцы и яхты.

И скреподержателям это сильно обидно, прямо до "Новичка". Потому что им на самом деле совершенно все равно, в какой России воровать - с традиционными браками и с Крымом или с нетрадиционными партнерствами и без Крыма. Просто в стране с традиционными браками, как известно, воровать сподручнее - вот они и воруют, а с любовником можно и в Куршевель смотаться, делов-то. И Крым лучше забрать и разворовать, чем не забрать и не разворовывать, это и школьник понимает. Точно так же и с остальным украденным и разворованным. Отсюда же - жгучее желание забрать Украину с Беларусью: почему их должны разворовывать какие-то Коломойский с Лукашенко, а не мы сами? Это Навальный думает, что Крым не бутерброд. Как раз бутерброд, потому что его можно сожрать и не поперхнуться.

Но никто не должен думать о них так. И любой, кто будет рассказывать о них как о банальных жуликах, обречен на классовую ненависть скреподержателей - вне зависимости от политических взглядов обличителя. Потому что они, похоже, и сами поверили, что совершают все свои преступления ради России, а не ради бабла. И хотят, чтобы все остальные думали так же.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280767.html
Krynica

Санду, Додон и статус Крыма

Во время своего визита в украинскую столицу новый президент Республики Молдова Майя Санду определила Украину в качестве стратегического партнера своей страны. Именно это видение и предопределило атмосферу визита, и договоренности об экономическом сотрудничестве, и согласие глав обеих стран о создании совета при президентах, призванного обсуждать вопросы дальнейшего развития отношений Украины и Молдовы. И это выглядит логичным: соседние страны с протяженной границей, со стремлением к европейской интеграции, с нерешенными проблемами восстановления территориальной целостности. Как же президентам Украины и Молдовы не находить общий язык?

Но давайте вспомним о том, что предшественник Майи Санду Игорь Додон, до сих пор остающийся влиятельной политической фигурой в стране и возглавляющий пророссийскую партию социалистов, вообще ни разу за все время своего пребывания на посту президента Республики Молдова не был в Киеве и не встречался ни с одним из украинских президентов, работавших во время его каденции – ни с Петром Порошенко, ни с Владимиром Зеленским. И если бы Додон оставался бы молдавским президентом, если бы он, а не Санду, победил бы на недавних выборах главы государства, то, думаю, не было бы ни этого визита, ни столь важных для обеих стран договоренностей.

А в чем же дело? А дело, уверен, – в Крыме. Вернее, в нежелании бывшего президента Молдовы признать территориальную целостность соседней страны. Впервые заявление о российском Крыме Додон сделал еще во время предыдущей предвыборной кампании, в полемике с одним из конкурентов, настаивавшем на украинском статусе аннексированного полуострова. Но и став президентом Молдовы, Додон своего мнения не изменил, хотя в Киеве ему дали ясно понять: вначале Крым, а уже затем визиты и договоренности.

Так Игорь Додон на несколько лет заморозил украинско-молдавские взаимоотношения. Конечно, определенное развитие было, просто собеседниками украинского руководства были главы правительств, та же Майя Санду впервые посещала Киев именно в этой должности. И все же ясно, что само отсутствие диалога на уровне президентов – это сознательная заморозка целого ряда принципиальных договоренностей.

Но Игорь Додон, похоже, сознательно шел на эту заморозку. Шел, потому что руководствовался, вероятно, не государственными интересами страны, президентом которой был, а интересами Владимира Путина, с которым связывал свое политическое будущее. Потому что, думаю, хотел ездить с визитами не в Киев, не в Брюссель, не в Бухарест – а в Москву. И почаще. И, кстати, после отставки тоже в Москву и отправился – в сопровождении «своего» спикера парламента. Потому что в Москве оценили эту преданность бывшего молдавского президента российским, а не молдавским интересам. Преданность, удивляюсь, просто алогичную: ну как президент страны, часть территории которой – так называемая Приднестровская Молдавская Республика – является фактическим российским протекторатом и регулярно проводит «референдумы» о присоединении к России, может говорить о «российском» Крыме? Ну как?

И именно поэтому возвращение отношений Украины и Республики Молдова в пространство национальных интересов и логики – это, уверен, уже успех.

https://ru.krymr.com/a/sandu-moldova-anneksiya-ktyma/31044692.html
Krynica

Еще один крымский год

Можно ли сказать, что 2020 год приблизил возвращение Крыма в Украину и восстановление территориальной целостности страны? Конечно, часть читателей ответит на этот вопрос утвердительно –​ имея в виду прежде всего то обстоятельство, что после любой оккупации начинается отсчет «обратного времени». При этом Украина старается с точки зрения дипломатических усилий делать все возможное, чтобы мир не забыл об оккупированном и потом аннексированном Россией полуострове.

Но в самом Крыму – как и следовало ожидать после оккупации – все более заметны ее последствия. Или, если проще сказать, последствия того простого факта, что полуостров – это не остров, что он связан с материком. И не мостом, уж извините, а естественным перешейком. В 2014 году впервые за всю историю Крыма эта связь была искусственно разорвана российскими войсками, на Перекопе появились пограничники, а Крым стал приближаться к экологической катастрофе. Но считать, что эта катастрофа приблизит возвращение Крыма, было бы наивным. Кремль, думаю, заинтересован в территории, а не в жителях, и мало кого в российском руководстве действительно беспокоит ситуация с крымской водой.

От чего действительно зависит будущее Крыма – ​так это, уверен, от будущего самой России. Опять-таки мы можем говорить об обратном отсчете. Зенит авторитаризма означает, что время единовластного правления клонится к закату. И уже сегодня следовало бы обсуждать, какой будет Россия без Путина и согласится ли эта новая Россия с отказом от «присоединенных» территорий. А если и согласится – то каков будет правовой механизм такого отказа, если учесть, что Крым вошел в состав России и упомянут в Конституции этой страны? Не сложно представить себе отказ руководства новой демократической России от поддержки самопровозглашенных республик. Можно даже представить, как Москва отказывается от признания независимости Абхазии и Южной Осетии – такие прецеденты в мировой дипломатической практике бывали, и не раз. Но изменения в собственной Конституции, отказ от территории, которую и после Путина будут считать своей большинство россиян? А если представить себе, что возвращения Крыма не произойдет – как будут складываться отношения Украины с новой Россией? И понимают ли в Москве и в Киеве, что полуостров разделил две соседние страны надолго, если не навсегда, и теперь, похоже, им предстоит оставаться в конфликте десятилетиями?

Ну и наконец – представим себе, что спустя десятилетия конфликт завершился и территория возвращена. Как Украине удастся интегрировать население, большая часть которого и до оккупации побывала в российском информационном и цивилизационном поле, а после аннексии переместилось в него окончательно? Как поступать с новыми поколениями крымчан, которые и представить себе не смогут, что когда-то полуостров был частью Украины? Как совместить интересы коренного народа и большинства населения полуострова – при том, что сегодня крымские татары последовательно оттесняются оккупантом на обочину политической, общественной и культурной жизни Крыма и для большинства его жителей политика фактической сегрегации, похоже, становится нормой?

Пытаться найти ответы на все эти крымские вопросы рано или поздно придется – пусть даже и не в следующем году.

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-krymskiy-god/31026247.html
Krynica

«Нас там нет» – вечная тактика Кремля

Пресс-служба ФСБ незамедлительно отреагировала на разоблачения оппозиционного активиста Алексея Навального, опубликовавшего запись телефонной беседы с одним из своих отравителей. Разумеется, сам разговор был назван обычной фальшивкой – как раз в духе недавних объяснений президента России Владимира Путина, доказывавшего на своей пресс-конференции, что «берлинский пациент» всего лишь «легализировал» материалы иностранных специальных служб. Казалось бы, самая настоящая сенсация – когда еще российские чекисты вот так саморазоблачались на глазах всего мира?

И ответ на этот вопрос прост. Саморазоблачались – всегда! Разве после убийства Степана Бандеры агент КГБ Богдан Сташинский не рассказал миру правды об этой спецоперации, как и о том, что «сердечный приступ» одного из лидеров украинских националистов Льва Ребета тоже, на самом деле, был убийством?! Разве не удалось выяснить правды об отравлении Александра Литвиненко – отравитель стал депутатом Государственной Думы Российской Федерации?! А разве российское руководство на протяжении нескольких недель не отрицало участия своих войск в оккупации украинского Крыма, рассказывало побасенки о «вежливых зеленых человечках» – чтобы уже потом, в телевизионном фильме об аннексии, Владимир Путин получил возможность гордо признать присутствие своей армии?! Разве отравители Скрипалей не появились в телевизионном эфире известной пропагандистки?! Тоже ведь было смешно. Тоже – сенсация.

Агенты российских спецслужб не боятся проваленных операций и разоблачений по одной простой причине – им ничего не грозит. Разве что повышения по службе не будет и отправят на отдых в «не тот» санаторий – в Крым, а не в Сочи. Но никакого судебного процесса над убийцами, никакого приговора, никакого возмездия, никакого даже общественного порицания. Возмездие, скорее всего, настигнет тех, кто осмелится сомневаться в правильности их действий.

А почему? А потому, что, уверен, нынешняя Россия остается государством, где первую скрипку играют силовики, олигархи и бандиты...

При этом в таком государстве хорошим тоном считается отрицать свою причастность – «нас там нет». Нет нигде – ни в Крыму, ни в Солсбери, ни в Сибири. А если с документами и фактами в руках доказывают – нет уж, вы там есть – просто смеются в лицо и обвиняют тебя во лжи.

Лжец бестрепетно обвиняет во лжи каждого, кто говорит правду.

Это и есть тотальная безнаказанность. То, ради чего они цепляются за власть. То, ради чего они все это творят.

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-navalniy-otravleniye-kreml-putin-nas-tam-net/31015220.html
Krynica

Крым для «Озера»

Через несколько месяцев после оккупации и аннексии Россией Крыма я оказался в одном эфире с одним известным российским бизнесменом, сохраняющим, разумеется, подчеркнутую лояльность Кремлю. Впрочем, в его случае эта подчеркнутая лояльность никогда не мешала вежливости по отношению к собеседнику – но только не в этот раз!

В этот раз я столкнулся с каскадом грубых нападок, как только упомянул об аннексии. И когда я поинтересовался у коллеги, который вел эфир, чем вызвана такая повышенная и обостренная реакция московского гостя, он даже удивился моей недогадливости. Оказалось, что у бизнесмена особые виды на крымскую собственность и, вместе с тем, желание сохранить репутацию и не выглядеть разбойником с большой дороги. Поэтому да – «скрепы», «Крым наш» и агрессивная реакция на любое замечание, которое может поставить под сомнение «сакральность» оккупации Крыма и охарактеризовать его как обыкновенный разбой.

А, между тем, по моему мнению, это был обыкновенный разбой. Мы можем сколь угодно долго уверять себя, что главным мотивом российского руководства было стремление повысить рейтинг Владимира Путина (хотя на самом деле не рейтинг помогает авторитарным лидерам удержаться у власти, а грубая сила, посмотрите на Лукашенко). Мы можем считать, что Путин и вправду верит в «сакральность» полуострова и «несправедливость подарка Хрущева». Или в то, что таким образом Кремль «наказывал» украинцев за Майдан.

Но все это не отменяет самого главного. Крым – это деньги. Очень большие деньги.

Основная часть России приватизирована, если быть точным в дефинициях – разграблена, еще до прихода Путина к власти. Основное имущество досталось представителям кланов, с которыми российский президент продолжает сотрудничать по сей день. Абрамович, Фридман, Авен, родственники Ельцина, Потанин – можно продолжать этот список, но в нем будут присутствовать люди, которые получили свои миллиарды еще тогда, когда Путин был мелким чиновником, не мечтавшим о президентской должности.

И что же было делать друзьям президента, когда Путин пришел к власти, на что зариться? Они, по сути, оказались «падальщиками». Уничтожение ЮКОСа помогло превращению Игоря Сечина, одного из ближайших соратников Путина, в нефтяного короля. Эмиграция Гусинского сделала «Газпром» важной частью российской пропагандистской машины с помощью контролируемых газовым монополистом телеканалов. И так далее, и тому подобное. Дачный кооператив «Озеро» – самые близкие друзья молодости российского президента – просто вынуждены были приобретать то, что еще не было приобретено в ельцинские времена.

И вот буквально к ним в руки упал регион, в котором у предшественников просто не было возможности разгуляться. Теперь понятно, зачем им так был нужен Крым? То, что собственником знаменитой «Массандры» стал выходец из дачного кооператива «Озеро» – это, похоже, просто символ, свидетельствующий о сути намерений.

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-krym-putin-kooperativ-ozero/31005291.html
Krynica

Союзники Кремля - ​​экстремисты и террористы

Российское посольство в Израиле обвиняет журналистов авторитетной газеты Jerusalem Post в искажении высказываний главы дипломатического представительства. Самого посла Анатолия Викторова вызывают в МИД Израиля с требованиями дать объяснения по поводу скандального интервью. Что же произошло?
А ничего особенного. Просто посол рассказал правду о том, что думают об Израиле в Кремле. Он подчеркнул, что это вовсе не Иран, лидеры которого выступают за уничтожение еврейского государства и делают все для получения атомной бомбы, дестабилизирует обстановку в регионе, а Израиль. «Проблема региона не в активности Ирана, а в отсутствии взаимопонимания между странами и в несоблюдении резолюций ООН в арабо-израильском и палестино-израильском конфликтах», - отметил Викторов. И это не экстремистская группировка «Хезболла», финансируемого Ираном и, возможно, к которой подведен российским оружием, угрожает Израилю, а «Израиль атакует"Хизбаллу ", а не"Хизбалла "атакует Израиль». А тоннели, построенные для атак на Израиль и тянутся с территории соседнего Ливана? У посла нет никаких доказательств, что эти тоннели построены «Хизбаллой» для атак на Израиль. «Нас там нет».

Удивительно? Ничуть. Путинская Россия - враг демократии и союзник экстремистов и террористов во всем мире. Именно поэтому Россия Путина остается таким же врагом еврейского государства, которым в ХХ веке был Советский Союз. Интервью российского посла об этом просто напомнило.

А как же теплые личные отношения израильского премьера Беньямина Нетаньяху с российским президентом Владимиром Путиным? А никак. Это могут быть либо иллюзии, или политика сдерживания. Ведь никто не может помешать Владимиру Зеленскому видеть стремление к миру в глазах Путина - если украинский президент хочет обманывать себя и всех нас.

А как же евреи - и отнюдь не только из России, но и из Израиля - работающих в интересах Кремля? А как же украинцы - и отнюдь не только из России, но и из Украины - работающих в интересах Кремля? Есть даже украинские евреи, работающие в интересах Кремля, против Украины и Израиля одновременно. И достигают успеха.

А никак. Ни один народ не может избежать наличия в своей среде предателей и «полезных идиотов» врага. Еврейский и украинский народы исключения не составляют.

https://ru.espreso.tv/article/2020/12/10/vytalyy_portnykov_soyuznyky_kremlya_ekstremysty_y_terrorysty
Krynica

Донбасс: между Приднестровьем и Гагаузией

Комментаторы итогов президентских выборов в Молдове, на которых проевропейский кандидат Майя Санду одержала победу над пророссийским главой государства Игорем Додоном, как правило, рассуждают о вызовах, которые стоят перед новым руководителем страны. Об экономических проблемах, ситуации с Приднестровьем, взаимоотношениях с Россией, Украиной и Румынией. Итоги выборов по регионам Молдовы интересуют разве что местных наблюдателей. И это закономерно. Молдова – маленькая страна и то, что в Бельцах победил Игорь Додон, а в Орхее – Майя Санду, вряд ли кого-то может всерьез заинтересовать за ее пределами.

Тем не менее, в Молдове есть регион, итоги голосования в котором должны были бы со всем вниманием восприняты в Украине. Этот регион – автономное территориальное образование (АТО) Гагаузия. Единственная на данный момент территория на всем постсоветском пространстве, которую удалось «возвратить» в состав государства, о выходе из которого она успела заявить. Единственный пример мирного решения территориального и этнического конфликта. И каков же результат?

Сейчас уже мало кто помнит, что в начале 90-х годов на территории Молдовы было сразу два самопровозглашенных образования – существующая до сих пор Приднестровская Молдавская Республика и преобразованная затем в автономию Республика Гагаузия. Причем у Гагаузии, на первый взгляд, было куда больше оснований для обособления, чем у Приднестровья. На левом берегу Днестра жили люди разных национальностей и противостояние с Кишиневом объяснялось прежде всего идеологическими мотивами: не случайно руководство ПМР с энтузиазмом поддержало ГКЧП и в случае победы путчистов, вне всякого сомнения, было бы готово к исчезновению своей дутой «республики». А вот руководители местных органов власти, провозгласивших Гагаузию, говорили об ущемленных правах гагаузского этноса, об угрозах, которые возникли для маленького народа.

При этом нужно понимать, что оба образования были конструктами Кремля, а их «крестным отцом» – председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов. Этот зловещий человек, подлинная дестабилизирующая роль которого в истории новых независимых государств так и не получила должной оценки, был автором концепции давления на республики, которые начали заявлять о своем суверенитете.

К Молдове был особый счет. И вот почему. Если сторонники независимости Грузии вынуждены были апеллировать к далеким 20-м годам, когда страна была оккупирована Красной Армией, то в Кишиневе, как и в столицах стран Балтии, заявили о непризнании пакта Молотова-Риббентропа, в свою очередь, осужденного съездом народных депутатов СССР. То есть получалось, что в полемике с Молдовой о ее выходе из СССР (и даже, как тогда многие думали, о присоединении к Румынии) у Кремля не было никаких правовых оснований. Оставалось только напоминать, что не вся территория республики вошла в ее состав после раздела Европы между Гитлером и Сталиным. Ведь приднестровский регион был частью разделенной между Молдавской ССР и Украинской ССР Молдавской АССР, территория которой до появления МССР входила в состав УССР и была плацдармом для давления (или возможного наступления) на Румынию.

Ну и, конечно, в случае выхода из Советского Союза моментально обострялся национальный вопрос. Для Грузии это был вопрос Абхазии и Южной Осетии, для России – Татарстана, Башкирии и Чечено-Ингушетии, а для Молдовы – Гагаузии, скроенной из нескольких сельских районов с компактным проживанием гагаузского населения. К тому же появление Гагаузии было дополнительным доказательством того, что даже такое слабое и не способное к сопротивлению республиканским правоохранительным органам образование может существовать, если ему помогут. Когда в Кишиневе попытались ликвидировать провозглашенную автономию и привлечь к ответственности ее инициаторам, на помощь пришли внутренние войска МВД СССР, армия и…приднестровские добровольцы. И уже под их защитой была провозглашена независимая Гагаузская Республика.

Однако, когда Советский Союз рухнул, Гагаузия оказалась в более уязвимом положении, чем другие конструкты Кремля. Как и ПМР, она не имела границ с Россией, к тому же на ее территории, в отличие от Приднестровья, не находились значительные силы российской армии. Но самое главное – гагаузы не жили компактно, а население других национальностей было равнодушно к идее независимой Гагаузской Республики. Договоренности с Кишиневом позволяли создать не географически, но политически и этнически целостное «государство гагаузов», но на правах автономии – и действительно, сейчас в АТО Гагаузия проживает 86 процентов этнических гагаузов. Ну и в конфликте с Гагаузией – в отличие от спровоцированного уже новым, ельцинским Кремлем конфликта в Приднестровье – не пролилась кровь.

Так территория бывшей самопровозглашенной Гагаузской Республики стала автономией в составе Молдовы. Но насколько она интегрировалась в республику?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит посмотреть на результаты последних президентских выборов. 95 процентов избирателей АТО Гагаузия – это отдельный избирательный округ – проголосовали за Игоря Додона. Для сравнения замечу, что среди приднестровских избирателей, которых специально привозили на участки на свободной территории Молдовы с понятной целью, у Додона оказалось меньше сторонников – 85 процентов. И это далеко не вся правда об электоральных предпочтениях гагаузских избирателей. Когда в Молдове взяли курс на европейскую интеграцию, власти автономии провели референдум о вступлении Молдовы в Евразийский экономический союз – разумеется, проголосовало подавляющее большинство избирателей. Понятно, что при этом авторитетом в республике пользуются пророссийские политические силы: глава автономии Ирина Влах – бывшая коммунистка.

Но как может быть иначе, если гагаузы уверены, что именно дружба с Москвой гарантирует им сохранение идентичности. Можно объяснять, что это ложь, что именно в ЕС думают о поддержке национальных меньшинств, а в России нерусские народы русифицируют и лишают родного языка и культуры, но только как гагаузы об этом узнают? Родной язык большинства жителей автономии – русский, при этом русификация продолжается и все последние десятилетия. Румынский знают далеко не все, родной гагаузский язык, для возрождения которого, вроде бы, и создавалась республика и автономия, остается языком старшего поколения. Русский популярен еще и потому, что большая часть жителей автономии отправляется на заработки не в ЕС, как большинство молдаван, а в Россию.

И на этом фоне поддержка Турции (гагаузы – тюркский субэтнос православного вероисповедания) не может перевесить российского влияния потому что направлена именно на поддержку той самой гагаузской идентичности, которая остается чуждой большинству жителей автономии, как многим жителям востока и юга Украины – пусть даже этническим украинцам – остается чуждой украинская идентичность. Добавим к этому монопольное влияние Московского патриархата и практически полное отсутствие Румынской православной церкви – и картина готова: АТО Гагаузия остается частью кремлевского, а вовсе не гагаузского или тюркского мира на молдавской земле. А если учесть, что в глава Гагаузии по должности является членом правительства Молдовы, то это означает, что в кабинете министров всегда будет человек, способный поделиться с Москвой любыми намерениями Кишинева.

Можно ли экстраполировать гагаузскую историю на Донбасс? Очевидно. Сегодня конфликт на Донбассе превращается Кремлем из карабахского конфликта с вечными обстрелами и нестабильностью на линии соприкосновения в этакое Приднестровье – и я не удивлюсь, если мы доживем до дня, когда избирателей из региона будут массово свозить куда-нибудь в Краматорск, чтобы они проголосовали за одобренного Кремлем кандидата на пост президента Украины. Но при критическом ослаблении России Донбасс может превратиться в Гагаузию – благо, правовые основания для этого есть в Минских соглашениях и наши западные партнеры с радостью нам о них напомнят. А при совсем уж критическом ослаблении России в Гагаузию легко превратится Крым.

И вот что мы получим: территориальная целостность страны будет восстановлена, но мы будем иметь два фактически обособленных в политическом и культурном отношении региона, ориентированных на союз с Россией – какой бы эта Россия не была. Если настроения жителей украинского юго-востока к тому времени не изменятся, если не произойдет подлинной украинизации, темпы которой значительно замедлились после популистского триумфа в 2019 году, то мы получим если не стойкое большинство, то по крайней мере, половину страны и ее электората, настроенную в пользу Москвы и в этой ситуации нас сможет спасти только демократизация и вестернизация уже самой России.

При этом нужно понимать, что украинский восток все равно останется оплотом консерватизма и центр «русского мира» просто переместится в Донецк, который станет магнитом для разгромленных у себя на родине сталинистов и путинистов. И уже украинским государственникам понадобится помощь Кремля в противостоянии этому «автономному» злу. И до его преодоления Украина так и будет находиться в положении севшего на мель корабля.

Но этот исход, повторюсь, ожидает нас только в самом лучшем случае. Если Кремль сохранит силу, Донбасс и Крым он нам, разумеется, не отдаст – и будет стараться держать Украину на мели с помощью военных конфликтов, дестабилизации, договоренностей с олигархами и прочих классических инструментов. И тут уже от нас зависит, сможем ли мы сняться с якоря и уплыть подальше от Москвы. Как это ни парадоксально звучит, но до восстановления территориальной целостности у нас куда больше шансов, чем после этого восстановления. Гагаузия – хороший пример, но это очень небольшой регион с очень небольшим количеством населения даже для Молдовы. А вот если бы Кремль сейчас поступился Приднестровьем, никакая Майя Санду даже и мечтать не могла бы о победе на выборах президента страны, а проевропейские силы оказались бы в роли маргинальной оппозиции в парламенте страны и только следили бы за вечной борьбой разнообразных «пятых колонн» Москвы.

https://lb.ua/news/2020/12/04/472176_donbass_mezhdu_pridnestrovem.html
Krynica

44 – территория государственного террора

Представители общественной организации КрымSOS на презентации уже второго исследования, посвященного жертвам насильственных исчезновений в аннексированном Крыму, заявили о 44 жертвах таких исчезновений. При этом о судьбе 15 из них ничего не известно, а в 11 из 15 случаев есть доказательства причастности государственных органов России или связанных с нею группировок к преступлениям. И понятно, что всякий раз мы говорим вовсе не о случайных людях, которые взяли и исчезли средь бела дня, а об активистах с четко проявляемой гражданской позицией или членах их семей.

За этими сухими цифрами скрывается сущность современного Российского государства – асимметричной федерации репрессий. Причем ошибется тот, кто скажет, что такой вид государство Владимира Путина приобрело после аннексии Крыма. Нет, Крым – это, уверен, просто еще один гвоздь в гроб российского правосудия, это окончательный разрыв с нормами международного права, который теперь обозначен и в соответствующих статьях Конституции Российской Федерации. Когда было решено вписать в эту Конституцию часть территории другого государства под фальшивым предлогом о принятии в состав России «независимого государства», а затем когда Кремль отказался от примата международного правосудия в пользу решений своих, выполняющих любые «пожелания» властей, судей.

Но это превращение России в страну, власти которой закон не писан – но в зависимости от регионов, конечно – началось гораздо раньше и даже не при Владимире Путине, а еще при Борисе Ельцине, правление которого до сих пор выдается несведущими наблюдателями за образец российской демократии. Нет никаких сомнений, что в Москве или Петербурге при Ельцине демократии было гораздо больше, чем сейчас. Да и сегодня, уже при Путине: представляете ли вы похищение человека в Москве средь бела дня, да еще властью? Нет, конечно, скорее всего, власть воспользуется услугами полиции и суда, а убивать будут уже в тюремной камере или больнице, как юриста Сергея Магнитского.

А вот на Северном Кавказе исчезновения людей, торговля людьми в качестве заложников, убийства людей с «неправильной» политической позицией практикуются еще со времен первой чеченской войны. При этом правозащитники и журналисты неоднократно приводили доказательства причастности к этим действиям российских силовиков и представителей местных властей. При этом речь идет не просто об убийствах – политические убийства практикуются и в самой Москве или Петербурге, вспомним о Галине Старовойтовой, Сергее Юшенкове, Анне Политковской, Борисе Немцове – но именно об исчезновениях, нередко без всяких следов и надежд. И разве эта «кавказская практика» прекратилась сегодня?

Нет, она просто теперь распространена на Крым. Аннексированный Россией Крым, как видим, просто стал частью территории практически узаконенных государственных репрессий. Или настоящего государственного террора?

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-44-territoriya-gosudarstvennogo-terrora/30981630.html
Krynica

Союзники Путина. Виталий Портников - о конфликте и контроле

Не успела избранный президент Республики Молдова Майя Санду заявить о возможности вывода российских войск из Приднестровья, как высокопоставленные чиновники в Москве один за другим (вначале пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, а затем и министр иностранных дел Сергей Лавров) стали выступать с гневными отповедями, утверждая, что эти безответственные слова ни к чему, кроме дестабилизации ситуации в регионе, не приведут.

Но что же такого крамольного сказала Санду? Она лишь подтвердила классическую позицию молдавской дипломатии, которой Кишинёв придерживается на протяжении десятилетий, с "перерывом" разве что на президентство Игоря Додона. К тому же в Приднестровье сейчас находятся два контингента российских войск. Один охраняет старые советские боеприпасы, в утилизации которых заинтересована сама Россия. И если эти боеприпасы действительно будут вывезены и утилизированы, то что тогда делать в регионе российским солдатам?

Другой контингент – миротворческая миссия. Её Санду предлагает превратить из военной в гражданскую. И это логично. Между Приднестровьем и остальной частью Республики Молдова давно уже существует практически прозрачная граница. Многие люди живут в самопровозглашённой республике, а работают в Кишинёве, бывает и наоборот: живут в Кишинёве, работают в Тирасполе. Никакого реального идеологического противостояния (у жителей Республики Молдова, как мы могли видеть по результатам последних президентских выборов, очень разные, нередко полярные политические взгляды). Никакого подлинного этнического конфликта. Ничего этого на самом деле нет, да, по большому счету, никогда и не было – была лишь мастерская работа Кремля (еще того, горбачёвского) по созданию препятствий для отделения Молдавской ССР от СССР, со всеми последствиями, проявившимися уже в 1990-е годы.

Кого и от кого охраняют российские войска, которые в Приднестровье уже и не совсем российские: используют услуги местных жителей? И я скажу вам, кого они охраняют. Они охраняют Владимира Путина. Вернее, помогают Кремлю уверенно чувствовать себя на постсоветском пространстве. Как некогда у Российской империи, у Российской Федерации два союзника – армия и иногда флот, если только он Черноморский.

Приднестровская Молдавская Республика вовсе не союзник России, хоть и просится в ее состав. И "народные республики" Донбасса вовсе не союзники России, хоть и просятся в ее состав. Убери российский контингент из Приднестровья, и завтра никто не поймет, чем Тирасполь или Бендеры отличаются от Бельц или Комрата. Убери российских "кураторов" и их наемников из Донбасса, и завтра никто не поймет, чем Донецк и Луганск отличаются от Мариуполя или Кривого Рога. А есть войска – есть конфликт. И есть контроль.

Вот почему Российская Федерация стремится не к прекращению, а к продлению конфликтов на постсоветском пространстве. Вот почему Москва стремится не к восстановлению территориальной целостности соседних стран, а к сохранению присутствия в них российских контингентов. И если даже соглашается как будто на восстановление целостности, то сохранение войск – это обязательное условие, как это было некогда в той же Республике Молдова с пресловутым "планом Козака".

Потому что в Кремле прекрасно понимают, что без войск ничего не будет. В Кремле верят не в симпатии бывших соотечественников, не в "Россию – щедрую душу", не в русский язык и "Русский мир". В Кремле верят в солдатский сапог.

https://www.svoboda.org/a/30979582.html