Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Krynica

Не третий Рим

Всеправославное совещание, созванное иерусалимским патриархом Феофилом III после визита в Москву, завершилось фактическим провалом. На приглашение иерусалимского патриарха помимо патриарха московского, реального инициатора встречи в Аммане, откликнулись только предстоятели польской и чешских церквей, зависимых от РПЦ (а в годы советского владычества - и от КГБ) еще со времен установления "дружественных режимов" в социалистических странах, и сербский патриарх, воспользовавшийся встречей для поддержки имущественных прав своей церкви в соседней Черногории.

В коммюнике встречи, которая должна была быть посвящена проблемам украинского православия, говорится о том, что вопросы предоставления автокефалий должны приниматься "в духе общеправославного диалога, при всеобщем согласии". Этот же тезис в свое время патриарх Кирилл пытался навязать Всеправославному собору на Крите. Предложение не получило одобрения большинства православных церквей мира, сам Кирилл на собор не приехал, но при этом в РПЦ продолжали выдавать собственную идею "всеобщего согласия" при предоставлении автокефалии за согласованную и действующую норму. Продолжали выдавать с таким упорством, что сами в собственную ложь и поверили. Даже в Аммане митрополит Иларион рассказывал журналистам о принципиальной договоренности, которая "не была ратифицирована" на Крите. Почему патриарх Кирилл не выбрался на собор для ратификации собственного предложения, митрополит не обьяснил.

Хотя объяснение есть. Патриарх Кирилл поверил, что Москва - третий Рим. И продолжает верить, несмотря на поражение в Аммане.

Можно было убедиться, что это не так хотя бы потому, что Московская патриархия не осмеливается сама инициировать всеправославные совещания и потому вынуждена прибегать к услугам иерусалимского патриарха. Что на приглашение иерусалимского патриарха не откликнулся никто кроме тех, кто просто не может отказать Москве. Да и тут вышла заминка - антиохийского патриарха, находящегося в Сирии и зависящего от Москвы больше, чем польский и чешский митрополиты, не удалось сдвинуть с места. При этом даже на этом "совещании своих" бывшего киевского митрополита Онуфрия, возглавляющего УПЦ Московского патриархата, пришлось включать в состав делегации РПЦ в качестве обычного члена делегации, дезавуируя недавние объяснения Путина о "самостоятельности" украинской церкви. Потому что одно дело - рассказывать небылицы по телевизору, а другое - заставлять поверить в них православных иерархов.

Никакого третьего Рима нет и никогда не было - сколько ни трать нефтедолларов для подпитки этого мифа. А есть церковь, пытающаяся спровоцировать раскол в мировом православии и оказавшаяся в фактической изоляции в своей борьбе с Вселенским патриархом.

Потому что даже те клиенты этой церкви, которые не могут ей ни в чем отказать и имитируют Всеправославное совещание в Аммане, не рискуют пойти против Вселенского патриархата и даже устроить совместное служение в иорданской столице. Потому что христианская церковь древнее третьего Рима, старше Кирилла и Путина и переживает уже не первое и не двадцать первое поколение амбициозных политиков, уверовавших в свое картонное величие. Вселенский патриархат - напоминание об этой верности традиции. А Московский патриархат - напоминание о том, какая моральная катастрофа случается, когда церковь удовлетворяет пожелания власти.

Пожалуй, только в этом смысле Москва может напоминать третий Рим.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278370.html
Krynica

Когда Путин выше Бога. Раскол по-московски в годовщину создания Православной церкви Украины

Когда год назад в Киеве проходил объединительный собор, на котором было принято решение о создании Православной церкви Украины, в российской столице утверждали, что если Константинопольский патриарх Варфоломей I признает новую церковь и издаст томос о ее автокефалии, он окажется в изоляции в православном мире, а сам православный мир – в расколе. Потому что никто – кроме Константинопольского патриарха – этой новой церкви не признает.

Однако спустя год ясно, что прогнозы руководства Русской православной церкви не оправдались. Начался совершенно другой процесс, в котором раскольниками выглядят как раз иерархи РПЦ.

Православную церковь Украины признают – очень медленно, осторожно, но признают. Впрочем, в церковном мире вообще не бывает скорых решений.

При этом в Москве немедленно принимают решение о прекращении всякого общения с церквами, которые готовы к такому признанию, перестают признавать их предстоятелей на молитвах. В настоящее время таких церквей уже три, не считая саму Православную церковь Украины – Константинопольский и Александрийский патриархаты и Элладская церковь. А в следующем году к ним может прибавиться еще несколько.

При этом «раскол по-московски» выглядит несколько односторонне, это – не настоящий раскол. Потому что предстоятели всех церквей, которых не поминает в своих молитвах московский патриарх Кирилл, продолжают поминать его самого и его паству. И предстоятели тех церквей, которые еще не признали ПЦУ, сохраняют отношения с церквами, принявшими решение о признании.

Получается, что во всем православном мире раскола хочет только Московский патриархат.

Это тем более удивительно, что на протяжении многих десятилетий его представители постоянно сожалели, что «раскольники» в Киевском патриархате из-за своего руководства лишены возможности молиться вместе со всем остальным православным миром. И вот тогда, когда такая возможность наконец появилась, церковным резонам в РПЦ предпочли политические.

Что, собственно, не удивительно. Русская православная церковь всегда была мощным инструментом политического влияния Москвы еще тогда, когда никто ничего не слыхивал о нефти и газе. После Октября 1917 года в перечне инструментов влияния она была заменена коммунистической идеологией. Но, как и следовало ожидать, идеология проиграла религии, и РПЦ утвердилась на своем привычном месте.

Вопрос в том, какое все это имеет отношение к христианским ценностям, остается риторическим. Московский патриархат не впервые имитирует раскол в православном мире ради утверждения собственного влияния. И не впервые это влияние переоценивает – как, собственно, и само Российское государство, которое так и не дождалось международной поддержки своих решений о признании независимости Абхазии и Южной Осетии или о присоединении украинского Крыма.

Тем более, что в праве церковном – в отличие от права международного – уважение к ближнему считается одним из главных постулатов. Тот же Константинопольский патриарх – как и главы большинства других церквей мира – не признает автокефалии Православной церкви в Америке, предоставленной Московским патриархатом. И, тем не менее, встречается с предстоятелем этой церкви митрополитом Тихоном и даже служит вместе с ним – последняя такая совместная литургия прошла летом этого года в Каппадокии, уже после предоставления томоса ПЦУ.

И в этом есть простая логика, так как для Вселенского патриарха Бог выше политики. А для патриарха Московского – Путин выше Бога.

https://belsat.eu/ru/news/kogda-putin-vyshe-boga-raskol-po-moskovski-v-godovshhinu-sozdaniya-pravoslavnoj-tserkvi-ukrainy/
Krynica

Чашка, которая треснула

Элладская православная церковь стала первой после Константинопольского патриархата церковью, признавшей украинскую автокефалию. На первый взгляд, это не самое важное событие - в особенности на фоне того, что сегодня происходит в самой Украине, где о патриаршем томосе - даровании автокефалии Украинской церкви - сейчас вспоминают не так часто, как во времена Петра Порошенко. Но зато самое знаковое.

Потому что оно подтверждает тенденцию, которую не могут до конца осознать не только украинцы, воспринимающие свою независимость как нечто самодостаточное, но и россияне, жители метрополии, которые должны были бы почуять неизбежность происходящих исторических процессов. Неизбежность распада империи, которая, как старая чашка, разбилась в 1917 году, была склеена потоками крови и все-таки опять треснула. Никакой "русский мир", никакой русский язык, никакой русский газ эту чашку больше не склеят. И это касается не только государства. Церкви это тоже касается. Потому что Русская церковь прирастала территориями по мере имперской экспансии - и сейчас, когда бывшая империя сжимается, как шагреневая кожа, церковь естественным образом эти территории теряет. И это видят все, кроме иерархов и прихожан этой уменьшающейся церкви. Просто церковные процессы более медленные, более инерционные, чем процессы политические.

Из Москвы - да и из Киева, и из столиц других бывших советских республик - может показаться, что историю реально повернуть вспять. Избрать президентом какого-нибудь очередного российского доброжелателя. Договориться с церковными иерархами и замедлить процесс признания автокефалии Украинской церкви. Оккупировать Крым и Донбасс, как до этого Приднестровье или грузинские автономии. Да мало ли что можно придумать! Только все это мало что изменит.

Украина, как и большинство других бывших советских республик, потеряна Россией безвозвратно. Как страна, нация и цивилизация. Каждый новый день, месяц и год будут только усиливать этот раскол - потому что во взрослую жизнь будут приходить поколения людей, вообще не имеющие опыта советского прошлого, а Россия, не понимающая, почему потерянные территории не возвращаются назад, будет вести себя все агрессивнее и отталкивать даже тех, кто связан с ней общим культурным прошлым и языком. Так, как произошло это со многими русскоязычными украинцами и украинскими русскими после начала войны в Донбассе.

Если бы Россия могла согласиться с распадом империи, это усилило бы ее влияние на постсоветском пространстве, укрепило бы само российское государство, сохранило бы шансы для Русской церкви, которую не воспринимали бы как скрытое орудие агрессии. Вместо этого путинская Россия консервирует далекое прошлое на отхваченных у соседей кусках земли, шантажирует энергоресурсами, засылает диверсантов, "льет бензинчик", вводит войска - и тем самым лишает будущего не украинцев или грузин, а себя саму.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.277132.html
Krynica

Сколько дивизий у Папы? - “Сколько у Папы дивизий?” – эта насмешливая фраза Иосифа Сталина, которой

“Сколько у Папы дивизий?” – эта насмешливая фраза Иосифа Сталина, которой советский диктатор прокомментировал просьбу французского министра иностранных дел Пьера Лаваля о свободном исповедовании религии – в том числе и католической – в России вошла в историю в качестве примера пренебрежения духовностью и моралью как таковой. Кстати, Сталин хорохорился подобным образом в 1935 году – пройдет еще несколько лет и он вынужден будет разрешить свободную деятельность православной церкви и других религиозных общин, ободрявших паству в годы тяжких испытаний второй мировой – коммунистическая трескотня тут уже явно не работала. Но вряд ли Сталин и прочие диктаторы способны понять, как изменять жизнь без танковых дивизий.
Католический мир сейчас готовится к одному из самых важных для себя событий последних десятилетий – причислению к лику святых двух, пожалуй, наиболее выдающихся понтификов ХХ века, Иоанна XXIII и Иоанна Павла II. Наш читатель куда лучше знает “папу-поляка”, чем венецианского патриарха, возглавлявшего католическую церковь всего пять лет. Но такое сочетание кажется естественным: и Иоанн XXIII, и Иоанн Павел II изменили не только церковь, но и мир вокруг себя. Каждый из них был бы потрясен, если бы его назвали революционером, но как именно эти два понтифика были главными революционерами своего времени, доказавшими, что возможна не только кровавая революция какого-нибудь Ленина или Гитлера, но и революция добра.
Иоанн Павел II перенес останки Иоанна XXIII из папского захоронения в подземной крипте в собор св.Петра. Но я еще помню то, первое захоронение, которое нетрудно было найти – даже спустя десятилетия после смерти Иоанна XXIII оно было буквально усыпано цветами. Итальянцы – и не только они – хранили благодарную память о человеке, который, по сути, почти всю свою жизнь посвятил церковной дипломатической карьере и только на склоне лет стал вначале кардиналом, а потом главой католической церкви – и то только потому, что воспринимался как переходная компромиссная фигура. Тем не менее именно этот “переходный” Папа оказался главным – предшественник Пий XII и преемник Павел VI затерялись в его исторической тени. Но почему?
А потому, что это был первый Папа, который был по-настоящему близок к людям. Я даже не напишу, что почувствовал, что так нужно действовать, чтобы сохранить влияние церкви – нет, просто повинуясь собственному отношению к пастве, поразительно человечному и живому. Классик итальянской литературы Алессандро Мандзони когда-то дал точное описание самоощущения феодала, прислуживавшего за столом семье из народа, а затем удалившегося пообедать в отдельном помещении с равными себе: скромности “в нем было достаточно, чтобы поставить себя ниже этих добрых людей, но не для того, чтобы стать с ними на равную ногу”. Папа Иоанн XXIII был первым, кто стал с прихожанами на равную ногу – люди увидели, что этот старик не унижается и не лукавит, он просто такой же, как и они. И эта народная поддержка позволила Папе начать перемены в самой Церкви, по сути, приостановившиеся после его кончины и возобвновишиеся пять десятилетий спустя, с Папой Франциском. И она же открыла двери ожиданию Иоанна Павла II – человека, по сути своей, очень простого, несмотря на все попытки приписать ему лицедейство: потому что в его время уже никто не верил, что можно на самом деле так жить и так чувствовать. Папа-поляк был воспитан с обостренным чувством неприятия зла, только усилившимся за годы его жизни при гитлеровской и советской оккупации Родины. Иоанн Павел II стал настоящим политическим наследником Иоанна XXIII. Обоих понтификов совершенно не интересовало, сколько у них дивизий – они совершенно искренне верили, что слово и дух могут оказываться сильнее авторитаризма.
Иоанн XXIII вернул Церкви сострадание к бедным людям – став понтификом, он отметил первое Рождество с больными детьми, которые вообще решили, что этот дедушка – св.Николай, а в другое Рождество пришел к заключенным римской тюрьмы. Иоанн Павел II стал Папой-паломником, общающимся с людьми, уже теряющими надежду на перемены – поразительно, что именно он стал символом и мотором этих перемен, сокрушивших коммунистический морок. Иоанн XXIII впервые за 400 лет встретился с архиепископом Кентерберийским и убрал из молитвы Страстной пятницы антиеврейские мотивы, а Иоанн Павел II посетил в Лондоне королеву Елизавету II, главу англиканства и вошел в римскую синагогу. Каждый из этих шагов был взрывом – но одновременно он сближал людей, которые, казалось, уже не имели никакой духовной возможности сблизиться.
Самое главное, что сказал Иоанн XXIII в своей знаменитой “Беседе при Луне” – “давайте продолжать любить друг друга”. Самое главное, чо сказал Иоанн Павел II в своем первом папском обращении - “не бойтесь!”. Две эти максимы я всегда вспоминаю в самые тяжелые моменты жизни. Я уверен, что если им следовать – они сокрушат любые армии, любых агрессоров, любых мерзавцев, которые встречаются на нашем пути. Католики теперь могут молиться людям, которых Папа Франциск, удивительно похожий на двух своих канонизруемых предшественников, объявит святыми. А мы просто будем помнить, что нужно не бояться любить.



Сколько дивизий у Папы? - “Сколько у Папы дивизий?” – эта насмешливая фраза Иосифа Сталина, которой советский диктатор прокомментировал просьбу - LB.ua
Krynica

Янукович и свеча

В администрации президента Украины продолжают размышлять относительно посещения Виктором Януковичем Центральной синагоги в Киеве, где глава государства мог бы зажечь свечу во время иудейского религиозного праздника Хануки. Заместитель главы администрации Анна Герман отметила, что в планах Януковича нет такого намерения, а вот некий анонимный источник в администрации заметил, что президент может и соблаговалить посетить синагогу - если получит официальное приглашение.

Одновременно дискуссия относительно похода Януковича в синагогу приобрела и шутливый оттенок: главный раввин Украины Моше Аусман отметил, что если Янукович хотел бы переизбрания на второй срок, он должен был бы зажечь свечу в синагоге - а в администрации решили поинтересоваться, зажигал ли свечу предшественник действующего президента, неудачливый Виктор Ющенко.

Но дело не во втором сроке и свече. Дело в уважении. Украина - светская страна, в которой церковь отделена от государства и поэтому здесь никого не должно интересовать, в какой храм ходит президент и какому Богу молится. Это его личное дело, как и дело каждого гражданина. Зато избирают президента граждане различных вероисповеданий - и если он хочет быть президентом всех украинцев, он и должен с уважением к этим вероисповеданием относиться.

Президент же по совершенно необъяснимым причинам решил, что может находиться над гражданами - в прямом, если речь идет об обещанном вертолете - и в переносном - если речь идет о религии - смыслах. Приходилось уже писать о поведении Виктора Януковича во время христианских праздников. Глава государства может выстаивать службу в храме конфессии, к которой он принадлежит, но ему ничто не мешает проявить уважение к согражданам, относящимся к другим христианским юрисдикциям и заехать в их храмы хотя бы на следующий день. Ничего этого не происходит. И если греко-католичка Анна Герман согласна жить в стране, президент которой без уважения относится к религиозной традиции ее семьи, то могут быть и люди, которым это не импонирует.

Нежелание посетить синагогу на Хануку - это всего лишь продолжение традиции неуважения, которой придерживается нынешняя власть. Если посмотреть ханукальные репортажи из многих мировых столиц, мы увидим в синагогах многих политиков, являющихся ревностными христианами - с куда большим "стажем", чем бывший член КПСС атеист Янукович. Но они приходят зажечь свечу из уважения к согражданам. Без уважения не стать не только настоящим президентом, без уважения никогда не стать настоящим христианином.

Поэтому притча о свече имеет свою логическую подоплеку: президента, который не уважает сограждан, просто не переизбирают. Впрочем, для этого общество должно с уважением относится к себе.

www.newsru.ua
Krynica

Памятник Савонароле

Не стоит искать памятника Джироламо Савонароле во Флоренции, правителем которой он был в течение нескольких лет, навсегда вошедших в историю и этого знаменитого города, и всей Италии, и всей Европы. Тот, кто хочет увидеть неистового монаха, должен поспешить в Феррару – Савонарола родился в этом городе, и его соотечественники продолжают гордиться родством с человеком, покорившим Флоренцию. Да и как не гордиться: о фра Джироламо написаны сотни книг, его считают своим католики и протестанты. О Савонароле будут помнить всегда. Collapse )
Krynica

(no subject)

Война карикатур
Виталий Портников
Противостояние вокруг публикации сначала в датской газете, а затем уже и в прессе других европейских стран карикатур на пророка, грозит превратиться в глобальное цивилизационное противостояние. Пока европейские политики извиняются, а европейские газетчики перепечатывают карикатуры, исламские радикалы во всем мире протестуют, громят посольства, отказываются от датских и других европейских товаров, угрожают гражданам стран, чьи газеты перепечатали карикатуры…
На первый взгляд, мы столкнулись со вспышкой глупости, которая породила вспышку насилия, удачно используемую приверженцами радикального исламизма. Но на самом деле проблема отнюдь не только в этом. Проблема в различном понимании того, что можно и того, что нельзя в западном мире и мире ислама.Collapse )