Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Krynica

Ливия — новая игрушка Путина

То, что российский президент Владимир Путин оказался одним из участников международной конференции по Ливии, которая созвана в Берлине, не вызывает никакого удивления. Как впрочем и то, что накануне саммита в немецкой столице представители враждующих сторон встречались в Москве. Пытались договориться о перемирии, но так ничего и не достигли.

Хотя первый вопрос, который должен бы задать любой здравомыслящий человек и в России, и за ее пределами: при чем тут вообще Путин? Какое отношение он имеет к Ливии? Какие интересы Россия преследует в этой стране, разоренной гражданской войной?

Почему бойцы ее частных военных компаний – которые на поверку нередко оказываются лишь маскировкой для российских спецслужб – сражаются в Ливии на стороне формирований генерала Халифы Хафтара? Почему этот генерал – между прочим, выпускник академии им. Фрунзе – называет Владимира Путина своим другом? Понятно, что Хафтару нужно от Путина, как и от любого другого руководителя государства, поддерживающего его армию. Но что Путину нужно от Хафтара? На что рассчитывает российский президент в случае, если те, кого он поддерживает, победят в гражданской войне в Ливии или станут частью ее власти?

Интерес каждой из ближневосточных стран, участвующих в ливийском конфликте, сможет объяснить любой студент-политолог. Каждая из этих стран – часть региона; каждая заинтересована в той или иной конфигурации ливийской власти; каждой нужен союзник и не нужен противник. Вот почему так резко разошлись интересы Саудовской Аравии и Турции – впрочем, не в первый и не в последний раз. Но Россия? При чем тут она?

Это - если говорить о реальных интересах, а не о фантазиях.

Военная база? Мы знаем, какой ценой далось Путину сохранение военной базы в Сирии – и что от нее толку? Действительно ли Россия может конкурировать с США в мировом океане?

Демонстрация своей геополитической роли? Но эта демонстрация завершается, как только наступает мир. Влияние Кремля имеет значение исключительно в период самого конфликта, он – поджигатель, а не миротворец.

Участие российских компаний в разработке ливийских нефтяных месторождений? Опять-таки, едва наступает стабильность, как эти компании неизменно проигрывают конкуренцию западным гигантам.

И все потому, что Россия – не Советский Союз. Одно дело – подбрасывать дрова в костер, и совсем другое – участвовать в восстановлении потенциала той или иной страны. У России нет ни реальных инвестиционных возможностей, ни привлекательных моделей развития. Россия ведь и сама - страна Третьего мира, Ливия в снегах, только в период, когда Муамар Каддафи еще жив, хорошо себя чувствует и играет в мирового лидера.

Для кремлевского Каддафи все это – тоже игра. Игра в Советский Союз. Разумеется, на извечно противоречивом Ближнем Востоке в эту игру так же несложно играть, как и на постсоветском пространстве с его родовыми травмами. Однако Россия – как бы она не поддерживала Асада или Хафтара, как бы не пыталась продемонстрировать свою роль в регионе, как бы не приумножала свою роль с помощью военных «советников» или Путина на конференции - все равно никогда не станет настоящим ближневосточным игроком. Потому что настоящим игроком тут считается лишь тот, кто находит свое место не только в военное время, но и в мирное.

https://detaly.co.il/liviya-novaya-igrushka-putina/
Krynica

Крымский ценз

Рабочая группа, рассматривающая сейчас поправки в российскую Конституцию, внесенные президентом Владимиром Путиным, предложила не распространять необходимый для баллотирования на пост главы государства «ценз оседлости» на россиян, которые ранее являлись гражданами государства, «которое было принято или часть которого была принята в РФ».

Проще говоря – на жителей Крыма. Никаких других частей других государств, которые аннексированы Россией, в ее Конституции пока что не наблюдается.

Это предложение, думаю, еще раз демонстрирует, как крымский хвост виляет кремлевской собакой. За что ни возьмутся после оккупации полуострова российские законодатели – все время необходимо учитывать, как была осуществлена аннексия. Если следовать букве закона, то предложенный Владимиром Путиным 25-летний ценз оседлости исключал возможность участия в выборах кандидатов с «крымской пропиской». Но тогда пришлось бы каждый раз вспоминать, что еще недавно Крым был – а с точки зрения международного права и здравого смысла и остается – частью Украины. Похоже, тогда пришлось бы мириться с тем, что на каждых российских президентских выборах «патриотические силы» выдвигали бы в президенты очередного «ветерана крымской весны» – не для того, чтобы он победил или хотя бы участвовал, а для того, чтобы продемонстрировать, что они – большие патриоты, чем кремлевские небожители. А в кризисных условиях, в случае экономического кризиса или не очень гладкого транзита, такая «демонстрация патриотизма» в дезориентированном обществе может быть опасна для российской власти. И вот для того, чтобы перестраховаться, уверен: жителей похищенного полуострова «уравнивают» в правах со всеми прочими избирателями преемника Путина – но ценой специальной поправки в Конституцию страны! Каково!

Но, с другой стороны, это и «поправка на вырост». Кремль теперь может аннексировать новые страны и регионы, а все их жители, возможно, получат право баллотироваться на пост президента России без всякого «ценза оседлости».

Все. Даже Лукашенко.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskij-cenz/30388770.html
Krynica

Повод для конфликта в Яд Вашем – Путин говорит, Зеленский молчит, Дуда отсутствует

Церемония, посвященная 75-летию освобождения нацистского концентрационного лагеря Аушвиц, стала – как это ни печально осознавать – поводом для еще одного центральноевропейского политического конфликта. Среди государственных лидеров, которым предложили выступить на церемонии в Израиле, будет президент России Владимир Путин. Но организаторы не согласились с выступлениями других руководителей, которые претендовали на эту возможность – президента Украины Владимира Зеленского и президента Польши Анджея Дуды.

Из-за этого Анджей Дуда отказался от визита в Израиль. Владимир Зеленский приехал, но в интервью израильской прессе не стал скрывать желания выступить.

Формально израильским организаторам церемонии трудно предъявить какие-либо претензии. Выступают только руководители ведущих стран-союзниц в антигитлеровской коалиции и Германии.

Однако не стоит забывать, что Россия, которую представляет Путин, – не Советский Союз.

Поэтому логика Зеленского и Дуды вполне понятна. Польша – эта страна, на территории которой, собственно, и началась Вторая мировая война. И лагеря уничтожения – в том числе Аушвиц – гитлеровцы разместили именно на территории Польши. И большинство евреев, погибших во время Холокоста, были польскими гражданами и жителями трех советских республик – Украины, Беларуси и Литвы.

Причем украинские евреи составляли здесь печальное большинство, а киевский Бабий яр стал таким же символом «Холокоста от пуль», как Аушвиц – символом лагерей смерти.

Именно это обстоятельство, как и участие выходцев из Украины в освобождении концентрационного лагеря, и побуждало президента Зеленского настаивать на своем выступлении.

Кроме того, я не стал бы сбрасывать со счетов и личные мотивы. Жертвами Холокоста стали и родственники Владимира Зеленского, и родственники супруги Анджея Дуды. И родственники автора этого текста, что позволяет мне совершенно иначе посмотреть на непротокольную мотивацию обоих президентов. И вспомнить о том, что выжившие на территории Польши и Украины евреи обязаны своим спасением не только воинам, которые освобождали лагеря уничтожения, но и обычным полякам и украинцам, которые рисковали своими жизнями и жизнями своих родных.

Достаточно просто прогуляться по территории Яд Вашем, чтобы увидеть, сколько здесь «польских» и «украинских» деревьев, посвященных праведникам.

Не знаю, можно ли измерять память протоколом. Можно долго дискутировать о том, должен ли вообще выступать на церемонии в Израиле Путин – лидер страны, которая спустя десятилетия после краха Рейха вновь вернула войну в Европу. Но в чем я точно уверен – выступления президентов Польши и Украины, если бы мы их услышали, придали бы этой трагической церемонии куда больше человечности.

А разве не ради этого мы вспоминаем о наших близких, обо всех жертвах истребления эпохи Второй Мировой войны?

https://belsat.eu/ru/news/povod-dlya-konflikta-v-yad-vashem-putin-govorit-zelenskij-molchit-duda-otsutstvuet/
Krynica

Неподсудны

На фоне кадровых перестановок в российской власти и предложений Владимира Путина о перераспределении функций государственных институций главное, что было сказано в Кремле, - об отказе от примата международного права - осталось почти незамеченным.

А ведь это и есть самое настоящее превращение России в Советский Союз - в гораздо большей степени, чем появление Госсовета по образу и подобию президиума Верховного Совета СССР или разрешение безгласной Госдуме утверждать правительство. Это означает, что Россия раз и навсегда - по крайней мере, до следующих изменений Конституции - отказывается от своих международных обязательств. Что над Путиным и компанией больше никого нет. Что не стоит рассчитывать на уважение к международным договорам и исполнение решений международных судов.

Особый привет тут, кстати, хочется передать тем западным политикам, кто настаивал на возвращении России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, мотивируя это свое решение прежде всего необходимостью сохранить за гражданами этой страны возможность обращаться в Европейский суд по правам человека. Результат, конечно, замечательный. С одной стороны, российская делегация вернулась в ПАСЕ без выполнения условий, с которыми было связано приостановление части ее полномочий, а с другой - Путин хладнокровно растоптал возможности своих соотечественников искать справедливости в международных институциях, сделал их заложниками "басманного правосудия".

И это при том, что юрисдикция ЕСПЧ не сильно мешала российскому руководству, процессы длились годами, никакого серьезного влияния на махину российского правосудия они оказать не могли. Но само осознание того факта, что есть еще кто-то, кто может за тебя решить судьбу твоих крепостных, не могло не доводить этих новоявленных бар до бешенства. Они давно хотели от всего этого избавиться - от международных судов, которые заставляли их, пусть и эпизодически, уважать права человека, от международных соглашений, которые заставляли их признавать территориальную целостность стран, территории которых они оккупировали. От самого понятия закона, которое больше не имеет особого значения в Российской Федерации и не должно больше никому из них мозолить глаза. И вот наконец-то у них получилось. Это и есть их настоящий транзит - от ошметков права к торжеству бесправия.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278184.html
Krynica

Транзит по-путински

«Забетонированность» российской политической жизни в последние десятилетия не раз приводила к тому, что любое кадровое перемещение воспринимается чуть ли не как самая настоящая революция – тем более, когда речь идет об отставке премьер-министра, занимавшего этот пост последние восемь лет, а до этого работавшего президентом страны.

Между тем, пока что приходится говорить не столько о кадровой революции, сколько о смещении центра власти от правительства страны в сторону Совета безопасности России, а в будущем, возможно – и Госсовета с измененными и усиленными функциями.

Для того, чтобы понять это, достаточно сравнить обстоятельства отставки Дмитрия Медведева с обстоятельствами отставки другого сильного премьера – Михаила Касьянова, случившейся на излете первого срока полномочий Владимира Путина и связанной с глобальным расколом в российской политической элите на фоне дела «ЮКОСа».

На пост премьера тогда был назначен невзрачный Михаил Фрадков – кстати, это назначение уже сравнивают с назначением Михаила Мишустина, тем более что оба были налоговиками. Однако сам Касьянов ушел в буквальном смысле слова в никуда и больше уже никогда не появлялся в высшей лиге российской номенклатуры.

С Медведевым все произошло совершенно иначе. Его отставка выглядит давно согласованной с президентом – ну хотя бы уже потому, что фамилия бывшего премьера не значится в списке участников Гайдаровского форума, проходившего одновременно с выступлением Путина перед Федеральным собранием. Медведев традиционно выступал последние годы на этом форуме с докладом о своей экономической политике и было бы логичным, если бы он собирался выступить на форуме на следующий день после президентской речи. Но Медведев не собирался приезжать уже тогда, когда не было даже слухов о его отставке.

Для Медведева вводится совершенно новая должность – заместителя председателя Совета безопасности России. И вот тут уже важно будет понять, что последует за этим назначением, исчезновение или усиление, превращение в «вице-президента» в новой путинской вертикали.

Пока что приблизительно ясно, чего от транзита хочет сам Путин. Он собирается действовать по-назарбаевски. Бывший президент Казахстана после своей отставки с должности остался во главе Совета безопасности страны, но функции этого органа значительно усилились, причем конституционно. И сегодня единственное препятствие для Назарбаева осуществлять практическую верховную власть в стране – это его возраст и состояние здоровья, а вовсе не отказ от президентства.

А Путин после ухода с поста президента России будет еще не так стар. И вполне возможно, что на посту председателя какого-нибудь Госсовета он будет иметь куда больше возможностей, чем Назарбаев на посту главы казахстанского совбеза. Ну хотя бы возможность быть арбитром между ослабевшим президентом и усилившимся премьером, так как предложенная Путиным конституционная реформа предусматривает значительное перераспределение функций между этими институциями.

Вопрос о том, возьмет ли Путин с собой в это путешествие в будущее Медведева – или, скажем так, может ли он его не взять – остается открытым, но особого значения не имеющим. Медведев, как и сам Путин – всего лишь один из гарантов соблюдения определенных клановых интересов в системе «сдержек и противовесов», выстроенной в России даже не в путинские, а в ельцинские времена. И главная задача любого российского президента – или, если уже говорить языком транзита – любого российского лидера – эти интересы соблюдать, расставляя на нужные позиции правильных людей.

Долговечность Путина как раз и объясняется тем, что у него это всегда получалось. А его политическое выживание после ухода с поста президента России будет связано с тем, получится ли соблюсти клановый баланс в новой архитектуре российской власти или же окажется, как это не раз бывало в Кремле, что сила должности все равно важнее личного авторитета. Именно поэтому предсказать последствия транзита российской власти сегодня не сможет никто.

Но факт остается фактом: сам процесс транзита начался и может завершиться даже раньше, чем к 2024 году, когда истекает срок президентских полномочий Владимира Путина.

https://lb.ua/world/2020/01/16/447279_tranzit_poputinski.html
Krynica

Конец «абхазского Януковича»

Российские эксперты утверждают, что Кремлю совершенно все равно, кто будет новым президентом самопровозглашенной Абхазии, – просто потому, что любой политик в этой признанной только Россией и еще несколькими ее союзниками республике будет придерживаться курса на союз с Москвой. Другой тезис – Владислав Сурков и Рашид Нургалиев прибыли в Сухуми и содействовали переговорам теперь уже бывшего абхазского президента с оппозицией просто для нормализации ситуации, а вовсе не для поддержки Рауля Хаджимбы.

Это отнюдь не вся правда. Москве пришлось пожертвовать – и не впервые – Раулем Хаджимбой ради стабилизации ситуации в республике. Но утверждать, что Кремль безразличен к его политической судьбе – означает забыть, что Москва навязывает абхазам Хаджимбу последние 16 лет, подумать только!

Впервые о Хаджимбе – тогда премьер-министре самопровозглашенной республики – заговорили как о преемнике первого президента Владислава Ардзинбы еще в 2004 году. Примерно тогда же, когда в качестве преемника украинского президента Леонида Кучмы был «избран» Виктор Янукович. И в Сухуми, и в Киеве Кремль вел себя совершенно одинаково, как под копирку.

Несмотря на то, что большинство избирателей в Абхазии хотело видеть новым главой республики Сергея Багапша, а большинство избирателей в Украине высказались в пользу Виктора Ющенко, Кремль упорно продолжал настаивать, что именно его ставленники являются настоящими президентами.

Абхазия, разумеется, в этой ситуации была куда более уязвимой. В конце концов, само существование этой грузинской автономии в качестве «государства» зависит от поддержки Москвы.

И Кремль не стеснялся эту зависимость демонстрировать, организовав, в частности, «мандариновую блокаду» Абхазии и лишив тысячи людей средств к существованию.

Тем не менее, Багапш стал президентом Абхазии, как и Ющенко – президентом Украины. Вот только Хаджимбу ему навязали в качестве вице-президента. Впрочем, и Янукович вскоре уже вновь оказался в кресле премьер-министра при президенте Ющенко.

Но Кремлю, разумеется, этого оказалось мало. В Москве делали все возможное для того, чтобы ослабить позиции Багапша, а после кончины второго президента Абхазии – его преемника, Александра Анкваба. И, в конце концов, добились избрания Хаджимбы президентом Абхазии, как добились избрания Януковича президентом Украины. Ради вот такого бесславного конца карьеры обоих.

А все потому, что Москва не понимает, что такое сотрудничество. Москва понимает, что такое подчинение и исполнение указаний. Вот почему всюду, где это только возможно, она старается содействовать успеху тех, кто заведомо не будет вести себя как самостоятельный игрок.

Бывший чекист Хаджимба, с которым Путин демонстративно сфотографировался накануне его первых президентских выборов, проигранных Багапшу, был для Кремля понятнее, чем его конкурент. Точно также как казался более понятным и управляемым бывший зек Янукович – хотя его конкурент Ющенко был не каким-то там случайным человеком в системе постсоветской власти, а таким же бывшим премьер-министром в системе Леонида Кучмы.

Именно поэтому во всех самопровозглашенных республиках Кремль последовательно содействует приходу к власти силовиков. Так было и в Абхазии, и в Южной Осетии, и в Приднестровье. Всюду у власти там – до отставки Хаджимбы – ставились люди, которые просто умеют выполнять приказы и набивать карманы.

И в Москве не понимают, почему в конце концов это вызывает протест даже там, где пророссийской ориентации придерживается большинство населения. Не понимают, что даже в этих лимитрофах, этих осколках Советского Союза, живут пусть постсовесткие, но современные люди, которые просто не хотят быть крепостными. Ни крепостными Хаджимбы, ни крепостными Путина.

https://belsat.eu/ru/news/konets-abhazskogo-yanukovicha/
Krynica

Хутор в центре мира

Если бы умел рисовать политические карикатуры, я бы обязательно изобразил Украину в виде хутора, удивительным образом сохранившегося среди небоскребов. Хутора, который оказался прямо в центре нового современного квартала, в самой гуще событий, рядом с современными коммуникациями, между модными кварталами и финансовыми центрами. Жителям хутора кажется, что они уже часть этого нового мира, но они все равно остаются на хуторе.

Остаются потому, что в центре современного мира, мира нужно не просто быть, а принимать смелые нестандартные решения, не бояться сильных мира сего, настаивать на своём. Просто нужно уметь не бояться.

Именно поэтому после президентских и парламентских выборов прошлого года в Украине произошло возвращение на хутор, возвращение к страху. Можно сказать, что итоги этих выборов – это не только коллективный протест против самой возможности существования Украины как самостоятельной страны, которая способна принимать решения без оглядки на Москву, не просто триумф коллективного “совка”, стыдливо прикрывшего срам советскости мифом о “народном президенте” и прочей телесериальной галиматьей. Это еще и протест прошлого против будущего, хутора против небоскреба. Ирония судьбы в том, что этот восторжествовавший хуторянин выучил модные слова “диджитализация” и “государство в смартфоне” и думает, что это и есть самая настоящая современность.

Но современность – это вовсе не умение с помощью планшета управлять сливом воды во всех туалетных комнатах своего хутора, хотя и это тоже не так плохо. В конце концов, мобильные телефоны сегодня есть у жителей даже самых маргинальных религиозных кварталов, мракобесы могут читать проповеди прямо в смартфоне, а гадалки оказывать услуги прямо с помощью умных часов. Это никакая не современность. Современным государством делают отнюдь не только технологии. И то, что эти технологии начали развиваться в Украине, отнюдь еще не перевело наше государство из “третьего мира” в первый.

Современность – это как раз то, чего не достаёт нынешней украинской власти и обществу – ответственность, мужество, реализм. Вот почему Украина все еще выглядит как скансен, а не как страна, просто после появления на Банковой Зеленского она стала советским скансеном из “Рождественских встреч” Аллы Пугачевой, о которых молодые украинцы ничего уже и не знают, что не мешает им оставаться персонажами этой старой телевизионной передачи.

Удивительным образом именно после избрания Зеленского президентом – то есть после окончательной победы хутора над страной – Украина оказалась в центре двух самых серьезных международных кризисов последних лет. Кризисов, не менее серьезных, чем наша война с Россией. Потому что для цивилизованного мира – чтобы мы об этом не думали – наша война с Россией остается сражением варваров на территории варварской империи и нам придётся приложить грандиозные усилия, которые мы не хотим прилагать, чтобы доказать, что мы – не придаток этого страшного дикого мира.

А вот импичмент президента Соединенных Штатов – это история про настоящий цивилизованный мир, к которому мы до разговора Зеленского и Трампа не имели очевидного отношения и который только после этого скандала нами заинтересовался по-настоящему. И что мы смогли сделать с этим интересом? Стали мы игроками в этой большой игре? Нет, мы, как маленькие дети, просто пытались найти возможность попасть в Белый дом и сфотографироваться, в решающий момент обезглавили посольство в США, а когда попали в Америку, то оказались между молотом и наковальней – да там и лежим. Можно сказать, что это не мы, а Зеленский. Но так мы будем говорить, когда Зеленский опять начнёт исполнять свои комические куплеты на корпоративах. А пока он наш президент, все мы выглядим художественной самодеятельностью.

И вот – новое испытание. Гибель украинского самолёта в Иране в самый разгар конфликта между США и Исламской Республикой. И вместо того, чтобы стать рядом с цивилизованным миром, когда этот цивилизованный мир указывает пальцем на Тегеран – и говорит правду! – мы юлим, мямлим, отрицаем очевидное, становимся смелыми только после того, как сам аятолла Хаменеи все сказал. Почему? Потому что мы так запутались в наших контактах с Москвой и нашем страхе перед Путиным, что не знаем, что делать, или потому, что просто не знаем, что делать? И вновь все мы выглядим художественной самодеятельностью. И когда скандал, и когда трагедия – только так и выглядим. Беспомощно и непонятно.

Нужно увидеть, что мы уже оказались в центре мировых проблем и никуда из этого центра не денемся. То, что с нами сейчас происходит – не просто стечение обстоятельств, а прямое следствие этого перемещения в центр. И при этом, переместившись, мы остаёмся хутором, власти которого – и жители которого – просто не знают, что им делать в центре.

И это ужасно. Каждый из нас не раз наблюдал, что происходит с беспомощными жителями старых районов, оказавшихся в центре большого строительства и пытающимися пасти своих коз посреди чужих строек.

Их хутор обустраивают другие. И еще хорошо, если они выстраивают на его месте новые дома. Намного хуже, когда они обносят его забором, ремонтируют домишки, превращают в музей – сокровище ЮНЕСКО и берут билеты за вход.

На экскурсию в такой заповедник, разумеется, приятно приходить. Вот только жить не очень.

https://bykvu.com/ru/mysli/khutor-v-tsentre-myra/
Krynica

Кремлевская бутылка

Эстонские медиа утверждают, что канцелярия президента страны Керсти Кальюлайд отправила назад в посольство России в Таллине бутылку крымского шампанского, подаренную к юбилею главы государства.

Разумеется, можно было бы посчитать, что в дипломатическом ведомстве особо не затруднялись себя выяснением происхождения подарков для руководителя соседнего государства. Но только не в случае с Крымом. Понятно, что и сам подарок – никакая не случайность, и утечка информации об отказе от этого подарка не могла появиться просто так.

Москва предпринимает все возможные и невозможные меры, чтобы заставить мир признать законность оккупации Крыма. ​Включает представителей оккупационных властей полуострова в российские официальные делегации. Устраивает различные мероприятия общественного и культурного характера. И вот, как видим, «невзначай» подкладывает бутылки с крымским вином в подарки государственным деятелям стран Евросоюза. Авось не заметят и выпьют. И хотя бы таким образом признают, что «Крым наш». И если все получится, можно будет потом рассказать, что тот или иной политик не побрезговал вином из Крыма, а однако же никак не признает того неоспоримого факта, что полуостров – часть Российской Федерации.

Но ничего не будет получаться по одной простой причине. В мире никто не готов согласиться с вопиющим нарушением международного права, на которое в 2014 году пошли российские власти. Если принять за данность, что одна страна может присоединить к себе территорию другой без ее согласия, это вновь отбросит человечество на столетие назад, к временам Первой и Второй мировых войн, когда господствовало право силы, а не сила права. Жертвами такого отношения к международному праву стали десятки миллионов человек, многие европейские города превратились в руины, миллионы их жителей стали беженцами или перемещенными лицами. И да, аннексия Крыма - это прямое продолжение этих трагических событий, это возвращение к кошмару, от которого мы все, казалось бы, смогли отойти на относительно безопасное расстояние в 1945 году. И то, что начала это возвращение в ад страна, жители которой десятилетиями оправдывают любые преступления собственной власти сакраментальным «лишь бы не было войны» – горькая насмешка истории.

Поэтому дело вовсе не в самой бутылке и ее содержимом – вне всякого сомнения, крымские игристые вина отличаются отменным вкусом. Дело в том, что эта бутылка символизирует.

https://ru.krymr.com/a/kremlevskaya-butylka-estonia-pornikov/30367685.html
Krynica

Облом трубы

Появление Владимира Путина на церемонии введения в эксплуатацию газопровода "Турецкий поток" по замыслу организаторов должно было в очередной раз продемонстрировать эффективность российских усилий по созданию новых транзитных газопроводов, которые позволят странам Европы получать газ без традиционных посредников - в первую очередь, разумеется, без Украины.

Однако этот газопровод - никакой не успех, а скорее поражение Путина. Первая ветка "Турецкого потока", по которой российский газ будет поступать в Турцию, да еще и со значительной скидкой, - все, что осталось от идеи "Южного потока" с его четырьмя экспортными ветками. Да, "Турецкий поток" будет развиваться, но достроят только одну ветку для экспорта газа в южную Европу. Еще одну, а не еще три. И при этом на новый газопровод будут распространяться новые правила Евросоюза - и Россия с этим согласилась, хотя в своё время именно из-за намерения Болгарии придерживаться этих правил свернула строительство "Южного потока".

Но главное, разумеется, не в этом. А в том, что по путинскому замыслу строительство двух газопроводов - "Северного потока - 2" и "Турецкого потока" - должно было завершиться до конца прошлого года, когда истекал срок российско-украинского соглашения по транзиту газа. В этом случае Москва вообще могла бы отказаться от использования украинской трубы, шантажировать Киев исчезновением доходов от транзита и куда более свободно себя чувствовать, если бы понадобилось начинать интенсивные военные действия на территории Украины.

Ничего из задуманного осуществить не удалось. "Северный поток - 2" пока что не достроен, окончание его строительства заблокировано американскими санкциями. В проекте "Турецкий поток" построена только ветка для доставки газа в Турцию. И что важно - все новые газопроводы не могут быть заполнены на 100 процентов согласно европейской энергетической директиве.

В этих условиях "Газпрому" все равно пришлось заключать новое долгосрочное соглашение с "Нафтогазом Украины" о продолжении транзита российского газа.

Единственное, что сегодня может Путин, так это использовать слабость и неопытность нового украинского президента Владимира Зеленского, для того чтобы отвести от "Газпрома" угрозу новых украинских исков, которые - если бы Киев не променял их на три миллиарда долларов, необходимых Зеленскому "еще вчера", - могли бы просто разорить "кремлевский кошелек".

Договоренности с Зеленским по газу - это, конечно, и достижение, и везение Путина, блестяще использовавшего деградацию украинского общества и его зависимость от пророссийской олигархической пропаганды. Но это совсем не то, чего Путин хотел. Украина не лишена транзита, и она у него не в кармане. И все, что ему остается в этой ситуации, - так это лишь вид, что добился реального успеха, и обниматься с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, использовавшим путинские просчеты для того, чтобы получить персональный газопровод и дешевый российский газ.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278134.html
Krynica

Минск и Киев в обмен на Тегеран. Возможна ли «сделка» Трампа и Путина?

Недавно появившийся интерес Вашингтона к Восточной Европе может так же быстро сойти на нет, если очередной кризис на Ближнем Востоке в скором времени не разрешится. Значение этого региона для США сегодня куда выше, чем проблемы всех постсоветских республик вместе взятых.

После окончательного отказа Ирана от заключенной в 2015 году ядерной сделки, у Исламской Республики осталось не так много потенциальных союзников. Европейские страны, даже если их лидеры и без особого восторга относятся к решению Дональда Трампа о ликвидации генерала Сулеймани, в любом случае не будут поддерживать саму возможность распространения ядерного оружия.

В Пекине могут сделать ряд громких заявлений, которые останутся без очевидных последствий. Китай и так с трудом регулирует свои экономические отношения с США, поэтому вступать в открытый конфликт с Трампом его лидерам явно не с руки.

Остается Владимир Путин. Многие в мире считают, что российский президент тоже не будет вступать в откровенную конфронтацию с Соединенными Штатами, что он заинтересован в договоренностях с Дональдом Трампом, что ему не нужно противостояние. Хотя стоит отметить, что в эпоху Барака Обамы Путин был готов рискнуть пресловутой «перезагрузкой» российско-американских отношений.

Именно Россия своим участием в строительстве АЭС в Бушере и нежеланием отказываться от этого проекта во многом создала возможности, которыми сейчас пользуются иранские аятоллы. Поэтому в самом Иране сейчас будут смотреть в сторону Кремля куда с большим вниманием, чем еще несколько дней назад.

Но дело не только в настроениях аятолл. Главный вопрос, конечно, же в том, какую тактику выберет президент Соединенных Штатов. Если для Трампа ликвидация Сулеймани действительно виделась акцией устрашения и умиротворения иранцев, а в результате он получит открытый конфликт – то захочет ли президент Соединенных Штатов, чтобы этот конфликт продолжался весь предвыборный год и поставил под сомнение перспективы его переизбрания?

А если же Трамп захочет выйти из этого конфликта, то не обратится ли он за помощью к Путину, как к «последнему другу» Ирана?

Ничего нового в такой позиции тоже не будет. Разве Москва не была активным участником «ядерной сделки», разве не уговаривала иранцев тогда, когда американцы и европейцы ничего не могли от них добиться? Разве Обама не пошёл на договоренности с Путиным по Сирии – что, собственно, и привело к значительному усилению российских позиций на Ближнем Востоке и, соответственно, к ослаблению американских?

Новостью может быть только то, что Вашингтон, пытаясь сосредоточиться на Ближнем Востоке, может потерять из виду постсоветское пространство и страны Центральной Европы. В последнее время интерес к региону у американцев вырос. И с этим была связана целая совокупность причин.

Украина из-за скандала с импичментом неожиданно оказалась в центре американской внутренней политики – и уже поэтому к ситуации в этой стране было привлечено внимание конгрессменов и ведущих СМИ. Возникло понимание, что в случае американского бездействия может быть поставлен под сомнение суверенитет Беларуси, что Россия вот-вот проглотит эту страну – с соответствующими последствиями для обороны стран Центральной Европы. А сами эти страны – такие, как Польша или Венгрия – в эпоху Трампа оказались важными союзниками Вашингтона.

Теперь все эти соображения могут показаться незначительными. Скандал с Украиной на фоне эскалации на Ближнем Востоке может вообще отойти на третий план. Беларусь перестанет кого-либо интересовать в ситуации, когда нужно найти взаимопонимание с Путиным.

Да и потом – если не мешать русским в их традиционной «зоне влияния», то, возможно они не только не станут мешать США разобраться с иранской проблемой, а даже и посодействуют?

Разве это не описывает содержание «сделки», о которой может уже завтра размышлять Дональд Трамп? И если такие размышления действительно станут мейнстримом американской политики, то кого в Вашингтоне в ближайшем будущем будут волновать интересы Украины или Беларуси?

В этом смысле отмененный из-за событий в Ираке визит госсекретаря Майка Помпео в Киев и Минске выглядит печальным и показательным символом возможных перемен.

https://belsat.eu/ru/news/minsk-i-kiev-v-obmen-na-tegeran-vozmozhna-li-sdelka-trampa-i-putina/