Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Krynica

Крымская рана

Российские политики и пропагандисты как по команде стали возмущаться решением президента Украины Владимира Зеленского учредить День сопротивления оккупации Крыма и Севастополя. На заявление Зеленского немедленно откликнулся пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков, заявивший, что решение Зеленского «никоим образом не соответствует действительному положению дел вокруг Крыма». Разумеется, высказались руководители структур власти оккупированного полуострова, журналисты, представители режима Януковича. Но это – предсказуемая реакция.

Предсказуемая потому, что в Москве убедили себя, что со временем о Крыме в Украине забудут, с оккупацией смирятся. И то, что спустя шесть лет после оккупации полуострова принято решение ежегодно вспоминать об этом преступлении на государственном уровне, не может не вызывать бешенства в Кремле.

Но чего возмущаться-то? Россия пытается добиться от Украины признания того, что имела право на аннексию части ее территории без учета мнения украинского государства и граждан Украины. Признания того, что международное право и договора, подписанные президентами Украины и России, не имеют ровно никакого значения. Какое государство может пойти на такой позор?

Поэтому мнение о том, что со временем крымская рана зарубцуется и о полуострове забудут, ошибочно. Крым не похож на другие конфликты на постсоветском пространстве именно потому, что ни до, ни после аннексии Крыма Россия открыто не претендовала на чужие территории. Да, и Приднестровье, и Абхазия с Южной Осетией, и Донбасс – это открытые раны. Но это раны, от которых можно найти лекарство – или, по крайней мере, есть иллюзия, что можно найти.

А лекарство от незаживающей раны Крыма на теле Украины, как кащеева смерть, похоже, спрятано в Кремле, в самом главном кабинете. Именно поэтому есть четкое понимание того, что эта рана на теле Украины зажить не может, что она болит и кровоточит.

Владимир Зеленский своим указом просто еще раз подчеркнул эту реальность. Реальность, которую видят в Крыму. Реальность, которую видят в Украине. Реальность, которую видят в мире. Реальность, которую рано или поздно заметят и в России.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskaya-rana-i-kremlevskoye-beshenstvo/30457454.html
Krynica

Почему Зеленский выбирает нового премьера из политиков времен Януковича?

Украинские СМИ утверждают, что вопрос о назначении новым украинским премьер-министром известного бизнесмена и политика времен Виктора Януковича – Сергея Тигипко – практически согласован и в скором времени глава правительства Алексей Гончарук уйдет в отставку, а парламент утвердит предложенную президентом кандидатуру.

Впрочем, вполне возможно, что это всего лишь информационный шум, который призван помешать Сергею Тигипко возглавить украинское правительство. В прессе называют и других претендентов. Среди них другой известный бизнесмен и политик эпохи Виктора Януковича Валерий Хорошковский, который может быть заинтересован в утечке информации.

Но, в любом случае, практически никто не отрицает того факта, что в офисе президента идет процесс поиска кандидата на премьерский пост. Пока во главе офиса находился Андрей Богдан, который, собственно, и предложил Владимиру Зеленскому сделать премьером своего заместителя Алексея Гончарука, этот процесс еще можно было как-то тормозить. Но новый руководитель офиса Андрей Ермак не заинтересован в сохранении правительства и может отдавать себе отчет в последствиях этого сохранения.

Собственно, то, что мы сейчас наблюдаем вокруг назначения нового украинского премьера, вполне предсказуемо. После избрания президентом бывший телевизионный комик Владимир Зеленский оказался в полном смысле слова без квалифицированных кадров, без понимания, что такое квалифицированные кадры и где эти кадры брать. Зато с обещанием «перезагрузить» власть – то есть фактически отказаться от людей, которые на протяжении пяти лет после Майдана 2013-2014 годов осуществляли (нередко даже и не по своей воле, а под давлением Запада) первые настоящие реформы в истории страны.

Популизм и отказ от реформаторов привел к тому, что правительство оказалось сформировано в буквальном смысле слова из случайных людей, которые не очень поняли, куда попали. Единственные сферы, в которых Зеленский побоялся рисковать – МВД и министерство финансов. И в результате именно эти ведомства оказались силовой и экономической опорой его власти в условиях неумолимого сползания страны к политическому и экономическому кризису. Однако этого сползания – как и постепенной утраты структурами власти и самим президентом доверия в обществе – в офисе президента не могут не замечать. И стремление сформировать правительство, которое исправит ошибки и спасет президента – вполне естественная реакция на предчувствие краха.

В этой ситуации Зеленский обращается к услугам тех, кто ему понятен и кому он может хотя бы относительно доверять. Зеленский воспринимается как человек из будущего именно потому, что он – из домайданного прошлого, которое уже успело позабыться. С Валерием Хорошковским, главой Службы безопасности Украины при Януковиче и владельцем телеканала «Интер», он активно сотрудничал, был даже генеральным продюсером этого телеканала.

Политическая активность Тигипко, который был главой штаба Януковича еще на выборах 2004 года, а после участия в президентских выборах 2010 года стал вице-премьером при Януковиче-победителе, тоже из той эпохи. И при этом и Тигипко, и в меньшей степени Хорошковский отвечают важным требованиям: они из прошлого, но не выглядят одиозно ни для большинства украинцев, ни для западных кредиторов. Их назначение не приведет ни к революции, ни к срыву переговоров с кредиторами.

Зато такая смена премьера ознаменует начало добровольного отказа президента от реальной власти – что, собственно тоже можно было предсказать и что планировали олигархи, которые помогли Зеленскому стать президентом. О том, что бывший артист «поиграется» во власть, испугается ее и будет искать защиты у «взрослых» примерно через год, говорили буквально на следующий день после победы Зеленского на выборах. Президент продержался девять месяцев.

Другое дело, что и «взрослый» глава правительства не сможет решить проблем страны. Более того, он будет еще более тесно сотрудничать с олигархами, которые сами по себе и есть проблема. А Зеленскому останется искать взаимопонимания с Владимиром Путиным, при том что Путин сам по себе – и есть проблема.

И мы еще не знаем, кого украинское общество сочтет ответственным за то, что проблемы все равно не решаются и кризис продолжается – президента, который от реальной власти откажется, или нового премьера, который реальную власть приобретет.

https://belsat.eu/ru/news/pochemu-zelenskij-vybiraet-novogo-premera-iz-politikov-vremen-yanukovicha/
Krynica

Танец над пропастью. Хосни Мубарак и Украина

Смерть бывшего президента Египта Хосни Мубарака – лучший повод написать о конце эпохи и удивительной судьбе военного и политика, который стал национальным героем собственной страны и ее правителем на долгие три десятилетия, а конец жизни провел под судом по самым разнообразным обвинениям, от насилия над участниками «арабской весны» до коррупции.

Но эта оценка была бы справедливой, если бы эпоха действительно завершилась. Между тем, Мубарак умер в стране, где продолжается военное правление и ни о какой реальной демократии говорить не приходится. И поскольку режим фельдмаршала Абдул-Фаттаха Ас-Сиси выглядит достаточно стабильным и не опасается народных волнений, это позволяет сделать совсем другие выводы о событиях, приведших Хосни Мубарака на скамью подсудимых.

Хосни Мубарак был четвертым военным президентом Египта – собственно, сама Арабская Республика Египет была провозглашена после военного переворота, уничтожившего монархию. Уже первый президент этой республики, генерал Мухаммед Нагиб, пытался предпринять шаги по переходу к гражданскому правлению. Однако эти его попытки были остановлены молодыми офицерами во главе с будущим диктатором Египта Гамаль Абдель Насером. При этом Насер, который установил в Египте настоящий режим жестокой и малокомпетентной военной диктатуры, ориентирующийся на Москву, обвинял Нагиба как раз в том, в чем спустя пять с половиной десятилетий будут обвинять Мубарака – в диктаторских замашках. К тому же военные опасались, что египетское общество просто не выдержит испытания демократией и приведет к власти исламистских радикалов из организации «Братья-мусульмане».

В результате о демократии в Египте пришлось забыть на несколько десятилетий, если не навсегда. И когда преемник Насера Анвар Садат сделал первые несмелые шаги по демократическому транзиту, он моментально был убит все теми же исламскими фундаменталистами, которые якобы не могли простить президенту заключение мира с Израилем. Мубарак, тогда вице-президент Египта, был рядом с главой государства и предпринял шаги по возвращению к жесткому военному режиму.

Но и этот режим через несколько десятилетий после начала его правления стал превращаться в семейную клепоткратию. Можно, конечно, сказать – вырождаться. Но, вполне возможно, что отказ от военного правления рано или поздно привел бы к построению пусть хрупкого, но демократического общества, в котором право голоса имел бы гражданин, а не человек с ружьем. Вернее, фельдмаршал с ружьем.

«Арабская весна» в Египте, как и в других странах региона, была направлена против клептократического управления. Но результаты повсюду различны. В Тунисе удалось создать демократические институции и проводить свободные выборы. В Ливии государство развалилось на части. А в Египте военные «пропустили вперед» все тех же «Братьев-мусульман», которые успели окрепнуть в последние десятилетия правления Мубарака, дождались народного восстания против своих вечных конкурентов и победоносно вернулись к власти. По сути, египетская армия повторила ту же спецоперацию, что и при Насере, когда поверившие в демократические перспективы и свой приход к власти исламские радикалы позволили себе покинуть подполье.

Избранный после «арабской весны» президентом Египта ставленник «Братьев-мусульман» Мухаммед Мурси умер прошлым летом во время очередного судебного процесса. Но к тому времени он уже отбывал пожизненное заключение и его смерть мало кого заинтересовала и в самом Египте, и в соседних странах. Эпоха Мурси – хотя он был свергнут всего шесть лет назад – уже сейчас кажется далеким прошлым. А эпоха Мубарака продолжается, потому что режим Ас-Сиси является прямым продолжением начавшегося еще в 1954 году правления египетских военных.

И это – неплохой урок для всех стран, где народные восстания не приводят ни к появлению эффективных демократических институций и ответственных избирателей. Если вписать Украину, как типичную страну «третьего мира», в парадигму «арабской весны», то мы увидим, что наша страна не похожа – к счастью – на развалившуюся Ливию, но и не очень похожа на демократизировавшийся Тунис. Но зато она очень напоминает Египет, только без армии. И если египетские восстания, протесты, покушения и перевороты всегда приводят к возобновлению военной диктатуры, то украинские восстания и «электоральные революции» всегда приводят к возобновлению олигархического правления. При этом ни египетские военные, ни украинские олигархи не способны решить накапливающихся проблем стран, в которых они доминируют. И поэтому и Египет, и Украина постоянно балансируют на краю пропасти.

https://lb.ua/world/2020/02/25/450925_tanets_nad_propastyu_hosni_mubarak.html
Krynica

Кремлевский жилец — учитель жизни

В последнем выпуске многосерийного интервью, подготовленного российским информационным агентством ТАСС, очевидно, к 20-летию прихода Владимира Путина к власти, кремлевский обитатель выступает в роли не просто умудренного опытом государственного деятеля, а настоящего специалиста по отечественной истории.

Он объясняет собеседнику, где правильно ставить ударение в слове «украинец» (Путин ставит неверно, но ради него можно и пересмотреть языковые нормы). Объясняет, как должны вести себя «нормальные» украинские националисты (дружить с Россией). Заодно рассказал, что украинцев (где бы ударение не стояло) придумал… австрийский Генштаб.

Можно бы подумать, что за время своего пребывания на посту президента России Путин поверил в свою миссию правителя, стал штудировать исторические книги и, наконец-то, получил возможность поделиться благоприобретенными знаниями с людьми. Но меня не покидает смутная уверенность в том, что рассказанное Путин прочитал и узнал намного раньше, когда еще ни о каком президентстве и не помышлял, а думал исключительно о том, где бы ему устроиться после увольнения из КГБ.

В конце концов, все мы с Путиным - из одной эпохи. Эпохи, в которой главным историческим авторитетом советского обывателя – будь то партийный чиновник среднего звена или рядовой чекист – был беллетрист Валентин Пикуль. Это его вздох об утраченной империи, которую сгубили чужие генштабы и люди известного вероисповедания, до сих можно услышать в высказываниях постаревших поклонников.

Конечно, Путин мог и не читать Пикуля. Он вообще мог ничего не читать. Возможно, ему рассказали старшие товарищи. Потому что в те времена пересказ фабул Пикуля – вместе с разговорами об австрийском Генштабе, придумавшем украинцев, а также с протоколами сионских мудрецов и прочим безумием – был джентльменским набором каждого партийного чиновника, каждого чекиста, который уже собирался ограбить Родину, но пока еще не знал, как, и оттого любил ее все сильнее. Это как бы прилагалось к пайку.

Правление Путина – отличная иллюстрация того, что происходит, когда на трон с ногами забирается высокопоставленный обыватель, уверовавший в свою миссию и при этом несущий все тот же багаж невежества, который он считает «образованием». Обыватель, который может поправлять ученых и рассказывать населению «правду» об исторических фактах, исходя из одного только веса своей должности. Обыватель, одержимый уже не только властью и заработком, но необоримым желанием попасть в мавзолей. Но при этом продолжающий воспринимать Пикуля или какого-нибудь философа Ильина из новомодного чекистского набора - историческим путеводителем.

Что следует из этих исторический убеждений высокопоставленного обывателя, мы тоже знаем. Отнюдь не только нескончаемое интервью ТАСС, порезанное на десятки кусков, чтобы было не так скучно. Следует еще и война, которую Путин начал, чтобы сделать украинские земли российскими, украинских националистов - хорошими, а на самих украинцах - правильное ударение, желательно с помощью «градов».

И это ведь еще не конец его миссии. Кто его знает, что он там еще запомнил у Пикуля…

https://detaly.co.il/rassuzhdeniya-vysokopostavlennogo-obyvatelya/
Krynica

Нация телевизора. Виталий Портников - о кризисе популизма

Телевизионные кадры, иллюстрирующие испуг и протесты жителей городка Новые Санжары, которые обеспокоены прибытием в местный санаторий эвакуированных из пораженного коронавирусом Китая, фрустрировали часть украинского общества. В день, который воспринимается в Украине как дата памяти и солидарности (именно 20 февраля шесть лет назад от выстрелов силовиков Януковича в центре Киева погибли десятки участников протеста), украинцы столкнулись с недовольством соотечественников, которые не хотели принимать эвакуированных и готовы были перекрывать дороги. Причём в разных краях страны: сначала во Львовской и Тернопольской областях, когда появились слухи о размещении эвакуированных в этих регионах, а затем и на Полтавщине, когда место размещения было окончательно определено.

Но меня удивляет не реакция обеспокоенных происходящим граждан. Меня удивляет изумление политиков, журналистов, общественных деятелей, в очередной раз продемонстрировавших, какая дистанция отделяет их от народа, о чудесных качествах которого они не устают напоминать, когда находятся в хорошем настроении или когда приближаются очередные выборы.

Собственно, о выборах. То, что произошло в Новых Санжарах, – естественное продолжение триумфального успеха Владимира Зеленского. Украинцы – первая нация, которая на честных демократических выборах избрала президентом телевизионный персонаж, практически ожившего Микки-Мауса. Человека, о котором не знали практически ничего, от которого слышали только написанные другими тексты реприз, который за все время предвыборной кампании практически не появлялся на публике и даже на дебатах на стадионе зачитывал сопернику вопросы из интернета. Зеленский, помнится, во время этого выступления назвал себя "приговором Порошенко", не понимая, что на самом деле подписывает приговор своему собственному правлению. Он выступал от имени "нации телевизора". И вот теперь эта нация телевизора ополчилась против его власти.

У людей, которые вышли на митинги в Новых Санжарах, есть для этого причины. Несколько недель телевизор рассказывает им о новом опасном заболевании, о том, что причины и возможности заражения до сих пор до конца не выяснены, что лекарство не найдено, что страны, которые эвакуируют своих граждан из Китая, стараются помещать их на время карантина в изолированных помещениях, что пик эпидемии не пройден, что в Украине нет тестов для выявления заболевания… Кто не взволнуется в таком случае? Возможно, только тот, кто доверяет собственному государству.

Но никакого доверия к государству в Украине (как, собственно, и в других бывших советских республиках) не было отродясь. И не появилось. Высокий рейтинг доверия Зеленского оказался его собственным рейтингом, рейтингом любви к телевизионному персонажу, а не к руководителю страны. Государству украинцы по-прежнему не верят, от него ожидают худшего. И практически не сомневаются: место, куда привезут эвакуированных, станет украинским Уханем. Для того чтобы развеять страхи, чиновники должны были бы работать с гражданами: заранее выбрать место, где разместят эвакуированных, продемонстрировать его изолированность и защищенность, разъяснить, что люди, которых привозят из Китая, ничем не больны, что их эвакуируют ради их же собственной безопасности.

Вместо этого мы стали свидетелями нелепой спецоперации с кружащимся над страной самолетом и отрядами Национальной гвардии, прорывающими кордоны протестующих. Спецоперации, главной фигурой в которой оказалась не министр здравоохранения, а доставшийся Зеленскому в наследство от Майдана министр внутренних дел, вынужденный успокаивать соотечественников. Какая чудовищная нелепость! До этой спецоперации было не менее нелепое выступление самого президента, который пригрозил разместить эвакуированных в резиденциях своих политических оппонентов в престижном местечке Конче-Заспа под Киевом. И что должен был подумать телезритель из Новых Санжар, глядя эту репризу с участием своего любимого героя? Должен ли он был решить, что эвакуированные не представляют опасности, если сам президент готов использовать их как "биологическое оружие"? Почему он должен был обрадоваться, узнав, что это "оружие" везут не к богачам в Конча-Заспу, а в его собственный маленький дом – дом, где никогда не выключают телевизор, когда показывают "95 квартал"? Чем он провинился?

Эта история – не про коронавирус и даже не про доверие к государству. Она про то, что популизм хорош, когда политик куражится на стадионе. Но столкновение с любым настоящим кризисом мгновенно обнажает слабость, неэффективность и бесперспективность любой популистской власти, даже пришедшей прямо из телевизора.

https://www.svoboda.org/a/30446706.html
Krynica

Воровка без доверия

Решение государственного апелляционного суда в Нидерландах, к каким бы новым ухищрениям ни пытались теперь прибегнуть в Кремле, поставило точку в многолетней тяжбе акционеров ЮКОСа и России. Одна из самых больших компаний страны была просто украдена и распилена бандитским государством, которое теперь должно вернуть пострадавшим 50 миллиардов долларов.

Не знаю уж, какой видит свою роль в истории сам Владимир Путин, но в одном я уверен: в учебниках он останется как правитель страны-воровки. При нем Россия все время что-то крадет, не останавливаясь. Чужие компании, чужие территории, чужие корабли, чужих граждан, чужие победы - когда меняет мочу в пробирках. Нет ничего, что не было бы основано на воровстве.

Говорят, что Путин с презрением относился к рецидивисту со стажем Виктору Януковичу, но отчего же? Янукович хотя бы не притворялся и не скрывал бандитских судимостей в своей биографии. А Путин и его приближенные гордятся своими офицерскими погонами, а ведут себя как заправские карманники, готовые выхватить кошелек из любой незастегнутой сумочки: что ЮКОС, что Крым, что старое украинское судно - все пойдет.

При этом постоянно проигрывают все судебные процессы, как начинающие уркаганы, которые еще не успели обзавестись хорошими юристами. Морской арбитраж, который потребoвал от Москвы отдать Киеву похищенных моряков и корабли. Арбитраж по газу, который потребовал от "Газпрома" вернуть недоплаченное "Нафтогазу". Дисквалификация российского спорта - почти перманентная. Теперь вот процесс по иску ЮКОСа. Все время выглядят виновными, незадачливыми, вороватыми. Но зато очень богатыми. За чужой счет. И за счет репутации страны, власть в которой они захватили.

Потому что самое главное, что украла эта пиратская бригада, - она украла у русских Россию, превратила ее в страну-воровку после нескольких лет бесплодных надежд на выздоровление государства.

Эта кража и есть самое главное историческое достижение Путина.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278340.html
Krynica

Путин – не Милошевич. Да и Украина – не Хорватия

Секретарь СНБО Алексей Данилов говорит о возможности совместного патрулирования оккупированного участка границы между Украиной и Россией по хорватскому примеру – с участием украинских пограничников, бойцов Национальной гвардии и представителей местных общин. Ранее с такими же идеями выступили другие высокопоставленные чиновники – президент Владимир Зеленский, министр внутренних дел Арсен Аваков и глава МИД Вадим Пристайко. А это означает, что идея совместного патрулирования действительно всерьез воспринимается украинским руководством.

Не буду углубляться в историю балканских войн, чтобы объяснять различие между Хорватией и Украиной. Не буду напоминать, что Хорватии было намного сложнее поддерживать порядок на освобожденных территориях – и тех, что освобождались мирным путем, и тех, что освобождались военным путем. Потому речь шла не просто о военном конфликте, об оккупации Сербией территорий Хорватии. А о полном изгнании хорватского населения и о его возвращении после освобождения. И о том, что на территориях, которые освобождались мирным путем, продолжали жить сербы – те самые, что были участниками или просто свидетелями изгнания своих соседей.

У Украины на Донбассе нет и десятой доли проблем, которые были у Хорватии. Проблема Донбасса – российская оккупация. Проблема Сербской Крайны – этнический конфликт, фактическое продолжение Второй Мировой войны, «замороженное» после победы коммунистов. И да, после договоренностей о мирном возвращении части территории Сербской Крайны под суверенитет Хорватии безопасность в регионе – и это касалось отнюдь не только границы – обеспечивалась переходной администрацией ООН, которая сформировала собственную полицию. Полицию, в патрули которой входили серб, хорват и иностранец.

То есть еще раз подчеркну – это было не совместное патрулирование, это была полиция переходной администрации ООН, которая затем, после относительной нормализации ситуации в регионе и возвращения законных властей, уступила свое место обычной хорватской полиции.

Справедливости ради отмечу, что Хорватия не просто не признавала легитимности властей «Республики Сербская Крайна». Она не признавала легитимности и местных органов власти, которые были сформированы после изгнания хорватского населения. И в Хорватии, на свободной территории, продолжали работать руководители местного самоуправления оккупированных территорий.

И мы прекрасно понимаем почему так формировался состав переходной полиции – по национальному признаку. Потому что переходная администрация опасалась, что если хорватский сосед решит свести счеты с сербским после возвращения – или наоборот – то патруль, в котором не будет представителя сербов или хорватов, просто не заметит того, что происходит. Или просто не вызовет доверия у того, кто защищает «справедливость». Или даже справедливость без кавычек.

Но самое главное, о чем следует знать украинским руководителям – так это то, что все действия Хорватии по освобождению оккупированных территорий стали возможны после отказа президента Сербии Слободана Милошевича от поддержки сепаратистов. Режиму Милошевича стало все труднее противостоять хорватскому сопротивлению. Президент Хорватии Франьо Туджман хотел не смотреть в глаза Милошевичу, он хотел с ним воевать. И хорваты не отказались от своего президента – несмотря на авторитаризм, коррупцию, борьбу с независимыми медиа и прочие очевидные сейчас прегрешения – потому что они хотели победить в войне, а не закончить ее любой ценой.

Милошевичу в этой ситуации было все труднее противостоять и международному давлению. Он вел войну на два, а то и на три фронта – война в Хорватии, война в Боснии, конфликт в Косово, который уже вскоре перерастет в полномасштабную этническую войну. Сербия находилась под западными санкциями, ее экономика летела в пропасть. А президентом России тогда был не Владимир Путин, а Борис Ельцин, который не хотел открытого конфликта с Западом из-за сербского реваншиста, да и не мог себе этот конфликт позволить – Россия и сама тогда нуждалась в западной помощи, цены на нефть отличались от благоденствия путинских времен.

Так вот, Россия – не Сербия и Путин – не Милошевич. Да и Зеленский как бы не Туджман, и украинское общество кардинально отличается от хорватского по своим настроениям. Да и если бы президентство Милошевича пришлось бы на президентство Путина и на дорогую нефть, то неизвестно еще, что было бы с территориальной целостностью Хорватии и Боснии.

Собственно, известно, что – их территории были бы аннексированы Сербией, а из Косово бы изгнали 90 процентов албанского населения и не позволили бы вернуться. Хорватия была бы вечным «государством-инвалидом», Боснии вообще могло бы не быть, Албания и Северная Македония – стали бы зонами бесконечного кризиса и конфликтов, Косово – выжженной землей без населения. А Путин и Милошевич играли бы с европейцами в «нормандский формат».

Этого, к счастью, не произошло для Балкан. Но произошло для нас. Поэтому скажу и Зеленскому, и Данилову, и Авакову, и Пристайко – оставьте свои фантазии. Никакого совместного патрулирования не будет. Никаких миротворцев ОБСЕ на границе не будет. Никакого окончания войны не будет. Это – не война одного президентского срока. И не двух. И с этой войной нужно научиться жить – нравится это населению Украины или нет. Ведь больному хроническим заболеванием тоже его болезнь не нравится – но он учится с ней жить, если не может вылечиться.

А «вылечимся» мы тогда, когда Путин – или наследник Путина – превратится в Милошевича. Когда нужно будет думать о сохранении России, а не о завоевании Украины. Когда у России не будет сил противостоять международному давлению. Когда серьезно упадет цена на нефть. Когда Кремль снова ввяжется во внутренние конфликты где-нибудь на Кавказе. Но ни одним днем раньше. Даже и не надейтесь.

https://lb.ua/world/2020/02/19/450359_putin-miloshevich_ukraina-.html
Krynica

Нужна одна Победа

Во время недавнего телефонного разговора с президентом Украины Владимиром Зеленским президент России Владимир Путин, по сообщению пресс-службы Кремля, подчеркнул «недопустимость искажения исторической правды о событиях Второй мировой войны».

На первый взгляд, такой пассаж выглядит странно в информации о беседе президентов, которые обсуждали возможность встречи руководителей стран-участниц «нормандского формата» по урегулированию на Донбассе, и обмен пленными. Но в Москве не скрывают своего раздражения недавним выступлением Зеленского на церемонии в Освенциме. Украинский президент напомнил там о совместной ответственности гитлеровской Германии и сталинского Советского Союза за развязывание Второй мировой войны. И теперь Путин воспользовался случаем, чтобы при первом же телефонном звонке Зеленского отчитать его за мнимое «искажение истории», да еще и официально об этом сообщить.

На этом фоне нужно понять, что искажение истории в угоду Путину на недавнем Международном форуме памяти жертв Катастрофы в "Яд ва-Шем" не было случайностью. Оно было закономерностью. И с точки зрения российского понимания истории Второй мировой, и с точки зрения обычного бюрократического плана «проведения мероприятий» к 75-й годовщине окончания войны.

Для Кремля 9 мая 2020 года – кульминация этих мероприятий с Путиным в главной, сталинской роли. А все, что происходит перед этой датой, как бы подтверждает международную поддержку российского исторического мифа и путинского величия одновременно. Именно поэтому в Москве хотели, чтобы церемония в "Яд ва-Шем" выглядела так, а не иначе – без всяких там «искажений» и упоминаний о подлинной роли Советского Союза во Второй мировой войне, о сталинских преступлениях, о том, что путинская Россия спустя десятилетия развязала новую войну в Европе. Именно поэтому церемония в Освенциме и речи ее участников вызвали такое сильное раздражение, что Путин даже через несколько недель после этого отчитал Зеленского!

Победа во Второй мировой для Путина – вовсе не история. Это российская современность, фундамент, на котором зиждется законность путинского режима – что, по мысли правителя и его окружения, должно объединять россиян после исчезновения и коммунистической идеологии, и коммунистической партии, как основ власти. Путин и его соратники были сотрудниками КГБ и членами КПСС. Им может казаться, что они решают сложную задачу – как восстановить авторитарный режим без Советского Союза и партии? Что объединяет россиян? И что может объединять их с украинцами или белорусами, если удастся в конце концов аннексировать украинские и белорусские земли?

Остается единственное – победа в войне. Потому эта победа стала личным проектом Владимира Путина. Не ради мертвых, а ради живых – самого кремлевского правителя и его подельников. Ради сохранения их власти. Это и есть настоящая цель и настоящий «бессмертный полк».

https://detaly.co.il/nuzhna-odna-pobeda/
Krynica

Отечества отцы

Среди поправок к фактически новой "путинской" Конституции одобрены ко второму чтению предложения, которые дадут возможность бывшим президентам России стать пожизненными членами Совета Федерации страны, да и сама когорта назначаемых главой государства "сенаторов" увеличится до 30 человек. Причем семеро из них должны назначаться навсегда.

Могут сказать, что это просто почетная пенсия, ведь Совет Федерации давно уже превратился в отстойник для политиков, которые либо пережили свое региональное или федеральное влияние, либо решили получить отступного за уход с должности руководителя региона, либо устали от прозябания в Госдуме. Но в российских условиях не место красит человека, а человек - место. Владимир Путин подтвердил правоту этой пословицы, когда пересел из кресла президента в кресло премьер-министра Российской Федерации. Тогда многим тоже поначалу казалось, что режим если не рухнул, то "либерализуется", не отрезвило даже нападение на Грузию. Но Путин так и остался первым лицом этого режима - вплоть до возвращения в Кремль.

И если бывший президент вместе с другим бывшим президентом окажется навечно в Совете Федерации - его можно избрать председателем палаты, а можно и не избирать, а просто ему кланяться, когда он соизволит появляться на заседаниях, - то это и будет узаконенная и даже почти конституционная монархия, о реставрации которой так любят говорить в кремлевских кабинетах. Исправление ошибок уже не только Бориса Николаевича с его вольницей, не только Михаила Сергеевича с его крахом великой державы, но и Владимира Ильича с его нездоровой ненавистью к трону.

И возвращение к Иосифу Виссарионовичу - вот у кого были и держава, и трон, и всеобщее уважение, и страх, а вольницы никакой не было отродясь. А должности? Иосиф Виссарионович скончался рядовым секретарем ЦК партии и председателем Совета Министров. "Главой государства" - председателем президиума Верховного Совета СССР - при нем служил в этот момент уже даже не благополучно отправленный в могилу на Красной площади дедушка Калинин, а серый неприметный функционер Николай Шверник, которого по этому случаю даже не захотели делать членом Политбюро.

Неужели Путин не найдет себе такого Шверника? Я думаю, выстроится очередь Шверников в штатском! А страной в это время станет компетентно управлять когорта всем известных отцов, "пожизненных сенаторов" во главе с Первым Пожизненным и Вторым Пожизненным. Ну а потом все мы знаем, что будет: безумие геронтократии, эстафета похорон, делу Путина верны, перестройка, демократия, гласность, реформы, какую страну потеряли...

И исправление ошибок.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278305.html
Krynica

Немецкая «революция»: испытание Тюрингией

Итоги недавних выборов в парламент немецкой федеральной земли Тюрингия могли заинтересовать разве что наблюдателей в самой Германии. В Берлине обсуждали устойчивость правящей «большой коалиции» на фоне ухудшения результатов Христианско-демократического союза канцлера Ангелы Меркель, рост голосов, которые были получены ультраправой «Альтернативой для Германии», но в общем - о какой-то особой сенсации говорить было трудно. Дело в том, что земельным правительством Тюрингии с 2014 года и так руководил представитель посткоммунистической Левой партии Бодо Рамелов - умеренный в целом политик, личность которого никогда не вызывала такой аллергии, как фигуры других его соратников по партии.

На земельных выборах Левая партия стала победительницей, и Рамелов собирался сформировать новую коалицию, хотя и признавал, что это будет непросто.

Однако на выборах премьер-министра Тюрингии произошло то, что уже называют политической революцией не в самой этой восточной федеральной земле, а в Германии в целом. Рамелов, поддержанный своими однопартийцами, социал-демократами и «зелёными», проиграл один голос Томасу Кеммериху, представителю Свободной демократической партии, у которой всего пять мест в ландтаге Тюрингии. Но Кеммериха поддержали не только его однопартийцы, но и многие депутаты от ХДС. И - самое главное - все депутаты от ультраправой «Альтернативы для Германии».

Таким образом, впервые было нарушено, казалось бы, незыблемое политическое правило, которое работало в Германии все послевоенные десятилетия - никаких политических союзов и коалиций с ультраправыми. Нарушено, по иронии судьбы, именно в Тюрингии, где первый такой союз правых и национал-социалистов был сформирован еще в эпоху Веймарской республики, в 1930 году - и все теперь знают, к каким чудовищным последствиям привело это неожиданное и тогда для многих блокирование. Нарушен в Тюрингии, где «Альтернатива» избрала своим лидером одного из самых одиозных даже для этой политической силы политиков - Бьерна Хекке, считающего мемориал жертвам Холокоста в Берлине доказательством немецкого национального безумия и публично об этом заявляющего.

Новость об избрании нового премьер-министра Тюрингии вызвала шок среди представителей политической элиты страны и спонтанные протесты граждан по всей Германии. Участники этих протестов пришли как к штаб-квартире Христианско-демократического союза, чтобы выразить возмущение голосованием земельных депутатов от ХДС, так и к штаб-квартире социал-демократов, чтобы выступить против нахождения СДПГ в одной коалиции с ХДС на федеральном уровне. Федеральный канцлер Ангела Меркель и председатель ХДС Аннегрет Крамп-Карренбауэр уже высказались за новые выборы в Тюрингии.

Председатель СвДП Кристиан Линднер отправился в Эрфурт, чтобы принудить своего однопартийца Кеммериха уйти в отставку. И добился результата. Кеммерих отказался от должности и призвал к новым выборам в Тюрингии. Но это - только начало кризиса.

Мы до конца не понимаем, что происходит на самом деле, с чем мы имеем дело. С политической случайностью или с политической прививкой.

В немецких медиа появляются сообщения о том, что руководство свободных демократов в Берлине было проинформировано о том, как проголосует «Альтернатива» в случае, если выдвинут кандидатуру Кеммериха. Политиков из ХДС тоже трудно заподозрить в наивности. Поэтому вполне возможно, что мы оказались свидетелями попытки проверить общественную реакцию на «нарушение табу».

Ведь это уже не впервые в немецкой истории - и не только довоенной, но и послевоенной. Долгие годы удерживалось табу на создание политических союзов и коалиций с наследницей восточногерманской СЕПГ - Партией демократического социализма, которая стала основой для Левой партии бывшего премьера Тюрингии Рамелова. И это было вполне логично, когда речь шла о партии, причастной к политическим репрессиям и гибели сотен людей. Но в один прекрасный день социал-демократы, а затем и «зеленые» отказались от этого табу. И теперь представитель Левой партии - причём на территории бывшей ГДР - Рамелов кажется вполне респектабельным политиком, а первым сравнил современную Германию с Веймарской республикой Грегор Гизи - тот самый Гизи, который, собственно, и руководил Партией демократического социализма.

«Альтернативу для Германии» - учитывая ее возрастающую популярность - может ожидать та же счастливая судьба, только договариваться с ее депутатами будут правые, а не левые, как сейчас в Тюрингии. Почему то, что уже много лет является традицией в соседней Австрии, где первая коалиция консерваторов и ультраправых привела к бойкоту Евросоюза, не может произойти в Германии? Ведь Германия точно может не бояться никакого бойкота.

Но понятно, что если такое сотрудничество станет нормой, сама Германия станет другой - и достаточно быстро. Многие высказывания и действия, которые сейчас кажутся немыслимыми, находящимися за гранью немецкой политической и общественной жизни, станут нормой. А из несомненного лидера Евросоюза, из страны, демонстрирующей приверженность классической демократии даже в условиях бушующего популистского безумия, Германия станет главной проблемой Евросоюза.

Ну и самое главное для нас - так это то, что при формировании любых правящих коалиций в Германии, что правых, то левых, значительно возрастёт влияние Кремля, давно и плотно опекающего как Левую партию, так и «Альтернативу для Германии» и имеющего среди руководства этих политических сил сторонников, которых не сравнить даже с друзьями Кремля из социал-демократической среды, такими, как работающий на «Газпром» бывший канцлер Герхард Шредер. Потому что и Шредер, и другие руководители СДПГ, вынуждены считаться с настроениями собственных сторонников и оставаться респектабельными даже тогда, когда перейдены, казалось бы, все «красные линии». А политики «Альтернативы» и Левой партии как раз и наращивают количество сторонников благодаря откровенному эпатажу, презрению к приличиям и неприятию - пусть и с разных позиций - единой Европы, которую легче и выгоднее не любить вместе с Путиным.

https://lb.ua/world/2020/02/07/449214_nemetskaya_revolyutsiya_ispitanie.html