Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Krynica

Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так. Какие планы у Кремля на Беларусь?

Во время совместной пресс-конференции с белорусским коллегой Владимиром Макеем глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров обвинил в дестабилизации ситуации в соседней Беларуси «натренированных экстремистов из Украины», «заинтересованных в том, чтобы мирные протесты сорвались в конфронтационную спираль».

Обращает на себя внимание тот факт, что лексика Лаврова не отличается от тех заявлений которые российские политики и пропагандисты делали во время украинского Майдана 2013–2014 годов.

Тогда тоже утверждали, что протест мирный, граждане имеют полное право выражать собственное мнение, а за их спинами прячутся экстремисты, которые хотят превратить протест в вооруженную конфронтацию между протестующими и силовиками. Ну и нужно добавить еще, что эти экстремисты пользуются покровительством Запада. Лавров по отношению к Беларуси этого не сказал, но, возможно, еще скажет.

Наличием этих «экстремистов», которые готовы устроить войну на улицах Киева и других украинских городов, оправдывали все. И избиение украинскими силовиками студентов на Майдане, и нежелание режима Виктора Януковича идти на диалог с участниками протестов. И срыв украинским президентом уже достигнутых договоренностей с оппозицией. И решение Кремля о высадке десанта «вежливых зеленых человечков» в Крыму – разумеется, для защиты населения полуострова от все тех же экстремистов, которые, впрочем, там так и не появились. И начало диверсионной войны на Донбассе тоже объяснялась защитой населения региона от радикалов из Киева, от «хунты», которой они служат.

И вот теперь практически то же самое мы слышим по отношению к Беларуси. Мирный протест, участники которого хотят диалога с властью, а за спинами участника – натренированный экстремист из Киева или Львова. И теперь понятно, почему так жестко действуют белорусские силовики – они же не с участниками протестов борются, не со студентами или учителями, а с украинскими боевиками, которые не хотят мирной жизни в Беларуси.

И теперь понятно, как оправдать любой новый силовой разгон белорусских протестующих – это борьба с боевиками, а вовсе не с собственными гражданами. И теперь понятно, как объяснить возможное вмешательство российских силовиков в ситуацию в Беларуси.

Белорусские силовики просто могут оказаться не готовы к противостоянию с натренированными радикалами. И тогда им привычно помогут «вежливые зеленые человечки», которые уже победили так и не появившихся в Крыму экстремистов. А дальше можно будет оправдать и аннексию Беларуси, население которой будет просить у Кремля защиты от боевиков и экстремистов из Украины, от гражданской войны, которую те хотят развязать. И Путин, конечно же, поможет. Россия – щедрая душа.

Это, конечно, самый неблагоприятный сценарий. Мало кто хочет, чтобы белорусские протесты завершились именно так. Этого точно не желают участники протестов, которые выходят на улицы белорусских городов под бело-красно-белыми флагами и защищают не только демократию и право на свободу выбора, но и суверенитет Беларуси. И этого не хочет Лукашенко, который в таком случае потеряет власть, станет очередным путинским губернатором, а то и просто пенсионером в Барвихе.

По крайней мере теперь мы знаем планы Кремля. Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так.

https://vot-tak.tv/novosti/lavrov-nikogda-ne-govorit-ob-ukrainskih-ekstremistah-prosto-tak-kakie-plany-u-kremlya-na-belarus/
Krynica

Вопрос честности: Крым и беларусы

Бывший кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская – участники протестов в Минске и других городах этой страны считают ее победителем выборов главы государства – в интервью Литовскому телевидению заявила, что не хотела затрагивать вопрос Крыма, так как представители оппозиции «не хотели, чтобы этот вопрос как-то разъединил нас».

На первый взгляд, логику Светланы Тихановской не так сложно понять. Против фальсификации итогов президентских выборов в Беларуси и авторитарного режима Александра Лукашенко выступают самые разные люди – и у них может быть различное отношение к вопросу об оккупации Крымского полуострова Российской Федерацией. Но, с другой стороны, уверен, вопрос Крыма – это такой же вопрос о честности, как и вопрос о результатах президентских выборов в Беларуси.

Потому что если ты согласен с тем, что некое государство может с помощью силы и угроз захватить территорию другого государства, провести там сфальсифицированный референдум и на основании этого подтасованного голосования объявить чужую территорию своей, а граждан, живущих на этой территории – гражданами своей собственной страны, то почему ты не можешь согласиться с фальсификацией итогов президентских выборов в своей собственной стране?

И в том, и в другом случае все решается с помощью силы, и в том, и в другом случае важен не твой голос, а автомат в руке «вежливого зеленого» диверсанта, который, похоже, уже чистит оружие в ожидании приказа стрелять в протестующих граждан Республики Беларусь. И в том, и в другом случае речь идет о нарушении права, о неуважении к людям, о презрении к государственным институциям. И в этом действия президента России Владимира Путина, уверен, ничем не отличаются от действий президента Беларуси Александра Лукашенко.

Именно поэтому я настаиваю на том, что вопрос об оккупации Крыма должен вовсе не разъединять, а объединять белорусов. Что люди, которые выступают против фальсификации итогов президентских выборов в собственной стране, должны с такой же уверенностью выступать против оккупации Крыма Россией именно потому, что и фальсификация, и оккупация – это явления одного порядка.

И по мере развития белорусских протестов необходимость понимания этого простого факта становится, думаю, все более очевидной. Уже Светлана Тихановская, которая была предельно осторожна по вопросу о Крыме в дни президентской предвыборной кампании, сейчас, в интервью Литовскому телевидению прямо говорит, что «Крым отошел другому государству в противоречие международным законам».

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-krym-i-belarusy/30816323.html
Krynica

Защита репутации: отказ Киева от контактов с Минском

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил о том, что его страна прекращает любые контакты с официальным Минском до момента, пока эти контакты будут чреваты для Украины репутационными издержками. Глава украинского внешнеполитического ведомства сделал это заявление после того, как медиа узнали о присоединении Украины к заявлению стран Европейского союза, в котором осуждается насилие в Беларуси.

Более того, Кулеба подчеркнул, что Украина стала первой страной, отозвавшей своего посла в Беларуси для консультаций после начала протестов. На первый взгляд, такая жесткая позиция Киева может вызвать удивление. В первые дни после президентских выборов в Беларуси Владимир Зеленский был осторожен в своих оценках и ужесточил позицию только на фоне беспрецедентного насилия над протестующим в соседней стране.

В Украине даже раздавались голоса об опасности для страны протестов в Беларуси. Так как Лукашенко, мол, гарантирует невозможность нападения на Украину со стороны белорусской границы. А в случае краха его режима к власти в Беларуси может прийти в еще большей степени пророссийский лидер. Или просто воцарится хаос, которым не преминут воспользоваться Владимир Путин.

Впрочем, теперь, когда Путин заявил о формировании резерва российских силовиков для поддержки белорусского режима, все эти расчеты выглядят по меньшей мере наивными. Становится очевидным, что все разговоры Лукашенко о своей роли гаранта суверенитета Беларуси и безопасности Украины – это обычный блеф, которым диктатор прикрывал свою жажду власти.

И конечно, для Украины появились очевидные репутационные издержки. Если страна заявляет о своем стремлении интегрироваться в Европейский союз, если под лозунгами европейской интеграции сотни тысяч ее граждан выходили на улице Киева и других украинских городов в 2013–2014-м годах, то сейчас делать вид, что в Беларуси ничего не происходит, было бы как минимум неосмотрительно. И с внешнеполитической и, очевидно, с внутриполитической точки зрения.

Ведь многие участники украинских протестов сегодня с симпатией следят за тем, как пытаются отстоять свое право на выбор их соседи в Беларуси. А действия белорусских силовиков напоминают, как действовал против участников украинских протестов силовой блок режима Виктора Януковича. Таким образом, это отсылка сразу к двум украинским Майданам. К Майдану 2004 года, в ходе которого украинцы защищали свое право на честные выборы. И к Майдану 2013–2014 годов, который вылился в противостояние мирных протестующих с силовиками и убийства людей на Майдане Независимости в Киеве.

Лукашенко, конечно же, всего этого не может понять. Как не может понять и репутационных соображений украинского руководства. Не может просто потому, что у самого белорусского президента никогда не было никакой репутации и он руководствовался исключительно вопросами сиюминутной выгоды, удержания власти и торгов с Кремлем.

Именно поэтому Лукашенко мог позволить себе после российско-грузинской войны недолговременный флирт с тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили, которому он даже предоставлял эфир белорусского телевидения. Именно поэтому Лукашенко был готов встречаться с исполняющим обязанности президента Украины Александром Турчиновым тогда, когда Кремль говорил о государственном перевороте в соседней стране и о захватившей власть в Украине «хунте».

За всем этим никогда не было ни даже тени ценностного подхода, а были исключительно жажда власти и расчет на новые договоренности с Кремлем. И пожалуй, забота власти о репутации – это главное, что за 29 лет состоялось в Украине и чего не произошло в Беларуси.

https://vot-tak.tv/novosti/zashhita-reputatsii-otkaz-kieva-ot-kontaktov-s-minskom/
Krynica

Церковь как оружие – от Украины к Беларуси

Неожиданное решение Синода Русской православной церкви об освобождении митрополита Павла от должности патриаршего Экзарха всея Беларуси вновь продемонстрировало, что РПЦ остается важным инструментом политического влияния Кремля на всем постсоветском пространстве.

Митрополита Павла, которого теперь, после семи лет службы в Беларуси, возвратили в Россию, трудно назвать священником, который был не лоялен к высшему церковному начальству и политической власти. Все эти годы он сохранял Русскую православную церковь в Беларуси в качестве опоры режима Александра Лукашенко. И это при том, что сам Лукашенко – один из немногих постсоветских правителей, позволяющих себе игнорировать церковь и выступать в роли «православного атеиста».

Однако последние события в Беларуси заставили митрополита Павла и других священников РПЦ обратить внимание на настроения своей паствы. Митрополит был одним из первых, кто поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах 2020 года. Но после того, как в стране начались массовые протесты против возможной фальсификации итогов голосования, Павел отказался от своих поздравлений и принес извинения за них. Казалось бы, совершенно логичная позиция для священника, который хочет сохранить авторитет церкви в глазах ее прихожан, многие из которых являются активными участниками протестов.

Однако у Синода Русской православной церкви, похоже, своя логика. И эта логика полностью совпадает с политической логикой Кремля. Известно, что российское политическое руководство боится массовых выступлений граждан как огня. Боится, где бы они ни происходили, будь то украинский Майдан, «арабская весна» или белорусская Площа. И да, это очевидная политическая логика. Потому что российскому политическому режиму, сила которого состоит в полном контроле над обществом, силовыми структурами и медиа, могут угрожать, уверен, именно массовые протесты. Пока российский народ безмолвствует – Путин всесилен. Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание. Именно такое развитие событий, наверняка, и хотят предотвратить в Кремле.

Но при чем же тут церковь? Почему она должна действовать не в собственной логике уважения интересов прихожан, а в логике согласия с интересами российской власти – даже когда речь идет о других странах? И тут мы вновь сталкиваемся с ситуацией, которую наблюдали во время событий в Украине, в 2013-2014 годах. В то время как многие священники УПЦ Московского патриархата поддерживали и ободряли участников протеста против режима Виктора Януковича, рассчитывать на понимание патриарха Кирилла и его ближайшего окружения не приходилось.

После аннексии Крыма патриарх не присутствовал на торжественном заседании, которое «узаконило» российскую оккупацию полуострова. Могло показаться, что в РПЦ поняли, насколько действия российского политического руководства опасны для самого существования этой церкви и ее авторитета за границами Российской Федерации, да и в самой России. Но это было лишь иллюзией. Уже вскоре стало ясно, что руководство РПЦ не собирается выступать даже против самых жестких решений президента России Владимира Путина. И то, что такое поведение церковного начальства создает глубокую пропасть между Русской православной церковью и ее паствой в Украине, судя по всему, никого в патриархии не обеспокоило.

За последние годы в РПЦ ни разу не выступили в защиту своих братьев по вере, которые подверглись репрессиям на оккупированных Россией украинских территориях – и священников, и прихожан ПЦУ, и представителей других христианских конфессий. Думаю, именно поэтому территория духовного влияния РПЦ в Украине – в особенности после появления канонической Православной церкви Украины – уменьшается как шагреневая кожа. А сейчас такая же ситуация начинает развиваться и в Беларуси, где позиции российских церковников несоизмеримо сильнее. Но это лишь вопрос времени. И это необратимый процесс. Потому что церковь не должна быть всего лишь инструментом в руках недобросовестных политиков. Мы же знаем: она создавалась не для этого.

Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-cerkov-kak-oruzhie-ot-ukrainy-k-belarusi/30803235.html
Krynica

Беларусь в украинском 2004-м

Один из представителей белорусской оппозиции Валерий Цепкало заявил, что в его стране не хотят реализовывать украинский сценарий, так как там «произошла революция вне электорального цикла». Но это замечание незарегистрированного кандидата на пост президента Беларуси касается исключительно Майдана 2013–2014 годов, когда украинцы восстали после отказа власти от курса на европейскую интеграцию страны и избиения студентов. А Беларусь сейчас находится не в украинском 2013 году, а в украинском 2004-м – удивительно, что ни сам Цепкало, ни другие белорусские оппозиционеры не хотят этого замечать.

Тогда, 16 лет назад, в Украине прошли выборы, очень похожие на белорусское голосование в 2020 году. Да, тогдашний президент Леонид Кучма не собирался баллотироваться на новый срок. Однако он выдвинул преемника – главу правительства и одновременно представителя влиятельного донецкого клана Виктора Януковича. И кандидатура Януковича была согласована с Кремлем.

Для поддержки кандидата на пост президента в украинскую столицу приезжал сам Владимир Путин. Кремлевский штаб Януковича возглавил будущий президент России Дмитрий Медведев. С точки зрения украинской власти и Кремля у оппозиционного кандидата Виктора Ющенко не было никаких шансов победить. Глава администрации президента Леонида Кучмы, лоббист российских интересов в украинском руководстве Виктор Медведчук заявил, что Ющенко никогда не будет президентом Украины.

Януковичу удалось одержать победу только вследствие массированных фальсификаций во втором туре президентских выборов. А потом начался первый украинский Майдан – «Оранжевая революция». Как раз революция в рамках электорального цикла. И в поддержку кандидатуры Ющенко высказывались все влиятельные оппозиционные политики. Как те, кто были непосредственными участниками выборов главы государства, так и те, кто поддерживал Ющенко с начала его президентской кампании.

Однако тогда украинские политики и украинские избиратели вели себя иначе, чем белорусы сегодня. Именно тогда, во время этой революции после электорального цикла и возник феномен украинского Майдана. Именно тогда украинцы объясняли свой протест тем, что они знали имя победителя президентских выборов. И это был не Виктор Янукович. Это был Виктор Ющенко. Однако именно для того, чтобы заставить власть согласиться с этой позицией, участники протестов остались на главной площади украинской столицы. И к ним присоединились жители многих других украинских городов, которые требовали честных выборов.

Украинцы не уходили с площади до того момента, пока представители власти, оппозиции и международного сообщества не достигли соглашения о проведении дополнительного тура президентских выборов. И разумеется, во время этого дополнительного тура победу одержал Виктор Ющенко. Потому что у Виктора Януковича, преемника одиозного Леонида Кучмы, не было никаких шансов победить на честных выборах. Ведь украинцы выступали не просто против самого Януковича, а против продолжения олигархического режима Леонида Кучмы.

Однако возникает вопрос: а добились бы украинцы уступок от властей, если бы они просто выходили на митинги протеста и организовывали забастовки? Заставили бы они Леонида Кучму и Виктора Януковича согласиться с проведением и решениями «круглого стола» в Мариинском дворце украинской столицы? Вполне возможно, что Виктор Янукович стал бы президентом Украины еще в 2004-м году – да так и оставался бы украинским правителем по сегодняшний день.

Феномен украинского Майдана не в его названии, а в том, что организованный лагерь на центральной площади столицы страны заставляет власть считаться с собой. Игнорировать Майдан гораздо труднее, чем демонстрации и забастовки. Именно поэтому белорусским оппозиционерам не следует бояться украинского опыта, а следует задуматься над тем, как его правильно использовать.

https://vot-tak.tv/novosti/belarus-v-ukrainskom-2004-m/
Krynica

Ненужный куратор ненужных «республик»

Служба внешней разведки Украины утверждает, что оккупированным Донбассом будет заниматься депутат Государственной Думы России Константин Затулин. В Украине его считают одним из самых одиозных политиков, спекулировавших на постсоветском наследии. Уверен, это, на самом деле, может свидетельствовать о том, что у ключевых игроков российской политики утерян интерес к оккупированному региону – что, впрочем, не означает потерю интереса к Украине как таковой.

Думаю, много жителей какой-нибудь бывшей советской республики – в особенности той ее части, которая всегда пользовалась особым вниманием Кремля – считает, что Константин Затулин сделал себе карьеру на их собственном несчастье. Затулин учредил Институт СНГ еще тогда, когда в России мало кто думал об «интеграции» бывших советских республик – и этот институт, считаю, стал настоящей пропагандистской организацией, еще и с представительствами в других странах.

Жители Крыма и Севастополя вряд ли забудут о том, как усердно Затулин эксплуатировал крымскую тему – и как глава Института стран СНГ, и как парламентарий, и как соратник бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова. Мы помним, как Лужков занимался дестабилизацией ситуации в Севастополе в период, когда в администрации российского президента Бориса Ельцина уверяли, что не претендуют на этот крымский город, а Затулин тем временем был «голосом» Лужкова в Севастополе...

Перечень регионов, где отметился Затулин, можно множить. Но на самом деле любой опытный политический «вампир», питается любой кровью – только бы найти источник.

Уверен, что Затулин – всего лишь подмастерье в кремлевском «замке ужасов». К реальной политике его никогда не подпускали даже в период, когда Лужков претендовал на влияние в российской политике, а после разгрома лужковского клана он и вовсе превратился в декоративный экспонат. В 1994 году Затулин был одной из ключевых российских фигур, обеспечивавших победу на выборах президента Украины тогда пророссийского кандидата Леонида Кучмы – но уже через несколько недель о вкладе Затулина забыли и в Киеве, и в Москве. Несмотря на всю активность Лужкова и Затулина в Севастополе, после оккупации полуострова о них не вспомнили, и Затулину пришлось самому напоминать крымчанам о своих «заслугах».

Так и с Донбассом. Если Затулин действительно будет отвечать за «тараканьи бега» в руководстве «ЛНР» и «ДНР», это, уверен, будет означать только то, что «республики» больше не интересуют российское руководство, что в Кремле принято окончательное решение о дестабилизации ситуации по всей Украине с последующим переходом страны под российский политический контроль. Показательно, что сам Затулин в 2010 году уверял, что Россию не интересует Крым – тогда к власти в Украине пришел Виктор Янукович и в Москве решили, что смогут установить контроль над всей Украиной, а не только над полуостровом. Сейчас ситуация во многом похожа. Но если вдруг установление контроля действительно состоится, о Затулине вероятно опять не вспомнит и ему придется напоминать о своих «заслугах» по уничтожению украинского суверенитета.

Однако, очень надеюсь, что украинцы этого не дождутся.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-nenujny-kurator-nenyjnyh-respublik/30793239.html
Krynica

Зачем белорусам Майдан

На митингах протеста в Минске и других белорусских городах постоянно слышны уверения, что Майдан не нужен жителям этой страны, что белорусы "другие", они не украинцы, они решат проблему с диктатором "мирным путем", без украинской эскалации. Майданом и его последствиями постоянно пугает соотечественников и сам Александр Лукашенко. Но - к сожалению ли для белорусов, к счастью ли для Лукашенко - без Майдана никакой смены власти в Беларуси не произойдет.

Майдан - это тоже мирный протест, который перерастал в силовое противостояние только в ответ на провокации власти. Кстати, и в 2004-м, и в 2013-2014 годах украинская власть постоянно занималась этими провокациями, чтобы иметь возможность разогнать протестующих. Но самое главное в Майдане - это не то, проходит ли он мирно или перерастает в силовое противостояние. Самое главное то, что Майдан - это современная Запорожская Сечь, это остров протеста посреди города. Его участники не расходятся после митинга, они окапываются. Митинг - это не смысл Майдана, а просто встреча его участников со сторонниками, возможность напомнить власти о своих требованиях. И это живой лагерь, который может перемещаться по улицам, подходить к правительственным офисам. Который защищает своих активистов - потому что силовики просто не могут "достать" их внутри Майдана. Майдан - зародыш новой власти и нового демократического государства. Вот почему его так ненавидел Янукович. Вот почему его администрация делала все возможное, чтобы в моменты кризисов занять главную площадь страны хотя бы елкой - лишь бы там не было лагеря.

Белорусские формы протеста на первый взгляд куда современнее украинских - митинги и забастовки. Но все это замечательно в цивилизованном мире, к которому Беларусь никакого отношения сейчас не имеет. Многотысячные митинги могут напугать любого западного политика, думающего об электоральных перспективах. Но в жизни Лукашенко никогда - за исключением разве что 1994 года, да и то с натяжкой - не было настоящих выборов. Какая ему разница, сколько людей каждый день протестуют на улицах Минска и других городов Беларуси. Для него главное - контроль над институциями, а вовсе не выборы.

Забастовки могут заставить отказаться от власти или изменить намерения любого западного политика, понимающего, что будет завтра с экономикой его страны. Но Лукашенко точно знает, что экономика Беларуси зависит вовсе не от белорусских предприятий, а от путинских подачек. Когда он говорит соотечественникам, что после его ухода все эти бессмысленные советские "гиганты" исчезнут, он их не обманывает: Лукашенко законсервировал социалистическую белорусскую экономику на российские деньги. И после его ухода - вне зависимости от того, будет у Беларуси новый пророссийский президент или же появится настоящий национальный лидер - большая часть белорусских предприятий действительно закроется и большая часть бастующих действительно потеряет работу. Белорусы не могут не пройти через то, через что в 90-е годы проходили россияне или украинцы, экономику не обманешь. Но именно поэтому Лукашенко не боится забастовок.

С Майданом, в особенности многомесячным, нельзя не считаться. Митинги можно просто переждать, всякий раз задерживая после них новых "смутьянов". Забастовку можно вообще не заметить. У Майдана на самом деле есть две альтернативы - революция с силовым захватом власти и капитуляция, которая продлит агонию диктатуры. Оба эти сценария для Беларуси губительны, так как открывают возможности для российской оккупации и демонтажа даже тех хлипких институций государственности, которые возникли при Лукашенко.

Вот почему белорусам без Майдана не просто не победить. Белорусам без Майдана не выжить.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.279767.html
Krynica

Мистификация и кровь. Беларусь и Крым

Не стоит воспринимать то, что сегодня происходит в Минске и других белорусских городах, как некую аномалию, отклонение от «нормального» развития белорусской политической жизни. Считаю, что аномалией как раз было то, что происходило до этого – почти три десятилетия правления Александра Лукашенко. В Беларуси никогда не было честных выборов – по крайней мере, после прихода к власти Лукашенко. В этой стране то, что в других называлось выборами, подменялось беспардонной государственной пропагандой, избавлением от оппонентов, фальсификациями результатов и прочими неизменными атрибутами авторитарного режима. Кажется, это только в фантазиях самого диктатора и его поклонников все единогласно поддерживают и единогласно голосуют. На самом деле это единогласие обеспечивается ложью и насилием. И заканчивается кровью. Рано или поздно.

Государственная пропаганда, борьба с несогласными, фальсификация голосований – все это происходит всюду, где еще остались следы советского прошлого или где его пытаются восстановить. Аннексия Крыма Россией – превосходная иллюстрация того, как в регионе, где еще недавно проводились свободные выборы и конкурировали между собой представители различных политических сил, устанавливается «счастливое» единогласие, а те, кто не вписывается в общую картину радости и раболепия, оказываются в тюрьмах или просто на обочине жизни. Убежден, что режим Лукашенко в Беларуси утверждался именно так – референдумы, расправа с инакомыслящими, ложь в телевизионных эфирах, обмен болтовни о братстве на российские деньги. Просто Крым аннексирован, а Беларусь – нет, но суть от этого не меняется. Постсоветский авторитаризм – это всегда фальсификация и ложь, всегда стремление подменить дискуссию прокуратурой.

Репрессии авторитарной власти только усиливаются с годами и не замечать душной атмосферы, в которой приходится жить, не удается уже никому. То, что происходит в Беларуси сегодня, возможно, произойдет в России завтра. А крымчанам будет проще вспомнить о том, что еще недавно они дышали кислородом – гораздо проще, чем белорусам или россиянам, которые были от этого кислорода беспощадно отключены.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-mistifikaciya-i-krov-belarus-i-krym/30781458.html
Krynica

Лукашенко легко сдаст Кремлю украинские национальные интересы. Как не раз сдавал белорусские

В офисе президента Украины Владимира Зеленского с сожалением восприняли решение Минска выдать задержанных в Беларуси наемников из ЧВК Вагнера России. «Украинская сторона ожидала более юридически корректного и выверенного решения», указывается в комментарии на странице офиса в социальной сети.

Уже сам тон этого комментария демонстрирует, что в офисе президента Украины на самом деле рассчитывали, что договорятся с Лукашенко. Владимиру Зеленскому эти договоренности были нужны по целому ряду причин. Во-первых, они могли бы несколько сгладить тот негативный фон, который возник после последнего соглашения о прекращении огня на Донбассе – многие оппоненты президента опасаются, что эти договоренности свяжут руки прежде всего украинским военным и лишат их возможности отвечать на обстрелы со стороны оккупированных территорий. Ну и конечно же, у Зеленского появился бы внушительный «обменный фонд» для освобождения удерживаемых Кремлем украинцев.

За время нахождения в офисе украинский президент мог убедиться, что его российский коллега соглашается освобождать украинцев только для того, чтобы решить свои собственные задачи. Так было, например, с освобождением знаменитого узника Кремля Олега Сенцова. Путин согласился выпустить его только после того, как Зеленский освободил Владимира Цемаха, одного из главных свидетелей уничтожения россиянами малайзийского «Боинга» в небе над Донбассом. А освобождение пленных – важная часть политического капитала Зеленского.

Так что украинскому президенту действительно были нужны «вагнеровцы» – хотя бы «вагнеровцы», у которых помимо российского было и украинское гражданство. Тем более что определенные юридические основания для выдачи были — в случае если бы в Минске решили не замечать российских паспортов украинских граждан. Но как можно было рассчитывать на обещания Лукашенко?

В украинских политических кругах белорусского президента нередко воспринимают как некоего гаранта неучастия Беларуси в российско-украинском конфликте и даже как человека, способного не допустить вторжения российских войск в Украину с территории Беларуси. Зеленский отнюдь не первый украинский президент, который воспринимает заверения Лукашенко всерьез, не понимает, что отношения с Киевом для белорусского президента – «обменный фонд» во взаимоотношениях с Москвой. Никаких шансов на выдачу «вагнеровцев» Киеву не существовало с первого же дня после их задержания. Но зато Лукашенко мог манипулировать этой возможностью в своих консультациях с Путиным накануне и после фальсифицированных президентских выборов в Беларуси.

Мне трудно сказать, с чем на самом деле связана осторожная реакция украинского президента на протесты в Беларуси — с исчезнувшей надеждой на выдачу «вагнеровцев» или просто с тем, что сам Зеленский пытается исполнять роль Лукашенко в украинских декорациях, как в сериале «Слуга народа», так и после избрания главой государства. Не знаю, способен ли президент Украины сделать правильные выводы после того, как Лукашенко его беспардонно использовал в своей игре с Путиным.

Но украинскому обществу вывод все же стоит сделать: Лукашенко – никакой не гарант украинской безопасности. Он гарант исключительно собственного бесконечного и бессмысленного правления. И если ему будет необходимо, он сдаст Кремлю украинские национальные интересы, как уже не раз сдавал белорусские.

https://vot-tak.tv/novosti/lukashenko-sdast-kremlyu-ukrainskie-natsionalnye-interesy-kak-ne-raz-sdaval-belorusskie/
Krynica

Люди и черви

Уже которую ночь подряд белорусы выходят на улицы своих городов под дубинки ОМОНа, власти перекрывают станции метро, избивают людей, удлиняют мартиролог... На наших глазах разрушается не просто режим Александра Лукашенко, но сам миф об этом режиме, который был любимой забавой всех тех, кто до сих пор вздыхает о замечательной стране на одной шестой части суши. Вот ведь, оказывается, можно ее сохранить, когда люди хотят, чтобы и пенсии вовремя, и цены нормальные, и никаких олигархов, и на улицах чистенько, и никаких тебе Майданов и Болотных - просто Советский Союз!

Да, конечно, в Минске выходили на улицы и до этого многодневного восстания, но тогда власти удавалось быстро справиться с протестами - так что поклонники Лукашенко и "стабильности" могли просто не замечать недовольных диктатурой белорусов или же списывать их возмущение на вечные "происки Госдепа", которому, конечно же, не может понравиться такая стабильная страна с чистыми улицами, Саша останется с нами, все будет хоккей.

Но теперь народного недовольства не заметить уже невозможно. И уже не важно, просматриваются ли за этим недовольством "происки Госдепа", рука Кремля или это просто подарок Соросу на 90-летие. Важно то, что в Беларуси нет никакой стабильности и никакой перспективы с этим правителем и его сумасшедшим режимом. Мы наблюдаем не просто агонию власти - мы наблюдаем агонию безумия. Национального безумия. И то, что многие белорусы на протяжении десятилетий не замечали, кто ими правит, игнорировали и убийства оппонентов, и отказ от свобод, и зависимость своей страны от Кремля, делает ситуацию еще более драматичной.

Реакция Лукашенко на пандемию и то, как он ведет себя сегодня, демонстрируют это сумасшествие всему миру. Но фокус в том, что Лукашенко был безумцем всегда. Всегда. С того дня, когда он появился в Москве и Владимир Жириновский, сейчас предрекающий его крах, предоставил этому маргинальному белорусскому депутату помещение для проведения первой в его жизни пресс-конференции в российской столице, было ясно, что Лукашенко - безумец и людоед. То, что его соотечественники этого не видели, поддерживали его, до сих пор уверяют, что сначала все было хорошо, а потом Саша испортился, не отменяет самого факта почти 30-летнего политического насилия над несчастной страной. Это как в сказке о голом короле, только без счастливого конца - да, все увидели, что у нас за монарх, но только что-либо изменить будет уже очень непросто.

После прихода Лукашенко к власти я писал, что не произойдет ничего особенного и никакого Советского Союза, на который так рассчитывали поклонники нового президента, не состоится. Мою статью перепечатали многие свободные белорусские газеты, тогда еще существовавшие. Сейчас я могу только повторить то, что объяснял тогда: это была агония, затянувшаяся почти на 30 лет. И даже если Лукашенко удержится, ничего кроме агонии уже не будет. А в России - агония длиной в 20 лет. И россияне, и белорусы живут внутри смердящего трупа.

И понятно, что когда ты пытаешься выбраться из этого трупа, ничего хорошего не происходит: ты нужен червям, они тобой питаются, они не могут существовать без этого трупного запаха.

Глядя на то, что сейчас происходит в Беларуси, нетрудно представить себе, что будет в России, когда начнет рушиться путинский режим. Крови будет больше, последствия будут масштабнее и страшнее. А Советского Союза все равно уже не будет. Не будет никогда.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.279701.html