Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Krynica

Крымский ценз

Рабочая группа, рассматривающая сейчас поправки в российскую Конституцию, внесенные президентом Владимиром Путиным, предложила не распространять необходимый для баллотирования на пост главы государства «ценз оседлости» на россиян, которые ранее являлись гражданами государства, «которое было принято или часть которого была принята в РФ».

Проще говоря – на жителей Крыма. Никаких других частей других государств, которые аннексированы Россией, в ее Конституции пока что не наблюдается.

Это предложение, думаю, еще раз демонстрирует, как крымский хвост виляет кремлевской собакой. За что ни возьмутся после оккупации полуострова российские законодатели – все время необходимо учитывать, как была осуществлена аннексия. Если следовать букве закона, то предложенный Владимиром Путиным 25-летний ценз оседлости исключал возможность участия в выборах кандидатов с «крымской пропиской». Но тогда пришлось бы каждый раз вспоминать, что еще недавно Крым был – а с точки зрения международного права и здравого смысла и остается – частью Украины. Похоже, тогда пришлось бы мириться с тем, что на каждых российских президентских выборах «патриотические силы» выдвигали бы в президенты очередного «ветерана крымской весны» – не для того, чтобы он победил или хотя бы участвовал, а для того, чтобы продемонстрировать, что они – большие патриоты, чем кремлевские небожители. А в кризисных условиях, в случае экономического кризиса или не очень гладкого транзита, такая «демонстрация патриотизма» в дезориентированном обществе может быть опасна для российской власти. И вот для того, чтобы перестраховаться, уверен: жителей похищенного полуострова «уравнивают» в правах со всеми прочими избирателями преемника Путина – но ценой специальной поправки в Конституцию страны! Каково!

Но, с другой стороны, это и «поправка на вырост». Кремль теперь может аннексировать новые страны и регионы, а все их жители, возможно, получат право баллотироваться на пост президента России без всякого «ценза оседлости».

Все. Даже Лукашенко.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskij-cenz/30388770.html
Krynica

Крымская память и кремлевская неправда

Парламенты стран Центральной Европы и Балтии один за другим принимают постановления, в которых осуждаются попытки Кремля переписать историю и возложить ответственность за развязывание Второй мировой войны на жертв трагедии, а не на агрессоров.

Но, похоже, такое «переиначивание» истории – вполне привычная для российского руководства тактика. Именно переписывая историю, Россия начала процесс аннексии Крыма – причем не в 2014 году, а намного раньше.

Вначале просто подменили многовековую историю цивилизации на полуострове – от античных колоний до Крымского ханства – историей российского флота, русских дачников и советского курорта. Так Крым перестал быть Крымом, лишился души в восприятии и понимании не только большинства живущих в обыденном мире исторической и политической лжи россиян, но и многих украинцев, и многих жителей западных стран. Ведь вы спросите у таких людей, даже у тех, кто возмущен аннексией Крыма. И они вам ответят, что с точки зрения международного права Крым, конечно, украинский, но ведь с исторической-то точки зрения он – часть «русского мира», российской цивилизации. А ведь считать так – это все равно, что считать Анголу португальской, Марокко – французским, а Аргентину – испанской. Но ничего, в наш постколониальный век Россия со всем этим успешно справилась с помощью лжи.

И можно сказать, что Россия на Крыме успешно тренируется. Если история полуострова, на котором государства возникали еще тогда, когда на месте не только Москвы, но даже Великого Новгорода были непроходимые леса и болота, сведена к нескольким столетиям, исчисляемым днем прихода российской армии, то почему нельзя историю Украины начинать от Переяславской Рады, а не от Киевской Руси? Почему нельзя множить подлог на подлоге, ложь на лжи, руководствуясь простым правилом: чем эта ложь больше и чем больше ресурсов потрачено для ее пропаганды, тем больше людей ей поверят?

И понятно, что от фальсификации истории соседних стран можно спокойно переходить к фальсификации истории Второй мировой войны. Похоже, при этом самим лжецам никакая правда не страшна, так мощно и уверенно укоренилась фальсификация в мозгах их соотечественников. Я всегда привожу простой пример – пример проекта «Неизвестная война» с великим американским актером Бертом Ланкастером в роли ведущего. Этот фильм был снят еще в советское время советскими и американскими кинематографистами. Его целью, разумеется, было показать роль СССР во Второй мировой войне, но вместе с тем он подробно рассказывал и о роли стран-союзников, об их вкладе в победу над гитлеризмом и об их помощи Красной армии. Этому были посвящены целые серии! И телесериал транслировался по советскому телевидению в лучшее эфирное время. При этом никакого следа в сознании большинства советских людей с точки зрения вклада в победу стран антигитлеровской коалиции он просто не оставил – так сильно было притяжение сталинского мифа о войне, сейчас успешно реанимированного Путиным.

Похоже, страна с такой пропагандисткой традицией как Россия может уверенно искажать правду и не менее уверенно ее не бояться – правда не пройдет! Именно поэтому и украинцам, и полякам, и жителям стран Балтии так важно останавливать кремлевскую неправду у своих границ, реагировать на нее, не давать ей спуску.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskaya-pamyat-i-kremlevskaya-nepravda/30378027.html
Krynica

Неподсудны

На фоне кадровых перестановок в российской власти и предложений Владимира Путина о перераспределении функций государственных институций главное, что было сказано в Кремле, - об отказе от примата международного права - осталось почти незамеченным.

А ведь это и есть самое настоящее превращение России в Советский Союз - в гораздо большей степени, чем появление Госсовета по образу и подобию президиума Верховного Совета СССР или разрешение безгласной Госдуме утверждать правительство. Это означает, что Россия раз и навсегда - по крайней мере, до следующих изменений Конституции - отказывается от своих международных обязательств. Что над Путиным и компанией больше никого нет. Что не стоит рассчитывать на уважение к международным договорам и исполнение решений международных судов.

Особый привет тут, кстати, хочется передать тем западным политикам, кто настаивал на возвращении России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, мотивируя это свое решение прежде всего необходимостью сохранить за гражданами этой страны возможность обращаться в Европейский суд по правам человека. Результат, конечно, замечательный. С одной стороны, российская делегация вернулась в ПАСЕ без выполнения условий, с которыми было связано приостановление части ее полномочий, а с другой - Путин хладнокровно растоптал возможности своих соотечественников искать справедливости в международных институциях, сделал их заложниками "басманного правосудия".

И это при том, что юрисдикция ЕСПЧ не сильно мешала российскому руководству, процессы длились годами, никакого серьезного влияния на махину российского правосудия они оказать не могли. Но само осознание того факта, что есть еще кто-то, кто может за тебя решить судьбу твоих крепостных, не могло не доводить этих новоявленных бар до бешенства. Они давно хотели от всего этого избавиться - от международных судов, которые заставляли их, пусть и эпизодически, уважать права человека, от международных соглашений, которые заставляли их признавать территориальную целостность стран, территории которых они оккупировали. От самого понятия закона, которое больше не имеет особого значения в Российской Федерации и не должно больше никому из них мозолить глаза. И вот наконец-то у них получилось. Это и есть их настоящий транзит - от ошметков права к торжеству бесправия.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278184.html
Krynica

Кремлевская бутылка

Эстонские медиа утверждают, что канцелярия президента страны Керсти Кальюлайд отправила назад в посольство России в Таллине бутылку крымского шампанского, подаренную к юбилею главы государства.

Разумеется, можно было бы посчитать, что в дипломатическом ведомстве особо не затруднялись себя выяснением происхождения подарков для руководителя соседнего государства. Но только не в случае с Крымом. Понятно, что и сам подарок – никакая не случайность, и утечка информации об отказе от этого подарка не могла появиться просто так.

Москва предпринимает все возможные и невозможные меры, чтобы заставить мир признать законность оккупации Крыма. ​Включает представителей оккупационных властей полуострова в российские официальные делегации. Устраивает различные мероприятия общественного и культурного характера. И вот, как видим, «невзначай» подкладывает бутылки с крымским вином в подарки государственным деятелям стран Евросоюза. Авось не заметят и выпьют. И хотя бы таким образом признают, что «Крым наш». И если все получится, можно будет потом рассказать, что тот или иной политик не побрезговал вином из Крыма, а однако же никак не признает того неоспоримого факта, что полуостров – часть Российской Федерации.

Но ничего не будет получаться по одной простой причине. В мире никто не готов согласиться с вопиющим нарушением международного права, на которое в 2014 году пошли российские власти. Если принять за данность, что одна страна может присоединить к себе территорию другой без ее согласия, это вновь отбросит человечество на столетие назад, к временам Первой и Второй мировых войн, когда господствовало право силы, а не сила права. Жертвами такого отношения к международному праву стали десятки миллионов человек, многие европейские города превратились в руины, миллионы их жителей стали беженцами или перемещенными лицами. И да, аннексия Крыма - это прямое продолжение этих трагических событий, это возвращение к кошмару, от которого мы все, казалось бы, смогли отойти на относительно безопасное расстояние в 1945 году. И то, что начала это возвращение в ад страна, жители которой десятилетиями оправдывают любые преступления собственной власти сакраментальным «лишь бы не было войны» – горькая насмешка истории.

Поэтому дело вовсе не в самой бутылке и ее содержимом – вне всякого сомнения, крымские игристые вина отличаются отменным вкусом. Дело в том, что эта бутылка символизирует.

https://ru.krymr.com/a/kremlevskaya-butylka-estonia-pornikov/30367685.html
Krynica

Итоги двадцатилетия — Россия. «Я ухожу. Я сделал все, что мог»

31 декабря 1999 года Борис Ельцин выступил со своим знаменитым заявлением об отставке, предопределившим последующие десятилетия развития России.

Сегодня уже трудно представить, и уж тем более рассказать молодым людям, которые выросли в эпоху Владимира Путина, как изменилась страна за последующее двадцатилетие. Информационный поток так стремителен, мир преображается так быстро, что день, когда Ельцин произнес свое знаменитое «Я ухожу», кажется далеким, практически позабытым прошлым. Я сам, когда вспоминаю этот день, с трудом восстанавливаю то состояние профессиональной беспомощности, в котором оказался 31 декабря 1999 года.

Да, конечно, это были не 80-е, даже не начало 90-х. Даже интернет уже существовал, но - трудно представить себе это сегодня! - он еще не был средством массовой информации. А традиционные СМИ естественным образом ушли на новогодние каникулы, подготовив праздничные номера и программы... На Западе продолжалась рождественская неделя, в России начались новогодние застолья. Всем было не до политики. Мне было что сказать - но негде и не для кого. В один из самых важных для России и всего постсоветского пространства исторических дней мне пришлось молчать и готовиться к встрече «миллениума».

Сейчас, когда мы вступаем в 20-е годы нового столетия, это вынужденное молчание кажется таким же анахронизмом, как и в ельцинские времена. Именно Россия Путина сегодня выглядит - по крайней мере, для большинства своих граждан - естественным продолжением той России, которая была всегда. И, возможно, в этом тоже есть логика, потому что всегда была архаичность старой империи, погибшей в кошмаре Первой мировой войны, и архаичность империи большевистской, которая укрепилась в кошмаре Второй мировой. Вопрос, однако, в том, почему это «всегда» должно постоянно консервироваться, почему Россия каждый раз отказывается от будущего ради прошлого?

Не стал бы винить в этом исключительно Путина. Я вспомнил о нем в этом тексте первый раз, хотя очевидно, что именно он был главным героем и бенефициаром 31 декабря 1999 года. Вот только к моменту передачи власти ельцинская Россия уже, по сути, ельцинской не была. От надежд на перемены, которые связывались с первым президентом страны и курсом на демократизацию, остались одни воспоминания.

К 31 декабря 1999 года Россия уже превратилась в олигархическо-чекистское государство, оставалось лишь несколько заключительных мазков политической кистью, чтобы это превращение стало очевидным. Более того: многим сторонникам перемен главная опасность виделась вовсе не в транзите власти, который тогда осуществлялся ельцинским семейством вместе с несколькими олигархами и высшими чинами ФСБ, а в «номенклатурном реванше» бывшего премьера Евгения Примакова и мэра Москвы Юрия Лужкова. Именно эти политики в глазах либеральной части общества олицетворяли союз чекистов и коррумпированной номенклатуры. Именно этот союз, а не союз Ельцина и Путина.

При этом сказать, что союз Примакова и Лужкова не был сделкой чекистов и чиновников – значило бы погрешить против истины. Но тогда остается признать, что в 1999 году у России не было практически никакого выбора. И тут от Путина, Примакова и Лужкова мы вновь возвращаемся к Ельцину и его выступлению перед Новым годом. И понимаем, что Борис Николаевич построил страну, лишенную альтернативного пути развития. Страну, обреченную на авторитаризм, который обрел название путинизма. Страну, в которой демократические процессы были подменены конкуренцией за контроль над финансовыми потоками, а свобода медиа - конкуренцией олигархических интересов.

Спустя 20 лет после своего профессионального поражения 31 декабря 1999 года я вновь живу в стране, которая поразительно напоминает Россию позднего Ельцина. Только на этот раз это уже не Россия, а Украина. Я вновь убеждаюсь, что безответственность населения и отсутствие у него интереса к будущему собственной страны нивелирует саму суть демократии и позволяет прийти к власти любому проходимцу. Я вновь вижу страну, в которой демократические процессы подменены конкуренцией за контроль над финансовыми потоками, а свобода медиа - конкуренцией олигархических интересов. И я понимаю, что не имеет никакого значения то, что мне не удалось ничего сказать 31 декабря 1999 года.

Когда тебя не слышат, и ты не можешь помешать политическому самоубийству целого народа - говорить совершенно необязательно.

https://detaly.co.il/itogi-dvadtsatiletiya-rossiya-ya-ustal-ya-uhozhu/
Krynica

Противоречивые последствия новогоднего обмена Зеленского

Второй за время президентства Владимира Зеленского масштабный обмен, согласованный между Киевом и Москвой (впрочем, в Москве предпочитают считать, что это обмен между Киевом и «народными республиками»), привел – как и первое освобождение украинских заложников – к противоречивым последствиям. И эти противоречия не случайны, они тщательно режиссируются Кремлем и направлены на дестабилизацию ситуации в Украине.

С одной стороны, было бы странно упрекать Владимира Зеленского за естественное желание освободить своих сограждан, которые находятся в тюрьмах «ДНР» и «ЛНР», нередко без суда и следствия и по надуманным причинам. Да и суд на оккупированной территории настоящим правосудием не назовёшь.

Среди освобожденных – украинские военные, взятые в плен во время боёв на Донбассе, журналисты, которых посадили просто за то, что они передавали информацию, активисты.

С другой стороны, в Кремле уже не впервые используют ситуацию для того, чтобы включить в обменные списки тех, кто не имеет, собственно, никакого отношения к самой процедуре обмена. Так было во время первого обмена Зеленского, когда в Киеве стремились освобождать украинских граждан, а в Москве… тоже украинских.

Большая часть переданных России имела не российское, а украинское гражданство. А главной фигурой того обмена был Владимир Цемах, важный свидетель в деле об уничтожении малайзийского пассажирского самолета. И дело было не только в том, что освобождение Цемаха исключило возможность его участия в международном трибунале, который готовится в Гааге.

А еще и в том, что освобождение человека, задержанного в ходе успешной, но очень тяжелой операции украинских спецслужб на оккупированной территории Донбасса, только увеличило пропасть между властью и патриотической частью общества. И заодно ухудшило отношения Украины и Нидерландов: в Гааге освобождение Цемаха было воспринято как фактическое нежелание Украины содействовать объективному расследованию катастрофы.

Нечто подобное произошло и сейчас, когда в списках по обмену, касающихся Донбасса, появились фамилии людей, не имеющих никакого отношения к войне на востоке Украины – «беркутовцев», участвовавших в уничтожении «небесной сотни» на Майдане 2013-2014 годов, и террористов, организовавших взрыв в годовщину Майдана в Харькове – тогда тоже погибли люди.

Выдачи «беркутовцев» в Кремле требуют уже давно. И, вероятно, вовсе не потому, что в Москве они кого-то интересуют персонально. Само освобождение людей, которых обвиняют в убийствах – это то же самое углубление пропасти, которую в Москве продолжают упорно рыть. Пропасти между украинской властью и обществом.

В Москве смогли понять, в какую ловушку можно заманить Зеленского, – и успешно заманивают. Украинскому президенту необходимы успехи в вопросе прекращения войны на Донбассе. Но поскольку сам конфликт не прекращается, освобождение людей сегодня – единственная реальная возможность продемонстрировать хоть какой-то прогресс, причем понятный каждому человеку.

Ради этого прогресса украинский президент пошел и на освобождение бывших сотрудников «Беркута», и на игнорирование позиции родственников убитых в Киеве и Харькове, и на слом юридической процедуры, который любому непредвзятому человеку не мог не показаться вопиющим беззаконием в российском или белорусском стиле, и на согласие с «очищением» освобожденных – то есть на отказ от их дальнейшего юридического преследования. Но результат – есть. Люди – дома.

Однако это – гуманитарный аспект проблемы. А есть еще и политический: эффект от освобождения пленных скоро исчезнет, а глубина пропасти не изменится. При этом Кремль будет действовать в том же духе и дальше – обещая прекратить конфликт или хотя бы «просто прекратить стрелять», побуждать Зеленского к таким решениям, которые будут все в большей степени углублять пропасть и, в конечном счете, вызовут взрыв. На что, собственно, и рассчитывают в Москве.

https://belsat.eu/ru/news/obmen-plennymi-kolonka-portnikova/
Krynica

Основа дружбы с Россией — газ, диверсия и коррупция

Ценности у интеграции на постсоветском пространстве – российский газ, российская нефть и политическая коррупция. И когда оказывается, что какая-то страна готова от этих «ценностей» отказаться, то не помогают ни пропаганда, ни «русский мир», ни русский язык.

После встречи с российским президентом Владимиром Путиным президент Молдовы Игорь Додон заявил, что принято принципиальное решение о выделении его стране кредита в 300 миллионов долларов «на инфраструктурные проекты».

Эта сумма несколько меньше той, которую просил у Москвы новый молдавский премьер, бывший советник Додона Ион Кику. Но что самое важное – Молдова получит эти деньги как раз перед президентскими выборами, которые запланировали на ноябрь 2020 года. И Игорь Додон получит возможность потратить российские деньги на латание бюджетных дыр и на «социальный подкуп» избирателя.

Собственно, это практически те же самые деньги, которые Владимир Путин «одолжил» украинскому президенту Виктору Януковичу в непростые дни Майдана 2013-2014 годов.

Только тогда речь шла, разумеется, не о миллионах, а о миллиардах долларов – с поправкой на Украину и ее размеры. Но суть оставалась той же: помочь стороннику Кремля с бюджетными проблемами и маргинализацией протеста проевропейских сил, чтобы позволило сохранить власть.

С тех пор рычаги российской политики, как видим, изменились не сильно. Когда стало известно о российско-молдавских договоренностях, также появилась информация и о соглашениях, достигнутых пятью украинскими компаниями с «Газпромом» относительно прямых закупок российского газа.

Это, собственно, и есть та схема, о которой говорил Владимир Путин во время пресс-конференции руководителей стран «нормандского формата» в Париже: «дешевый газ для промышленности». А проще говоря – пока Россия не может подкупить украинскую власть, она пытается подкупить украинских олигархов. Чтобы уже с их помощью либо сделать сговорчивее Владимира Зеленского, либо в будущем добиться появления более лояльного украинского президента – ведь олигархические кланы явно на это могут повлиять.

Кремль ведет себя также отнюдь не только с путинских времен. С Александром Лукашенко вот уже 25 лет, заметим, применяется все та же тактика – суверенитет в обмен на деньги. Декабрьские встречи президентов России и Беларуси завершились без каких-либо конкретных результатов именно потому, что Владимир Путин в который раз пытается обменять свою финансовую помощь на «углубленную интеграцию», проще говоря – на поглощение Беларуси Россией. И оказывается, что ничем другим, кроме как этой финансовой помощью Путин не может привлечь соседей.

В Москве часто утверждают, что евразийская интеграция, которая при ближайшем рассмотрении оказывается превращением соседних стран в российские сателлиты, является альтернативой Европейскому Союзу. Но когда создавался Европейский Союз, его создатели думали не только об экономическом потенциале Европы, но и об общих ценностях, которые должны объединять европейские народы. И, кстати, любые попытки ревизовать эти ценности и поставить их под сомнения и создают кризисную атмосферу в ЕС – несмотря на всю материальную заинтересованность участников объединения в его дальнейшем существовании.

А у интеграции на постсоветском пространстве ценности совсем другие – российский газ, российская нефть и политическая коррупция. И когда оказывается, что какая-то страна готова от этих «ценностей» отказаться, сразу же становится очевидным, что с путинской Россией ее ничего не объединяет – не помогают ни пропаганда, ни «русский мир», ни русский язык.

Поэтому в Кремле так дорожат возможностью этого подкупа. Поэтому в наше время главные друзья России – это вовсе не армия и флот, а газ, нефть, диверсия и коррупция.

https://belsat.eu/ru/news/osnova-druzhby-s-rossiej-gaz-diversiya-i-korruptsiya
Krynica

Путин и граф Потоцкий

Для украинского наблюдателя – да и просто обыкновенного украинца, обучавшегося даже не в современной украинской, а даже в украинской советской школе – пассаж Владимира Путина о придуманной графом Яном Потоцким украинской идентичности – это скорее политический анекдот, доказательство невежества бывшего сотрудника КГБ, заговорившего на исторические темы. Но анекдотом все это было бы, если бы исходило от обычного пенсионера, который развлекает своими познаниями других отставных чекистов во время партии в "домино" в каком-нибудь старом московском или питерском дворике. И анекдотом все это было бы, если бы не отражало подлинных политических взглядов Путина, который привычно подверстывает историю под эти свои воззрения.

В России принято считать, что эти взгляды появились у Путина уже после его избрания президентом, когда нового главу государства снабдили необходимой литературой “доброжелатели” из числа русских шовинистов – обычно называют кинорежиссера Никиту Михалкова, который, как и Путин – горячий поклонник философа Ивана Ильина, одного из самых крупных шовинистических идеологов. Но такое представление о Путине исходит из либеральной среды, а в этой среде, разумеется, очень отдаленно представляют себе настроения среды, в которой формировался Путин – партийного и чекистского аппарата 80-90 годов прошлого века.

В этой среде – по крайней мере, у русских и “околорусских” ее представителей – русский шовинизм и империализм как таковой давно уже победили коммунистическую утопию. Собственно, это все началось со Второй Мировой войны, с тоста Сталина о “великом русском народе”, но окончательно стало утверждаться тогда, когда Михаил Суслов занял ведущее место на идеологическом Олимпе. При этом нужно понимать, что русский шовинизм был одновременно и убеждением аппаратчиков, и доказательством”самостоятельности” их мышления, своеобразной “фрондой”, протестом против засилья “днепропетровской группы” Леонида Брежнева и его земляков.

И в этом смысле, как это ни парадоксально для тех лет, этот протест удивительным образом сочетался с глухим неприятием, с которым русские шовинисты в церкви воспринимали усиление влияния киевского митрополита Филарета, который стал фактическим главой РПЦ при престарелом и немощном патриархе Пимене.

То есть почва для торжества русского шовинизма была уже унавожена, он становился религией партийных бюрократов, чекистов и церковников в России еще тогда, когда в других союзных республиках даже не отдавали себе отчет в его силе и распространенности, хотя и тогда он уже прорывался на поверхность. Усиление русификации, жестокие репрессии по отношению к тем, кто выступал за права своих народов, антисемитизм, который стал «хорошим тоном» и в партийном аппарате, и в государстве вообще – все это были его очевидные признаки. А еще – Пикуль, Распутин, Белов, Куняев. Новая русская литература.

Русь моя, рождаемость низка!

Но, как чудо, что в тебе исконно,

Нынче ненца, завтра коряка

Ты в свое усыновляешь лоно.



Словом, будь “всяк сущий в ней язык”!

Но, коль не хватает русской плоти,

Выручает “друг степей калмык” –

Изучайте перепись – поймете…

Оставалось дождаться только краха коммунизма и преодоления кризисных явлений постперестроечного десятилетия, чтобы все это естественным образом восторжествовало, оказалось идеологией Российского государства, общества и Русской православной церкви.

Оставалось дождаться Путина.

Путин ведь не в первый – и не в последний – раз говорит об “искусственности” Украины. О том, что это – придуманное государство и выдуманная нация. Он рассказывает об этом на пресс-конференциях и объясняет западным политикам – тому же президенту США Джорджу Бушу-младшему или федеральному канцлеру Герхарду Шредеру. Для него это – и убеждения, которые разделяются его средой, и политическая программа, которую он осуществляет.

Эту программу не очень сложно реконструировать. Путин, считающий – как он еще раз напомнил на своей пресс-конференции – “странноватым” “решение Ленина” о создании СССР, всего лишь разделяет позицию другого советского руководителя – Иосифа Сталина, в 1922 году настаивавшего на том, чтобы советские республики, к тому времени оккупированные Красной Армией, вошли в состав Советской России в качестве автономий. В этом знаменитом споре Ленина и Сталина победил Ленин, но Сталин, оказавшийся спустя несколько лет настоящим преемником большевистского вождя, сделал все возможное, чтобы никакого суверенитета у союзных республик не было.

Зато ленинская модель создала условия для относительно безболезненного распада “второй Российской империи”. И задача Путина, который говорит, что сейчас “разбирается” с последствиями ленинского государственного строительства, хочет вовсе не восстановить Советский Союз, а исправить “ошибку” Ленина и выстроить Российское государство таким, каким его изначально хотел видеть Сталин. В его знаменитом призыве к Лукашенко “присоединяйтесь к России областями” нет никакого эпатажа, а есть убеждения. Потому что Путин может еще понять, чем отличаются от русских чеченцы или буряты и почему у них может быть какая-то там автономия, а чем отличаются от русских украинцы или белорусы, он не понимает и понимать не хочет. Потому что “мы – один народ”. И это – не слова, а политическая программа-максимум.

Но если эту программу не удается воплотить в жизнь, то остается формировать союзное государство с Беларусью и “откусить” от Украины территории, “подаренные” ей большевиками. Список этих территорий был озвучен в крымской речи Путина и он вновь подтвердил свои претензии на итоговой пресс-конференции, когда говорил об “исконно русских территориях, которые к Украине вообще не имели никакого отношения”. Кстати, неготовность украинского руководства и общества к возрождению украинской идентичности на этих территориях для Путина – очередное доказательство его правоты.

И это то, о чем я говорю, когда пытаюсь объяснить, что украинские территории, на которых украинская идентичность не утвердится, рано или поздно станут Россией. Ну или Новороссией, если кому-то так приятнее. Это – не просто мечта Путина, это его план. И над осуществлением этого плана он будет работать – а вовсе не над поиском путей прекращения войны на Донбассе, ослаблением санкций и улучшением отношений с Западом.

То есть улучшение отношений с Западом и ослабление санкций ему тоже интересно, но точно не ценой “исконно русских территорий”. Не говоря уже о другом: присоединение украинских и белорусских территорий к Российской Федерации и фактическая перезагрузка ее государственности к 2024 году гарантирует решение так называемой “проблемы 2024” и делает само обсуждение транзита власти в России маргинальным. Потому что в этом случае никакого транзита не будет.

Будет Путин.

И непонимание украинским руководством подлинных целей Путина, детская убежденность команды Зеленского в том, что российского президента интересуют исключительно деньги и выход из кризиса, создают условия для возможного поражения Украины в этой, возможно, последней решающей схватке за утверждение ее государственности и идентичности. Вот почему украинский 2019 год был всего лишь предисловием к российскому 2024 году. И вот почему Владимир Путин, считающий украинцев изобретением графа Потоцкого, был так заинтересован в том, чтобы в нашей стране сменилась власть.

https://bykvu.com/ru/mysli/putyn-y-hraf-pototskyi/
Krynica

Путин и Сребреница

На протяжении десятилетий в России старались не замечать зверства, учиненного вооруженными формированиями боснийских сербов в Сребренице. Доказывали, что глава Республики Сербской Радован Караджич, который несет политическую ответственность за создание возможностей для этого массового убийства, и командующий армией боснийских сербов Ратко Младич, который это убийство осуществлял, - герои и жертвы, а не палачи. Клеветать на Гаагский трибунал. Радоваться - и не только радоваться - тому, что ответственные за убийства остаются на свободе. Перечислять многочисленные награды и премии, которые Караджич за эти годы получил от "патриотической общественности" России означало бы превратить эту статью в научную монографию. Шолоховская премия, орден Андрея Первозванного, "Золотой витязь"... Великий писатель и гуманист, понимаете ли!

Но Караджич хотя бы лично не убивал, он один из идеологов убийств, глава "государственной структуры", которая эти убийства обеспечивала. А вот сам "мясник" - Младич. В Армавире работает "Общество друзей генерала Младича", в России выходят книги о "славянском богатыре", "простые россияне" пишут убийце в Гаагу письма со словами поддержки.

И если вы проанализируете, что же за люди прославляют "мясников" Республики Сербской, кто дает им премии, организует общества, прославляет в интернете, то увидите: они и поклонники "народных республик" в Донбассе - одни и те же люди.

И это неудивительно, конечно. Потому что там был вдохновитель - Милошевич, тут - Путин. Там убивали тех, кто не соглашался или мешал самой идее "сербской Боснии", тут убивают тех, кто мешает идее "русского мира". И тут, и там проходимцы держались за власть благодаря тому, что натравливали свои народы на соседей, объявляя их главными врагами. И тут, и там - кровь.

И вот человек, который уже стал символом этого бесконечного убийства, настоящим политическим преемником всех Милошевичей, Караджичей и Младичей этого мира, выходит к микрофонам и говорит, что украинцы устроят Сребреницу в Донбассе, если регион будет освобожден от оккупантов.

Украинцы. Устроят. Сребреницу. Украинцы, которые еще пять лет назад освободили и Краматорск, и Славянск, и Мариуполь, - и какая там Сребреница? Украинцы, которые уже пять лет живут бок о бок с беженцами из Донбасса, такими же украинцами. Украинцы, которые буквально каждый день общаются с теми, кто приезжает с оккупированных территорий, такими же украинцами. Украинцы. Устроят. Сребреницу. Сребреницу, организаторы которой милы сердцу каждого настоящего "русского патриота" и каждого "патриота Донбасса". Кто не видит ничего плохого в "очистке" территории от "чужаков". Кто убивал беззащитных в Сребренице, кто держит беззащитных в подвалах Донбасса. Кто преследует крымскотатарских активистов. Кто захватывает чужие корабли. Кто бомбит госпитали в Сирии. Кто...

Да что там перечислять, Владимир Владимирович. Вы и сами все это хорошо знаете. Мы - не Сребреница. Это вы - ходячая Сребреница.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278035.html
Krynica

Крымская ловушка

Министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал вымыслом «разговоры о жуткой катастрофе в Крыму с правами человека». Впрочем, интересно даже не то, как глава российского внешнеполитического ведомства аргументировал свои слова – особой аргументации там, думаю, и не было просто потому, что нельзя опровергнуть очевидные факты.

Интересно то, что предлагает Лавров тем, кто говорит о нестерпимой ситуации, которая сложилась на оккупированном полуострове. Он предлагает им приехать в Крым и убедиться, как все замечательно. Это примерно та же методология, которой придерживался один из предшественников Лаврова в кабинете на Смоленской площади – сталинский министр иностранных дел Вячеслав Молотов.

В 30-ые годы на Западе немало говорили о тотальном нарушении прав человека во всем СССР. И советское руководство заманивало в страну всех, кого только могло – чтобы показать, как все замечательно. Интеллектуалов, политиков, общественных деятелей. Кто-то не поддавался на демонстрацию бесконечных потемкинских деревень. Для кого-то, как, например, для знаменитого немецкого писателя Лиона Фейхтвангера поездка стала настоящей репутационной катастрофой. Но тем не менее советская пропаганда получала свой эффект: видите, как все замечательно! Зря идут эти разговоры о репрессиях и нарушении прав человека.

И, разумеется, если приезжал не писатель, не левый активист, а какой-нибудь уважаемый депутат «буржуазного парламента», предприниматель или даже настоящий министр, то это становилось самой настоящей победой – видите, даже они вынуждены признать, что с нами нужно работать, что мы – законная власть, которая ничего не нарушает.

Аналогии с Крымом тут еще точнее прослеживаются хотя бы потому, что западные демократии долгое время не хотели признавать самой законности большевистской власти и, в общем-то, Ленин и Сталин были в той же ситуации, в которой сейчас находится Аксенов. Только Аксенов – участник процесса аннексии Крыма, а Ленин и Сталин аннексировали всю Россию целиком.

Кремль Путина, похоже, идет тем же путем, которым шел Кремль Сталина. Если в случае с Донбассом российское руководство пытается принудить Киев к прямым переговорам с главами марионеточных администраций так называемых «народных республик», то в случае Крыма нужно заманить на полуостров как можно большее количество западных «парламентариев и политиков».

В том и другом случае речь идет о легитимизации. В первом случае – о легитимизации режимов «народных республик», о доказательстве того, что на украинской территории теперь уже не одно, а целых три государства. Во втором случае – о легитимизации аннексии Крыма, признании его российского статуса.

И к правам человека это стремление привезти в Симферополь западного визитера и продемонстрировать его встречу с Сергеем Аксеновым в программе «Время», уверен, никакого отношения не имеет.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-krymskaya-lovushka/30296546.html