Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Krynica

Пациент скорее жив

Во встречах глав внешнеполитических ведомств стран "Нормандского формата" интересно не то, что они не принимают никаких решений, а то, что они встречаются вообще. Как известно, согласно договоренностям глав государств, до конца декабря именно министры должны были утвердить "дорожную карту" выполнения Минских соглашений. И именно министрам предстоит констатировать, что никакой "дорожной карты" так и не появилось. Максимум, что могут себе позволить главы внешнеполитических ведомств - так это обменяться собственными проектами "дорожной карты" и тянуть время.

И это - то, что их объединяет. Павлу Климкину совершенно очевидно, что украинский парламент не будет принимать какие-либо решения законодательного характера по будущему Донбасса по крайней мере до того времени, пока на оккупированных территориях не обеспечена безопасность. Да и превращение этих территорий в некую самопровозглашенную автономию в составе Украины в Киеве никому не нужно. Поэтому украинский министр будет интересоваться у российского, что с безопасностью.

А у Сергея Лаврова - задача другого плана: обеспечить сохранение за Россией контроля над оккупированным Донбассом до момента, пока не удастся "втиснуть" его в Украину на российских условиях или пока власть в Киеве не сменится на пророссийскую. К тому же в Кремле хотят понять, какими будут первые действия на украинском направлении новой американской администрации. А потом - выборы во Франции, выборы в Германии. Куда спешить?

Для Франка-Вальтера Штайнмайера эта встреча министров вообще может стать последней. Уже в феврале глава немецкого внешнеполитического ведомства будет избран президентом ФРГ. Так что задача Штайнмайера - чтобы ситуация не ухудшилась, а пути ее решения будет искать уже его преемник в министерстве.

А для Жана-Марка Эро вообще важно не предпринимать никаких резких движений. Франция уже вошла в предвыборный период, правящие социалисты в непростой ситуации, поэтому администрации Олланда важно как не подводить своих партнеров по Евросоюзу, так и не предпринимать никаких демаршей по отношению к России, на восстановлении отношений с которой настаивают все ведущие участники президентской гонки.

Что можно решить в такой ситуации? Практически ничего. Министры встречаются исключительно для того, чтобы собственным присутствием продемонстрировать, что пациент - Минский процесс - скорее жив, чем мертв.

http://rus.newsru.ua/columnists/29Nov2016/pacientskoreejiv.html
Krynica

Интеграция заболевших

Председатель Европейского парламента Мартин Шульц заявляет о готовности Еврокомиссии и Европарламента отменить визовый режим с Украиной, а ответственность за задержку возлагает за национальные правительства. Это определенный поворот не только во взаимоотношениях Украины с Европейским Союзом. Это свидетельство серьезного системного кризиса в самом Евросоюзе. Объединение европейских стран оказалось практически не способно отвечать по собственным счетам.

Первым симптомом назревающего паралича стал пресловутый нидерландский консультативный референдум относительно соглашения об ассоциации ЕС и Украины. Парламент и правительство Нидерландов до сих пор не могут определиться относительно процедуры ратификации. Конечно, можно было бы сказать, что сам закон о референдуме, позволивший вынести на рассмотрение граждан многосторонний документ и не определивший, как парламент должен относиться к решению части граждан, которые в нем участвовали (напомню, что большинство голландцев остались равнодушны к голосованию) - триумф безответственности и популизма.

Да, это правда. Но премьер-министр Нидерландов Марк Рютте - уж точно не пример политика-популиста. Если поверить Мартину Шульцу, который назвал список стран, сомневающихся в целесообразности исполнением Европейским Союзом своих обязательств, то следует признать, что и их руководителями являются вовсе не политики-популисты.

Напротив, популизм в Европе только начинается - буквально несколько лет, и он захватит практически весь континент! Так что же получается - этот триумф популизма, это откровенное нежелание западных политиков проявляет ответственность и мужество, эта готовность заигрывать с толпой и обманывать электорат разрушит единую Европу?

Разрушить не разрушит, но ослабит - явно. И в этой ситуации для Украины совершенно правильно выработать для себя комфортный режим взаимоотношений с Европейским Союзом. Соглашение об ассоциации - замечательно, даже во временном режиме, который не налагает на нас дополнительных обязательств. Безвизовый режим - прекрасно, будем ожидать окончания процедуры. Но мы должны понять: это наши соседи вступали в здоровую организацию.

А современный Европейский Союз серьезно болен. Не безнадёжно - но хронически. И нам нужно дать европейцам возможность найти лекарство от этой болезни, создать дееспособную структуру, которая будет достойна интереса Украины и участия в которой будет достойна Украина.

А пока мы вынуждены наблюдать интеграцию страны, которая только оправляется от своих болезней, с заболевшим и уставшим организмом.

http://rus.newsru.ua/columnists/24Nov2016/integraciazabolevshih.html
Krynica

Непробудное будущее

Растянувшееся на несколько дней прощание с Исламом Каримовым возвращает нас к почти забытому жанру сталинских похорон. В первые дни марта 1953 года каждому было ясно, что диктатор при смерти, что просто так медицинские бюллетени публиковать не будут, - но большая часть населения (именно населения, а не дежурных пропагандистов Кремля) отчаянно не хотела верить в саму возможность смерти вурдалака. А затем, когда о смерти все же сообщили, погрузилась в страх, истерию и слезы и бросилась в новую московскую "ходынку", чтобы в последний раз увидеть еще не забальзамированное тело.

В Узбекистане сейчас происходит практически то же самое. Любому здравомыслящему человеку понятно, что медицинское заключение о болезни Каримова не опубликуют просто так: потому что ранее никогда ничего не сообщали, а президент не отличался крепким здоровьем на протяжении практически всего своего правления. Такие документы обнародуются только тогда, когда элита понимает, что прощание с диктатором неизбежно, - и начинает готовить к нему население, попутно определяясь с преемником. Но при этом огромное количество людей - социальные сети и дискуссии комментаторов связанных с центральноазиатской тематикой интернет-изданий дают об этом представление - упрямо не хочет верить в саму возможность смерти Каримова. Нет, конечно, враги будут посрамлены, он выздоровеет и будет править еще долго-долго на зависть шакалам. И это о 78-летнем человеке, чье неважное физическое состояние в последние годы было заметно невооруженным глазом.

Даже когда вполне расположенные к Каримову комментаторы позволяют себе усомниться в том, что он жив, или публикуют фотографии срочной "зачистки" и уборки Самарканда - родного города президента и места захоронения его родственников - они моментально причисляются другими читателями к "врагам народа" и провокаторам.< Можно, конечно, решить, что это официальный Ташкент организует армии троллей для поддержания мифа о жизнеспособности и скором выздоровлении Каримова. Но, думаю, официальному Ташкенту не до фейсбука.

Нет, это обычный летаргический сон. Это упрямое нежелание просыпаться. Это то состояние, в которое Сталин погрузил Советский Союз и в которое Каримову удалось погрузить Узбекистан. Когда ты находишься внутри этого сна, тебе кажется, что его окончание - то есть смерть правителя - означает твою собственную смерть. Ты так отчаянно путаешь смерть с жизнью, что можешь и в самом деле спутать начало оттепели с наводнением, ты боишься захлебнуться, ты настолько привык к мертвечине, что жизнь кажется тебе зловонием.

И ты не веришь, что это чужая смерть. Ты думаешь, что твоя. Единственное, на что ты надеешься, - это на то, что он не умрет, в очередной раз посрамит врагов и будет и дальше держать тебя и всех остальных за горло железной рукой. И если уж окажется, что он смертен, ты будешь надеяться, что следующий так быстро ухватит тебя за горло, что ты не сумеешь вдохнуть полной грудью.

Только бы не вдохнуть! Именно поэтому умершие со Сталиным так ненавидели Хрущева, понапрасну надеялись на Брежнева, презирали Горбачева с Ельциным - и только с появлением Путина даже уже не они, а воспитанные ими в мечте о страхе дети и внуки начали, наконец, погружаться в спасительную летаргию. Тот, кто сегодня умирает с Каримовым, тоже надеется только на одно - на то, что никогда ничего не будет меняться, что следующий тоже будет "родным отцом", что можно будет так же счастливо и преданно проспать до следующего медицинского заключения.

http://mirror711.graniru.info/opinion/portnikov/m.254227.html
Krynica

100 дней и предчувствие паралича

Дискуссия о результатах первых 100 дней пребывания у власти Кабинета Владимира Гройсмана, как правило, сводится к разговору о том, чего смогло и чего не смогло добиться новое правительство. Однако на самом деле нужно говорить не о правительстве, а о парламенте. Ведь произошла не просто смена премьера, а качественное сокращение правительственной коалиции. Если правительство Арсения Яценюка сразу после внеочередных выборов могло опираться на поддержку сразу пяти парламентских фракций – о таком результате до голосования нельзя было даже и мечтать! - то правительство Владимира Гройсмана могло рассчитывать только на БПП и "Народный фронт", причём этим фракциям пришлось "доукомплектоваться" для того, чтобы правительство смогло начать работу.

На практике это означает то, что принятие принципиальных решений все эти 100 дней всегда сталкивалось с трудностями и компромиссами. Злополучный дрон, летающий над залом заседаний парламента – это не столько символ того, что конфликты между недавними партнёрами по коалиции приобретают системный характер и появляется оппозиция, реально заточенная уже не на поиск компромиссов, а на проведение выборов любой ценой – сколько доказательство того неоспоримого факта, что у коалиции реально не хватает голосов. И каждое голосование требует поддержки депутатских групп, у которых свои интересы. В том числе и экономические. А когда эти интересы сталкиваются с интересами групп по власти, то вместо реформ получается согласование лоббирования.

За 100 дней стало очевидным, что коалиция должна найти в парламенте резервы для своего расширения – тем более, что сегодня позиция "Самопомощи" отчетливо отличается от позиции радикалов и БЮТ и появляется шанс для нахождения взаимопонимания. Но если этого взаимопонимания не будет, правительство – какими бы ни были его намерения - будет вечным заложником у полупарализованного парламента. А это – верная дорога к настоящему параличу власти.

http://rus.newsru.ua/columnists/21Jul2016/paralich.html
Krynica

Предсмертный грех

В ночь с 4 на 5 марта 1953 года ничтожно малая часть советских людей, мечтавшая об избавлении от чудища, впервые за многие годы, если не десятилетия, посмотрела вдаль, услышав по Всесоюзному радио трагические слова о чейн-стоксовом дыхании, вырывавшемся из ослабевшей груди вождя, – в то время как великий советский народ отказывался верить услышанному и готовился биться в истерике, кататься по полу и давиться в очереди, чтобы в последний раз посмотреть на похолодевшее тело.

Никакого иного пути избавиться от людоеда кроме физиологического просто не существовало. Это как в древней сказке про дракона: вот живет он себе в пещере, живет, девушек насилует, деток кушает, авось как подавится и издохнет.

С Уго Чавесом схожая ситуация. Венесуэльский диктатор, вознамерившийся на нефтяные деньги выстроить социализм во вверенном ему государстве, с трудом приходит в себя после тяжелой онкологической операции и не может даже приехать в Каракас на церемонию собственной инаугурации. Но президентом остается: как говорится, мысленно с вами. Ни самому Чавесу, измотанному страшной болезнью, не приходит в голову подать в отставку, ни его соратникам не приходит в голову отпустить смертельно больного человека на покой. Кто-то скажет, что это редкое мужество, – если только не представить себе собственного отца, мужа или брата, которому через неделю после операции нужно не лежать в постели и принимать лекарства, а выстаивать часами на протокольных церемониях, подписывать документы, проводить встречи, совещания и переговоры. Подумали бы вы, что это мужество? Нет, вы бы точно поняли, что это самоубийство, что это маразм. И никогда не поверили бы в разумность и выверенность решений, принимаемых в подобном состоянии.

Тому, кто до сих пор верит, что "сильная рука" или "управляемая демократия" лучше демократии обыкновенной, я бы посоветовал проследить за непростой судьбой Уго Чавеса, отменившего все ограничения для пребывания у власти, только чтобы удовлетворить свое маниакальное честолюбие и жадность. Он оставляет разоренную страну без руля и без ветрил в руках проходимцев и за ее будущее – стабильное будущее – сам не даст и ломаного гроша. Потому и не уходит.

Что же, скажете вы, разве не бывало больных президентов в демократических странах? Конечно же, бывали. Даже на нашей памяти. Президент Рональд Рейган, например, дорабатывал свой второй срок, когда уже начинал страдать болезнью Альцгеймера. Президент Франсуа Миттеран до последнего дня пребывания на посту главы государства не сообщал об онкологическом заболевании. Но оба политика именно что завершали свое пребывание у власти. Никому из них и в голову не пришло бы баллотироваться на следующий срок – даже если бы существовала конституционная возможность, – чтобы провести его на больничной койке. И Рейган, и Миттеран проявили именно что мужество, доработав до окончания мандата, – это было уважение и к себе, и к президентскому институту. А Чавес баллотировался на следующий срок, уже будучи смертельно больным, – и лгал согражданам о своем выздоровлении. И в этом есть очевидная разница - впрочем, хорошо знакомая россиянам.

Авторитарное правление всегда оканчивается маразмом прежде всего потому, что оно непрерывно и несменяемо. К власти приходят энергичные молодые люди, которые в своем нелепом стремлении править вечно, в своем параноидальном отождествлении себя и государства просто не замечают ни болезней, ни старости. И дедушка Путин, и дедушка Лукашенко, и дедушка Назарбаев, и прочие постсоветские старики мнят себя энергичными молодыми лидерами – но их молодость давно позади. Если бы в постсоветских странах действительно работала система сменяемости власти, эти люди были бы почетными – или не очень – пенсионерами, сенаторами или президентами фондов. А так их подданным остается только отмерять уровни маразма на политическом термометре, понимая, что это дыхание Чейн-Стокса не закончится никогда.




Грани.Ру: Предсмертный грех

Тому, кто до сих пор верит, что "управляемая" демократия лучше обыкновенной, я бы посоветовал проследить за судьбой Уго Чавеса, отменившего все ограничения для пребывания у власти, только чтобы удовлетворить свое маниакальное честолюбие и жадность. Он оставляет разоренную страну без руля и без ветрил в руках проходимцев и за ее будущее не даст и ломаного гроша.