Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Krynica

Село без праведника

Телевизионная дискуссия об украинском кино, прошедшая в дни юбилейного кинофестиваля «Молодость», продемонстрировала практически полное равнодушие и политической элиты, и общества к судьбам отечественного кинематографа. Даже один из первых по-настоящему заметных наших фильмов – «Счастье мое» – стал не поводом для отрезвления, а поводом для очередного обмена любезностями. Много лет подряд мы сосредоточены на частностях. Нас не интересует, хорошее или плохое кино снимают, хорошее или плохое кино нам показывают, – мы интересуемся языком дубляжа и политической подкладкой того или иного фильма, способны задать режиссеру вопрос о национальности актера, а не о его таланте. И при этом мы очень хотим, чтобы хорошее кино у нас было – только как-то само собой, без особых усилий. А между тем искусство – и когда речь идет о его творцах, и когда речь идет о его менеджерах – создается не равнодушием, не благими пожеланиями, не политическими спекуляциями, а сумасшедшим энтузиазмом, нередко не понимаемым прожженными конъюнктурщиками и молчаливым обществом. Как не стоит село без праведника, так не живет искусство без энтузиазма. Я не сомневаюсь, что если бы не многолетние – на грани надрыва – усилия Андрея Халпахчи и его команды – то не было бы у нас никакой «Молодости», и не только у зарубежных, но и у начинающих украинских режиссеров не было бы площадки для демонстрации своих первых опытов зрителям.

Я подумал об этом еще в первые дни фестиваля, до телевизионного обсуждения ситуации в украинском кино – когда узнал о смерти легендарного советского кинокритика Георгия Капралова Collapse )
Krynica

(no subject)

Вальс с шахтером
Виталий Портников

На фестиваль израильского кино привезли нашумевший анимационный фильм «Вальс с Баширом». Фильм этот стал одним из настоящих открытий последних лет, привел к ожесточенным дискуссиям – скорее политическим, чем культурологическим. Потому что это фильм о толерантности, о необходимости посмотреть на окружающий мир глазами ближнего, даже если ближний – твой враг. При этом триумфом взаимопонимания фильм так и не стал. Да, он стал одним из событий израильского проката. Да, его смотрели в мире, награждали на многочисленных фестивалях. Но, в конечном счете, это фильм о еврейско-арабском примирении. Так вот, в большей части арабских стран «Вальс с Баширом» был привычно и естественно запрещен – как, впрочем, и все остальные израильские картины. В Ливане – а фильм о ливанской войне, и взгляд на нее глазами израильского солдата и арабского подростка – «Вальс с Баширом» тоже отказались показывать, его видела лишь небольшая группа интеллектуалов, и так, вероятно, понимающая, что элита разоренной войнами и конфликтами страны паразитирует на ненависти к соседям. А ведь такие киноленты снимаются для людей, а не для элит… Collapse )
Krynica

(no subject)

Человеческий Бог

Виталий Портников

Человеку постороннему, не представляющему себе советской атмосферы 70–80 годов, родившемуся уже тогда, когда «Семнадцать мгновений весны» стали гораздо реже показывать по телевизору – ведь появились недоступные прежде западные детективы, – трудно теперь объяснить значение этого фильма и авторитет Вячеслава Тихонова для нашего поколения. Фильм этот для многих был и не детективом вовсе, и даже не приключением, а школой размышления. Как это можно объяснить, как можно воссоздать эпоху, в которой людей методично отучали мыслить, когда уже было ясно, что лучше просто повторять чужое, чем пытаться создать свое. От того времени во всех нас осталась зияющая пустота, после которой и родилась уверенность, что главное в человеке – не он сам, не его внутренний мир, а его благосостояние, – и не важно, каким способом это благосостояние достигнуто.Collapse )
Krynica

(no subject)

Обитаемый остров стабильности

Виталий Портников

Просто бывают в истории такие периоды - как раз перед крахом - когда интеллигентный человек все видит, все понимает, все ощущает, но до такой степени не хочет в это поверить и признать собственную причастность к происходящему, что с легкостью переносит свои выводы на соседний объект, к тому же необыкновенно похожий, по тому же принципу собранный, но отнюдь не обязательно по тому же принципу ломающийся. И в результате из объяснений и выводов исчезает логика, легко, впрочем, восстанавливаемая, когда понимаешь, что это было не о других, а о себе. Collapse )
Krynica

(no subject)

«Другое кино»
Виталий Портников

На одном из телевизионных эфиров мне удалось побеседовать с Отаром Иоселиани. Мэтр пришел, чтобы представить открытие именного зала в одном из киевских кинотеатров. Но в эти дни – практически сразу же после трагедии на Кавказе - меня мало интересовала его замраморевшая слава. Я поинтересовался, почему никто из представителей грузинской интеллигенции, никто из моральных авторитетов далекой маленькой страны и в прошлые годы, и в дни, когда шли бои вокруг Цхинвали и Гори, не попытался выступить с позицией, отличной от позиции собственной власти. Иоселиани ответил мне в том духе, что Грузия часто бывала раздробленной, а потом появился Давид Строитель – и вновь возникло единое государство… Мне хотелось бы думать, что он меня не понял, но я не сомневался, что в его ответе, в его раздраженном тяжелом взгляде я прочитал именно то, что он хотел сказать – не нужно морочить никому голову с абхазами и осетинами, в этом мире есть один интерес, интерес того народа, представителем которого является кинорежиссер. Но убедиться в том, что это и есть позиция Отара Иоселиани, я смог только через несколько дней, когда прочитал на страницах киевского еженедельника «2000» четкий ответ на простой вопрос: «Никакой Осетии никогда не существовало!».
Collapse )
Krynica

(no subject)

Самая еврейская сцена
Виталий Портников
Не знаю, был ли на могиле народной артистки Нонны Мордюковой венок от еврейской общины России. Но уверен, что она заслужила этот венок и добрую память – не только своими знаменитыми ролями, не только своей личностной значимостью, но и участием в фильме «Комиссар».
Причины того, что этот фильм на долгие десятилетия оказался на полке, называют разные. Но, по большому счету, мы прекрасно понимаем, почему так произошло – это история про еврейскую семью и русскую женщину. Про извечный поиск человеческого – и цивилизационного – взаимопонимания. И про торжество человечности над идеологией и предрассудками. То, что русской женщине – к тому же комиссару – удалось найти общий язык с патриархальной еврейской семьей – не могло радовать антисемитскую по сути власть. И именно это – а не что-то другое – и послужило причиной долгой опалы фильма. Collapse )