Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Krynica

Сады Сахарова

Я хотел начать этот текст размышлением о бессмысленности проспекта. Бессмысленности проспекта Сахарова в Москве. Проспект есть, но как насмешка над памятью академика. Вот проспект Андропова - это, конечно же, не насмешка, это и есть суть. А проспект Сахарова в городе, где запрещают выставку к 100-летию Сахарова, - это уже какой-то Оруэлл. Понятно, что они с радостью переименовали бы этот проспект, присвоили бы ему имя какого-нибудь вурдалака, Моторолы какого-то. Но у них рука не поднимается - по крайней мере пока.

Но только это плохое начало. Я, пожалуй, начну иначе. Всякий раз, поднимаясь в Иерусалим, я проезжаю мимо садов Сахарова - и всякий раз радость от встречи с великим городом соединяется во мне с радостью от встречи с великим именем, с тем, что великий город, открывший человечеству саму суть гуманизма, встречает меня именем человека, воплощавшего этот гуманизм в ХХ веке и в государстве, в котором я жил. Сады Сахарова - это и есть настоящее торжество исторической справедливости, это и есть память, выраженная в каждой ветви куда точнее и честнее, чем в асфальте бессмысленного московского проспекта.

Но, может быть, не совсем бессмысленного?

Морозным декабрьским утром 1989 года вместе с народными депутатами СССР от Украины я приехал к Московскому дворцу молодежи на прощание с Андреем Дмитриевичем. Я навсегда запомнил эту растянувшуюся на километры очередь - где теперь все эти люди? Именно это прощание убедило меня, что свобода, о которой мечтал академик и в необходимости которой он убеждал соотечественников, это уже не книжное слово. Что справедливость - это то, к чему нужно стремиться. Что все эти люди, собравшиеся у гроба Сахарова, по существу, еще совсем не старого человека - ему было всего 68 лет - пришли сюда ради благодарности, ради веры в то, что их страну и их собственную жизнь действительно можно изменить.

Да, России, о которой мечтал академик Сахаров, нет. В путинской России его проспекты и улицы - бельмо на глазу. Но сады Сахарова в Иерусалиме есть. И есть улицы в странах, свободу которых он поддерживал с несгибаемой верой и с отчаянным романтизмом даже тогда, когда сама возможность появления этих стран на географических картах казалась политической фантастикой.

А Россия... Ну что Россия. В последний раз я разговаривал с Андреем Дмитриевичем за несколько часов до его смерти, после очередного заседания депутатского съезда. Это была на первый взгляд рутинная беседа, интервью в завтрашний номер: о чем договаривались на встрече Межрегиональной депутатской группы, что будет происходить на съезде. Уже практически закончив беседу и прощаясь со мной, он вдруг улыбнулся и завершил недоговоренную фразу:

- Завтра будет бой.

Эти слова я тоже навсегда запомнил.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.281789.html
Krynica

«Как положено». Российские пропагандисты и день депортации

Министерство иностранных дел России в грубой форме отреагировало на слова государственного секретаря США Энтони Блинкена, напомнившего о сталинских репрессиях по отношению к крымскотатарскому народу и пообещавшего, что его страна будет участвовать в саммите «Крымской платформы». Подчеркиваю – речь идет именно об официальном заявлении российского внешнеполитического ведомства, а не просто, например, о словах спикера российского МИДа Марии Захаровой, известной своими неоднозначными высказываниями. И, похоже, такой тон уже стал привычным для российского МИДа.

Складывается впечатление, что российская дипломатия забыла дипломатический язык. Поверила, что лучшим ответом на любые заявления партнеров будет откровенное хамство. Знаменитая поговорка из советских подворотен – «а у вас там негров линчуют!» – модифицировалась в советском искусстве в «мем» из киноистории про «брата» – «ты мне еще за Севастополь ответишь!» – и перешла в дипломатические документы – «если волнует история, не поздно извиниться за Хиросиму».

Вот только тема Хиросимы давно стала одним из важных аспектов американской политической дискуссии. В 2008 году мемориал в этом японском городе, пострадавшем от атомной бомбардировки, посетила спикер нижней палаты американского конгресса Нэнси Пелоси – она и сейчас занимает этот пост. В апреле 2016 года в Хиросиме был тогдашний государственный секретарь США Джон Керри – сейчас он один из высокопоставленных представителей в администрации президента Джозефа Байдена. Керри отметил, что приехал отдать дань уважения тем, кто погиб. А в мае 2016 года в Хиросиму прибыл тогдашний президент Соединенных Штатов Барак Обама, который призвал всегда помнить жертв авиаудара и пожал руки нескольким японцам, пережившим бомбардировку. «71 год назад смерть упала с неба, и мир изменился», – сказал президент США. Да, слов извинений тогда не прозвучало – именно потому, что в США дискутируют, можно ли было завершить Вторую мировую войну без применения ядерного оружия и какими были бы жертвы, если бы Хиросимы не было, а война продолжалась. Но было проявлено сочувствие, сострадание, соучастие.

Может быть, просто из интереса сравним это с отношением российского руководства к депортации крымских татар? Тем более, что в случае с Хиросимой речь идет о трагедии другого государства, противника в кровопролитной войне, а тут вроде бы граждане общей страны, которых российская власть и сейчас считает своими гражданами. Может быть, кто-то слышал о приезде в Крым в день депортации спикера нижней палаты российского парламента Вячеслава Володина? Министра иностранных дел Сергея Лаврова? Может быть, Владимир Путин пожимал руки выжившим после сталинского геноцида и возвратившимся в Крым? Говорил, что хочет выразить уважение к памяти тех, кто погиб? Нет, не было этого.

Зато теперь российские пропагандисты пишут, что день депортации отмечается на полуострове «не так, как при Украине», а «как положено» – то есть чтобы не очень акцентировать внимание на сталинских преступлениях. Путин, подписавший в 2014 году указ о реабилитации выселенных из Крыма народов, встречавшийся как раз перед днем депортации с представителями «крымской общественности», теперь старается о самой депортации не упоминать. При этом понятно, что вообще замолчать одно из самых отвратительных преступлений сталинского режима не может даже современная Россия.

Вероятно, в Кремле хотят, чтобы большая часть населения Крыма и самой России помнила не о выселении крымских татар, а о бомбардировке Хиросимы.

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-rossiyskie-propagandisty-i-den-deportacii-krymskih-tatar/31263008.html
Krynica

Убивать и замалчивать

Если бы депутатам Государственой думы России вручали что-то вроде национальной "премии Дарвина" за самую безумную законодательную инициативу, то, конечно же, Ямпольская, Жуков и унылый "сенатор"-пропагандист Пушков могли бы посостязаться за эту награду с Яровой, давно ставшей именем нарицательным для обозначения законодательного сумасшествия путинского режима.

Потому что сама идея принять закон, запрещающий историю, - а именно в этом смысл запрета на публичное отождествление роли Советского Союза и нацистской Германии в годы Второй мировой войны - в эпоху интернета и прозрачности информационного пространства это не просто мракобесие, а именно что сумасшествие самих депутатов и тех в Кремле, кто дергает за ниточки эти обветшавшие жуткие куклы.

Это в самом Советском Союзе могли запрещать книги и сажать в тюрьмы за их прочтение. Понятно, что адептам путинской России, этого ошметка сталинизма, очень хотелось бы обратно, к родным вождям. Но как туда добраться в эпоху интернета? Ведь книги можно издавать и за рубежами России. Лекции можно читать и в YouTube. В архивах КГБ можно работать не только в Москве, но и в Киеве - здесь все открыто, приезжайте, читайте, убеждайтесь, что по шкале преступлений по многим пунктам Сталин не только догнал, но и обогнал Гитлера.

Как все это скрыть теперь? Пакт Молотова - Риббентропа? Совместный военный парад большевиков и нацистов в поруганной диктаторами Польше? Катынь? Массовые изнасилования и репрессии против мирного населения - да, и отнюдь не только в Германии, хотя непонятно, почему нужно оправдывать массовые изнасилования и убийства в Германии. И как нужно ненавидеть собственный народ, чтобы пытаться удержать его в моральной бездне незнания и неуважения к правде. Пытаться внушить, что быть гражданином преступного государства - это честь, а не замечать и даже одобрять преступления этого государства - это и есть патриотизм?

Это нежелание отделять добро от зла, понимать, что борющееся за суверенитет государство может совершать военные злодеяния, что рядом с героизмом и стремлением сражаться за родину может быть и банальное мерзкое преступление, совершенное тем же героем, - тем и страшна война, что она уродует души - и так уже сыграло с российским обществом злую шутку. Это было доказано чеченскими войнами, которые привели к расчеловечиванию российских силовиков и широкой общественной поддержке полковника Буданова. Именно поэтому россияне так равнодушно в массе своей реагируют на вторжение своего государства в другие страны, на бомбардировки Алеппо, на пытки в донецких подвалах, на похищения в Крыму, на массовые изнасилования в Центральноафриканской Республике. Эти преступления, в отличие от преступлений Второй мировой войны, происходят на наших глазах и дают основания сравнивать не только сталинский и гитлеровский, но и путинский и сталинский, путинский и гитлеровский режимы. И это, кстати, никакими законами пока что не запрещается.

И да, признаю, что Владимиру Владимировичу, при всей крови, прилипшей к его загребущим рукам, до Сталина и Гитлера еще далеко. Есть над чем работать.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.281701.html
Krynica

Фултонская речь Патрушева

Секретарь Совета безопасности России Николай Патрушев заявил газете "Коммерсант", что интервью президента Соединенных Штатов Джозефа Байдена, в котором тот согласился с определением Владимира Путина как убийцы (журналистка использует английское killer, слово "убийца" в присутствии Патрушева она просто опасается произносить), сравнимо со знаменитой Фултонской речью Уинстона Черчилля - речью, после которой цивилизованный мир согласился с необходимостью бросить вызов сталинизму, только усилившему свою волчью хватку после Второй мировой войны.

Но Байден не произносил никаких фултонских речей, он упомянул о Путине вскользь, и то только потому, что его спросили о незадачливом кремлевском правителе. На самом деле Фултонскую речь произносит Патрушев.

Если попросить пересказать содержание этой речи для учащихся младших классов, то вся она может уместиться в одной фразе: а у вас в Америке негров линчуют! Ну в самом деле - это не Россия концентрирует свои войска у границ Украины, а Киев "решает свои вопросы за счет Донбасса". Это не Россия устраивает хакерские атаки в западных странах ("очередное огульное обвинение"), а американцы не реагируют на предложение Путина о сотрудничестве в киберпространстве. Это не Россия проигрывает пандемии, отправляя вакцину в другие страны, а США, где уже вакцинированы десятки миллионов граждан. Это не Россия травила Скрипаля или Навального ("доказательств - ноль"), а США разрабатывают биологическое оружие у российских и китайских границ. Это не Россия использует свой газ или вакцины в качестве политического инструмента, а США помогают другим государствам ради их закабаления еще со времен Вудро Вильсона. Но при этом с ужасной, всех закабаляющей и обманывающей страной чертовски хочется поработать - "сценарий нормализации отношений был бы оптимальным".

И этим Фултонская речь Патрушева отличается от Фултонской речи Черчилля. В день ее произнесения Черчилль не хотел сотрудничать со Сталиным. Он хотел победить Сталина и коммунизм - пусть иными методами, чем Гитлера и нацизм, и с исторической точки зрения у него это получилось.

А Путину, Патрушеву и другим наперсточникам в штатском очень хочется, чтобы Байден обратил на них внимание. Они и злодейства свои устраивают именно для того, чтобы в мире поверили, что они все еще руководят сверхдержавой, а не ржавой, разворованной и заплеванной бензоколонкой с ракетами. И они все еще не понимают, почему вместо признания они удостаиваются лишь уничижительных оценок - да и тех мимоходом.

И именно поэтому они рано или поздно проиграют.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.281477.html
Krynica

Император Геленджика

Когда я знакомился с расследованием ФБК, посвященным путинскому дворцу под Геленджиком, меня все время преследовало чувство, что все это я уже видел. Примерно тот же стиль, примерно тот же язык обличения, примерно тот же интерес аудитории. Но вот только где?

Вспоминать долго не пришлось. Конечно же, Межигорье, Межигорье Януковича, по которому после Майдана 2013-2014 годов водят экскурсии. Да, конечно, теперь, когда я увидел дворец Путина, я понимаю, что тогда коррупционный Гулливер был в стране лилипутов, а сейчас он попал в страну великанов. Но суть-то от этого не меняется. Все те же амбиции случайных людей, которые научились разве что разворовывать государство. Все та же дорогостоящая безвкусица, которая просто зашкаливает в каждом кадре каждого жилого и нежилого помещения. Все то же искреннее непонимание, почему мне так нельзя, если я царь. Все то же стремление - при искреннем непонимании, почему так нельзя, - записать собственное имущество на подставных лиц. Все тот же интерес аудитории, которая только открывает рот от этого псевдокупеческого размаха, пытающегося выдать себя за псевдодворянский. В России, разумеется, больший метраж и больше охраны, чем в Украине. Так и Украина - не Россия.

Когда украинские активисты и журналисты проводили дни и ночи под Межигорьем, рассказывая о незаконной приватизации бывшей правительственной резиденции и ее показушной роскоши, я писал, что на самом деле Межигорье - не причина, а следствие наших бед, как, впрочем, и украинская коррупция.

Украинская коррупция, которая привела к Межигорью, а потом к восстанию 2013-2014 годов, а потом к торжеству популизма в 2019 году, - следствие абсолютного равнодушия большой части моих соотечественников к будущему Украинского государства и их нежелания это государство строить. А равнодушием и инфантильностью всегда пользуются воры и казнокрады.

Это то, о чем не говорит Алексей Навальный в своих расследованиях. Дворец в Геленджике - следствие российской коррупции. А российская коррупция - прямое следствие того, что большинство россиян воспринимает чудище, возникшее на развалинах Советского Союза, в качестве полноценного государства, которого все боятся, которое все должны уважать и которое опять наводит порядок там, где посчитает нужным. Ну и большинство россиян, как, впрочем, и большинство украинцев или белорусов, даже и не думает стать участниками перемен в этом государстве, превратить коррупционную империю в Родину.

Понимания первопричин коррупции нет ни у тех, кто этой коррупцией занимается, ни у тех, кто эту коррупцию расследует, ни у тех, кто возмущается коррупционными злоупотреблениями. И этим безразличием, этим инфантилизмом, как и в Украине, в России пользуются воры и казнокрады. И, разумеется, правителем такого государства всегда будет император Геленджика.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280851.html
Krynica

Старое платье короля

Когда вновь сталкиваешься с попыткой убийства, совершенного российскими специальными спецслужбами, - или с убийством свершившимся, ведь и таких преступлений немало в новейшей российской истории, - всегда задаешься вопросом: а зачем, собственно, они это делают?

Конечно, убийство политического противника - в самой природе авторитаризма. Но именно сильного противника, способного сокрушить режим, подорвать сами основы его существования. Понятно, зачем убивают человека, который может победить на президентских выборах. Зачем пытаются устранить популярного журналиста, чьи расследования могут привести представителей власти на скамью подсудимых. Зачем хотят убить профсоюзного вожака, который способен организовать общенациональную забастовку и создать проблемы для экономики и прибылей спонсоров авторитарной власти. Во всем этом есть, пусть и преступная, но логика.

В путинской России убивают тех, кто никак не может повлиять на сами основы существования власти - потому что, как и во времена Советского Союза, такая некомпетентная, архаичная и жадная власть может уничтожить только сама себя, что, в конечном счете, и произойдет. Но пока что эта власть полностью контролирует зачищенное политическое поле, судебную систему, медиа и экономику. Она может не заботиться о рейтингах. Сила такой власти - и это показали последние событий в соседней Беларуси - зиждется не на народной поддержке, а на грубой самоуверенной силе, и пока эта сила есть, мнение народа может быть проигнорировано. Расследование воровских наклонностей этой власти тоже ничем ей не угрожает. Нет правоохранительных органов, способных превратить работу активистов в реальные уголовные дела, и нет судов, способных вынести по этим делам приговоры. Ничего нет. И угрозы никакой нет. Главный враг Путина - сам Путин. Будет Путин - не будет России.

Тогда откуда эта неуемная страсть к убийствам? Зачем убивать Политковскую? Зачем убивать Немцова? Зачем травить Литвиненко? Зачем травить Навального? И, конечно же, этот список может быть продолжен фамилиями людей, которые в последние годы умерли от сердечных приступов или покончили с собой - рано или поздно мы узнаем, что с ними произошло на самом деле. Ведь и о том, что один из лидеров ОУН Лев Ребет был убит, а не умер своей смертью, стало известно только тогда, когда западным спецслужбам сдался убийца Степана Бандеры, рассказавший, что случилось с Ребетом.

Они убивают из раздражения и из удовольствия. Это инстинкт самозванцев, пришедших к власти по чистой случайности, в разгар клановой борьбы и в результате государственной деградации. Почему президентом России оказался Владимир Путин? Из-за какой-то своей выдающейся политической активности и замечательных менеджерских качеств или потому, что одуревшая от своих новых возможностей ельцинская семья вместе с приближенными циничными нуворишами лихорадочно искала "регента", способного обеспечивать ее интересы? Как зовут источник власти Путина - российский народ или просто Борис Абрамович? И хочется ли себе на таких властных вершинах признаваться, что ты - никто и когда твоя власть закончится, буквально все скажут об этом в полный голос, даже Грызлов с Медведевым?

Поэтому каждый, кто говорит это уже сегодня, вызывает неуемное раздражение и желание немедленно покончить с мерзавцем, чтобы больше не вякал. Вот просто взять и раздавить одним пальцем. И в этом не только раздражение, в этом еще и удовольствие - только я решаю, кому жить, а кому умереть, кто герой, а кто предатель. А все остальные смотрят и аплодируют, что им еще остается. И если в аплодирующей толпе вдруг появляется мальчик, скандирующий, что король голый, то этот мальчик на следующий день умирает от панкреатита. Или от сердечного приступа.

Это и есть хороший конец сказки про новое платье короля по-путински. Король, конечно же, от этого одетым не становится. Но чувствует себя отомщенным.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280617.html
Krynica

Сверхновый класс

Постороннему наблюдателю достаточно трудно понять, почему жизненные успехи бывшего зятя Владимира Путина вызывают такое общественное возбуждение, будто человек, женившийся на президентской дочери, не имеет права на какие-то несчастные акции какой-то несчастной нефтяной кампании по льготной цене. А кто же тогда имеет право, прошу прощения? Кто имеет?

Будто в советское время не было пословицы "не имей сто друзей, а женись как Аджубей" - о хрущевском зяте, главном редакторе "Известий". Да, конечно, Алексей Аджубей был блестящим человеком, настоящим профессионалом - могу это с уверенностью засвидетельствовать. Ну а если бы не был таким блестящим, допустим, а был бы просто зятем - что помешало бы ему стать главным редактором ну пускай не "Известий", а какой-нибудь "Социалистической индустрии"?

Зять следующего главы государства, Юрий Чурбанов, никакими выдающимися способностями не отличался, но стал генерал-полковником и первым заместителем министра внутренних дел СССР. "Не имей сто баранов, а женись как Чурбанов" - это уже следующая поговорка, не такая известная, ну так и Чурбанов не Аджубей и Брежнев, честно говоря, не Хрущев. Ну а времена ранней российской демократии? Один из зятьев первого российского президента Валерий Окулов, между прочим, возглавлял "Аэрофлот" и был заместителем министра транспорта. А уж другой зять, бывший глава президентской администрации Валентин Юмашев, почти Аджубей, но все же не совсем, известен всем и каждому и до сих пор числится советником президента Российской Федерации. И мне кажется, что этот человек поудачливее Кирилла Шамалова - просто никто и никогда на пушечный выстрел не приблизится ни к нему, ни к его родственникам. Это вам не путинских зятьев разоблачать. А почему? А потому что с этих людей все и началось.

Ведь что было у Алексея Аджубея и Рады Хрущевой помимо какого-нибудь распределителя, спецталонов и возможности выезжать за рубеж? Прекрасная квартира на Тверской - но кто этому сейчас позавидует? А тогда, конечно, завидовали. Тогда Михаил Восленский и Милован Джилас писали о номенклатуре, новом классе "слуг народа", подчинивших себе общество и пользующихся льготами и возможностями, о которых обычный человек и мечтать не мог. Но все это было, конечно же, неравномерное распределение убожества. Клетки в цековских домах - метраж побольше. Спецполиклиника - врач по блату. Спецпаек - красная икра и осетрина первой свежести. Государственная дача. Путевка в Болгарию. Поездка во Францию в составе правительственной делегации. Машина. Наша. В особом случае - подержанная иномарка. Господи, какая скукотища!

Поколение номенклатурщиков и чекистов перестройки с этим убожеством мириться уже не хотело, но и власти лишаться не желало. На вопрос, как управлять по-старому, но жить по-новому, был дан окончательный ответ в 2000 году, хотя, конечно же, подготовка началась раньше, гораздо раньше, при других зятьях. И вот теперь власти у сверхнового класса ничуть не меньше, чем у генеральных секретарей, а денег больше, чем у Рокфеллеров, - кто бы мог о таком мечтать? При этом не нужно заниматься бизнесом, что-то придумывать, быть каким-нибудь Гейтсом, Маском или Джобсом. Нужно просто получить должность и безнаказанно разворовывать страну под аплодисменты счастливых подданных. Ну или жениться на дочери того, кто занимает должность.

"Если денежек мало - так женись как Шамалов".

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280507.html
Krynica

Донбасс: между Приднестровьем и Гагаузией

Комментаторы итогов президентских выборов в Молдове, на которых проевропейский кандидат Майя Санду одержала победу над пророссийским главой государства Игорем Додоном, как правило, рассуждают о вызовах, которые стоят перед новым руководителем страны. Об экономических проблемах, ситуации с Приднестровьем, взаимоотношениях с Россией, Украиной и Румынией. Итоги выборов по регионам Молдовы интересуют разве что местных наблюдателей. И это закономерно. Молдова – маленькая страна и то, что в Бельцах победил Игорь Додон, а в Орхее – Майя Санду, вряд ли кого-то может всерьез заинтересовать за ее пределами.

Тем не менее, в Молдове есть регион, итоги голосования в котором должны были бы со всем вниманием восприняты в Украине. Этот регион – автономное территориальное образование (АТО) Гагаузия. Единственная на данный момент территория на всем постсоветском пространстве, которую удалось «возвратить» в состав государства, о выходе из которого она успела заявить. Единственный пример мирного решения территориального и этнического конфликта. И каков же результат?

Сейчас уже мало кто помнит, что в начале 90-х годов на территории Молдовы было сразу два самопровозглашенных образования – существующая до сих пор Приднестровская Молдавская Республика и преобразованная затем в автономию Республика Гагаузия. Причем у Гагаузии, на первый взгляд, было куда больше оснований для обособления, чем у Приднестровья. На левом берегу Днестра жили люди разных национальностей и противостояние с Кишиневом объяснялось прежде всего идеологическими мотивами: не случайно руководство ПМР с энтузиазмом поддержало ГКЧП и в случае победы путчистов, вне всякого сомнения, было бы готово к исчезновению своей дутой «республики». А вот руководители местных органов власти, провозгласивших Гагаузию, говорили об ущемленных правах гагаузского этноса, об угрозах, которые возникли для маленького народа.

При этом нужно понимать, что оба образования были конструктами Кремля, а их «крестным отцом» – председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов. Этот зловещий человек, подлинная дестабилизирующая роль которого в истории новых независимых государств так и не получила должной оценки, был автором концепции давления на республики, которые начали заявлять о своем суверенитете.

К Молдове был особый счет. И вот почему. Если сторонники независимости Грузии вынуждены были апеллировать к далеким 20-м годам, когда страна была оккупирована Красной Армией, то в Кишиневе, как и в столицах стран Балтии, заявили о непризнании пакта Молотова-Риббентропа, в свою очередь, осужденного съездом народных депутатов СССР. То есть получалось, что в полемике с Молдовой о ее выходе из СССР (и даже, как тогда многие думали, о присоединении к Румынии) у Кремля не было никаких правовых оснований. Оставалось только напоминать, что не вся территория республики вошла в ее состав после раздела Европы между Гитлером и Сталиным. Ведь приднестровский регион был частью разделенной между Молдавской ССР и Украинской ССР Молдавской АССР, территория которой до появления МССР входила в состав УССР и была плацдармом для давления (или возможного наступления) на Румынию.

Ну и, конечно, в случае выхода из Советского Союза моментально обострялся национальный вопрос. Для Грузии это был вопрос Абхазии и Южной Осетии, для России – Татарстана, Башкирии и Чечено-Ингушетии, а для Молдовы – Гагаузии, скроенной из нескольких сельских районов с компактным проживанием гагаузского населения. К тому же появление Гагаузии было дополнительным доказательством того, что даже такое слабое и не способное к сопротивлению республиканским правоохранительным органам образование может существовать, если ему помогут. Когда в Кишиневе попытались ликвидировать провозглашенную автономию и привлечь к ответственности ее инициаторам, на помощь пришли внутренние войска МВД СССР, армия и…приднестровские добровольцы. И уже под их защитой была провозглашена независимая Гагаузская Республика.

Однако, когда Советский Союз рухнул, Гагаузия оказалась в более уязвимом положении, чем другие конструкты Кремля. Как и ПМР, она не имела границ с Россией, к тому же на ее территории, в отличие от Приднестровья, не находились значительные силы российской армии. Но самое главное – гагаузы не жили компактно, а население других национальностей было равнодушно к идее независимой Гагаузской Республики. Договоренности с Кишиневом позволяли создать не географически, но политически и этнически целостное «государство гагаузов», но на правах автономии – и действительно, сейчас в АТО Гагаузия проживает 86 процентов этнических гагаузов. Ну и в конфликте с Гагаузией – в отличие от спровоцированного уже новым, ельцинским Кремлем конфликта в Приднестровье – не пролилась кровь.

Так территория бывшей самопровозглашенной Гагаузской Республики стала автономией в составе Молдовы. Но насколько она интегрировалась в республику?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит посмотреть на результаты последних президентских выборов. 95 процентов избирателей АТО Гагаузия – это отдельный избирательный округ – проголосовали за Игоря Додона. Для сравнения замечу, что среди приднестровских избирателей, которых специально привозили на участки на свободной территории Молдовы с понятной целью, у Додона оказалось меньше сторонников – 85 процентов. И это далеко не вся правда об электоральных предпочтениях гагаузских избирателей. Когда в Молдове взяли курс на европейскую интеграцию, власти автономии провели референдум о вступлении Молдовы в Евразийский экономический союз – разумеется, проголосовало подавляющее большинство избирателей. Понятно, что при этом авторитетом в республике пользуются пророссийские политические силы: глава автономии Ирина Влах – бывшая коммунистка.

Но как может быть иначе, если гагаузы уверены, что именно дружба с Москвой гарантирует им сохранение идентичности. Можно объяснять, что это ложь, что именно в ЕС думают о поддержке национальных меньшинств, а в России нерусские народы русифицируют и лишают родного языка и культуры, но только как гагаузы об этом узнают? Родной язык большинства жителей автономии – русский, при этом русификация продолжается и все последние десятилетия. Румынский знают далеко не все, родной гагаузский язык, для возрождения которого, вроде бы, и создавалась республика и автономия, остается языком старшего поколения. Русский популярен еще и потому, что большая часть жителей автономии отправляется на заработки не в ЕС, как большинство молдаван, а в Россию.

И на этом фоне поддержка Турции (гагаузы – тюркский субэтнос православного вероисповедания) не может перевесить российского влияния потому что направлена именно на поддержку той самой гагаузской идентичности, которая остается чуждой большинству жителей автономии, как многим жителям востока и юга Украины – пусть даже этническим украинцам – остается чуждой украинская идентичность. Добавим к этому монопольное влияние Московского патриархата и практически полное отсутствие Румынской православной церкви – и картина готова: АТО Гагаузия остается частью кремлевского, а вовсе не гагаузского или тюркского мира на молдавской земле. А если учесть, что в глава Гагаузии по должности является членом правительства Молдовы, то это означает, что в кабинете министров всегда будет человек, способный поделиться с Москвой любыми намерениями Кишинева.

Можно ли экстраполировать гагаузскую историю на Донбасс? Очевидно. Сегодня конфликт на Донбассе превращается Кремлем из карабахского конфликта с вечными обстрелами и нестабильностью на линии соприкосновения в этакое Приднестровье – и я не удивлюсь, если мы доживем до дня, когда избирателей из региона будут массово свозить куда-нибудь в Краматорск, чтобы они проголосовали за одобренного Кремлем кандидата на пост президента Украины. Но при критическом ослаблении России Донбасс может превратиться в Гагаузию – благо, правовые основания для этого есть в Минских соглашениях и наши западные партнеры с радостью нам о них напомнят. А при совсем уж критическом ослаблении России в Гагаузию легко превратится Крым.

И вот что мы получим: территориальная целостность страны будет восстановлена, но мы будем иметь два фактически обособленных в политическом и культурном отношении региона, ориентированных на союз с Россией – какой бы эта Россия не была. Если настроения жителей украинского юго-востока к тому времени не изменятся, если не произойдет подлинной украинизации, темпы которой значительно замедлились после популистского триумфа в 2019 году, то мы получим если не стойкое большинство, то по крайней мере, половину страны и ее электората, настроенную в пользу Москвы и в этой ситуации нас сможет спасти только демократизация и вестернизация уже самой России.

При этом нужно понимать, что украинский восток все равно останется оплотом консерватизма и центр «русского мира» просто переместится в Донецк, который станет магнитом для разгромленных у себя на родине сталинистов и путинистов. И уже украинским государственникам понадобится помощь Кремля в противостоянии этому «автономному» злу. И до его преодоления Украина так и будет находиться в положении севшего на мель корабля.

Но этот исход, повторюсь, ожидает нас только в самом лучшем случае. Если Кремль сохранит силу, Донбасс и Крым он нам, разумеется, не отдаст – и будет стараться держать Украину на мели с помощью военных конфликтов, дестабилизации, договоренностей с олигархами и прочих классических инструментов. И тут уже от нас зависит, сможем ли мы сняться с якоря и уплыть подальше от Москвы. Как это ни парадоксально звучит, но до восстановления территориальной целостности у нас куда больше шансов, чем после этого восстановления. Гагаузия – хороший пример, но это очень небольшой регион с очень небольшим количеством населения даже для Молдовы. А вот если бы Кремль сейчас поступился Приднестровьем, никакая Майя Санду даже и мечтать не могла бы о победе на выборах президента страны, а проевропейские силы оказались бы в роли маргинальной оппозиции в парламенте страны и только следили бы за вечной борьбой разнообразных «пятых колонн» Москвы.

https://lb.ua/news/2020/12/04/472176_donbass_mezhdu_pridnestrovem.html
Krynica

Даниэль Ортега и «российский» Крым

Возможно, у многих вызвал удивление сам факт визита в Крым посла Никарагуа Альбы Асусенны Торрес и открытие на аннексированном Россией полуострове почетного консульства этой латиноамериканской страны. Но я удивлен тому, что визит никарагуанского посла состоялся только через шесть лет после российской оккупации Крыма. Думаю, это – блестящий пример то ли дипломатической изоляции России в крымском вопросе, то ли российской жадности. То ли того и другого сразу.

России не впервой использовать Никарагуа в качестве доказательства «правовой обоснованности» своих решений. 2 сентября 2008 года президент Никарагуа Даниэль Ортега заявил о признании независимости грузинских автономий Абхазии и Южной Осетии, ранее «признанных» Кремлем. Ортега стал единственным на тот момент руководителем суверенной страны, сделавшим такое заявление – не считая, разумеется, российского президента Дмитрия Медведева. Но тогда прошло всего несколько месяцев со времени признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. А здесь – шесть лет. Почему же?

Ответы стоит поискать в политической биографии президента Никарагуа. Даниэль Ортега – не какой-то безвестный политик, волею случая оказавшийся во главе латиноамериканской республики. Он – вождь повстанцев, которые в 1979 году свергли местную диктатуру и заручились поддержкой Советского Союза. Впрочем, Никарагуа все же удалось стать демократической страной, а Ортеге – вернуться к власти после нескольких поражений на выборах. И тут он вновь возобновил свои исторические отношения с Москвой.

Но называть Даниэля Ортегу убежденным революционером я бы не спешил. Он, думаю, революционер, конечно, но уж очень меркантильный. Этот политик левых убеждений обещал своим избирателям, что как только станет президентом, немедленно разорвет дипломатические отношения с Тайванем и установит с Китайской Народной Республикой. Угадайте – установил? Нет, конечно. Потому что Тайвань оказывает значительную поддержку странам, которые имеют с ним дипломатические отношения. А ведь утверждали, что и Россия готова была поначалу помогать тем, кто признает независимость Абхазии и Южной Осетии. Желающих практически не нашлось, но ведь Ортега-то не отказал!

И вот такого традиционного союзника – я бы сказал, союзника с 50-летним стажем сотрудничества с Москвой – пришлось шесть лет уговаривать открыть в Крыму несчастное почетное консульство. Если вам нужны были доказательства никчемности «российского» статуса Крыма, то, уверен, Даниэль Ортега Сааведра их только что предоставил.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-ortega-i-rossijskij-krym/30942631.html
Krynica

Врут как душат

С правдой о войне чекисты начали бороться отнюдь не 27 октября 2020 года, когда Владимир Путин поддержал предложение Елены Ямпольской законодательно запретить сравнение нацистской Германии и СССР. И даже не во время путинского референдума, когда в Конституцию внесли статью о запрете на "умаление значения подвига народа при защите Отечества". И даже не в брежневские годы, когда главным полководцем Великой Отечественной оказался политработник, подписавший своим именем брошюру о Малой земле. И даже не 9 мая 1945 года, когда главным победителем в войне был объявлен Сталин, затем милостиво разделивший свои лавры с русским народом. И даже не 22 июня 1941 года, когда Сталин спрятался от этого самого русского и всех прочих народов на подмосковной даче (интересно, это умаление - или еще нет?).

С правдой о войне чекисты начали борьбу 1 сентября 1939 года, когда война, собственно, и началась. Уже тогда нельзя было говорить о нападении нацистской Германии на Польшу, виновниками напряженности были названы буржуазные Великобритания и Франция, саму уничтоженную гитлеровцами и большевиками Польшу мерзавец Молотов называл "уродливым детищем Версальского договора". Потом нельзя было говорить о преступлениях гитлеровцев на оккупированных территориях (о преступлениях чекистов на занятых по договоренности с Рейхом землях, разумеется, тоже). Почти два года советская пропаганда восхищалась мужеством солдат Рейха, Сталин писал Гитлеру о "дружбе, скрепленной кровью", НКВД выискивало тех, кто еще помнил, что Гитлер вообще-то нацист, а не друг первого в мире государства рабочих и крестьян. И если бы фюрер вероломно - о, какое прекрасное слово, мы ему верили, а он! - не напал на СССР, его граждане еще долго сочувствовали бы борьбе немецких рабочих с империалистической гидрой, радовались бы падению Парижа, бомбежкам Ковентри и Перл-Харбору. Но - вероломно напал, и пришлось ждать спасения от тех, горю которых еще вчера радовались, и публиковать в "Правде" большие фотографии товарищей Рузвельта и Черчилля.

Впрочем, правды о войне это не приблизило ни на йоту. О ней продолжали бесстыдно лгать каждый день, каждый час, каждую минуту. И о количестве жертв, и о подлинных целях своей - а не народной - войны, и о своих военных преступлениях, и о кошмаре СМЕРШа, продолжавшем чекистскую традицию убийства своих даже в самые страшные дни военных поражений. Они лебезили перед народом, пока было нужно пушечное мясо, а когда удалось кровавыми клочьями этого мяса забросать нацистов, вновь бросили этот народ в голод, холод, лагеря, психушки и спецбольницы для несчастных инвалидов, которые не должны были смущать их руководящих глаз своими увечьями и медалями. Они подменили историю мифами, так что каждая строка солдатской правды о войне пробивалась через цензуру инфарктами, позорными компромиссами и партийными выговорами. Они скрывали безумие и политическую тупость невежественного генералиссимуса, жестокость полководцев, цену каждой победы и каждого поражения - человеческую цену, разумеется.

И с каждым новым десятилетием, каждым новым уходом миллионов людей, которые, пусть в страхе, но еще помнили правду о войне, их ложь становилась все забористее и неуемнее - так что в конце концов они подменили правду о войне и страх перед новой войной, казалось, навсегда поселившийся в сердцах матерей, вдов и сирот, отвратительным путинским "победобесием", которое все - призыв к войне, к смерти, к преступлению.

И вот они сделали эту жажду убийства частью своей Конституции, а теперь хотят еще и наказывать тех, кто попытается сказать правду о том, что было, и о том, что есть. Первое конституционное государство-убийца ХХІ века, Российская Федерация Владимира Путина.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280279.html