Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Krynica

Украина выбирает Тихановскую? Киев пригласил не чиновника Лукашенко, а его врага

Глава украинского внешнеполитического ведомства Дмитрий Кулеба пригласил белорусскую оппозиционерку, бывшего кандидата на выборах президента страны Светлану Тихановскую на виртуальную встречу министров иностранных дел стран «Люблинского треугольника». Эта платформа была создана только в прошлом году и объединяет Польшу, Литву и Украину.

Может показаться странным, что Светлану Тихановскую приглашает именно украинский министр. Литва и Польша приняли в судьбе Тихановской куда большее участие, она неоднократно встречалась с высокопоставленными руководителями этих стран. Встреч с украинскими лидерами – даже на уровне министра иностранных дел – пока не было. Участие Тихановской в министерском совещании станет первым таким контактом.

Более того, в Киеве весьма скептически отнеслись к осторожным заявлениям Тихановской относительно статуса аннексированного Крыма. И эта осторожность, которую оппозиционерка поначалу объясняла нежеланием «разделять» белорусов, стала одной из причин того, что в Украине к Тихановской было куда менее восторженное отношение, чем в Польше или Литве. Тот же Кулеба еще в декабре прошлого года отмечал, что для начала официальных контактов Тихановская должна четко выразить свою позицию касательно российской агрессии против Украины и что это в интересах самой оппозиционерки.

«Первый же вопрос, когда она начнет общение со СМИ, станет: “Чей Крым?” Любой нечеткий ответ Тихановской будет играть против нее самой», – отметил министр в интервью Радио НВ.

Тем не менее в том, что Тихановскую на встречу министров стран «Люблинского треугольника» пригласил именно Дмитрий Кулеба, есть своя многозначительная символика. Дело в том, что после первой встречи министров, на которой, собственно, и было объявлено о создании Люблинской платформы и принято решение о проведении следующей встречи в Украине, глава украинского внешнеполитического ведомства в телефонном разговоре с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем пригласил его стать участником этой встречи.

Приглашение появилось именно в тот момент, когда между президентами Украины и Беларуси Владимиром Зеленским и Александром Лукашенко развивался бурный «броманс» – скорее в голове Зеленского, чем в реальности. Именно тогда в Минске задержали российских боевиков-«вагнеровцев», а Зеленский и представители его окружения искренне верили, что Лукашенко выдаст их Украине, а не России. И приглашение Кулебы во многом стало отражением иллюзий, бытовавших в те дни в коридорах офиса президента Украины и ставших еще одним доказательством поразительной некомпетентности президента Украины и представителей его ближайшего окружения.

Ну а потом были президентские выборы в Беларуси и протесты общественности, не согласившейся с фальсификацией результатов голосования. Украинская реакция на действия белорусских силовиков вконец испортила отношения Лукашенко и Зеленского, после истории с «вагнеровцами» и так оставлявшие желать лучшего. Так что теперь вместо Макея Кулеба приглашает на встречу «Люблинского треугольника» Тихановскую.

И это справедливо.

https://vot-tak.tv/novosti/29-01-2021-tihanovskaya-v-ukraine/
Krynica

«Белорусский след» и украинские сомнения

Обнародование записей, на которых бывший руководитель КГБ Беларуси Павел Зайцев обсуждает с подчиненными возможность ликвидации белорусских оппозиционеров, стало одной из важных тем, обсуждавшихся украинскими общественными деятелями и журналистами прежде всего из-за продолжающегося расследования убийства Павла Шеремета.

Шеремет оказался единственным убитым из упомянутых на «пленках Зайцева», которые в Украине сразу же окрестили «пленками Шеремета». При этом его убийство произошло спустя четыре года после записанного разговора — что, впрочем, отнюдь не отменяет реальности «белорусского следа» в уничтожении человека, находившегося в конфликте с Александром Лукашенко с 90-х годов и освобожденного из белорусской тюрьмы только благодаря прямому заступничеству Кремля: тогда прекращения преследования Шеремета требовал лично Борис Ельцин, фактически запретивший Александру Лукашенко поездки по российским регионам.

А в 90-х продолжение этих поездок для Лукашенко, верившего в то, что он сможет стать преемником Ельцина и стремившегося понравиться российским губернаторам, было куда важнее, чем месть одному отдельно взятому журналисту — тем более, что Шеремет был сразу же определен на работу в Москву. Но о том, что Лукашенко о мести не забывает никогда, свидетельствовала трагическая судьба арестованного и освобожденного вместе с Шереметом оператора корпункта телеканала ОРТ (и бывшего личного оператора диктатора) Дмитрия Завадского, бесследно исчезнувшего спустя три года после освобождения. Если Лукашенко не забыл о Завадском, то почему он должен был забыть о Шеремете?

Но если говорить о важности опубликованных материалов для украинского расследования убийства белорусского журналиста, то сразу же возникает масса вопросов. Почему из всех, кто был упомянут Зайцевым, убит один Шеремет? Можно ли думать, что журналист, проживавший в последние годы жизни в России и в Украине, был более легкой мишенью для белорусских спецслужб, чем другие упомянутые, которые находятся на Западе? И означает ли смерть Шеремета, что о безопасности этих людей нужно позаботиться специально? Почему запись появилась именно сейчас, в момент обострения ситуации в Беларуси и еще большего сближения Лукашенко с Кремлем? И — самое главное — как соотнести записи разговоров Зайцева с обвинениями в причастности к убийству Шеремета, которые выдвинуты украинским гражданам, участвовавшим в добровольческом и волонтерском движении 2013-2014 годов?

Последний вопрос, пожалуй, наиболее интересен. В МВД Украины говорят о том, что подозреваемые — это непосредственные исполнители убийства, а записи могут навести на заказчиков преступления. Но логику все равно не отыщешь. Если бы, например, появились бы записи, в которых Шеремет обвинялся бы в работе на российские спецслужбы или в связях с чиновниками времен Януковича, тогда еще можно было бы понять, как заказчики преступления убеждали бы украинских патриотов поучаствовать в ликвидации опасного «чужого агента». Но на пленках Зайцева Шеремет однозначно характеризуется как нежелательный для белорусского режима оппозиционер. И зачем тогда украинским волонтерам его убийство? Как это объяснить?

Это и есть, на самом деле, самый главный вопрос. И он может быть адресован не только полицейским, но и президенту Владимиру Зеленскому, по не совсем понятным причинам лично участвовавший в пресс-конференции, на которой объявлялось о задержании возможных подозреваемых в совершении убийства белорусского и российского журналиста. Популярность Зеленского испаряется с каждым днем не в последнюю очередь из-за отсутствия именно таких вот конкретных ответов на конкретные вопросы и из-за стремления главы государства брать на себя ответственность даже в вопросах, к которым он не имеет никакого реального отношения — как, например, расследование резонансного убийства. Именно вовлеченность Зеленского, его попытка использовать первоначальные выводы следствия для дешевого пиара, превратила расследование убийства Шеремета в актуальный политический вопрос, еще одну линию противостояния главы государства с патриотической общественностью. И именно поэтому о «пленках Зайцева» в Киеве вспомнят еще не раз.

https://vot-tak.tv/novosti/9-1-21-portnikov-zaitsev/
Krynica

Мертвая хватка

"Нас загнали уже намертво в одну команду (с Владимиром Путиным)" - заявил Александр Лукашенко в интервью телеканалу "Россия 1". "Намертво" - это, пожалуй, самое точное определение, которое мог бы дать Лукашенко своим взаимоотношениям с российским коллегой.

Возможно, это непроизвольная реакция на неожиданное появление записей, свидетельствующих о том, что в Минске думали об уничтожении белорусских оппозиционеров еще задолго до того, как в Москве планировали отравление Навального. А может быть, это куда более объемная оценка ситуации. Когда-то еще молодой Путин копировал модель авторитарного государства и ренессанса "совка", устроенного Лукашенко в одной из бывших советских республик. Сейчас уже сам Лукашенко все чаще копирует путинскую модель. То, что белорусский режим из режима, лицемерно опиравшегося на поддержку инфантильного населения, окончательно превратился во власть грубой и самоуверенной силы, - это как раз уже путинский, а не лукашенковский почерк.

Разница только в том, что обоим диктаторам совершенно не обязательно уходить из власти вместе. Лукашенко был до Путина и может пережить Путина - любой новый российский правитель, который не избавится от имперских иллюзий, будет стремиться сохранить Беларусь и подчинить Украину. А значит, будет понимать, что Лукашенко - достойный гарант того, что Беларусь так и не станет настоящим независимым государством, останется российским доминионом.

Но и Путин может обойтись без Лукашенко, если найдет достойную замену своему наместнику в Северо-Западном крае. "Намертво" в понимании Путина может означать красиво постоять в почетном карауле и произнести речь о безусловных заслугах умершего диктатора перед Россией и Беларусью. Ну а окончательно присоединит к России то, что вчера считалось Беларусью, какой-нибудь новый правитель, подобранный уже самим Путиным.

Так что "намертво" - это не лично про Лукашенко и Путина, а про модели властвования, которые они олицетворяют и которые могут быть продолжены и без них, если у белорусского общества не возникнет понимания важности собственного суверенитета и национальной идентичности, а российское не выдавит из себя - желательно не по капле - свое имперство. Русский шовинист и белорусский коллаборационист могут породить только нового Путина и нового Лукашенко.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280683.html
Krynica

Галлюцинации утопленника Лукашенко: Украина подстрекает Европу «душить Беларусь»

К тому, что в любых неприятных ситуациях Александр Лукашенко пугает белорусов Майданом и обещает им, что так, как в Украине, не будет, мы уже привыкли. Страх перед Майданом – это одна из «скреп», которые объединяют Владимира Путина и Александра Лукашенко и побуждают Кремль поддерживать белорусского правителя даже тогда, когда Лукашенко отчаянно сопротивляется путинским «интеграционным» предложениям.

Этот страх так прочно засел на подкорке не только Путина и Лукашенко, но и многих белорусов. Даже оппозиционные активисты уже после начала расправ над участниками протестов, как заклинание повторяли, что Майдана в Беларуси не будет.

Хотя и в Беларуси, и в Армении перед этим – классический Майдан. Майдан – это когда люди выходят на мирный протест, а власть их бьет. Ну а дальше уже вопрос, кто победит – диктатор или народ.

И именно поэтому когда в Беларуси начался настоящий протест, Лукашенко не просто стал пугать белорусов Майданом, а еще и утверждать, что Киев непосредственно участвует в дестабилизации ситуации в соседней стране – чтобы Майдан устроить.

Последней иллюстрацией такой пропаганды стало заявление Лукашенко о перехвате белорусскими чекистами телефонного разговора глав внешнеполитических ведомств министров иностранных дел Украины и Германии. В этом разговоре глава украинского внешнеполитического ведомства Дмитрий Кулеба якобы предлагает коллеге Хайко Маасу «душить» Беларусь:

«Мы теряем наши возможности, не предпринимая решительных мер. Евросоюзу следует ввести серьезнейшие санкции против Беларуси, чтобы парализовать деятельность государства, бизнеса и производств».

Комментировать подлинность такого разговора даже смысла нет хотя бы с точки зрения политической логики. Украина – не член Европейского Союза. Ее министр иностранных дел даже в самых смелых фантазиях не может советовать коллеге из Берлина, руководителю внешнеполитического ведомства одной из ведущих стран ЕС, какие санкции и против кого вводить.

У Украины как у страны, подписавшей Соглашение об ассоциации с ЕС, существует исключительно возможность выбора – присоединяться к тем или иным шагам ЕС или нет. И, кстати, страны, которые избрали своим ориентиром путь европейской интеграции, используют такую возможность по-разному. Украина, как правило, присоединяется к решениям Евросоюза. А Сербия, которая уже ведет с Брюсселем диалог о членстве, санкции против России и Беларуси вводить не стала: на суверенитет стран-кандидатов никто не покушается.

Но Лукашенко не до таких тонких дипломатических материй. Для него главное – создание теории заговора. То в Украине создан какой-то американский подрывной центр, пытающийся уничтожить Беларусь. То ее министр на расшифровке КГБ якобы рассказывает коллегам, что нужно сделать, чтобы это уничтожение состоялось наверняка. Это самые настоящие галлюцинации утопленника, пытающегося утащить за собой на дно целую страну.

И поэтому логичен украинский министр иностранных дел, который ответил Лукашенко, что выступает принципиально против того, чтобы «“душить” Беларусь, ее бизнес и производство», а за то, «чтобы дать Беларуси дышать свободно».

Вот с этим «дышать свободно» Александр Лукашенко изо всех сил и борется.

https://vot-tak.tv/novosti/gallyutsinatsii-lukashenko/
Krynica

Лукашенко и путинский каприз

Украинское внешнеполитическое ведомство пригласило советника-посланника посольства Беларуси в Украине, чтобы выразить протест в связи с участием в российско-белорусском Форуме регионов спикера крымского госсовета Владимира Константинова. Он участвовал в форуме в формате видеоконференции, однако в Киеве усмотрели в этом сомнения Минска относительно принадлежности к Украине Автономной Республики Крым и Севастополя.

ЧЕЙ КРЫМ?
Для Киева это не ритуальный вопрос. Отношение к статусу Крыма во многом определяет связи Украины с соседними государствами и отношение самих украинцев к тем или иным политикам, общественным деятелем, актерам. Как известно, гастроли в Крыму означают автоматический запрет на въезд на остальную украинскую территорию и тем более на проведение здесь съемок или концертов. Даже представителям белорусской оппозиции украинские журналисты постоянно задавали вопрос «чей Крым?» и искренне расстраивались, когда Светлана Тихановская или другие оппоненты Лукашенко не хотели давать четкого ответа и утверждали, что он расколет общество в Беларуси.

А вот присутствие на форуме Владимира Константинова, который до аннексии автономии возглавлял Верховный совет Крыма и не допускал даже мысли об отделении республики от Украины, а после российской оккупации переобулся буквально в воздухе и возглавил уже российский госсовет, – это уже вполне четкий ответ. Понятно, что в Минске могли бы избежать виртуального присутствия крымского политика. Но либо не захотели, либо уже просто не смогли – потому что в той политической ситуации, в которой оказался после начала белорусских протестов Александр Лукашенко, ему явно не до конфронтации с Владимиром Путиным из-за Крыма. Тем более известно, как болезненно Путин воспринимает любое несогласие с российским статусом оккупированного полуострова.

И вот тут такая нестыковка выходит – просишь у меня (Путина) помощи, а Константинова даже на экране видеть не хочешь. Странно! И понятно, что Лукашенко сейчас приходится учитывать капризы Путина, а не отвлекаться на украинское раздражение.

СОБСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ ДЛЯ ЛУКАШЕНКО – НЕПРОСТИТЕЛЬНАЯ РОСКОШЬ
Эта ситуация как нельзя лучше характеризует новую атмосферу отношений, которые складываются между Украиной и Беларусью после президентских выборов и начала массового протестного движения. Белорусское посольство в Киеве также выступило с упреками в адрес украинских коллег и назвало недружественными заявления офиса украинского президента, Верховной рады и министра иностранных дел.

Понятно, что официальному Минску не по вкусу, что украинская официальная позиция совпадает с официальной позицией стран Евросоюза и Соединенных Штатов, а не с официальной позицией России, поддержавшей Лукашенко. Но нужно понимать и другое. Даже если бы в Киеве решили поддержать бессменного белорусского руководителя, а не призвать его к диалогу с участниками протестов и усомниться в легитимности Лукашенко, это все равно никак не улучшило бы ситуацию с белорусско-украинских отношениями.

Не улучшило бы просто потому, что зависимость официального Минска от Москвы после начала протестов многократно возросла. Если раньше Александр Лукашенко мог позволить себе маневры и демонстрацию собственной внешнеполитической позиции – ну хотя бы когда речь шла о том же Крыме, то сейчас любой такой шаг для него уже непростительная роскошь. И даже если бы Владимир Зеленский ежедневно звонил Лукашенко и называл его самым легитимным из легитимных президентов Беларуси, спикер Крымского госсовета все равно выступил бы на Форуме регионов. Потому что Зеленский ничем Лукашенко помочь не может. А Путин — может. И поэтому белорусский президент – по крайней мере до разгрома протестного движения в своей стране, а возможно, и после этого разгрома – будет выполнять исключительно российские пожелания.

https://vot-tak.tv/novosti/lukashenko-i-putinskij-kapriz/
Krynica

Власть двоечников

И сторонники, и противники Владимира Путина нередко воспринимают его как расчетливого и хладнокровного государственного деятеля, имеющего стратегические планы и обставляющего оппонентов именно благодаря безупречной логике и далекоидущим намерениям. Мы ухитрились за эти два десятилетия забыть, что имеем дело всего лишь с непримечательным чиновником, получившим власть из слабеющих рук "царя Бориса" для обеспечения интересов и спокойствия ельцинского семейства - чем, собственно, преемник до сих пор успешно и занимается.

А еще он возглавляет власть двоечников.

Потому что только двоечники умудряются два раза травить врагов одним и тем же ядом так, чтобы об этом стало известно всему окружающему миру. Да, я допускаю, что "удачные" отравления тоже были - но два таких очевидных зашквара, демонстрирующих террористическую сущность российского режима, стоят любых предыдущих успехов отравителей. И самое главное - эти отравители ничего нового не придумывают, они просто работают по учебникам из Высшей школы КГБ, но так, будто прогуливали практические занятия и не дочитали главу до конца.

Только двоечники умудряются на протяжении шести лет объяснять свою поддержку авторитарных режимов действиями неких "экстремистских организаций", которые в 2014 году должны были развязать гражданскую войну в Украине, а сейчас собираются сделать то же самое в Беларуси. Причем Сергей Лавров, который сделал это удивительное заявление на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, ухитрился даже не изменить список этих организаций "украинских экстремистов" - будто ему просто подали речь шестилетней давности.

Только двоечники путают реальную политику и реконструкцию, неумело копируют то специальные операции Сталина, то специальные операции Гитлера - но так, чтобы на любом "вежливом зеленом человечке", приплывшем в Крым, "заблудившемся" в украинских лесах или на минских проспектах, отчетливо была видна каинова кремлевская печать. То собьют не тот самолет, то не рассчитают с дозой, то ошибутся с реальными настроениями людей - но по-прежнему уверены, что, куда бы ни пришли Петров и Боширов, впереди обязательно встанут женщины, дети и Маргарита Симоньян.

Так разворовать миллиарды в нефтяные годы, что от мнимого путинского благополучия осталось только воспоминание. Так опустить международную репутацию собственной страны, что даже купленные ею же доброжелатели тщательно моют руки после случайных рукопожатий с ее представителями. Так демонстрировать собственную жестокость и неуклюжесть одновременно - и при этом верить в собственное величие. И в веру остальных в это величие. И выбрасывать миллиарды на ветер пропаганды этой веры, а не в развитие страны. И выбрасывать миллиарды на танки и ракеты, которые должны заставить любить, а не на строительство страны, которую могли бы хотя бы уважать. И таскаться по городу и миру с мензурками "Новичка", как тень Екатерины Медичи.

Это было бы смешно, если бы не было так отвратительно. Отвратительно быть заложниками преступных невежд.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.279885.html
Krynica

Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так. Какие планы у Кремля на Беларусь?

Во время совместной пресс-конференции с белорусским коллегой Владимиром Макеем глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров обвинил в дестабилизации ситуации в соседней Беларуси «натренированных экстремистов из Украины», «заинтересованных в том, чтобы мирные протесты сорвались в конфронтационную спираль».

Обращает на себя внимание тот факт, что лексика Лаврова не отличается от тех заявлений которые российские политики и пропагандисты делали во время украинского Майдана 2013–2014 годов.

Тогда тоже утверждали, что протест мирный, граждане имеют полное право выражать собственное мнение, а за их спинами прячутся экстремисты, которые хотят превратить протест в вооруженную конфронтацию между протестующими и силовиками. Ну и нужно добавить еще, что эти экстремисты пользуются покровительством Запада. Лавров по отношению к Беларуси этого не сказал, но, возможно, еще скажет.

Наличием этих «экстремистов», которые готовы устроить войну на улицах Киева и других украинских городов, оправдывали все. И избиение украинскими силовиками студентов на Майдане, и нежелание режима Виктора Януковича идти на диалог с участниками протестов. И срыв украинским президентом уже достигнутых договоренностей с оппозицией. И решение Кремля о высадке десанта «вежливых зеленых человечков» в Крыму – разумеется, для защиты населения полуострова от все тех же экстремистов, которые, впрочем, там так и не появились. И начало диверсионной войны на Донбассе тоже объяснялась защитой населения региона от радикалов из Киева, от «хунты», которой они служат.

И вот теперь практически то же самое мы слышим по отношению к Беларуси. Мирный протест, участники которого хотят диалога с властью, а за спинами участника – натренированный экстремист из Киева или Львова. И теперь понятно, почему так жестко действуют белорусские силовики – они же не с участниками протестов борются, не со студентами или учителями, а с украинскими боевиками, которые не хотят мирной жизни в Беларуси.

И теперь понятно, как оправдать любой новый силовой разгон белорусских протестующих – это борьба с боевиками, а вовсе не с собственными гражданами. И теперь понятно, как объяснить возможное вмешательство российских силовиков в ситуацию в Беларуси.

Белорусские силовики просто могут оказаться не готовы к противостоянию с натренированными радикалами. И тогда им привычно помогут «вежливые зеленые человечки», которые уже победили так и не появившихся в Крыму экстремистов. А дальше можно будет оправдать и аннексию Беларуси, население которой будет просить у Кремля защиты от боевиков и экстремистов из Украины, от гражданской войны, которую те хотят развязать. И Путин, конечно же, поможет. Россия – щедрая душа.

Это, конечно, самый неблагоприятный сценарий. Мало кто хочет, чтобы белорусские протесты завершились именно так. Этого точно не желают участники протестов, которые выходят на улицы белорусских городов под бело-красно-белыми флагами и защищают не только демократию и право на свободу выбора, но и суверенитет Беларуси. И этого не хочет Лукашенко, который в таком случае потеряет власть, станет очередным путинским губернатором, а то и просто пенсионером в Барвихе.

По крайней мере теперь мы знаем планы Кремля. Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так.

https://vot-tak.tv/novosti/lavrov-nikogda-ne-govorit-ob-ukrainskih-ekstremistah-prosto-tak-kakie-plany-u-kremlya-na-belarus/
Krynica

Вопрос честности: Крым и беларусы

Бывший кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская – участники протестов в Минске и других городах этой страны считают ее победителем выборов главы государства – в интервью Литовскому телевидению заявила, что не хотела затрагивать вопрос Крыма, так как представители оппозиции «не хотели, чтобы этот вопрос как-то разъединил нас».

На первый взгляд, логику Светланы Тихановской не так сложно понять. Против фальсификации итогов президентских выборов в Беларуси и авторитарного режима Александра Лукашенко выступают самые разные люди – и у них может быть различное отношение к вопросу об оккупации Крымского полуострова Российской Федерацией. Но, с другой стороны, уверен, вопрос Крыма – это такой же вопрос о честности, как и вопрос о результатах президентских выборов в Беларуси.

Потому что если ты согласен с тем, что некое государство может с помощью силы и угроз захватить территорию другого государства, провести там сфальсифицированный референдум и на основании этого подтасованного голосования объявить чужую территорию своей, а граждан, живущих на этой территории – гражданами своей собственной страны, то почему ты не можешь согласиться с фальсификацией итогов президентских выборов в своей собственной стране?

И в том, и в другом случае все решается с помощью силы, и в том, и в другом случае важен не твой голос, а автомат в руке «вежливого зеленого» диверсанта, который, похоже, уже чистит оружие в ожидании приказа стрелять в протестующих граждан Республики Беларусь. И в том, и в другом случае речь идет о нарушении права, о неуважении к людям, о презрении к государственным институциям. И в этом действия президента России Владимира Путина, уверен, ничем не отличаются от действий президента Беларуси Александра Лукашенко.

Именно поэтому я настаиваю на том, что вопрос об оккупации Крыма должен вовсе не разъединять, а объединять белорусов. Что люди, которые выступают против фальсификации итогов президентских выборов в собственной стране, должны с такой же уверенностью выступать против оккупации Крыма Россией именно потому, что и фальсификация, и оккупация – это явления одного порядка.

И по мере развития белорусских протестов необходимость понимания этого простого факта становится, думаю, все более очевидной. Уже Светлана Тихановская, которая была предельно осторожна по вопросу о Крыме в дни президентской предвыборной кампании, сейчас, в интервью Литовскому телевидению прямо говорит, что «Крым отошел другому государству в противоречие международным законам».

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-krym-i-belarusy/30816323.html
Krynica

Защита репутации: отказ Киева от контактов с Минском

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил о том, что его страна прекращает любые контакты с официальным Минском до момента, пока эти контакты будут чреваты для Украины репутационными издержками. Глава украинского внешнеполитического ведомства сделал это заявление после того, как медиа узнали о присоединении Украины к заявлению стран Европейского союза, в котором осуждается насилие в Беларуси.

Более того, Кулеба подчеркнул, что Украина стала первой страной, отозвавшей своего посла в Беларуси для консультаций после начала протестов. На первый взгляд, такая жесткая позиция Киева может вызвать удивление. В первые дни после президентских выборов в Беларуси Владимир Зеленский был осторожен в своих оценках и ужесточил позицию только на фоне беспрецедентного насилия над протестующим в соседней стране.

В Украине даже раздавались голоса об опасности для страны протестов в Беларуси. Так как Лукашенко, мол, гарантирует невозможность нападения на Украину со стороны белорусской границы. А в случае краха его режима к власти в Беларуси может прийти в еще большей степени пророссийский лидер. Или просто воцарится хаос, которым не преминут воспользоваться Владимир Путин.

Впрочем, теперь, когда Путин заявил о формировании резерва российских силовиков для поддержки белорусского режима, все эти расчеты выглядят по меньшей мере наивными. Становится очевидным, что все разговоры Лукашенко о своей роли гаранта суверенитета Беларуси и безопасности Украины – это обычный блеф, которым диктатор прикрывал свою жажду власти.

И конечно, для Украины появились очевидные репутационные издержки. Если страна заявляет о своем стремлении интегрироваться в Европейский союз, если под лозунгами европейской интеграции сотни тысяч ее граждан выходили на улице Киева и других украинских городов в 2013–2014-м годах, то сейчас делать вид, что в Беларуси ничего не происходит, было бы как минимум неосмотрительно. И с внешнеполитической и, очевидно, с внутриполитической точки зрения.

Ведь многие участники украинских протестов сегодня с симпатией следят за тем, как пытаются отстоять свое право на выбор их соседи в Беларуси. А действия белорусских силовиков напоминают, как действовал против участников украинских протестов силовой блок режима Виктора Януковича. Таким образом, это отсылка сразу к двум украинским Майданам. К Майдану 2004 года, в ходе которого украинцы защищали свое право на честные выборы. И к Майдану 2013–2014 годов, который вылился в противостояние мирных протестующих с силовиками и убийства людей на Майдане Независимости в Киеве.

Лукашенко, конечно же, всего этого не может понять. Как не может понять и репутационных соображений украинского руководства. Не может просто потому, что у самого белорусского президента никогда не было никакой репутации и он руководствовался исключительно вопросами сиюминутной выгоды, удержания власти и торгов с Кремлем.

Именно поэтому Лукашенко мог позволить себе после российско-грузинской войны недолговременный флирт с тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили, которому он даже предоставлял эфир белорусского телевидения. Именно поэтому Лукашенко был готов встречаться с исполняющим обязанности президента Украины Александром Турчиновым тогда, когда Кремль говорил о государственном перевороте в соседней стране и о захватившей власть в Украине «хунте».

За всем этим никогда не было ни даже тени ценностного подхода, а были исключительно жажда власти и расчет на новые договоренности с Кремлем. И пожалуй, забота власти о репутации – это главное, что за 29 лет состоялось в Украине и чего не произошло в Беларуси.

https://vot-tak.tv/novosti/zashhita-reputatsii-otkaz-kieva-ot-kontaktov-s-minskom/
Krynica

Церковь как оружие – от Украины к Беларуси

Неожиданное решение Синода Русской православной церкви об освобождении митрополита Павла от должности патриаршего Экзарха всея Беларуси вновь продемонстрировало, что РПЦ остается важным инструментом политического влияния Кремля на всем постсоветском пространстве.

Митрополита Павла, которого теперь, после семи лет службы в Беларуси, возвратили в Россию, трудно назвать священником, который был не лоялен к высшему церковному начальству и политической власти. Все эти годы он сохранял Русскую православную церковь в Беларуси в качестве опоры режима Александра Лукашенко. И это при том, что сам Лукашенко – один из немногих постсоветских правителей, позволяющих себе игнорировать церковь и выступать в роли «православного атеиста».

Однако последние события в Беларуси заставили митрополита Павла и других священников РПЦ обратить внимание на настроения своей паствы. Митрополит был одним из первых, кто поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах 2020 года. Но после того, как в стране начались массовые протесты против возможной фальсификации итогов голосования, Павел отказался от своих поздравлений и принес извинения за них. Казалось бы, совершенно логичная позиция для священника, который хочет сохранить авторитет церкви в глазах ее прихожан, многие из которых являются активными участниками протестов.

Однако у Синода Русской православной церкви, похоже, своя логика. И эта логика полностью совпадает с политической логикой Кремля. Известно, что российское политическое руководство боится массовых выступлений граждан как огня. Боится, где бы они ни происходили, будь то украинский Майдан, «арабская весна» или белорусская Площа. И да, это очевидная политическая логика. Потому что российскому политическому режиму, сила которого состоит в полном контроле над обществом, силовыми структурами и медиа, могут угрожать, уверен, именно массовые протесты. Пока российский народ безмолвствует – Путин всесилен. Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание. Именно такое развитие событий, наверняка, и хотят предотвратить в Кремле.

Но при чем же тут церковь? Почему она должна действовать не в собственной логике уважения интересов прихожан, а в логике согласия с интересами российской власти – даже когда речь идет о других странах? И тут мы вновь сталкиваемся с ситуацией, которую наблюдали во время событий в Украине, в 2013-2014 годах. В то время как многие священники УПЦ Московского патриархата поддерживали и ободряли участников протеста против режима Виктора Януковича, рассчитывать на понимание патриарха Кирилла и его ближайшего окружения не приходилось.

После аннексии Крыма патриарх не присутствовал на торжественном заседании, которое «узаконило» российскую оккупацию полуострова. Могло показаться, что в РПЦ поняли, насколько действия российского политического руководства опасны для самого существования этой церкви и ее авторитета за границами Российской Федерации, да и в самой России. Но это было лишь иллюзией. Уже вскоре стало ясно, что руководство РПЦ не собирается выступать даже против самых жестких решений президента России Владимира Путина. И то, что такое поведение церковного начальства создает глубокую пропасть между Русской православной церковью и ее паствой в Украине, судя по всему, никого в патриархии не обеспокоило.

За последние годы в РПЦ ни разу не выступили в защиту своих братьев по вере, которые подверглись репрессиям на оккупированных Россией украинских территориях – и священников, и прихожан ПЦУ, и представителей других христианских конфессий. Думаю, именно поэтому территория духовного влияния РПЦ в Украине – в особенности после появления канонической Православной церкви Украины – уменьшается как шагреневая кожа. А сейчас такая же ситуация начинает развиваться и в Беларуси, где позиции российских церковников несоизмеримо сильнее. Но это лишь вопрос времени. И это необратимый процесс. Потому что церковь не должна быть всего лишь инструментом в руках недобросовестных политиков. Мы же знаем: она создавалась не для этого.

Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-cerkov-kak-oruzhie-ot-ukrainy-k-belarusi/30803235.html