?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

Европейская любовь

Украинское общество шокировано суровым приговором, который итальянский суд присяжных вынес украинскому и итальянскому гражданину Виталию Маркиву. Маркива, участника военных действий на Донбассе, обвиняют в причастности к смерти итальянского журналиста Андреа Роккелли в зоне боевых действий.

Роккелли погиб на территории, которая не контролировалась украинской стороной, от минометного обстрела. В подразделении, в котором служил Маркив, даже не было минометов. Но, тем не менее, присяжные признали его виновным и приговорили к 24 годам заключения - только на основании того, что он, якобы, передал украинской армии координаты объекта, на котором могли находиться журналисты.

Представители итальянского обвинения отказались от проведения следственного эксперимента – хотя территория, на которой происходили трагические события, давно уже находится под украинским контролем.

Сейчас в Киеве пытаются понять, что произошло, почему европейское правосудие, в которое так верят в Украине, дало сбой. Ищут политические мотивы, связи Рима и Москвы, которые стали еще более очевидны после появления информации о просьбах, обращенных к Кремлю, финансировать правящую итальянскую партию «Лига»... Напоминают, что суд был в Павии – родном городе погибшего журналиста, и надеются на успех апелляции. Многие начинают понимать, что итальянское правосудие – это все же очень специфическая институция, как, впрочем, и все остальные государственные институции Италии. И в итальянском суде может произойти все, что угодно – просто украинцам это никогда не было интересно знать.

Но главное все же в другом. Главное то, что украинцы должны, наконец, переместиться в реальный мир и понять, что никакой идеальной Европы не существует. После возвращения российской делегации в ПАСЕ без каких-либо условий это понимание начинает приходить быстрее. Теперь вот – приговор Маркиву. И начало осознания того, что за победу в европейских институциях нужно ожесточенно бороться. И что в Европе очень часто виновными называют не тех, кто нападает, а тех, кто защищает свою страну.

Украинцы только после 2014 года стали сравнивать свою страну с Израилем. Если бы они интересовались отношениями европейского правосудия и еврейского государства до этого, то знали бы о деле, которое бельгийское правосудие в 2001 году возбудило против тогдашнего премьер-министра Израиля Ариэля Шарона, - его обвиняли в военных преступлениях времен ливанской войны, происходившей за два десятилетия до описываемых событий. И, кстати, с тем, что Шарон подпадает под юрисдикцию бельгийского суда, согласилась тогда именно коллегия присяжных. Закон, который позволил обвинить Шарона, в Бельгии изменили уже в 2003 году. Но осадок, как говорится, остался.

Настоящая охота была развернута европейцами на экс-главу израильского МИДа Ципи Ливни – вначале в Бельгии, когда она еще возглавляла внешнеполитическое ведомство, затем в Великобритании, после выдачи ордера на ее арест лондонским судом в 2009 году. Тоже по обвинению в причастности к «военным преступлениям», хотя речь шла не о личных решениях Ливни, а о коллективных решениях правительства Израиля, принятых в ходе антитеррористической операции в секторе Газа. А в 2005 году в Великобритании выдали ордер на арест бывшего командующего израильскими войсками в секторе, Дорона Алмога.

Это - только те случаи, которые я сразу вспомнил. Читатель легко дополнит их и другими аналогичными эпизодами. И заметим, что никто не станет сравнивать качество британского и итальянского правосудия. А ведь в данном случае речь идет о попытках арестовать и осудить даже не рядовых солдат, а высших политических и военных руководителей страны...

А почему? Правосудие? Или все же это раздражение по поводу того, что Израиль существует и обороняется, не дает возможности многим европейцам наладить те благополучные отношения с арабским миром, которые приносят баснословные прибыли? Заставляет все время заниматься кризисом на Ближнем Востоке – а вот не было бы такого государства, не было бы и такого кризиса....

Украина оказалась в очень похожей ситуации, пусть даже украинцы еще этого не поняли. Только вместо арабского мира – Россия, с которой очень хочется дружить и торговать. Сопротивление и само существование Украины этому мешает, заставляет заниматься очередным кризисом, которого просто не было бы, если бы Украина капитулировала. Поэтому, если уж нельзя наказать всех украинских патриотов, то почему бы не посадить одного?

И тут начинает работать простое и вечное правило: за свое достоинство и за своих защитников придется драться с открытыми глазами, даже с теми, на чью поддержку рассчитываешь. И не ждать любви даже от союзников.

Если украинцы хотят, чтобы их вдруг все полюбили – они просто должны сдаться, а еще лучше – просто исчезнуть.

Впрочем, к израильтянам это тоже относится.

https://detaly.co.il/evropejskaya-lyubov/
Решение Владимира Зеленского об отмене парада на День Независимости предсказуемо раскололо украинское общество. Оппоненты нового украинского Президента говорят о том, что он лишил страну возможности выразить уважение людям, которые отстаивают ее территориальную целостность и противостоят агрессии. Сторонники напоминают, что парад - это трата бюджетных средств, которые стоит потратить на непосредственные нужды армии. И что само стремление к парадам - "отрыжка советских времен", когда прохождение войск было непременным атрибутом демонстрации силы коммунистического режима.

Однако для того, чтобы понять, нужен парад или нет, стоит посмотреть на историю современной Украины.

До 2014 года парады могли действительно считаться "советской отрыжкой" просто потому, что Украина все еще не была настоящим государством, а была скорее переименованной Украинской ССР. И жители этой новой Украинской ССР не очень понимали, зачем им нужно это государство и самое главное - зачем им нужна армия. На страну никто не собирался нападать, а сама она хотела дружить и с Россией, и с Западом, и что самое главное - получать деньги и от России, и от Запада, как тот ласковый теленок.

Даже Майдан 2004 года и избрание Виктора Ющенко новым президентом Украины не остановили этой тенденции. Постреволюционные власти пошли на очередные корпоративные соглашения с "Росукрэнерго" Дмитрия Фирташа, а затем и с самим "Газпромом". Когда в дни российской агрессии против Грузии Ющенко решил солидаризироваться с жертвой нападения Кремля и вместе с руководителями Польши и балтийских стран приехал в Тбилиси чтобы поддержать президента Грузии Михеила Саакашвили он - опять-таки в отличие от того же Леха Качиньского - оказался изгоем в собственном Отечестве.

Для поляков поездка Леха Качиньского в Тбилиси остается одним из самых важных и впечатляющих эпизодов в его биографии. А над Ющенко тогда насмехались все - от оппозиционных политиков во главе с Виктором Януковичем до премьер-министра Юлии Тимошенко. В украинскую политическую историю поездка Ющенко просто не вошла - из-за отсутствия интереса большинства украинцев ко всему, что могло бы омрачить отношения со "старшим братом" и помешать наслаждаться газовой "халявой".

Ну и зачем, скажите, такой стране армия и уважение к армии? Именно поэтому украинские политики, в точности отражая общественный запрос, соревновались между собой в рецептах ее сокращения и уничтожения. Военная служба утратила свой статус и превратилась в такую же имитацию деятельности, как все в украинском обществе. Поэтому отмена Виктором Януковичем военных парадов выглядела вполне закономерным результатом этой общественной деградации. Янукович, который назначал министрами обороны россиян и стремился сделать все возможное для уничтожения украинского военного потенциала, не нуждался ни в каких атрибутах государственности, которые могли бы вызвать раздражение в Москве, придатком которой он искренне считал Украину.

Отрезвление произошло только после нападения России на Украину, оккупации Крыма и начала войны на Донбассе. Все первые дни после начала агрессии украинцы с ужасом наблюдали за беспомощностью собственного государства и - что самое главное - беспомощностью и растерянностью собственных Вооруженных сил, которым противостояла отлаженная, хорошо финансируемая и давно готовившаяся к нападению военная машина жестокого и подлого врага. Но что пенять на врага, если сам ты слаб и глуп?

Именно поэтому только беспрецедентные усилия украинского общества, которых оккупант явно не ожидал, смогли остановить агрессию Москвы. И с этого момента можно говорить о возрождении украинской армии и о возрождении украинского уважения к Вооруженным силам страны. Именно поэтому парады стали не столько даже демонстрацией военной мощи, сколько демонстрацией того, что новая армия у нас есть. И что она пользуется общественной поддержкой. Это элемент и уважения, и самоуважения. Потому что, как писал поэт - известны исходы парадов, но исход войны во многом от наличия осознания роли и важности армии очень даже зависит.

Пока что неясно, какими именно мотивами руководствовался Владимир Зеленский, когда принимал решение об отмене парада - потому что тезисы об экономии средств и о готовности распределить расходы на парад между военными не выдерживают никакой критики на фоне готовности нового президента тратить деньги на совсем уж бессмысленные и ненужные вещи вроде переезда Офиса Главы государства с Банковой.

Возможно, главным мотивом были предвыборные соображения и стремление Зеленского побороться с "Оппозиционной платформой" за пророссийский электорат - раз уж не получается остановить войну, встретиться с Путиным или снизить тарифы, так хоть так.

Может быть, Зеленский таким образом пытается дистанцироваться от своего предшественника Петра Порошенко, основным политическим вектором которого - от декларирования европейской интеграции до назначений в Минскую группу - ему приходится следовать. Но самое главное - этим своим решением Зеленский в очередной раз продемонстрировал непонимание страны, Президентом которой он работает, неготовность просчитать реакцию наиболее активной части населения.

Своим решением Зеленский - как и во времена Януковича - придал особый смысл самому Дню Независимости как дню, в который сознательные граждане вынуждены дистанцироваться от "бессознательной власти", дню, который не объединяет, а разделяет власть и граждан. Особый смысл теперь - это готовность граждан выразить уважение собственным солдатам в ситуации, когда власти такое уважение не нужно, когда она считает, что лучше деньгами, чем почетом.

И это сознательное или скорее даже бессознательное провоцирование общественного недовольства в буквальном смысле на пустом месте, когда его можно было бы легко избежать - еще одно напоминание о тех вызовах, с которыми столкнулась Украина после избрания Владимира Зеленского Президентом страны.

В нашей ситуации никто теперь не знает, чем же закончится парад - не то что война.

https://bykvu.com/mysli/122000-izvestny-iskhody-paradov
“Сколько у Папы дивизий?” – эта насмешливая фраза Иосифа Сталина, которой советский диктатор прокомментировал просьбу французского министра иностранных дел Пьера Лаваля о свободном исповедовании религии – в том числе и католической – в России вошла в историю в качестве примера пренебрежения духовностью и моралью как таковой. Кстати, Сталин хорохорился подобным образом в 1935 году – пройдет еще несколько лет и он вынужден будет разрешить свободную деятельность православной церкви и других религиозных общин, ободрявших паству в годы тяжких испытаний второй мировой – коммунистическая трескотня тут уже явно не работала. Но вряд ли Сталин и прочие диктаторы способны понять, как изменять жизнь без танковых дивизий.
Католический мир сейчас готовится к одному из самых важных для себя событий последних десятилетий – причислению к лику святых двух, пожалуй, наиболее выдающихся понтификов ХХ века, Иоанна XXIII и Иоанна Павла II. Наш читатель куда лучше знает “папу-поляка”, чем венецианского патриарха, возглавлявшего католическую церковь всего пять лет. Но такое сочетание кажется естественным: и Иоанн XXIII, и Иоанн Павел II изменили не только церковь, но и мир вокруг себя. Каждый из них был бы потрясен, если бы его назвали революционером, но как именно эти два понтифика были главными революционерами своего времени, доказавшими, что возможна не только кровавая революция какого-нибудь Ленина или Гитлера, но и революция добра.
Иоанн Павел II перенес останки Иоанна XXIII из папского захоронения в подземной крипте в собор св.Петра. Но я еще помню то, первое захоронение, которое нетрудно было найти – даже спустя десятилетия после смерти Иоанна XXIII оно было буквально усыпано цветами. Итальянцы – и не только они – хранили благодарную память о человеке, который, по сути, почти всю свою жизнь посвятил церковной дипломатической карьере и только на склоне лет стал вначале кардиналом, а потом главой католической церкви – и то только потому, что воспринимался как переходная компромиссная фигура. Тем не менее именно этот “переходный” Папа оказался главным – предшественник Пий XII и преемник Павел VI затерялись в его исторической тени. Но почему?
А потому, что это был первый Папа, который был по-настоящему близок к людям. Я даже не напишу, что почувствовал, что так нужно действовать, чтобы сохранить влияние церкви – нет, просто повинуясь собственному отношению к пастве, поразительно человечному и живому. Классик итальянской литературы Алессандро Мандзони когда-то дал точное описание самоощущения феодала, прислуживавшего за столом семье из народа, а затем удалившегося пообедать в отдельном помещении с равными себе: скромности “в нем было достаточно, чтобы поставить себя ниже этих добрых людей, но не для того, чтобы стать с ними на равную ногу”. Папа Иоанн XXIII был первым, кто стал с прихожанами на равную ногу – люди увидели, что этот старик не унижается и не лукавит, он просто такой же, как и они. И эта народная поддержка позволила Папе начать перемены в самой Церкви, по сути, приостановившиеся после его кончины и возобвновишиеся пять десятилетий спустя, с Папой Франциском. И она же открыла двери ожиданию Иоанна Павла II – человека, по сути своей, очень простого, несмотря на все попытки приписать ему лицедейство: потому что в его время уже никто не верил, что можно на самом деле так жить и так чувствовать. Папа-поляк был воспитан с обостренным чувством неприятия зла, только усилившимся за годы его жизни при гитлеровской и советской оккупации Родины. Иоанн Павел II стал настоящим политическим наследником Иоанна XXIII. Обоих понтификов совершенно не интересовало, сколько у них дивизий – они совершенно искренне верили, что слово и дух могут оказываться сильнее авторитаризма.
Иоанн XXIII вернул Церкви сострадание к бедным людям – став понтификом, он отметил первое Рождество с больными детьми, которые вообще решили, что этот дедушка – св.Николай, а в другое Рождество пришел к заключенным римской тюрьмы. Иоанн Павел II стал Папой-паломником, общающимся с людьми, уже теряющими надежду на перемены – поразительно, что именно он стал символом и мотором этих перемен, сокрушивших коммунистический морок. Иоанн XXIII впервые за 400 лет встретился с архиепископом Кентерберийским и убрал из молитвы Страстной пятницы антиеврейские мотивы, а Иоанн Павел II посетил в Лондоне королеву Елизавету II, главу англиканства и вошел в римскую синагогу. Каждый из этих шагов был взрывом – но одновременно он сближал людей, которые, казалось, уже не имели никакой духовной возможности сблизиться.
Самое главное, что сказал Иоанн XXIII в своей знаменитой “Беседе при Луне” – “давайте продолжать любить друг друга”. Самое главное, чо сказал Иоанн Павел II в своем первом папском обращении - “не бойтесь!”. Две эти максимы я всегда вспоминаю в самые тяжелые моменты жизни. Я уверен, что если им следовать – они сокрушат любые армии, любых агрессоров, любых мерзавцев, которые встречаются на нашем пути. Католики теперь могут молиться людям, которых Папа Франциск, удивительно похожий на двух своих канонизруемых предшественников, объявит святыми. А мы просто будем помнить, что нужно не бояться любить.



Сколько дивизий у Папы? - “Сколько у Папы дивизий?” – эта насмешливая фраза Иосифа Сталина, которой советский диктатор прокомментировал просьбу - LB.ua

Latest Month

July 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars