Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Krynica

Большая зона

Участники захватов административных зданий в Донецкой и Луганской областях наперебой провозглашают себя главами новых "республик", министрами, главнокомандующими – кем угодно, лишь бы красиво звучало. В городах украинского юго-востока оживает анархия времен гражданской войны, когда каждый город и даже каждое село объявляло себя республикой, рисовало собственные деньги и устанавливало собственные порядки.

Беда самопровозглашенных правительств в том что за прошедшее со времен Гуляй-Поля столетие значительно изменилась вся мировая экономика. И теперь – для того, чтобы выжить – даже самое захудалое село должно иметь крепкие связи с территорией, на которой оно находится. Необходимо реализовывать собственную продукцию и завозить недостающее. Необходимо обеспечивать население настоящими деньгами, чтобы предоставлять доступ к товарам и услугам. Необходимо не просто провозглашать себя государством, но и функционировать, как государство. Большевики, захватившие власть в Петрограде в 1917 году и затем ввязавшиеся в войну по всей России, в конечном счете обрекли на голод население огромных территорий. И в первую очередь – население самой революционной столицы. Потому что с властью, которую не признают, не имеют экономических отношений. И это в годы, когда Российская империя – и уж тем более Украина – были крестьянскими странами и была возможность прокормиться тем, что произрастает на собственном огороде. Но индустриальный город, отгороживающийся от мира границами и никем не признанной властью, ждет предсказуемый крах.

Жители Донбасса, допустившие бандитов к власти в собственных городах, должны понимать, что критическая точка – это остановка градообразующих предприятий и разрыв связей с покупателями. Место неудачников займут другие фирмы из куда более стабильных стран – и даже если на Донбассе "одумаются" и забудут о "народных республиках", населению юго-востока предстоит жизнь среди руин некогда кормивших их заводов, фабрик и шахт. Практически все, что есть на Донбассе, заменяемо, а нередко и дешевле стоит, как тот же уголь. Поэтому сохранить нормальный экономический цикл – это прежде всего задача самих дотационных регионов и городов, а не центральной власти.

Если власть сепаратистов утвердится, она должна будет платить зарплаты и пенсии гражданам. Из каких доходов? В какой валюте? Я прекрасно понимаю, что вся стратегия сепаратистов была построена на присоединении к России и на переходе на ее обеспечение. Но нужно понять одну очень простую вещь. У России есть деньги на дестабилизацию на Донбассе, но нет денег на прокорм Донбасса.

Поэтому выживать придется самим. Без Украины, но и без России. И без признания легитимности бандитских властей, которые смогут править без оглядки на любые законы и распоряжения. Проще говоря – выживать в одной очень большой зоне, в которую сепаратисты превратят Донбасс.

Не уверен, что жители Донецкой и Луганской областей этого заслуживают.

Share on twitterShare on livejournal



Большая зона
Krynica

(Деолигархизация экономики: каким быть диалогу с востоком

Россия еще долго будет «лить бензин» на украинский восток, пытаясь вернуть себе влияние, утраченное после бегства Виктора Януковича и краха криминального режима в нашей стране.

Конечно, самый оптимальный вариант для Владимира Путина – это ввод войск и оккупация хотя бы части Украины: но в Кремле понимают, что речь будет идти не только о сокрушительных для хиреющей российской экономики санкциях цивилизованного мира, а о настоящей войне. А воевать Путин явно не стремится – и именно поэтому ограничивается пока что дестабилизацией.

Каковы экономические выводы из этой дестабилизации? На самом деле утешительными их назвать нельзя. Что на самом деле должен был бы означать крах Януковича? Не только демонтаж криминальной диктатуры, одной из самых отвратительных в современной Европе, но и конец олигархической экономики. А можем ли мы сохранить восток без олигархов? И в самом ли деле считаем, что после того, как дестабилизация закончится, олигархи поблагодарят нас за поддержку и займутся экономическими преобразованиями? У меня лично есть серьезные сомнения на этот счет. В лучшем случае мы будем жить, как Италия ХХ века, с севером (центром и западом) равных шансов в экономике и мафиозно-олигархическим югом (востоком). В худшем – мафиозно-олигархический восток в очередной раз продиктует свои правила игры всем остальным – и нам ничего не останется, кроме как смириться ради единства.

Еще один вариант – диалог с востоком. К нему тоже будут призывать – и отнюдь не только россияне. Конечно, трудно представить себе диалог с диверсантами, но ведь на востоке есть и другие влиятельные силы. Эти силы могут быть заинтересованы в сохранении юго-восточных регионов в составе Украины, но отнюдь не в либеральных экономических реформах. И ценой диалога может быть как раз отказ от этих реформ – по крайней мере, в той их части, которая ущемляет патерналистский характер восточно-украинского общества.

Между тем, нужно отдавать себе отчет в том, что без серьезных экономических преобразований Украина не состоится как привлекательное государство – и все равно рано или поздно либо придет к новому революционному кризису, либо распадется. Это неприятно осознавать, но это нужно понимать. В нашей стране не просто нет возможностей для мелкого и среднего бизнеса – эти возможности можно создать. У нас слишком много населения, не заинтересованного в этих возможностях, уверенного, что не гражданин должен строить государство, а государство должно обеспечивать гражданина. Кстати, когда мы изучаем опыт грузинских реформ и пытаемся понять, почему их частично удалось провести, мы не учитываем, что значительная часть неудач крылась именно в патернализме населения – люди, воспитанные в советских условиях, просто не хотели проявлять инициативу даже тогда, когда имели возможность.

Главная проблема востока – не симпатии к России. Главная проблема востока как раз патернализм и симпатии к России обусловлены именно тем, что в соседней стране сложился режим, поощряющий подобные настроения в среде собственных граждан. Но россиян содержат на нефтедоллары, которых уже не хватает. У украинцев такого запаса благодушия просто нет.

Именно поэтому любой диалог с востоком должен подразумевать отказ политиков от популизма, а населения – от патернализма. И одновременно у населения и элиты должен быть общий интерес в деолигархизации экономики.

Иначе Украина просто не выживет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

http://kontrakty.ua/article/77542
Krynica

(Карта будущего: почему восток может стать балластом при реформировании экономики Украины

Карта захвата областных администраций стала одним из «хитов» социальных сетей и новостных интернет-сайтов, понемногу переместившись в телевизионный эфир. На самом деле по окончании противостояния в Украине мы еще долго будем вспоминать эту карту, потому что она может оказаться картой нашего политического и экономического будущего.

Речь не о расколе страны, вовсе нет. Речь – о потенциале реформ. Ведь любое правительство Украины должно будет провести целую серию экономических реформ, необходимых для оздоровления организма, доведенного до ручки усилиями «хозяев» криминально-олигархической республики. И то, как развиваются политические процессы, может стать настоящим экономическим «зеркалом» перемен.

Там, где не существует никаких проблем с переходом власти в руки населения, может оказаться и самая большая готовность к реформированию страны. Многие люди из западных и центральных областей работают в Европе, они на собственном опыте знают, что беспроблемной патерналистской экономики не бывает, что для достижения результата необходимо работать и терпеть. Они понимают, чем отличается инициатива от ожидания «пайки», они научились диалогу с работодателями – словом, какие бы сказки не рассказывали нам о «бесперспективности» западных и центральных областей страны, на самом деле в любой экономике главная перспектива – это не ресурсы, а люди. Именно поэтому жители не имеющих нефти Швеции или Дании живут не хуже Норвегии, этого энергетического гиганта северной Европы.



Проблема востока, как это ни парадоксально сегодня прозвучит – именно в его промышленности. Эта промышленность, большая часть которой станет несомненным балластом в любой современной экономике, не только замедляет реформы в Украине, но и сковывает инициативу жителей региона. Большая часть людей даже не представляет себе, что может быть существование в рамках иной экономической формулы, что предприятия, на которых они работают, обречены – или же в случае модернизации не потребуют такого количества работников. Восток сознательно не приучали к инициативе, блокировали любые возможные способы самостоятельного заработка. Возьмем, к примеру, ту же Одессу, которая с точки зрения инициативности населения даст фору любому западноукраинскому городу. С той лишь разницей, что если у тебя ресторан во Львове, то ты уважаемый член общества. А если у тебя ресторан в Одессе, то уже завтра к тебе могут прийти «братки» и потребовать поделиться доходами или вообще отдать успешное предприятие. Ну и что, захочешь ты дальше рисковать своими доходами, а то и безопасностью – собственной и членов своей семьи? Именно поэтому инициативный восток «заточен» на извлечение сиюминутной прибыли, это чудовищный сплав металлургической и шахтерской части экономики Польши, которая и спустя годы после реформ не может выйти из депрессии, с самой настоящей мафиозной Сицилией. И считаться с этими экономическими и ментальными особенностями придется любому правительству.

Вот почему я не о расколе. Многие думают, что в случае раскола запад и центр погибнут и маргинализируются, а восток будет цвести и пахнуть. Но на самом деле в самостоятельном развитии экономики восточных областей будет заложен самый настоящий крах, который тяжким бременем ляжет на плечи соседних областей Украины, вынужденных принимать переезжающих с востока – вначале политических, а затем и экономических беженцев. Кто не верит – съездите в Приднестровье, посмотрите, сколько там людей осталось и как это вообще все выглядит. Да, большая часть жителей отделенной Москвой от Молдовы территории уехала в Россию, но вряд ли у этой страны в ее нынешнем состоянии будут политические и экономические возможности для перевариваривания миллионов «восточных» украинцев.

Так что не нужно иллюзий. Украину нужно менять целиком. Реформировать целиком. Понимая, конечно, как это непросто, Внимательно вглядываясь в карту будущего прикидывая, какими могут быть подходы к разным регионам страны. Но рук не опускать – потому что следующего шанса на настоящие изменения просто может не быть.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
http://kontrakty.ua/article/73035
Krynica

Граница войны и мира

Когда Европейский Союз предложил бывшим советским республикам программу "Восточное партнерство", а затем и подписание соглашений об ассоциации, в Брюсселе – да и в столицах стран, работавших над новой моделью эти соглашения воспринимали именно как модель доброседства и взаимной выгоды. Стало ясно, что нового расширения Европейский Союз просто не выдержит, что необходимо время для того, чтобы "переварить" экономики новых членов ЕС и разобраться с кризисом в старых – но вместе с тем необходимо создать на границах Евросоюза атмосферу стабильности и взаимопонимания. Вот что такое, собственно, "Восточное партнерство" и соглашения об ассоциации. Одновременно проводились и переговоры об особых отношениях ЕС и России, так называемых "четырех пространствах", то есть куда более глубокой форме сотрудничества, чем со странами "Восточного пространства" - то есть всем было очевидно, что никто никому не угрожает.

Всем, кроме Кремля. Потому что в Кремле – и теперь это, по-моему, уже очевидно каждому – воспринимали соглашения об ассоциации как покушение на Россию. А почему? А потому, что для российского руководства бывшие союзные республики – это Россия, если не современная, то будущая. Будущая Российская империя. И любое подписание с ними соглашений, которое не позволит эту империю воссоздать – преступление против России и ее будущего. Вот почему предпринимались такие усилия для того, чтобы сорвать подписание соглашений, оказывалось грубое давление не только на руководство Украины, но и на руководство Армении и Молдовы. Вот почему обостряется ситуация в Крыму и Приднестровье, вокруг Карабаха и Абхазии – чтобы не допустить никаких договоренностей между бывшими советскими республиками и Евросоюзом и оставить возможность для присоединения к России "всего утраченного" - путем экономического давления и даже военных действий.

Так граница между Европейским Союзом и Российской Федерацией неожиданно для самих европейцев – и, возможно, даже для самих россиян, не понимающих, в какую пропасть их увлек Кремль – превратилась в границу между цивилизацией мира и цивилизацией войны. Будем надеяться, что сегодняшнее подписание соглашения об ассоциации Украины и Евросоюзом создает нам шанс переместиться по ту сторону этой границы: да, с нами еще могут воевать – но сами мы уже никогда, никогда не будем войной.

Share on


Граница войны и мира
Krynica

Большая Абхазия - iPress.ua

Стенания на тему “Запад нам не поможет” в последнее время стали уже общим местом в украинском общественном мнении. Мы смогли избавиться от иллюзий относительно нашей абсолютной зависимости от власти, но все еще живем надеждами на то, что другие страны сделают за нас нашу работу – защиту только что обретшего себя государства, столкнувшегося с ожесточенным сопротивлением агонизирующей, но все еще агрессивной империи.
Между тем, Запад действует так, как он и может действовать во взаимоотношениях с ядерной державой. Советский Союз тоже распоряжался в чужих странах как у себя дома, не встречая, на первый взгляд, особого сопротивления – вспомним Венгрию, Чехословакию, Афганистан. И Запад тоже не спешил воевать с “империей зла” – но последовательно предпринимал шаги по ее умиротворению. А когда увидел, что умиротворение невозможно, взял курс на экономическую конкуренцию, которая, в конечном счете, и привела к перестройке, гласности и исчезновению Советского Союза с политической карты мира – самому замечательному после победы над фашизмом событию минувшего века.
Российская Федерация куда более уязвима с точки зрения экономической конкуренции, чем СССР просто потому, что необратимость демонтажа плановой экономики и параноидальная жадность ее вороватой элиты сделали Россию не просто частью мировой экономики, но – частью зависимой. Западные лидеры полагали в начале конфликта в Крыму что Владимир Путин это прекрасно понимает, что он просто жаждет уважения, что это он так шутит. Но Путин не шутил – и совершенно сознательно пошел на демонтаж самой системы международного права, не оставив Западу особого выбора. Не выбора воевать, нет – выбора отмежевываться.
Какую картину мы видим на данный момент, после решения президента Соединенных Штатов от 20 марта и накануне оглашения решения саммита Европейского Союза? На первый взгляд, ничего особенного. Персональные санкции против не очень большой группы людей со стороны Соединенных Штатов, нерешительность европейцев, ироничные комментарии фигурантов “черных списков”. Но почему же тогда рейтинговое агентство S&P понизило прогноз инвестиционного рейтинга России со стабильного на негативный? Почему эксперты предрекают российскому фондовому рынку непростые времена?
А потому, что экономика России стала совершенно непредсказуемой для потенциальных инвесторов. Путин шлет миру противоречивые сигналы – никто не знает, что он сделает завтра, пойдет ли на восток Украины или будет продолжать бряцать оружием у границ, захочет ли взять под контроль юг нашей страны или просто попытается отвоевать объекты жизнеобеспечения Крыма. Россиянам может импонировать эта загадочная агрессивность – но инвесторов интересуют их капиталы. К тому же инвесторам не повезло не только с Путиным, но и с его западными партнерами. Те тоже действуют достаточно неровно – то пытаются уговорить своих российских партнеров, то вводят персональные санкции, то обещают проблемы для целых отраслей экономики.
Любой инвестор в этой ситуации изберет тихую гавань – уж если председатель совета директоров “Газпрома”, один из создателей пресловутого кооператива “Озеро” Виктор Зубков избавился от своих “газпромовских” акций – то представим себе реакцию иностранцев. Поэтому у российского руководства есть два пути – либо молчаливо наблюдать за обвалом курса национальной валюты и фондового рынка – либо тратить миллиарды долларов на поддержание иллюзии стабильности. Судя по тому, что биржевые курсы будто и не замечают разбушевавшего мира вокруг, можно сделать вывод, что избран второй вариант. Таким образом, началось таяние российского золотовалютного резерва. И это – только начало санкций, которые не то что не достигли своего апогея, но даже не приблизились к отметке, за которой должны начаться необратимые процессы экономического краха.
Американские санкции, кроме того, разрушают не только атмосферу предсказуемости, но и атмосферу надежности. То, что их фигурантами стали “олигархи” из ближнего круга Владимира Путина – точное решение просто потому, что если вчера знакомство и деловое сотрудничество с любым из этих людей служило гарантией успеха в большом бизнесе, то теперь такая удача становится гарантией встречи с агентами ФБР. И украинский – а, фактически российский – венский заложник Дмитрий Фирташ своим новым статусом демонстрирует это каждому, кто еще не понял.
России ответить Западу нечем – можно разве что составить список американских чиновников и сенаторов, которые и в самом деле – в отличие от российских “олигархов” могут посмеяться над “симметричным ответом” или…продолжить оккупацию Украины, что может привести только к усилению санкций. При этом и сама оккупация будет стоит куда дороже, чем крымский аншлюс – в отличие от полуострова, на котором уже был размещен оккупационный контингент, в континентальную часть Украины придется вводить войска, которые вступят в боестолкновение с потенциальным противником.
Помимо самого факта неминуемых многочисленных жертв – а россияне любят парады и триумфы, а не цинковые гробы – это еще и очень накладно. А уж содержание оккупированной территории – еще дороже. Россия с большим трудом справляется с содержанием Беларуси – и это при том, что в этой стране есть своя государственная машина. А трата денег на территорию с населением в 11-12 миллионов человек и непризнанным статусом – это и вовсе непосильная ноша.
Собственно, даже и сам Крым – непосильная ноша. Уже сейчас российские экономисты предсказывают значительное увеличение государственных расходов на захваченный полуостров. Инвестировать в территорию с неопределенным статусом не будет никто – тем более при непредсказуемости российской власти. Вчера Путин говорил о территориальной целостности Украины, сегодня предлагает признать эту целостность без Крыма, завтра еще без чего-нибудь, послезавтра решит помириться с украинцами и на радостях отдаст какому-нибудь понравившемуся ему президенту и Крым, и Рим – монарх может все. А инвестор в такой ситуации не может ничего.
Поэтому Крым становится ареной для быстрого чиновничьего обогащения и траты государственных средств по образцу Южной Осетии или Абхазии – если вспомнить криминальный характер крымской власти, то даже и похлеще. При этом денег придется закачивать уйму – а новых иностранных инвестиций в это время не будет поступать не только в экономику полуострова, но и в экономику России в целом. С правовой точки зрения – и это нужно признать со всей ясностью – Путин, не захотевший превращать Крым в новую Абхазию или Приднестровье, превратил в эту новую – только очень большую Абхазию –саму Россию.





Большая Абхазия - iPress.ua
Krynica

Правительство национальной катастрофы

Отправив в отставку кабинет Николая Азарова, президент Виктор Янукович официально открыл сезон охоты за портфелями. И пускай в других странах поражаются тому, как неистово чиновники воюют за должности в правительстве, которые должно решить труднейшние вопросы выхода страны из экономического коллапса. Наши точно знают, какова цена их страданий – и насколько обновленными они выйдут из министерских кабинетов. Так было всегда.

Но будет ли сейчас? Это большой вопрос. Некомпетентность, алчность, недальновидность и безответственность членов азаровского правительства – вкупе с явным несоответствием президента тем обязанностям, которые он должен исполнять и эгистичными клановыми интересами сотрудников его администрации создали идеальные условия для экономического коллапса страны. Поэтому интересно спросить у новых министров: вы уверены, что вам удастся разворовывать страну с таким же коэффициентом полезного действия, как и вашим предшественникам? Вы убеждены, что вам не придется за это отвечать?

Конечно, экономика – непростая наука. Может быть, вам и повезет. Может быть, кризис задержится на несколько месяцев, вам удастся уйти в отставку, как и вашим предшественникам, вернуться к занятиям бизнесам или попасть в депутатское кресло – мало ли что? Но каждый из вас прекрасно понимает, что коллапс практически неминуем. У кого из вас есть точное знание даты этого коллапса? Ни у кого нет. Но у каждого есть понимание, что правительству, которое окажется в самом центре кризиса, не поздоровится. Именно поэтому каждое правительство, которое придет на смену кабинету Азарова, рискует оказаться кабинетом национальной катастрофы. Каждый министр – потенциальным подсудимым. Каждый премьер – символом экономического краха.

И с этим вынужден будет считаться каждый, кто сейчас участвует в битве региональных "бульдогов" под ковром Межигорья.


Правительство национальной катастрофы
Krynica

(Гуляй-поле: в чем состоит миссия Партии Регионов

После парламентских выборов принято размышлять о действиях победителей и проигравших, возможных изменениях в правительстве – и даже о новом правительстве, если оно вдруг появится.

Конечно, в украинском контексте есть и свои особенности, связанные с прозрачностью и чистотой избирательного процесса и возможными фальсификациями при подсчете голосов. Все это так. Но будущее страны связано не с парламентскими выборами и даже не с президентскими. Будущее страны связано с украинской экономикой. О том, что ситуация не выглядит простой, говорят даже представители власти, даже ее штатные пропагандисты. Один из них в блоге, опубликованном как раз накануне выборов, призывал не отдавать страну популистам, так как ей предстоят непростые испытания – и лучше менеджеров из Партии Регионов никто с ними не справится. Между тем, эти замечательные менеджеры управляют страной уже больше двух лет. Да, их личные состояния несказанно возросли – но нет никакой особенной деловой смекалки в воровстве из бюджета и особых отношениях с налоговыми органами. А вот все серьезные инфраструктурные проекты – пенсионную реформу, организацию скоростного железнодорожного движения, строительство гостиничной и дорожной инфраструктуры, налоговую реформу, антикоррупционные действия – эти менеджеры благополучно провалили. И уже сейчас можно сделать вывод, что казавшиеся серьезными специалистами выдвиженцы Партии Регионов не могут управлять ничем, кроме собственных предприятий. А собственным бизнесом они эффективно управляют только тогда, когда пользуются содействием власти – приход в правительство Сергея Тигипко или Петра Порошенко является великолепной иллюстрацией этого тезиса.
Других менеджеров у Партии Регионов нет и не предвидится. Между тем, на обеспечение большинства в парламенте пришлось потратиться – и не столько из собственных сбережений, сколько из бюджетных. Никаких других денег в стране нет. Рассчитывать на то, что политический курс страны изменится кардинально, тоже не приходится – а значит, нельзя рассчитывать на зарубежные кредиты и инвестиции. Виктору Януковичу стоило бы срочно освободить Юлию Тимошенко, назначить ее премьер-министром правительства национального спасения и отправить за деньгами хоть куда-нибудь – на Запад или в Россию. Но поскольку подобное предложение находится за границами политической фантастики, ясно, что никто никому денег не даст. И что будет дальше? Власть рассчитывает, что как-нибудь справится с этим испытанием. Население не представляет себе всей серьезности проблем. Но на самом деле мы в тупике. Для оздоровления ситуации нужны радикальные экономические реформы, требующие доверия населения. Власть такие реформы проводить не хочет и не умеет, но даже если предположить, что она на что-то такое решится, ее мужества хватит на пару недель, после которых начнутся массовые бунты. Весь парадокс ситуации в том, что проводить радикальные реформы способно лишь правительство, пользующееся массовой поддержкой населения страны. Выборы четко показали – такой поддержки нет. И Партия Регионов ее уже не получит. Такой поддержкой сможет заручиться только тот, кто придет ей на смену. Миссия Партии Регионов – в подготовке Гуляй-поля: ее власть фактически не оставляет никакого выхода, кроме как радикальные реформы и рано или поздно, под влиянием ухудшающейся экономической ситуации в стране Янукович и компания уступят власть тому, кто возьмется эти реформы осуществлять. Но радоваться этому не приходится: мы платим за переход к нормальному развитию такую высокую цену, на фоне которой сама норма может показаться большинству наших соотечественников досадным извращением. ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ << Закрыть Ставки по депозитам будут
Больше читайте тут: http://kontrakty.ua/article/54766
http://kontrakty.ua/article/54766
Krynica

Реформы как неизбежность: почему Украине придется стать Грузией

Начало украинской предвыборной кампании отмечено привычной повесткой дня: власть забросила в парламент очередную обманку «языкового вопроса», оппозиция — при всем очевидном нежелании подыгрывать провокаторам из Партии регионов — вынужденно втянулась в обсуждение раскалывающей общество темы...
Судя по всему, вся предвыборная кампания пройдет так, как и обычно проходила в нашей стране: бессмысленные обещания, провокация, гречка. И полное отсутствие какой бы то ни было программы экономического оздоровления государства — при фактическом крахе бюджета, отсутствии кредитных линий, деградирующем малом бизнесе и огромных долгах. Политики не просто не хотят говорить с обществом обо всем этом — они не умеют разговаривать на экономические темы, а избиратели не желают слушать неприятных разговоров. Именно поэтому Украине придется стать Грузией Центральной Европы — к этому подтолкнет ее непонимание населением экономических закономерностей и инфантильность правящего криминального класса. Ведь что такое Грузия? Это бывшая советская республика, которая распрощалась с ресурсами бывшего СССР раньше, чем Украина. После краха режима Эдуарда Шеварднадзе у страны просто не осталось денег для выполнения социальных обязательств. Говорят о некоей особой решительности Михаила Саакашвили, но интересно узнать, что оставалось делать новому президенту? Он, собственно, и решился не сразу: первые месяцы существования новой власти отмечены не радикальными реформами, а экспроприацией части имущества неугодных олигархов в пользу госбюджета. Но вскоре стало ясно, что и эти деньги можно проесть, а новые не появятся. Именно с этого момента — момента окончательного опустошения грузинской казны — и начинается естественный отказ государства от непосильных обязательств. Одновременно высвобождаются возможности для частной инициативы, и страна лишается своих коррупционно-контролирующих функций. Происходит и естественная смена элиты. Бизнесменам политика становится просто ненужной, потому что оказывается ненужной защита бизнеса в должности министра и депутата. А те чиновники, которые привыкли использовать служебное положение для обогащения, перестают получать возможности для взяток и поборов и удаляются с малоинтересных должностей в бизнес или эмиграцию. К власти приходят люди, которые хотят заниматься политикой, а не коррупцией.
Может ли так произойти в Украине? Многие эксперты убеждают, что участь Грузии нам не грозит: население настроено патерналистки, элита — коррупционно, а это и обеспечивает баланс интересов между проворовавшейся властью и основной частью граждан. Все правильно, но только вот деньги очень скоро закончатся. И баланс будет нарушен, бесповоротно и навсегда. Что будет дальше, предсказать нетрудно. Экономическим крахом Украины воспользуется группа лиц, уверенная, что ей удастся руководить страной гораздо разумнее, чем это делали бестолковые регионалы. Но, придя к власти, новые руководители Украины обнаружат, что казна пуста, а давать деньги правительству больших демократов не собираются. Тогда из среды больших демократов выделится группа, вынужденная приступить к проведению необходимых изменений. Раскулачивание части олигархов отложит развязку на пару месяцев, но и только. В условиях, когда государство уже не сможет выплачивать льготы и пенсии, произойдет коррекция выплат и обязательств, но одновременно будут созданы все условия для свободного бизнеса. Произойдет тотальная приватизация украинской промышленности, и на рынке появится иностранный инвестор, заинтересованный в дешевой рабочей силе и сырье, — не утверждаю, что он будет лучше современных прохиндеев. С точки зрения экономических свобод Украина начнет напоминать Швецию, а с точки зрения социальных гарантий — Китай. И сразу скажу: для «маленького украинца» это будет суровое и тяжелое время. И для «большого» тоже — ему придется работать, а не наслаждаться властью, как предшественникам. Большая часть населения — от Ужгорода до Харькова — будет проклинать его ежедневно и вспоминать «Витину и Юлину тысячи» и прочие благоглупости. Можно ли избежать такого развития событий? Можно, но для этого важно вовремя подготовиться к неизбежному окончанию государственных возможностей. Режим Шеварднадзе не подготовился — и пришло время Саакашвили. Режимы Ющенко и Януковича не подготовились — и украинский Саакашвили не за горами. Его фамилия уже есть в избирательном бюллетене, и скоро, очень скоро мы узнаем того, кто скажет украинцам: у нас больше нет для вас денег. Зарабатывайте, пожалуйста, сами.
Больше читайте тут: http://kontrakty.ua/article/49075
Krynica

Это даже не кризис. Это крах.

В разгар летних отпусков Николай Янович Азаров пугает министров и соотечественников мировым экономическим кризисом и опасными решениями, к которым приближаются Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз. В переводе с чиновничьего языка это означает, что именно мировыми проблемами будут объяснять Азаров и компания грядущие экономические проблемы страны. А в том, что кризис будет, я не сомневаюсь. Но не мировой. Кризис, как и в прошлый раз, будет прежде всего украинским. И обусловлен он следующими причинами:


1. Стойкая неспособность - и нежелание - действующего президента исполнять свои обязанности. Виктор Янукович сосредоточен исключительно на собственном - и семейном - обустройстве в завоеванной им стране, на всех этих Межигорьях, вертолетах и прочей лабуде. И ведет себя как типичный африканский президент 60-х-70-х годов прошлого века, просто не имеющий времени на государственные дела в хлопотах об охотничьих домиках и унитазах с бриллиантами.
2. Некомпетентность правительства и его неумение отвечать на вызовы нового времени. Правительство укомплектовано чиновниками «старого режима», такими, как Азаров - или вполне современными олигархами, занятыми лоббированием интересов собственного бизнеса. Этот симбиоз практически парализует деятельность исполнительной власти и удорожает до безумия даже разумные ее намерения и проекты - если такие имеются.
3. Тотальная коррумпированность власти. Если скромный чиновник Волга, далекий от «настоящих» олигархов и «настоящих» денег, берет по пол-лимона, то сколько берут остальные? Даже и думать не хочется, но эта коррумпированность полностью парализовала экономические возможности среднего и мелкого бизнеса и поставила под вопрос самовыживание населения.
4. Сырьевой характер бюджетообразующих отраслей экономики, делающий Украину полностью зависящей от мировой конъюктуры - действительно ухудшающейся из-за неблагоприятных тенденций в экономике стран Запада.
5. Ухудшение отношений с Западом из-за авторитарных тенденций в политике, прежде всего из-за процесса над Тимошенко. В этой ситуации кредитование страны под большим вопросом, а денег у правительства нет.
6. Ухудшение отношений с Россией из-за нежелания Януковича сдавать собственность Путину и российским олигархам. В этой ситуации рассчитывать на договоренности по газовой цене не приходится, а после ее увеличения выживаемость бюджетообразующих отраслей экономики под вопросом.
7. Деградация силовых структур. Прокуратура и суды используются как рычаги для решения политических проблем и бизнес-разборок, СБУ превратилось в часть холдинга Валерия Хорошковского. Армия в этой стране - войско нищих.
8. Полная и сознательная незаинтересованность чиновников в исправлении ситуации. Янукович занят веротолетными площадками, его ближайшее окружение - в компрометации «папы» на Западе и в Москве с целью занять его место, средний круг - в компрометации ближайшего окружения в глазах «папы» с целью занять место ближнего круга. С усилением кризисных тенденций все эти пауки в банке начнуть стрелять и сажать друг друга - собственно, с задержанием Волги все и началось.
9. Отсутствие координации действий между правительством и Национальным банком и стремление каждой из сторон соблюсти прежде всего корпоративные, а не государственные интересы. Похожая ситуация наблюдалась, как известно, и при Ющенко, с той только маленькой поправкой, что Ющенко был банкир и хотя бы понимал, что происходит вокруг него.
10. Дезориентированность основной массы населения, разочаровавшейся во власти, но не видящей альтернатив происходящему и все также патерналистки настроенной - что делает невозможным проведение хоть сколь-нибудь серьезных реформ.

Это даже не кризис. Это крах.

www.lb.ua
Krynica

Витрины сияют - цены снижены

Акция протеста минских автомобилистов сильно напугала хозяина страны: Александр Лукашенко распорядился срочно снизить цены на топливо и уже получил от концерна «Белнефтехим» уверения, что все будет исполнено. Похоже, белорусский президент всерьез считает, что с экономикой можно договориться – накричишь на нее, и она тут же успокоится…

Попытки снизить цены на бензин в административном порядке предпринимались и в других бывших советских республиках. К чему это приводило? К фиктивному исчезновению бензина популярных марок и фиктивному его переименованию в некие улучшенные сорта, за которые, разумеется, приходится уже намного больше платить. Таким образом, требования власти формально выполняются – а люди все равно вынуждены переплачивать втридорога. Но там, где существует хотя бы номинальный рынок, граждане саркастически относятся не столько к этому переименованию, сколько к попыткам власти отрегулировать цены. Они прекрасно понимают, что повышение цены – результат новой экономической конъюнктуры, неправильных действий правительства, ухудшения общей ситуации в стране – и просто распоряжениями ситуации не изменишь. А наиболее продвинутые знают, что дело не только в новой цене на бензин, но и в доходах населения. И что выход из ситуации – повышение уровня этих доходов и создание таких условий для проявления частной инициативы, которые позволят начинать свой бизнес и создавать новые рабочие места.


В Беларуси все иначе. Люди, привыкшие получать зарплату в государственном секторе – а именно этот сектор составляет львиную долю экономики страны – и расплачиваться за бензин, поставляемый государством – ждут от власти, что она все отрегулирует. Повысит зарплаты, пенсии и понизит цены – как было все эти годы существования рентной белорусской экономики. Что самое удивительное – среди этих людей оказался тот, кто построил для них эту рушащуюся иллюзию благополучия. Он тоже верит, что все это может. И поэтому совершенно не понимает, как вести себя с этой новой оппозицией. Оппозицией, которая пока что не выдвигает никаких политических требований, не хочет его отставки, не видит взаимосвязи между ухудшающейся ситуацией в стране и его многолетним правлением. Оппозицией, которая хочет, чтобы власть совершила чудо. И Лукашенко совершает это чудо – просто командует ценам снизиться. А новые цены устанавливать исключительно с его согласия.

Но чуда не будет. Будет дефицит. Будет нищая жизнь. Будет ежедневное, ежечасное ухудшение жизни белорусов – при усилении свирепости растерянных, а потому все больше старающихся доказать свою необходимость деградирующему режиму силовиков. C каждым новым днем теряющий хватку и не понимающий, что происходит белорусский президент будет становиться все неадекватнее и недаекватнее. Так что рано или поздно даже те, кто сегодня ждет бензинового чуда – а завтра будет ждать чуда в пустом супермаркете – поймут, что чуда не будет.


www.politcom.ru