Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Krynica

Непробудное будущее

Растянувшееся на несколько дней прощание с Исламом Каримовым возвращает нас к почти забытому жанру сталинских похорон. В первые дни марта 1953 года каждому было ясно, что диктатор при смерти, что просто так медицинские бюллетени публиковать не будут, - но большая часть населения (именно населения, а не дежурных пропагандистов Кремля) отчаянно не хотела верить в саму возможность смерти вурдалака. А затем, когда о смерти все же сообщили, погрузилась в страх, истерию и слезы и бросилась в новую московскую "ходынку", чтобы в последний раз увидеть еще не забальзамированное тело.

В Узбекистане сейчас происходит практически то же самое. Любому здравомыслящему человеку понятно, что медицинское заключение о болезни Каримова не опубликуют просто так: потому что ранее никогда ничего не сообщали, а президент не отличался крепким здоровьем на протяжении практически всего своего правления. Такие документы обнародуются только тогда, когда элита понимает, что прощание с диктатором неизбежно, - и начинает готовить к нему население, попутно определяясь с преемником. Но при этом огромное количество людей - социальные сети и дискуссии комментаторов связанных с центральноазиатской тематикой интернет-изданий дают об этом представление - упрямо не хочет верить в саму возможность смерти Каримова. Нет, конечно, враги будут посрамлены, он выздоровеет и будет править еще долго-долго на зависть шакалам. И это о 78-летнем человеке, чье неважное физическое состояние в последние годы было заметно невооруженным глазом.

Даже когда вполне расположенные к Каримову комментаторы позволяют себе усомниться в том, что он жив, или публикуют фотографии срочной "зачистки" и уборки Самарканда - родного города президента и места захоронения его родственников - они моментально причисляются другими читателями к "врагам народа" и провокаторам.< Можно, конечно, решить, что это официальный Ташкент организует армии троллей для поддержания мифа о жизнеспособности и скором выздоровлении Каримова. Но, думаю, официальному Ташкенту не до фейсбука.

Нет, это обычный летаргический сон. Это упрямое нежелание просыпаться. Это то состояние, в которое Сталин погрузил Советский Союз и в которое Каримову удалось погрузить Узбекистан. Когда ты находишься внутри этого сна, тебе кажется, что его окончание - то есть смерть правителя - означает твою собственную смерть. Ты так отчаянно путаешь смерть с жизнью, что можешь и в самом деле спутать начало оттепели с наводнением, ты боишься захлебнуться, ты настолько привык к мертвечине, что жизнь кажется тебе зловонием.

И ты не веришь, что это чужая смерть. Ты думаешь, что твоя. Единственное, на что ты надеешься, - это на то, что он не умрет, в очередной раз посрамит врагов и будет и дальше держать тебя и всех остальных за горло железной рукой. И если уж окажется, что он смертен, ты будешь надеяться, что следующий так быстро ухватит тебя за горло, что ты не сумеешь вдохнуть полной грудью.

Только бы не вдохнуть! Именно поэтому умершие со Сталиным так ненавидели Хрущева, понапрасну надеялись на Брежнева, презирали Горбачева с Ельциным - и только с появлением Путина даже уже не они, а воспитанные ими в мечте о страхе дети и внуки начали, наконец, погружаться в спасительную летаргию. Тот, кто сегодня умирает с Каримовым, тоже надеется только на одно - на то, что никогда ничего не будет меняться, что следующий тоже будет "родным отцом", что можно будет так же счастливо и преданно проспать до следующего медицинского заключения.

http://mirror711.graniru.info/opinion/portnikov/m.254227.html
Krynica

Смерть вурдалака: как Михаилу Лесину удалось уничтожить российскую журналистику

Смерть бывшего российского министра печати Михаила Лесина прошла почти незамеченной для отечественных СМИ. Между тем, к фигуре Лесина стоило бы присмотреться хотя бы для того, чтобы понять, как возникла воинствующая и подлая российская антижурналистика, ставшая частью военного нападения режима Владимира Путина на нашу страну.

Ведь еще лет 15 назад российская журналистика была совсем другой. В эти годы все мы сравнивали российскую журналистику с украинской и удрученно констатировали – “там”, несмотря на олигархическое засилье, могут написать правду о происходящем в стране, там происходит реальная политическая борьба о которой пишут газеты и рассказывают телеканалы. Причем все это происходит профессионально, в рамках уважения к стандартам. Может ли кто-то сегодня в здравом уме сказать, что российская журналистика является образцом хотя бы чего-то, кроме подлости и пренебрежения стандартами? Да, конечно, осталось несколько сопротивляющихся, чуть меньше пытающихся сопротивляться, еще меньше делающих вид, что сопротивляются – ресурсов. Осталось несколько человек, которые не предали идеалы профессии и уважают собственного читателя или зрителя. Но в целом – мрак!

Так вот, конструктором этого мрака был Михаил Лесин. Теперь, когда его уже нет, нужно понять, как он это конструировал.

Первый переход “красной линии” – когда уже не просто клановая борьба и полемика ведущих аналитических программ – это демонстрация постельного видео с “человеком, похожим на Юрия Скуратова”, тогдашнего генерального прокурора страны. Видео появилось в эфире государственного - !- телевизионного канала и, в конечном счете, привело к отставке генерального прокурора, который в сотрудничестве с генеральным прокурором Швейцарии Карлой дель Понте подобрался к коррупционным операциям семьи президента России Бориса Ельцина. Спецоперацией по спасению благородного семейства – оно до сих пор сохраняет рычаги влияния на власть в России – руководил, по мнению Скуратова, тогдашний глава ФСБ Владимир Путин. Оформлением демонстрации пленки занимался зампред ВГТРК Михаил Лесин. Спустя всего несколько месяцев человек, которому никто в порядочном обществе не должен был бы подавать руки, был назначен министром печати России. Но что это по сравнению с успехом главы операции, которого семья Ельцина назначила вначале премьер-министром, а затем и президентом Российской Федерации? А постельный компромат, грязь, удары ниже пояса и прочая мерзость окончательно утвердятся в арсенале российских СМИ в качестве главного средства политической борьбы. И будут позаимствованы в Украине.

С новым президентом нового министра ожидали новые задачи. Главная из них – зачистка медиа-рынка от тех, кто вовремя не понял – семья и ее назначенец безальтернативны. Первой жертвой зачистки Лесина стал холдинг “Медиа-Мост”, принадлежавший Владимиру Гусинскому – на тот момент стороннику группировки Юрия Лужкова и Евгения Примакова. Отъем телеканала НТВ проводился под предлогом задолженности перед “Газпромом” – хотя у других российских телеканалов тоже с долгами было не все так просто. Гусинского арестовали. Лесин явился к нему в камеру – вдумайтесь – министр печати в камеру к узнику – и фактически заставил бизнесмена подписать необходимые власти документы об отказе от бизнеса, обменять акции холдинга на свободу. В результате работавшая с Гусинским команда журналистов окончательно покинула телеканал, а НТВ превратился в рычаг манипуляций и лжи, коим до сих пор и является. Дискуссионные программы на канале были заменены манипулятивным политическим шоу футбольного комментатора Савика Шустера и явились прелюдией к компрометации любой политической борьбы и безвременной смерти российской политики. Когда эта политика умрет, Шустер перенесет российскую модель манипулирования в нашу страну – и уже в период правления Виктора Януковича добьется аналогичного успеха.

НТВ, конечно, было только началом. Постепенно команда Лесина поставила под путинский контроль все российское телевидение – включая региональные каналы. И тут стало ясно, что гной российской пропаганды сидит внутри родного фурункула. Лесину захотелось, чтобы зловоние почувствовали все. Так появляется телеканал Russia Today во главе с лживой и аморальной Маргаритой Симоньян. Подлинный смысл этого телеканала станет ясен только после нападения России на Грузию и Украину.

Уничтожив российскую журналистику и превратив ее в пропагандистский рупор кремлевской ОПГ, Лесин вел жизнь богатого человека на второстепенных должностях. Его миссия была выполнена, деньги – заработаны. Как и любой российский чиновник путинского разлива, он презирал Россию и старался обеспечить себе и своей семье безбедную жизнь в Соединенных Штатах. Умер от тоже в США, в Вашингтоне, в отеле в центре престижного квартала. В обстоятельствах такой смерти тоже нет ничего удивительного: российские коллеги Лесина прекрасно понимали, как много он знает и насколько опасен в своей новой западной жизни, под плотной опекой американских спецслужб, которые не могли не интересоваться бывшим российским министром и советником президента Путина.

Михаил Лесин умер в нужное время в правильном месте.

http://kontrakty.ua/article/90890
Krynica

Пророчество Мандельштама

"Наливаются кровью аорты,

И звучит по рядам шепотком:

- Я рожден в девяносто четвертом,

Я рожден в девяносто втором...-

И в кулак зажимая истертый

Год рожденья - с гурьбой и гуртом

Я шепчу обескровленным ртом:

- Я рожден в ночь с второго на третье

Января в девяносто одном

Ненадежном году - и столетья

Окружают меня огнем."

Строки эти выглядят эпитафией молодым парням, которые отдают сегодня жизни за Украину в изнурительном противостоянии с российским захватчиком. Осип Мандельштам написал их в 1937-м, в воронежской ссылке, незадолго до своей трагической гибели в ГУЛАГе. Настоящая поэзия - это всегда пророчество. Мандельштам, описывавший страшную судьбу родившихся в конце ХІХ века, предугадал и трагедию родившихся в конце ХХ-го - в конце концов, в "чудовищной" мандельштамовой России и даже рядом с Россией, этой ненасытной воронкой смерти, столетиями ничего не меняется.

В этих же "Стихах о неизвестном солдате' , написанных за два года до начала второй мировой, Мандельштам оставляет её строгий пейзаж - его современники, увидевшие войну воочию, будут описывать то, что он предчувствовал:

"Миллионы убитых задешево

Протоптали тропу в пустоте,-

Доброй ночи! всего им хорошего

От лица земляных крепостей!

Неподкупное небо окопное -

Небо крупных оптовых смертей,-

За тобой, от тебя, целокупное,

Я губами несусь в темноте –

За воронки, за насыпи, осыпи,

По которым он медлил и мглил:

Развороченных - пасмурный, оспенный

И приниженный - гений могил.



Хорошо умирает пехота,

И поет хорошо хор ночной

Над улыбкой приплюснутой Швейка,

И над птичьим копьем Дон-Кихота,

И над рыцарской птичьей плюсной.

И дружи'т с человеком калека -

Им обоим найдется работа,

И стучит по околицам века

Костылей деревянных семейка,-

Эй, товарищество, шар земной!

Для того ль должен череп развиться

Во весь лоб - от виска до виска,-

Чтоб в его дорогие глазницы

Не могли не вливаться войска?"

Этот вопрос Мандельштама остается без ответа и спустя почти столетие. Войска все идут и идут по пустыне Красной площади, вливаясь в глазницы безмолвной мумии в мавзолее и отражаясь в пустых глазах её словоохотливого преемника. Но поэзия не может, к сожалению, победить зло - она способна лишь к состраданию.

http://espreso.tv/blogs/2015/05/10/10_maya_2015_h_prorochestvo_mandelshtama
Krynica

Август 14-го

И новоявленный московский Риббентроп.
И фюрер, сатанеющий в угаре.
И юноши, которых паковали
В закрытый гроб.

И мир, не понимающий зачем,
Но пятящийся от чужих проблем
Как от заразы.
И ожидание слепой войны
И прерванные птичьим криком сны.
И лжи проказа.

Погибло лето - а война жива.
Немея, рассыпаются слова,
Пустеют улицы. И летние площадки
Где собраны, а где и сожжены.
Площадки, где о новостях войны
Все узнают в обеденном порядке.

Но время есть взглянуть на небеса
Где нет ни фюрера, ни Риббентропа.
И снова собирается гроза
В обвал потопа.
Krynica

Граница ненависти

Президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху проводили совещания с лицами, ответственными за безопасность своих стран, практически в одно и то же время. И суть этих совещаний была совершенно тождественной: и на заседании украинского Совета национальной безопасности и обороны, и на заседании израильского военно-политического кабинета обсуждали одно и то же. Ответ террористам. И украинский президент, и израильский премьер-министр вынуждены были в очередной раз убедиться, что попытки добиться мира воспринимаются террористами как доказательство слабости.

Для Украины все это внове. Израиль живет так уже многие десятилетия. И вполне мог бы поделиться с Украиной своим опытом борьбы с террором, поощряемым и спонсируемым из-за рубежа и выдаваемым за правое дело. Украинцы были в первые недели шокированы тем, что какие-то проходимцы объявили себя "правительством" никогда не существовавшего государства, создали вооруженные формирования, начали убивать и грабить и требуют диалога на равных с легитимной властью. Израиль уже не удивляется тому, что жители сектора Газа воспринимают бандитов из ХАМАС в качестве власти, а ракетные обстрелы территории Израиля, убийства и диверсии – в качестве естественной политики своего самозванного правительства.

Украинцы не понимали, как руководство России может всерьез воспринимать бандитов как власть и требовать от Киева переговоров с самозванцами. В Израиле тоже не понимали, как президент России Владимир Путин мог пригласить в Москву лидеров ХАМАС и помочь приданию террористической группировке лоска серьезных политиков – но со временем привыкли и поняли, что путинская Россия не сильно отличается от привечавшего и тренировавшего террористов Советского Союза. И украинцам предстоит усвоить, что они – соседи Советского Союза в его новой реинкарнации. Израиль был от этого самого Союза далеко – что, впрочем, не мешало Москве делать все возможное для уничтожения еврейского государства. Для ненависти, как известно, нет расстояний и границ. Сильное, уверенное в себе государство находит в себе силы жить рядом с этой ненавистью, не бояться ее, добиваться мира, защищать свои интересы даже тогда, когда весь остальной мир готов стыдливо прикрыть глаза и не замечать, что происходит у него под носом. Это тяжелый опыт, который излечивает от многих иллюзий, но его необходимо приобрести.

Share on twitterShare on




Граница ненависти
Krynica

Российский режим, Путин и прыжок с балкона - Авторские колонки - Главред

На фоне продолжающейся войны российских диверсантов и наемников против Украины, очередного передвижения военной техники к нашим границам и провала газовых переговоров самоубийство какого-то российского генерала может выглядеть мелочью. Но, тем не менее, это именно та мелочь, которая дает представление о сути режима, утвердившегося в России. И понять эту суть необходимо.
Погибший генерал, бывший заместитель главы антикоррупционного управления МВД Борис Колесников, выбросился – или был выброшен – с балкона здания Следственного комитета Российской Федерации во время незапланированного допроса. Кстати, допрашивать Колесникова стали по поводу его разбитой в камере головы – это тоже восприняли не как избиение, а как попытку самоубийства. Таких попыток в Следственном комитете насчитали аж две. И вот третья – успешная.
Арест руководителей антикоррупционного управления МВД многие наблюдатели в Москве связывают с тем, что генерал Колесников и его коллеги занимались расследованием коррупции в святая святых российского режима – ФСБ. Как известно, у этого ведомства с давних пор неприязненные отношения с полицейскими, руководители КГБ всегда боролись с министрами внутренних дел за влияние.
Лаврентий Берия, возглавив министерство госбезопасности после смерти Иосифа Сталина, немедленно присоединил к нему МВД. Юрий Андропов, став генеральным секретарем ЦК КПСС, организовал расправу над своим конкурентом, бывшим министром внутренних дел СССР Николаем Щелоковым – в само министерство был направлен украинский чекист Виталий Федорчук. В путинские годы ФСБ установило плотный контроль над МВД, таким образом, обеспечив себе полную безнаказанность.
Еще одним важным элементом формирования этой безнаказанности стало создание Следственного комитета во главе с сокурсником Путина Александром Бастрыкиным. Вначале комитет занял подчиненное положение в Генеральной прокуратуре, но после затяжного аппаратного сражения стал отдельным ведомством, обеспечивающим расследование в интересах российских спецслужб и личного окружения Владимира Путина. Поэтому нет ничего удивительного в том, что посмевший усомниться в кристальной честности российских чекистов генерал Колесников попал именно туда.
В российских СМИ из погибшего генерала, которого арестовали по подозрению в…провокации взятки у высокопоставленного чиновника, сейчас делают настоящего монстра, наркомана и самодура. Нечто подобное в свое время происходило с любимцем советских людей маршалом Михаилом Тухачевским, которого чекисты заподозрили в нелояльности к своей усиливающейся власти и вместе с другими высокопоставленными военачальниками привели на эшафот. Только что из окна не выбросили. Но в истории КГБ немало славных страниц, связанных именно с таким методом избавления от противников и неугодных свидетелей.
7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке "покончил жизнь самоубийством" знаменитый революционер и писатель, военный губернатор Петрограда при Керенском Борис Савинков. Савинков, которого пришедшие к власти в России бандиты откровенно ненавидели, и который с ними самоотверженно боролся, "воспользовался отсутствием оконной решетки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки и выбросился из окна пятого этажа во двор". Это, как вы понимаете, по официальной версии. Генерал Колесников "неожиданно выбежав из туалета и сбив с ног сотрудника полиции, а затем и второго конвойного, который находился в коридоре, выскочил на балкон и прыгнул вниз с шестого этажа".
То, что за восемь десятилетий людей стали выбрасывать уже не с пятого этажа, а с шестого – это и есть весь сухой остаток развития российской государственности и зеркало ее цивилизационных успехов. Описав элегантный круг, страна вернулась в годы большевисткого беспредела, только сейчас чекисты правят уже без оглядки на партийный аппарат. Как ни парадоксально, в роли ЦК коммунистической партии выступает теперь "вашингтонский обком" – только угроза санкций и потеря возможности распоряжаться награбленным в России и сконцентрированным на Западе имуществом и деньгами может удержать Путина и его соратников от массовых расправ над согражданами и нового 1937 года.
Кроме как на Обаму, россиянам надеяться не на кого.

Рекомендувати


Российский режим, Путин и прыжок с балкона - Авторские колонки - Главред
Krynica

Красная императрица

Йованка Броз, вдова югославского лидера Иосипа Броз Тито, скончалась в Белграде, пережив своего знаменитого супруга более, чем на три десятилетия. Йованка не была первой женой маршала – молодой Тито впервые заключил брак с русской крестьянкой Пелагеей Белоусовой, для которой жизнь с будущим врагом Сталина обернулась настоящей трагедией в ГУЛАГе. Йованка не была его самой большой любовью – свое сердце Тито отдал другой соратнице по партизанской войне, Даворянке Паунович, скончавшейся от тяжелой болезни сразу же после войны. Но Йованка Броз была самой известной спутницей маршала и единственной первой леди социалистической Югославии.

Молодая партизанка, которая стала личным секретарем Тито после смерти Паунович, Йованка Будисавлевич смогла стать – в отличие от предшественницы – официальной женой маршала и начала вмешиваться в политическую жизнь страны с энергией, которой Даворянка могла только позавидовать. Она никогда не занимала официальных постов, но ее влияние вполне могло сравниться с влиянием членов президиума ЦК Союза коммунистов и министров федерального правительства. В руководстве страны у нее были друзья и враги – впрочем, врагов все же больше. Йованку ненавидели почти все – потому что почти все боролись за возможность попасть в президентский кабинет, а она всегда была рядом.

Все это завершилось для Йованки Броз трагедией, растянувшейся на десятилетия. Партийное руководство на протяжении 1974-1988 годов обсуждало “проблему Йованки” 59 раз! Соратники добились от Тито фактического развода с ней – официально это так никогда и не произошло, но первая леди Югославии в 1977 году оказалась под фактическим домашним арестом и больше никогда не видела мужа. Арест не прервался даже после смерти супруга в 1980 году – гнев Тито продолжал определять жизнь Йованки Броз еще долгие годы. Исчезла СФРЮ, распался Союз коммунистов, к власти в Белграде пришел Слободан Милошевич, а пожилая женщина продолжала находиться в заточении в особняке за высокими стенами. И только после краха режима Милошевича новые власти выпустили ее на свободу – впрочем, оказалось, что этой свободой вдова Тито элементарно не может воспользоваться, так как у нее не осталось ни средств к существованию, ни даже документов – паспорт, отобранный в 1980 году, ей вернули только в 2009-м!

Трудно даже представить себе, о чем она больше вспоминала в последние годы жизни – о тех трех десятилетиях, когда ее считали соправительницей маршала, “красной императрицей”, когда перед ней заискивали партийные функционеры, и раскланивалась монархи и президенты – или о плате за свое царствование, обернувшееся нищетой в заточении. Сегодня о Йованке Броз вспоминают все газеты и телеканалы стран бывшей Югославии – ведь память об эпохе Тито – это как раз то, что объединяет словенцев и сербов, македонцев и хорватов, албанцев и черногорцев…Судьба Йованки Броз в очередной раз напомнила, что в этой эпохе было место для одного-единственного человека – ее супруга, способного возвысить человека – и низвергнуть его в пропасть забвения даже после своей собственной смерти. И вдова маршала отнюдь не была исключением из этого печального правила.

21.10.2013

Красная императрица
Krynica

Бьет - значит любит

В ответ на очередной запрет молдавского вина Бухарест пообещал увеличить его закупки. Возможно, не очень рыночный шаг, но вполне оправданный для страны, связанной с Румынией общими историческими корнями, языком, культурным наследием – в общем, всем тем, что вкладывают в слово братство.

А где же наша Румыния? Когда думаешь о внешнеполитических партнерах последних лет, на ум сразу же приходит Польша. Ее руководители делали все возможное для европейской интеграции нашей страны, президент Бронислав Коморовский доказывал ее необходимость даже тогда, когда практически все европейские лидеры ставили под сомнение даже саму возможность продолжения переговорного процесса – так, что иногда казалось, что это Коморовский, а не Янукович – президент Украины.

Но защитники евразийства и Таможенного союза напомнят вам о столетиях противоречий и восстаний, о том, что даже сейчас украинское и польское общество разделяют такие трагедии, как Волынь. Они скажут вам, что настоящая наша Румыния – это, конечно, Россия. Кто же еще? С кем еще нас объединяют исторические корни, годы общих успехов и трагедий, культурные и научные достижения? Конечно же, с Россией! А то, что многие в России уверены, что никаких украинцев нет, что это такие заблудшие русские, так это ничего – румыны, вон, тоже убеждены, что молдаване – это румыны!

И я с этим соглашусь. Румыны действительно уверены, что молдаване – это румыны. Только они, как могут, помогают молдаванам – может быть, именно потому, что убеждены в том, что нужно помогать соотечественникам. А Россия нас только наказывает. То ценами на газ, то строительством новых газопроводов – чтобы раз и навсегда лишить нас транзитных возможностей, то запретом на продукцию. Заметьте – не покупает у нас продукцию, чтобы помочь, а напротив – блокирует нашу продукцию, чтобы поставить на колени.

Конечно, для сторонников евразийства и прочих там Таможенных союзов это – не доказательство, как раз наоборот: бьет – значит любит. И если Россия так усердно ищет возможности разрушения нашей экономики, подрыва нашего бюджета, дестабилизации политической и социальной ситуации в нашей стране, то, может быть, это действительно лучшее доказательство того, что ее руководство к нам небезразлично. И что ее усилия по нашему воспитанию в духе "Бесприданницы" Островского – "так не доставайся же ты никому!" - куда более яркое доказательство общих культурных корней, чем любые польские усилия.

И все же как-то не хочется жить в мире, в котором добрые баре с Рублевки воспринимают твою страну как бесприданницу, которую нужно погуманнее придушить перед тем, как доказать ей свою любовь. Уж лучше там, где люди друг другу помогают.

Share


Бьет &#8211; значит любит
Krynica

Правительство национальной катастрофы

Отправив в отставку кабинет Николая Азарова, президент Виктор Янукович официально открыл сезон охоты за портфелями. И пускай в других странах поражаются тому, как неистово чиновники воюют за должности в правительстве, которые должно решить труднейшние вопросы выхода страны из экономического коллапса. Наши точно знают, какова цена их страданий – и насколько обновленными они выйдут из министерских кабинетов. Так было всегда.

Но будет ли сейчас? Это большой вопрос. Некомпетентность, алчность, недальновидность и безответственность членов азаровского правительства – вкупе с явным несоответствием президента тем обязанностям, которые он должен исполнять и эгистичными клановыми интересами сотрудников его администрации создали идеальные условия для экономического коллапса страны. Поэтому интересно спросить у новых министров: вы уверены, что вам удастся разворовывать страну с таким же коэффициентом полезного действия, как и вашим предшественникам? Вы убеждены, что вам не придется за это отвечать?

Конечно, экономика – непростая наука. Может быть, вам и повезет. Может быть, кризис задержится на несколько месяцев, вам удастся уйти в отставку, как и вашим предшественникам, вернуться к занятиям бизнесам или попасть в депутатское кресло – мало ли что? Но каждый из вас прекрасно понимает, что коллапс практически неминуем. У кого из вас есть точное знание даты этого коллапса? Ни у кого нет. Но у каждого есть понимание, что правительству, которое окажется в самом центре кризиса, не поздоровится. Именно поэтому каждое правительство, которое придет на смену кабинету Азарова, рискует оказаться кабинетом национальной катастрофы. Каждый министр – потенциальным подсудимым. Каждый премьер – символом экономического краха.

И с этим вынужден будет считаться каждый, кто сейчас участвует в битве региональных "бульдогов" под ковром Межигорья.


Правительство национальной катастрофы
Krynica

Взрыв в другой России

Взрыв в другой России
Изувеченные человеческие тела, машины скорой помощи у здания аэропорта, скорбные лица дикторов телевизионных новостей...
Теракт в московском аэропорту «Домодедово» стал еще одним эпизодом в списке российских трагедий последних лет. И все же утверждать, что это самый обыкновенный теракт, я бы не стал.
Не только потому, что таких терактов в аэропортах Москвы не было уже много лет. Но еще и потому, что происходит подрыв в Домодедово на совершенно ином фоне, чем террористические акты времен чеченских войн. Тогда зона конфликта была ограничена Чечней, было ясно, что в этой республике идет война и террор – одно из проявлений этой войны. Власти удалось убедить население, что с окончанием войны и стабилизацией в Чечне исчезнет опасность террора. Однако теперь ясно, что это не так. Стабилизация в Чечне – по крайней мере, на пропагандистском уровне – наступила. Руководство республики и не думает о сепаратизме, президент Кадыров демонстрирует всяческую лояльность премьеру Путину. Откуда тогда смертники – ведь ясно же, что теракт в Домодедове нужно было готовить, играя со спецслужбами. И что это дело отнюдь не террориста-одиночки: впрочем, это признают и сами российские спецслужбы.
Во время предыдущих терактов не было такой опасности межнационального разлада, как сейчас. Россия до митинга на Манежной площади и после него – это две разные страны. Когда шли чеченские войны, было совершенно ясно, что враг – там, на Кавказе, его нужно уничтожить и все будет в порядке. При этом основная масса населения не то чтобы не отдавала себе отчета в том, что мирное население кавказских республик поддерживает сепаратистов. Но население этим и не интересовалось: чеченцы жили где-то там, на Кавказе, в «этнической» России их было не так уж и много. Война и бедность изменили этот баланс. Теперь кавказцы уже внутри этой самой «этнической» России и их массово начинают обвинять тогда, когда дерутся между собой фанаты футбольных команд, когда кто-то совершает уголовное преступление или просто раздражет своим внешним видом. Теракт после митинга на Манежной площади – это серьезно. Дело даже не в том, что главари шовинистических группировок будут говорить своим сторонникам, что кавказцы ответственны за взрыв в Домодедово. Дело в том, что таково общественное мнение: вчера «они» убили Егора Свиридова, сегодня взорвали аэропорт, завтра еще чего-нибудь взорвут...
Вряд ли нужно напоминать, что для предотвращения террора необходима серьезная и специфическая работа. Важно не столько выстроить картинку на телевизионном экране, сколько добиться настоящей стабилизации на Северном Кавказе. Но как раз этого не было сделано – более того, появились новые очаги напряженности в Дагестане, Ингушетии и некоторых других кавказских республиках. Появились кавказские районы в Москве и других российских городах, фактически во враждебной среде – словом, возможности для террора и противостояния только увеличились. Работа спецслужб по предотвращению террора крайне затруднена фактическим делегированием полномочий на местах местным элитам. Но если российские спецслужбы получают возможность действовать – они разбрасывают сети так мощно, что в них рискует попасть все население республики, как в Ингушетии. И это, в свою очередь, создает среду для экстремизма. И, конечно же, всепобеждающая коррупция. За деньги в России можно решить любой вопрос – и не случайно российские самолеты взрывались не потому, что плохо срабатывала авиационная безопасность, а потому, что подкупались «нужные» сотрудники. После терактов в Домодедове президент Дмитрий Медведев потребовал введения чрезвычайных мер безопасности на транспорте. Так поступают в России всякий раз, когда происходит теракт. Потом успокаиваются – до нового взрыва. Системного понимания того, как решить проблему террора и проблему Кавказа, в российской элите нет – и никто даже не пытается найти ключ к неразрешимой головоломке.
www.lb.ua