Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Krynica

Зеленский поры эпидемии. Виталий Портников – об идеальном шторме

Спустя десять месяцев пребывания на посту главы государства шестой президент Украины столкнулся с вызовом, который может оказаться фатальным и для перспектив страны, и для его собственного политического будущего. Конечно, можно сказать, что это не личный вызов Зеленского и даже не собственно вызов Украины – как действовать в ситуации с пандемией, не очень понимают и куда более опытные политики, с этим вызовом не могут совладать и куда более стабильные системы управления, чем украинская. Но вряд ли для Владимира Зеленского всё это служит большим утешением.

Только представьте себе: когда он баллотировался на пост президента страны, то главными темами его предвыборной кампании были прекращение военного конфликта с Россией и борьба с коррупцией ("нужно просто перестать стрелять" и "придет весна – сажать будем"). Кто мог предупредить будущего президента, что следующей весной ему придется не сажать соотечественников, а хоронить их? Кто мог предсказать, что кинофильм, в котором Зеленскому предстоит сыграть главную роль, будет называться не "Слуга народа", а "Заражение"?

Но вряд ли у украинского президента сегодня есть время задумываться о разумности своего решения заняться большой политикой. У него, как и у всех украинских чиновников сегодня, совершенно другие задачи. Необходимо понять, как стране пережить эпидемию, карантин и последствия ограничительных мер, практически уже начавшийся тяжелейший экономический кризис.

Собственно, этот кризис, о котором сейчас во всем мире говорят как о самом главном последствии эпидемии и борьбы с ней, в Украине начался за несколько недель, если не месяцев до того, как коронавирус стал реальной угрозой для национальной экономики. Об этом, собственно, говорил и сам президент Зеленский, когда обосновывал необходимость отставки правительства во главе с Алексеем Гончаруком. Уже тогда было ясно, что действия (или бездействие) власти могут привести к секвестру бюджета, который каждый месяц недосчитывался миллиардов гривен. Эпидемия и карантин усугубляют эти потери. При этом новое правительство было сформировано, и то не в полном составе, как раз тогда, когда нужно было в срочном порядке предпринимать шаги по предотвращению эпидемии.

Наиболее тут показательна история с главным ведомством коронавируса – Министерством здравоохранения. Его руководитель Зоряна Скалецкая как раз в тот критический период, когда нужно было готовить страну к пандемии, осталась на карантине в Новых Санжарах вместе с эвакуированными из Китая. Как потом оказалось, по предложению самого президента. То есть по сути даже тогда политику не удалось отделить от кинематографических эффектов. Не говоря уже о том, что после эффектной и скандальной отправки эвакуированных из Китая на карантин никто даже не пытался задействовать аналогичные меры по отношению к возвращающимся из Европы, и в результате одной из групп, принесших вирус в украинскую столицу, стали высокопоставленные гости французского курорта Куршевель.

Но, конечно, не они одни – в Украину вернулись тысячи туристов и гастарбайтеров из европейских стран, нередко в небольшие города и села, которые превращаются сегодня в потенциальные очаги эпидемии. Справится ли с этой проблемой новое руководство Министерства здравоохранения, сказать трудно, но уже принято решение об отставке преемника Скалецкой, хирурга Ильи Емца, возглавлявшего ведомство еще во времена Виктора Януковича и отличившегося в последние дни скандальными высказываниями.

В сложившейся ситуации решающим вопросом оказалось получение помощи Международного валютного фонда, без этих денег стране придется не просто проводить секвестр бюджета, но объявлять дефолт по долгам, и это тогда, когда большая часть населения после карантина рискует оказаться даже без минимальных сбережений. Главное условие МВФ – принятие закона, который сделает невозможным возвращение ранее национализированных банков их бывшим владельцам. Ни для кого не является секретом, что важная мишень этого закона – олигарх Игорь Коломойский, который добивается возвращения себе Приват-банка. Однако возникает вопрос, насколько самостоятелен в своих решениях президент Зеленский, когда речь идет об олигархических интересах, и готовы ли будут поддержать его депутаты от правящей партии, среди которых немало выдвиженцев Коломойского.

В ходе подготовки к заседанию Верховной рады несколько десятков депутатов фракции "Слуга народа" обратились к коллегам с призывом поддержать принятие "банковского" закона. Но несколько десятков – это отнюдь не вся фракция большинства. Сохранилось ли большинство и союз с какими оппозиционными фракциями и группами его обеспечивает, мы поймем во время внеочередной сессии парламента, которая открывается 30 марта. Но в этом случае к эпидемии, экономическому кризису и конфликту с Россией может добавиться еще и схватка президента и олигарха. Настоящий "идеальный шторм", как говорят некоторые наблюдатели в Киеве.

https://www.svoboda.org/a/30516934.html
Krynica

Болезнь пострашнее коронавируса

Эпидемия коронавируса – время, когда во многих странах мира забывают о политических баталиях и откладывают неразрешимые вопросы на потом. Журналисты в этих странах пишут почти исключительно о борьбе с пандемией, комментируют действия властей, беседуют с больными и медиками…

Не скажу, что я им завидую – такому не позавидуешь. Но думаю, что и они не будут завидовать своим украинским коллегам, которые получили возможность работать в стране во время настоящего «идеального шторма» — экономического, политического и эпидемиологического.

Экономический кризис в Украине начался еще до эпидемии, когда стало ясно, что страна ежемесячно не досчитывается десятков миллиардов гривен в бюджете. Но наблюдатели считают, что президент Владимир Зеленский сменил правительство вовсе не поэтому, а из-за разногласий премьера Алексея Гончарука с «главным олигархом» Украины, давним партнером Зеленского Игорем Коломойским.

Правительство менялось как раз тогда, когда нужно было утверждать неотложные меры по предотвращению эпидемии. При этом министр здравоохранения Зоряна Скалецкая вместо непосредственного руководства ведомством… находилась на карантине вместе с группой украинцев, прибывших из Китая. Как оказалось позже, слетать туда было идеей президента, признанного мастера телевизионных реприз.

В это самое время в страну стали приезжать из европейских стран тысячи украинцев, которых никто не помещал на карантин и даже не тестировал на коронавирус – просто потому, что в стране не было тестов, да и сейчас их не хватает. Но по иронии судьбы самой большой группой заболевших в Киеве стали не вернувшиеся гастарбайтеры, а политики и бизнесмены, отправившиеся в разгар эпидемии на французский курорт Куршевель отмечать… да-да, конечно – 8 марта, что же еще? При этом престижная частная клиника, у которой были тесты и которая делала этим людям анализы на коронавирус, скрывала их результаты – и инфицированные еще несколько дней, а то и недель шастали по высоким кабинетам и парламентским кулуарам, подвергая опасности коллег и друзей.

Но и это еще отнюдь не апогей «идеального шторма». Добавим ситуацию неизвестности с принятием закона, который исключит возможность возвращения банков неплатежеспособным владельцам. Хотя без такого решения у Украины нет шансов получить помощь от МВФ, а в бюджете и так уже огромная дыра, которая будет увеличиваться по мере продолжения карантина, а долги платить все равно нужно. Но, несмотря на это, до сих пор неясно, чего больше боятся президент и депутаты его фракции: дефолта и социального краха страны в период эпидемии, или гнева Игоря Коломойского, который, собственно, и запустил проект «Владимир Зеленский» не в последнюю очередь ради возвращения «Приват-банка».

В этой ситуации намечающегося краха украинская власть действует именно так, как и должна действовать власть феодального государства. Пока одни скрывают анализы, другие принимают решения о создании эксклюзивных палат для «лиц, пользующихся государственной охраной» – проще говоря, для «слуг народа». Хотя никто не понимает, помогут ли им эти палаты и, самое главное, эта самая охрана, если через месяц-другой карантина украинцы, живущие от зарплаты до зарплаты, останутся в буквальном смысле слова без средств к существованию.

Есть болезни даже пострашнее, чем коронавирус.

https://detaly.co.il/bolezn-postrashnee-chem-koronavirus/
Krynica

Виртуальный Минский формат и его реальные последствия

Заседание Трехсторонней контактной группы в Минске, намеченное на 25 марта, пройдет в онлайн-режиме из-за пандемии коронавируса. Участниками этого виртуального заседания, как и предыдущего, реального, станут глава офиса президента Украины Андрей Ермак и заместитель главы администрации президента России Дмитрий Козак.

Предыдущая встреча с их участием привела к серьезному политическому скандалу в Киеве, последствия которого были сглажены только подготовкой к начинающейся эпидемии. После того, как стало известно о создании Консультативного совета, в котором на паритетных началах должны заседать представители Украины и оккупированных территорий, группа депутатов от правящей партии «Слуга народа» обратилась с открытым письмом к руководству страны, в котором выразила несогласие с этим решением.

Андрею Ермаку пришлось встречаться с депутатами. После этой встречи некоторые из них отозвали свои подписи под заявлением. Однако, какими именно аргументами воспользовался глава президентского офиса, чтобы доказать возможность диалога представителей Киева с марионеточными администрациями на Донбассе, узнать так и не удалось.

Правительство действует, как будто эпидемии нет
Самый главный вопрос, который вызывает недоумение у наблюдателей – даже не готовность новой украинской власти соглашаться с предложениями Кремля, а та поспешность, с которой это делается. Ясно, что мир оказался в совершенно новой политической эпохе, в которой главная проблема – борьба с эпидемией и ее последствиями.

Действовать в вопросах Донбасса так, будто эпидемии нет и экономического кризиса не будет, – значит не понимать, что большая часть договоренностей, достигаемых сегодня, завтра окажутся несостоятельными. Хотя бы потому, что у власти не будет чиновников, которые будут эти соглашения подписывать или потому, что эти чиновники не смогут опираться на народную поддержку и вынуждены будут отказываться от собственных решений.

Майдан в эпоху пандемии
Но сегодня любые далеко идущие решения участников виртуальной встречи в Минске способны спровоцировать серьезный политический кризис, что недопустимо в эпоху пандемии. Это может быть кризис в парламенте – наблюдатели уже заметили, что у партии президента нет большинства голосов при голосовании по ряду принципиальных вопросов и решения принимаются только при поддержке фракции Оппозиционной платформы близкого друга Путина Виктора Медведчука и нескольких депутатских групп. Это может быть кризис на улице – вряд ли ограничения властей остановят политический протест.

И получается, что в момент, когда правительства практически всех стран мира стараются добиться национального единства, администрация Владимира Зеленского будет работать на национальное разобщение.

https://belsat.eu/ru/news/virtualnyj-minskij-format-i-ego-realnye-posledstviya/
Krynica

Больной без визы

Советник главы российского правительства Крыма Сергей Стрельбицкий на всероссийском форуме «Здравница» в Кисловодске​ рассказал о предложении ввести безвизовый режим для иностранцев, приезжающих с медицинскими целями.

Программа крымского руководства предполагает предоставление 30-дневного разрешения на въезд тем, кто докажет медицинскую цель визита, а если необходимо более длительное лечение в крымских здравницах – предоставит шестимесячную въездную «медицинскую» визу в ускоренном порядке. Стрельбицкий назвал такое решение «достойным ответом на санкции, на информационную войну». Но даже если российские власти и пойдут навстречу своим ставленникам в Крыму – предложения о введении «медицинского» въезда выглядят самой настоящей насмешкой над курортом.

Потому что всего четыре года назад гостям Крыма из практически всех стран цивилизованного мира не нужно было задумываться о получении какой-либо визы, разрешения – медицинского или туристического. Украина отменила визы для граждан стран Европейского Союза, США и Канады еще в 2004 году. И все это дооккупационное десятилетие иностранные туристы приезжали на полуостров, не думая о том, что им придется доказывать право на отдых подтверждением из санатория.

Не буду утверждать, что медицинский туризм в Крым был очень популярен – он у нас обычно происходит с востока на запад, а не наоборот. И, тем не менее, Крым понемногу занимал свое место на туристической карте мира – вначале, разумеется, у гостей из стран бывшего социалистического лагеря, бывших советских республик. Но так обычно и развивается интерес к месту, десятилетиями закрытому от чужих глаз. Главное условие этого интереса – даже не наличие пляжей и санаториев, даже не уровень сервиса – все это развивается и улучшается, ориентируясь на туристические потоки. Главное условие такого интереса – свобода передвижения. Свобода, которой Крым лишился в 2014 году вместе со всеми остальными перспективами. Свободу передвижения туристов заменили на свободу стать еще одной российской военной базой.

И теперь те, кто отвечает в Крыму не за военную базу, а за туризм, вынуждены сами себя обманывать – чтобы увеличить статистику посещений полуострова, но и не нарваться на гнев тех, кто отвечает за военную базу. Именно этот страх и диктует полумеры. Потому что никто не объяснит вам, почему турист, который приедет с медицинскими целями, получит право на 30-дневное безвизовое пребывание, а турист, который просто захочет провести несколько дней на крымских пляжах или в горах, посетить Бахчисарай или Судакскую крепость, не получит. Почему лечиться для властей Крыма лучше, чем отдыхать? Ведь и тот, и другой, и третий турист оставляют в Крыму деньги. При этом здоровый гость, который ужинает в дорогих ресторанах, явно не оставляет меньше гостя, который лечится в крымских санаториях. Почему же тот, кто по вечерам угощается «Массандрой», в худшей ситуации по сравнению с тем, кто пьет кефир?

А потому что идея медицинского туризма – это не идея получения денег. Это идея контроля за туристическим потоком. Если предоставлять право безвизового въезда в Крым всем иностранцам, то очень трудно будет разделить их на тех, кто отдыхает в санаториях и отелях, и тех, кто будет снимать жилье в частном секторе и маленьких пансионатах. И трудно будет предотвратить попадание нарушителей на собственно российскую территорию – а вдруг среди отдыхающих окажутся шпионы и диверсанты, которые повсюду мерещатся российским спецслужбам? Нет, такого безобразия допустить нельзя.

А медицинский безвизовый туризм будет сопряжен с предварительным подтверждением из санатория, что позволит проверить соискателя еще до того, как он прибудет на полуостров. Это хорошо охраняемый поток гостей. Ну не поток, ручеек. Но хорошо охраняемый и проверяемый – вот что главное.

Но вряд ли и эту крымскую инициативу кто-то одобрит в Москве – разве что она станет частью общей программы введения «особого визового режима» для иностранцев, стремящихся получить лечение в России. Как будет выглядеть этот особый режим и появится ли он вообще, никто пока не знает – как и о желании иностранцев даже в таких специальных условиях лечиться в Крыму, находящемся под западными санкциями.

Впрочем, и иностранцев этих еще нужно отыскать. Московская газета «Коммерсантъ» приводит оценку одного из своих экспертов: из общего числа гостей всех российских (а не только крымских) санаториев иностранцы составляют не более 1 процента в год, то есть примерное 500-600 тысяч человек. Вот и весь медицинский туризм по-российски.

https://ru.krymr.com/a/29260981.html
Krynica

Пациент скорее жив

Во встречах глав внешнеполитических ведомств стран "Нормандского формата" интересно не то, что они не принимают никаких решений, а то, что они встречаются вообще. Как известно, согласно договоренностям глав государств, до конца декабря именно министры должны были утвердить "дорожную карту" выполнения Минских соглашений. И именно министрам предстоит констатировать, что никакой "дорожной карты" так и не появилось. Максимум, что могут себе позволить главы внешнеполитических ведомств - так это обменяться собственными проектами "дорожной карты" и тянуть время.

И это - то, что их объединяет. Павлу Климкину совершенно очевидно, что украинский парламент не будет принимать какие-либо решения законодательного характера по будущему Донбасса по крайней мере до того времени, пока на оккупированных территориях не обеспечена безопасность. Да и превращение этих территорий в некую самопровозглашенную автономию в составе Украины в Киеве никому не нужно. Поэтому украинский министр будет интересоваться у российского, что с безопасностью.

А у Сергея Лаврова - задача другого плана: обеспечить сохранение за Россией контроля над оккупированным Донбассом до момента, пока не удастся "втиснуть" его в Украину на российских условиях или пока власть в Киеве не сменится на пророссийскую. К тому же в Кремле хотят понять, какими будут первые действия на украинском направлении новой американской администрации. А потом - выборы во Франции, выборы в Германии. Куда спешить?

Для Франка-Вальтера Штайнмайера эта встреча министров вообще может стать последней. Уже в феврале глава немецкого внешнеполитического ведомства будет избран президентом ФРГ. Так что задача Штайнмайера - чтобы ситуация не ухудшилась, а пути ее решения будет искать уже его преемник в министерстве.

А для Жана-Марка Эро вообще важно не предпринимать никаких резких движений. Франция уже вошла в предвыборный период, правящие социалисты в непростой ситуации, поэтому администрации Олланда важно как не подводить своих партнеров по Евросоюзу, так и не предпринимать никаких демаршей по отношению к России, на восстановлении отношений с которой настаивают все ведущие участники президентской гонки.

Что можно решить в такой ситуации? Практически ничего. Министры встречаются исключительно для того, чтобы собственным присутствием продемонстрировать, что пациент - Минский процесс - скорее жив, чем мертв.

http://rus.newsru.ua/columnists/29Nov2016/pacientskoreejiv.html
Krynica

Интеграция заболевших

Председатель Европейского парламента Мартин Шульц заявляет о готовности Еврокомиссии и Европарламента отменить визовый режим с Украиной, а ответственность за задержку возлагает за национальные правительства. Это определенный поворот не только во взаимоотношениях Украины с Европейским Союзом. Это свидетельство серьезного системного кризиса в самом Евросоюзе. Объединение европейских стран оказалось практически не способно отвечать по собственным счетам.

Первым симптомом назревающего паралича стал пресловутый нидерландский консультативный референдум относительно соглашения об ассоциации ЕС и Украины. Парламент и правительство Нидерландов до сих пор не могут определиться относительно процедуры ратификации. Конечно, можно было бы сказать, что сам закон о референдуме, позволивший вынести на рассмотрение граждан многосторонний документ и не определивший, как парламент должен относиться к решению части граждан, которые в нем участвовали (напомню, что большинство голландцев остались равнодушны к голосованию) - триумф безответственности и популизма.

Да, это правда. Но премьер-министр Нидерландов Марк Рютте - уж точно не пример политика-популиста. Если поверить Мартину Шульцу, который назвал список стран, сомневающихся в целесообразности исполнением Европейским Союзом своих обязательств, то следует признать, что и их руководителями являются вовсе не политики-популисты.

Напротив, популизм в Европе только начинается - буквально несколько лет, и он захватит практически весь континент! Так что же получается - этот триумф популизма, это откровенное нежелание западных политиков проявляет ответственность и мужество, эта готовность заигрывать с толпой и обманывать электорат разрушит единую Европу?

Разрушить не разрушит, но ослабит - явно. И в этой ситуации для Украины совершенно правильно выработать для себя комфортный режим взаимоотношений с Европейским Союзом. Соглашение об ассоциации - замечательно, даже во временном режиме, который не налагает на нас дополнительных обязательств. Безвизовый режим - прекрасно, будем ожидать окончания процедуры. Но мы должны понять: это наши соседи вступали в здоровую организацию.

А современный Европейский Союз серьезно болен. Не безнадёжно - но хронически. И нам нужно дать европейцам возможность найти лекарство от этой болезни, создать дееспособную структуру, которая будет достойна интереса Украины и участия в которой будет достойна Украина.

А пока мы вынуждены наблюдать интеграцию страны, которая только оправляется от своих болезней, с заболевшим и уставшим организмом.

http://rus.newsru.ua/columnists/24Nov2016/integraciazabolevshih.html
Krynica

Непробудное будущее

Растянувшееся на несколько дней прощание с Исламом Каримовым возвращает нас к почти забытому жанру сталинских похорон. В первые дни марта 1953 года каждому было ясно, что диктатор при смерти, что просто так медицинские бюллетени публиковать не будут, - но большая часть населения (именно населения, а не дежурных пропагандистов Кремля) отчаянно не хотела верить в саму возможность смерти вурдалака. А затем, когда о смерти все же сообщили, погрузилась в страх, истерию и слезы и бросилась в новую московскую "ходынку", чтобы в последний раз увидеть еще не забальзамированное тело.

В Узбекистане сейчас происходит практически то же самое. Любому здравомыслящему человеку понятно, что медицинское заключение о болезни Каримова не опубликуют просто так: потому что ранее никогда ничего не сообщали, а президент не отличался крепким здоровьем на протяжении практически всего своего правления. Такие документы обнародуются только тогда, когда элита понимает, что прощание с диктатором неизбежно, - и начинает готовить к нему население, попутно определяясь с преемником. Но при этом огромное количество людей - социальные сети и дискуссии комментаторов связанных с центральноазиатской тематикой интернет-изданий дают об этом представление - упрямо не хочет верить в саму возможность смерти Каримова. Нет, конечно, враги будут посрамлены, он выздоровеет и будет править еще долго-долго на зависть шакалам. И это о 78-летнем человеке, чье неважное физическое состояние в последние годы было заметно невооруженным глазом.

Даже когда вполне расположенные к Каримову комментаторы позволяют себе усомниться в том, что он жив, или публикуют фотографии срочной "зачистки" и уборки Самарканда - родного города президента и места захоронения его родственников - они моментально причисляются другими читателями к "врагам народа" и провокаторам.< Можно, конечно, решить, что это официальный Ташкент организует армии троллей для поддержания мифа о жизнеспособности и скором выздоровлении Каримова. Но, думаю, официальному Ташкенту не до фейсбука.

Нет, это обычный летаргический сон. Это упрямое нежелание просыпаться. Это то состояние, в которое Сталин погрузил Советский Союз и в которое Каримову удалось погрузить Узбекистан. Когда ты находишься внутри этого сна, тебе кажется, что его окончание - то есть смерть правителя - означает твою собственную смерть. Ты так отчаянно путаешь смерть с жизнью, что можешь и в самом деле спутать начало оттепели с наводнением, ты боишься захлебнуться, ты настолько привык к мертвечине, что жизнь кажется тебе зловонием.

И ты не веришь, что это чужая смерть. Ты думаешь, что твоя. Единственное, на что ты надеешься, - это на то, что он не умрет, в очередной раз посрамит врагов и будет и дальше держать тебя и всех остальных за горло железной рукой. И если уж окажется, что он смертен, ты будешь надеяться, что следующий так быстро ухватит тебя за горло, что ты не сумеешь вдохнуть полной грудью.

Только бы не вдохнуть! Именно поэтому умершие со Сталиным так ненавидели Хрущева, понапрасну надеялись на Брежнева, презирали Горбачева с Ельциным - и только с появлением Путина даже уже не они, а воспитанные ими в мечте о страхе дети и внуки начали, наконец, погружаться в спасительную летаргию. Тот, кто сегодня умирает с Каримовым, тоже надеется только на одно - на то, что никогда ничего не будет меняться, что следующий тоже будет "родным отцом", что можно будет так же счастливо и преданно проспать до следующего медицинского заключения.

http://mirror711.graniru.info/opinion/portnikov/m.254227.html
Krynica

100 дней и предчувствие паралича

Дискуссия о результатах первых 100 дней пребывания у власти Кабинета Владимира Гройсмана, как правило, сводится к разговору о том, чего смогло и чего не смогло добиться новое правительство. Однако на самом деле нужно говорить не о правительстве, а о парламенте. Ведь произошла не просто смена премьера, а качественное сокращение правительственной коалиции. Если правительство Арсения Яценюка сразу после внеочередных выборов могло опираться на поддержку сразу пяти парламентских фракций – о таком результате до голосования нельзя было даже и мечтать! - то правительство Владимира Гройсмана могло рассчитывать только на БПП и "Народный фронт", причём этим фракциям пришлось "доукомплектоваться" для того, чтобы правительство смогло начать работу.

На практике это означает то, что принятие принципиальных решений все эти 100 дней всегда сталкивалось с трудностями и компромиссами. Злополучный дрон, летающий над залом заседаний парламента – это не столько символ того, что конфликты между недавними партнёрами по коалиции приобретают системный характер и появляется оппозиция, реально заточенная уже не на поиск компромиссов, а на проведение выборов любой ценой – сколько доказательство того неоспоримого факта, что у коалиции реально не хватает голосов. И каждое голосование требует поддержки депутатских групп, у которых свои интересы. В том числе и экономические. А когда эти интересы сталкиваются с интересами групп по власти, то вместо реформ получается согласование лоббирования.

За 100 дней стало очевидным, что коалиция должна найти в парламенте резервы для своего расширения – тем более, что сегодня позиция "Самопомощи" отчетливо отличается от позиции радикалов и БЮТ и появляется шанс для нахождения взаимопонимания. Но если этого взаимопонимания не будет, правительство – какими бы ни были его намерения - будет вечным заложником у полупарализованного парламента. А это – верная дорога к настоящему параличу власти.

http://rus.newsru.ua/columnists/21Jul2016/paralich.html
Krynica

Предсмертный грех

В ночь с 4 на 5 марта 1953 года ничтожно малая часть советских людей, мечтавшая об избавлении от чудища, впервые за многие годы, если не десятилетия, посмотрела вдаль, услышав по Всесоюзному радио трагические слова о чейн-стоксовом дыхании, вырывавшемся из ослабевшей груди вождя, – в то время как великий советский народ отказывался верить услышанному и готовился биться в истерике, кататься по полу и давиться в очереди, чтобы в последний раз посмотреть на похолодевшее тело.

Никакого иного пути избавиться от людоеда кроме физиологического просто не существовало. Это как в древней сказке про дракона: вот живет он себе в пещере, живет, девушек насилует, деток кушает, авось как подавится и издохнет.

С Уго Чавесом схожая ситуация. Венесуэльский диктатор, вознамерившийся на нефтяные деньги выстроить социализм во вверенном ему государстве, с трудом приходит в себя после тяжелой онкологической операции и не может даже приехать в Каракас на церемонию собственной инаугурации. Но президентом остается: как говорится, мысленно с вами. Ни самому Чавесу, измотанному страшной болезнью, не приходит в голову подать в отставку, ни его соратникам не приходит в голову отпустить смертельно больного человека на покой. Кто-то скажет, что это редкое мужество, – если только не представить себе собственного отца, мужа или брата, которому через неделю после операции нужно не лежать в постели и принимать лекарства, а выстаивать часами на протокольных церемониях, подписывать документы, проводить встречи, совещания и переговоры. Подумали бы вы, что это мужество? Нет, вы бы точно поняли, что это самоубийство, что это маразм. И никогда не поверили бы в разумность и выверенность решений, принимаемых в подобном состоянии.

Тому, кто до сих пор верит, что "сильная рука" или "управляемая демократия" лучше демократии обыкновенной, я бы посоветовал проследить за непростой судьбой Уго Чавеса, отменившего все ограничения для пребывания у власти, только чтобы удовлетворить свое маниакальное честолюбие и жадность. Он оставляет разоренную страну без руля и без ветрил в руках проходимцев и за ее будущее – стабильное будущее – сам не даст и ломаного гроша. Потому и не уходит.

Что же, скажете вы, разве не бывало больных президентов в демократических странах? Конечно же, бывали. Даже на нашей памяти. Президент Рональд Рейган, например, дорабатывал свой второй срок, когда уже начинал страдать болезнью Альцгеймера. Президент Франсуа Миттеран до последнего дня пребывания на посту главы государства не сообщал об онкологическом заболевании. Но оба политика именно что завершали свое пребывание у власти. Никому из них и в голову не пришло бы баллотироваться на следующий срок – даже если бы существовала конституционная возможность, – чтобы провести его на больничной койке. И Рейган, и Миттеран проявили именно что мужество, доработав до окончания мандата, – это было уважение и к себе, и к президентскому институту. А Чавес баллотировался на следующий срок, уже будучи смертельно больным, – и лгал согражданам о своем выздоровлении. И в этом есть очевидная разница - впрочем, хорошо знакомая россиянам.

Авторитарное правление всегда оканчивается маразмом прежде всего потому, что оно непрерывно и несменяемо. К власти приходят энергичные молодые люди, которые в своем нелепом стремлении править вечно, в своем параноидальном отождествлении себя и государства просто не замечают ни болезней, ни старости. И дедушка Путин, и дедушка Лукашенко, и дедушка Назарбаев, и прочие постсоветские старики мнят себя энергичными молодыми лидерами – но их молодость давно позади. Если бы в постсоветских странах действительно работала система сменяемости власти, эти люди были бы почетными – или не очень – пенсионерами, сенаторами или президентами фондов. А так их подданным остается только отмерять уровни маразма на политическом термометре, понимая, что это дыхание Чейн-Стокса не закончится никогда.




Грани.Ру: Предсмертный грех

Тому, кто до сих пор верит, что "управляемая" демократия лучше обыкновенной, я бы посоветовал проследить за судьбой Уго Чавеса, отменившего все ограничения для пребывания у власти, только чтобы удовлетворить свое маниакальное честолюбие и жадность. Он оставляет разоренную страну без руля и без ветрил в руках проходимцев и за ее будущее не даст и ломаного гроша.