Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Krynica

И не кончается объятье

Теперь Александр Лукашенко точно войдет в историю. И вовсе не своим многолетним бесславным правлением в Беларуси. Он войдет в историю прежде всего своей последней инаугурацией, пугливой, скрытой от глаз людских, выдающей весь его страх лучше, чем любые нападки на собственный народ, лучше, чем дубинки его приспешников. Человек, гордящийся народной поддержкой и утверждающий, что за него проголосовала вся страна, дает этой стране клятву так, чтобы она узнала об этом уже постфактум, чтобы ничего не могла изменить. Как будто протестное движение как-то могло повлиять на инаугурацию, как будто протестующие, которых наверняка остановили бы еще на подходах к Дворцу Независимости, могли сорвать церемонию. Но Лукашенко страшно. Страшно, что ему испортят праздник. И страшно, что у него отберут власть.

Возникает, однако, следующий вопрос: а что произойдет с белорусской властью из-за этого страха? Означает ли этот страх скорый конец режима? И на этот вопрос трудно дать утвердительный ответ. Лукашенко, который еще вчера был уверен в незыблемости своей власти, сегодня правит со страхом. Но и со страхом можно править десятилетиями, если нет той силы, которая способна это напуганное правление остановить.

Белорусы сегодня подсчитывают страны, которые не готовы признать Лукашенко легитимным президентом страны. А когда, интересно, он вообще был легитимным? Когда в стране после 1994 года были честные выборы главы государства? А когда - честные парламентские? Белорусский парламент ведь тоже не признавали после разгона Верховного Совета, с новыми депутатами соглашались встречаться только их всеядные российские коллеги. Но это не мешало депутатам голосовать за законы, а белорусам - по этим законам жить.

Для тех, кто считает, что непризнание Лукашенко легитимным главой государства ведущими странами мира гарантирует его крах, я напомню историю другого почти никем не признаваемого президента - Башара Асада. Когда западные страны одна за другой стали признавать в качестве легитимной власти страны сирийскую оппозицию, тоже могло показаться, что дни Асада сочтены. Но будущее власти в Дамаске решали не заявления дипломатов и не стремление сирийского народа избавиться от диктатора, а готовность Путина и тегеранских аятолл диктатора поддержать. В результате нелегитимный Башар до сих пор президент Сирии. А о правительстве оппозиции никто и не вспоминает.

У Лукашенко тоже есть Путин, готовый поддерживать его хотя бы ради того, чтобы подобное не повторилась в России. Ну и для того, чтобы прикарманить Беларусь, когда Лукашенко окончательно утратит контроль над ситуацией. И белорусскую ситуацию не сравнить с сирийской. В Сирии оппозиция контролировала целые регионы страны. В Беларуси она не контролируют даже улицы, по которым идут участники протеста. Хозяин на этих улицах до сих пор - белорусский силовик.

Я бы не стал рассчитывать, что Лукашенко откажется от власти просто потому что его считают нелегитимным. Напротив, именно его нелегитимность, им же самим и осознаваемая, заставит его цепляться за власть до последнего. Потому что у него уже нет выбора между сохранением должности и почетной отставкой. Он точно знает, что почетной отставки уже не будет. В лучшем случае будет бегство в Россию, где он станет вечным заложником Владимира Путина, а то еще одним "легитимным президентом", вприкуску к Януковичу. И это не та судьба, которой он для себя хочет.

Поэтому будущее белорусского диктатора решит только сила белорусского протеста. Если этот протест будет нарастать, если его участники возьмут под контроль улицы и предприятия, если они не дадут власти функционировать - тогда рано или поздно вместо нелегитимного президента в Беларуси появится легитимный. Но если протест будет сходить на нет, если через какое-то время его участники устанут от того, что их не слышит власть и они не могут переломить ситуацию, тогда Беларусью будет просто править нелегитимный президент - до следующих нелегитимных президентских выборов, если он вообще захочет их когда-нибудь еще проводить. Ведь выборы нужно были ему исключитьно как процедура, обеспечивающая его право на вечную власть. И если инструмент не работает, диктатор может легко заменить его на какой-нибудь другой: на референдум, на избрание президента парламентом (вот что можно прописать в измененной Конституции - и больше нет проблем). Я не сомневаюсь, что у Лукашенко еще достаточно идей, которые могут помочь ему остаться у власти. И никто, кроме народа, не сможет остановить этого перепуганного фокусника.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.280025.html
Krynica

От усиления границ до участия в войне с Украиной. Лукашенко только изображал гаранта ненападения

Александр Лукашенко заявил о закрытии границ с Литвой и Польшей и «усилении» с Украиной. На первый взгляд, можно решить, что в отношении к Украине применена более мягкая мера, так как граница с этой страной не закрывается, а «всего лишь» усиливается. Но можно посмотреть на ситуацию и иначе. Литва и Польша – члены НАТО и «усиление» границы на этом направлении может выглядеть как демонстрация увеличения военного присутствия стран — членов ОДКБ. А Украину можно и попугать таким увеличением – тем более на фоне военных учений России и Беларуси.

Самые добрые отношения ради ненападения
Это «усиление» границы весьма показательно выглядит на фоне многолетней уверенности украинских политиков, что именно Лукашенко является гарантом безопасности их страны и ненападения на нее со стороны России. Эта уверенность стала вопросом национальной безопасности после того, как Россия и в самом деле напала на Украину в 2014 году. Лукашенко тогда встречался с исполняющим обязанности президента Украины Александром Турчиновым, с которым Кремль отказывался поддерживать какие-либо официальные контакты, предоставил Минск в качестве площадки для переговоров по урегулированию на Донбассе, затем проводил переговоры как с новым украинским президентом Петром Порошенко, так и с его преемником Владимиром Зеленским.

На авторитарный характер лукашенковского режима в Киеве предпочитали закрывать глаза. Я бы сказал – предпочитали всегда. Для Леонида Кучмы и Виктора Януковича Лукашенко был партнером по общему курсу интеграции с Россией. Для Виктора Ющенко – коллегой, который предоставил ему возможность стать «адвокатом Беларуси» в Европе. Ну а для Порошенко и Зеленского он уже «гарант ненападения». Человек, с которым важно поддерживать самые добрые отношения и на авторитарный характер режима которого нужно закрывать глаза. Ради ненападения, разумеется.

Никакого «гаранта ненападения» никогда не существовало
И вдруг оказалось, что эти гарантии – миф чистой воды, а Лукашенко вместе с Путиным защищает Союзное государство от агрессии извне. Причем среди стран, которые участвовали в подготовке свержения его режима, белорусский правитель уверенно называет и Украину. И это несмотря на то, что в начале десятилетия, которое Лукашенко отвел Западу для подготовки этого плана, украинским президентом был Виктор Янукович – явно не враг своего белорусского коллеги. Да и Порошенко с Зеленским враждебности не проявляли. Но Лукашенко до этого никакого дела нет. Для него главное – заинтересовать Путина байкой о западной (и украинской, конечно же) угрозе и добиться безоговорочной поддержки.

А украинская безопасность, «гарантом» которой Лукашенко якобы был все эти годы, оказалась просто разменной монетой в этой неприглядной игре. Это, конечно, еще не означает, что Россия завтра нападет на Украину со стороны Беларуси. Но означает другое – никакого «гаранта ненападения» никогда не существовало. Лукашенко изображал этого гаранта до того самого дня, пока ему это было выгодно в торгах с Путиным. Но если завтра ему будет выгодно для сохранения власти поучаствовать в нападении на Украину – он и это сделает не колеблясь.

https://vot-tak.tv/novosti/ot-usileniya-granits-do-uchastiya-v-vojne-s-ukrainoj-lukashenko-tolko-izobrazhal-garanta-nenapadeniya/
Krynica

Новый Крым

Станет ли Республика Беларусь новым Крымом, следующим объектом аннексии для кремлевского режима?

Похоже, после встречи российского и белорусского президентов и обещания Владимира Путина помочь Александру Лукашенко полуторамиллиардным кредитом, этот вопрос уже не выглядит таким теоретическим, каким он был еще несколько недель тому назад. Потому что мы не знаем, чем собирается Лукашенко рассчитываться с Путиным за эту демонстративную щедрость. Известно одно: денег у белорусского президента нет, экономика его страны не в лучшем состоянии и протесты против фальсификации президентских выборов только его ухудшают. Но если нельзя рассчитаться деньгами, то, может быть, можно суверенитетом?

Сравнения с Крымом отнюдь не случайны. Вспомним, как присоединили к Российской Федерации украинский полуостров. Российское законодательство не предусматривает возможности присоединения к стране регионов других государств. И тогда Крым в спешном порядке был провозглашен независимым государством, а Россия признала его независимость, как и независимость Севастополя. А уже затем в этом «независимом» государстве был проведен фиктивный, по заключению ООН, референдум, участникам которого даже не предлагали высказаться по поводу суверенитета Крыма. Зато предложили высказаться о присоединении «независимого государства» к Российской Федерации.

И уже затем это «решение крымчан» было одобрено российскими конституционным судом, парламентом и президентом. В точном соответствии с российским законодательством, которое позволяет принимать в состав России другие государства. И отмечу, кстати, что это было отнюдь не беспрецедентное решение. В 1944 году такое же решение, и даже без всякого референдума, была принято в отношении Тувинской народной республики, которая из независимого государства, признаваемого Советским Союзом, стала обычной автономной областью в составе РСФСР.

С Беларусью, похоже, все обстоит еще проще, чем с Крымом и даже с Тувой. Для того, чтобы присоединить Беларусь, России не нужно отторгать ее от какого-либо другого государства. Но, отличие от Тувинской народной республики, суверенитет которой никем, кроме Москвы, не признавался, и на территорию которой претендовали до 1944 года и Китай, и Монгольская народная республика, суверенитет которой также находился под вопросом, Беларусь – признанный субъект международного права. Для ее присоединения к России, думаю, достаточно, чтобы парламент принял соответствующие решения, а народ на референдуме его одобрил. Ну а как проходят в Беларуси голосования, вы уже знаете.

Предложив Александру Лукашенко деньги, Владимир Путин, по сути, выдал ему аванс. Теперь белорусский правитель должен продемонстрировать российскому коллеге, что способен справиться с собственным народом и подавить протест против фальсификации выборов главы государства. Уверен, Лукашенко должен доказать белорусам, доказать силой, что важно не то как люди голосуют, а то, как власти подсчитывают голоса.

И вот если это у него получится, тогда Москва, думаю, сможет без особых опасений запустить новый «интеграционный процесс». Процесс, который может завершиться поглощением Беларуси. И не имеет никакого значения, какое количество жителей этой страны будет участвовать в референдуме, на котором поставят вопрос о присоединении к Российской Федерации, и какое количество белорусов согласится с исчезновением собственного государства. Важна будет цифра, которую наутро объявит председатель белорусского Центризбиркома. Ну а протесты против фальсификации итогов этого голосования будут подавлены уже не только белорусскими, но и российскими силовиками. Ведь российские силовики будут в Беларуси у себя «дома».

А Лукашенко, который станет соучастником этой спецоперации, я уверен, сможет уже безбоязненно избираться главой нового субъекта федерации. Ну или отправиться на почетную пенсию в верхнюю палату российского парламента, специально придуманную для таких, как он. Впрочем, судьба белорусского правителя меня не сильно волнует, куда сильнее беспокоит судьба страны, которой он может торговать.

Ведь именно сейчас решается, сможет ли белорусское общество противостоять лукашенковскому авторитаризму и российской экспансии, или же оно смирится с насилием и Беларусь станет еще одним Крымом.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-novy-krym/30841613.html
Krynica

Символический обыск. Что белорусы искали в багажнике машины украинского посла?

Посол Украины в Беларуси Игорь Кизим назвал свое возвращение в страну пребывания «мягко говоря, не очень дружественным». Глава дипломатического представительства рассказал белорусским журналистам, что его автомобиль подвергся досмотру, в чем посол увидел явное нарушение международного права. Он уверен, что белорусские пограничники действовали не по собственной инициативе, а получили специальное указание сверху.

Посол Игорь Кизим вернулся в Минск после того, как был отозван в Киев для консультаций. После этих консультаций министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба сообщил, что двусторонние отношения между официальным Киевом и официальным Минском остаются на паузе.

Еще недавно все было совершенно иначе. Владимир Зеленский стал очередным украинским президентом, радостно улыбавшимся Александру Лукашенко во время очередного же помпезного и бессмысленного форума. В Киеве не переставали восхищаться тем, как президент Беларуси защищает суверенитет своей страны от московских поползновений, а заодно и гарантирует невозможность нападения на Украину с белорусской территории. А сам Лукашенко гордо демонстрировал, как можно одновременно сохранять хорошие отношения и с Россией, и с Украиной даже в период военного конфликта между этими странами.

Киев не угадал – у Лукашенко совершенно другое представление об удовольствиях
Идиллии пришел конец еще до белорусских протестов, когда в Минске задержали группу российских боевиков из частной военной компании, а после этого вызвали в МИД Беларуси не только российского, но и украинского посла – того самого Кизима. В Киеве в этом приглашении главы украинского дипломатического представительства усмотрели готовность белорусской стороны внимательно изучить вопрос об участие боевиков в военных действиях на Донбассе. Тем более, что среди задержанных были лица с украинским гражданством. В Киеве всерьез рассчитывали, что Александр Лукашенко не откажет себе в удовольствии продемонстрировать российское вмешательство в белорусскую избирательную кампанию, ну а заодно еще и собственную самостоятельность, и выдаст Украине хотя бы ее граждан, воевавших на Донбасс.

Но оказалось, что у Александра Лукашенко совершенно другое представление об удовольствиях. Все «вагнеровцы» были выданы России, а Владимир Зеленский не стал скрывать своего раздражения.

Возможно в этот инцидент так бы и остался эпизодом в двусторонних отношениях, если бы сразу же после президентских выборов в Беларуси не начались многотысячные протесты и репрессии против их участников. И вот тут уже Лукашенко стало не до демонстрации добрых отношений с Россией и Украиной одновременно. Как не раз уже бывало в период кризисов, Лукашенко полностью переориентировался на Кремль. А Украина оказалась в его заявлениях страной, откуда исходит угроза «белорусской стабильности». И эти заявления, разумеется, были радостно поддержаны в Москве.

Цивилизационный выбор Минска и Киева
А в самом Киеве не могли проигнорировать массовый протест белорусов, напомнивший об украинском Майдане. Именно поэтому поначалу осторожные заявления украинских чиновников сменились отзывом посла для консультаций, паузой в официальных контактах и бело-красно-белым стягом в зале заседаний украинского парламента и на здании Киевского совета – в том самом здании, где еще до провозглашения независимости Украины был впервые поднят сине-желтый национальный флаг.

Оказалось, как и следовало ожидать, что хорошие отношения Украины и Беларуси возможны только тогда, когда в обеих странах ничего не происходит. А вот когда начинается кризис, каждое государство действует сообразно своему цивилизационному выбору. В Киеве не могут не замечать расправ над протестующими и солидаризуются с общей европейской позицией – что естественно для страны, объявивший своим приоритетом интеграцию в ЕС. А Лукашенко ведет себя так, как и должен вести себя авторитарный правитель – и соседнее государство, в котором победила свобода, мгновенно превращается для него в опасность для его режима.

Именно поэтому белорусские пограничники открывают багажник машины украинского посла и ищут в нем то, чего там по определению быть не может – то ли оружие, то ли спрятавшихся боевиков, которые уже на следующий день устроят беспорядки на улицах Минска. Это тоже символический обыск.

https://vot-tak.tv/novosti/simvolicheskij-obysk-chto-belorusy-iskali-v-bagazhnike-mashiny-ukrainskogo-posla/
Krynica

Возвращение Беларуси

Для того, чтобы понять весь драматизм событий, которые мы наблюдаем в соседней Беларуси, нам стоит обратиться к собственному, украинскому опыту и вспомнить, как начинался Майдан 2013-2014-го годов и кто был заинтересован в крахе режима Виктор Януковича.

На конец 2013 года режим Януковича окончательно изжил себя, хотя ни сам украинский президент, ни члены его семейства об этом не догадывались и были уверены, что глава государства уверенно победит на выборах в 2015-м году. Тем не менее, недовольных попытками Януковича выстроить в стране семейный клептократический режим было предостаточно.

Януковича воспринимала как предателя патриотически настроенная часть общества, которая не могла простить ему заигрывание с Москвой, Харьковские соглашения, закон Кивалова-Колесниченко и репрессии против оппозиции. Но Янукович стал неприемлем и для украинских олигархов, которые понимали, что в случае укрепления семейного режима они неизбежно утратят свои позиции. Достаточно вспомнить пример Игоря Коломойского, который предпочёл обанкротить собственную авиакомпанию, только бы она не досталось ненавистной семье.

Одновременно в Януковиче сомневались и в Москве – главным образом потому, что не могли простить человеку, воспринимавшемуся в качестве кремлёвского ставленника, постоянного заигрывания с Западом. А решение подписать соглашение об ассоциации с Европейским Союзом могло поставить крест на интеграции Украины в Евразийский экономический союз и последующем присоединении территории нашей страны к Российской Федерации.

Таким образом, в ослаблении Виктора Януковича были заинтересованы практически все. А те, кого ещё можно было с натяжкой отнести к его сторонникам – часть населения индустриального востока – были слишком пассивны, чтобы защитить режим в случае его краха и в любом случае считали, что любая такая поддержка – от участия в бандформированиях наемников-титушек до присутствия на альтернативных митингах в поддержку власти – должна быть щедро оплачена.

Достаточно было любого мало-мальски значительного повода, чтобы костёр недовольства разгорелся. И этот повод легко нашелся: Кремль дожал украинского президента, тот отказался от европейской интеграции страны, начались протесты, которые переросли в Майдан после избиения студентов. И эти протесты на первом этапе не вызывали ни раздражения олигархических кланов, ни особого беспокойства в Кремле.

Олигархи считали, что ослабевший Янукович просто вынужден будет поделиться с ними властью и опасность построения семейной диктатуры исчезнет сама собой. А в Москве были уверены, что теперь, когда сотни тысяч людей оказались на улицах Киева и других городов Украины, а Янукович потерял всякую возможность маневрирования между Россией и Западом, открываются новые возможности для включения Украины в российскую сферу влияния. Именно поэтому олигархи прямо или косвенно содействовали Майдану, а Москва постоянно подталкивала Януковича к как можно более жёсткому ответу на протесты, понимая, что этот жёсткий ответ превратит украинского президента в изгоя и сделает единственным его союзником Владимира Путина. И в результате этой совместной энергии украинского народа, украинской олигархии и Кремля режим пал, хотя ни олигархи, ни Кремль на это не рассчитывали и вынуждены были выстраивать новую тактику поведения в ситуации, к которой они были изначально не готовы.

Путин вместо поглощения Украины стал работать над операцией по присоединению Крыма и удержанию новой украинской власти от интеграции с Западом с помощью открытия второго фронта на Донбассе, Коломойский защищал свое имущество в Приднепровье, Ахметов гудел в гудок…Так мы с вами оказались в новой реальности, а Януковича в Ростове, так навсегда оказался уничтоженным миф об украинско-российском братстве, который сейчас щедро полит кровью защитников Украины от российской агрессии. А начиналось все с планов ослабить диктатора, лишить его самоуверенности, сделать более сговорчивым.

В Беларуси все происходит по аналогичному сценарию. Очевидно, что большая часть жителей этой страны устала от многолетнего неадекватного и неэффективного правления Александра Лукашенко. Но белорусским президентом недоволен не только собственный народ. Им недовольны и в Москве, так как многолетние усилия Владимира Путина по поглощению Беларуси или хотя бы по созданию институциональных возможностей по её поглощению оказались нереализованными из-за упрямства Лукашенко, который никак не хочет расставаться с собственным поместьем, а деньги у России хочет брать.

Выборы в Беларуси было решено использовать для ослабления позиций белорусского президента, для создания условий по обеспечению возможностей для поглощения Беларуси. Тем более что и сам Лукашенко, который на протяжении многих десятилетий тщательно зачищал белорусское политическое поле от всех тех политиков и общественных деятелей, кто был готов защищать белорусские национальные интересы, создал для этого все возможные условия. Да и на этих выборах ситуация повторилась. Именно поэтому среди оппонентов Лукашенко практически не оказалось людей, не то чтобы думающих о европейском выборе Беларуси, но хотя бы говорящих на белорусском языке.

Москва, таким образом, не рисковала ничем. Она могла блефовать, обнадёживать оппозиционных кандидатов, связанных с российскими элитами, пугать Лукашенко собственной вовлеченностью в избирательную кампанию, чтобы уже потом, после неизбежной фальсификации итогов выборов прийти белорусскому президенту на выручку и заставить его подписать интеграционные документы в ситуации, когда Лукашенко будет лишен возможности маневрировать между Россией и Западом.

В принципе пока что ситуация внешне развивается по российскому сценарию. Но как в Киеве в 2013-м году, так и в Минске в 2020-м году россияне не смогли просчитать масштабов национального недовольства диктаторским режимом и последствий своей неизбежной и бескомпромиссной поддержки репрессивных действий этого режима по отношению к собственному народу. Да, беларусы не остаются на улицах своих городов, как оставались украинцы, не создают лагерей сопротивления, которые могли бы противостоять оккупационному по своей сути лукашенковскому режиму. Но они последовательно выходят на улицы день ото дня, демонстрируя несогласие с той критической ситуацией, которая сложилась в их стране в результате правления одного из самых отвратительных персонажей современной Европы.

А Кремль столь же последовательно и упорно поддерживает политику этого персонажа, девальвируя в глазах беларусов все достижения российской пропаганды, которые десятилетиями внедрялись в умы жители этой страны с помощью лживого российского телевидения, этого ящика позора. И, таким образом, на наших глазах, вопреки первоначальным намерением Владимира Путина происходит неизбежное цивилизационное расставание русского и белорусского народов. То есть происходит то, что в 2014-м году происходило в Украине.

И вскоре мы вспомним, что украинский и белорусский народы имеют куда больше цивилизационного и ценностного сходства между собой и, разумеется, с другими народами бывший Речи Посполитой – поляками и литовцами, чем цивилизационного и ценностного сходства с русскими, которые в результате неизбежного развала своей империи – а мы именно его сейчас и наблюдаем – естественным образом остаются среди славянских народов в одиночестве, зато в куда большей степени сближаются с народами Поволжья и Азии, с которыми они действительно имеют куда более серьезные цивилизационные и ценностные пересечения.

Но это так сказать глобальное отступление. А суть в том, что весь советский морок лукашенковского режима отступает, но не заполняется содержанием «русского мира», а заполняется собственно белорусским национальным содержанием. Если первые дни протестов мы могли ещё наблюдать, как люди выходят протестовать под государственными красно-зелёными флагами, навязанными Лукашенко и не имеющими никакого отношения к белорусскому народу, то сейчас никаких других цветов протеста, кроме бело-красно-белых, мы на улицах Минска и другие белорусских городов просто не увидим. Просто нет других стягов. А вслед за символикой начнут меняться и ценностное ориентиры, и культурные, и начнёт сдавать свои позиции русский язык, который в одни тягостных раздумий все же опора для русских, а не для белорусов. И постепенно Беларусь станет обычной европейской страной. А эпоху Лукашенко буду вспоминать с ужасом и раздражением.

Понятно, что произойдёт это не сразу. Что у Путина сейчас есть все возможности заставить белорусского президента подписать любые интеграционный документ. Проблема только в том, что подписывать документы будет ненавидимый народом правитель и отказ от этих документов будет в белорусском политическом сознании сочетаться с необходимостью ухода Лукашенко. Закавыка в том, что каждый новый шаг Москвы по поддержке белорусского президента будет не усиливать, а ослаблять российские позиции в Беларуси. И это трудно даже сравнивать не только с ситуацией Януковича, но даже с ситуацией армянского президента Саргсяна, которого Путин практически принудил отказаться от соглашения об ассоциации с ЕС и вступить в Евразийский экономический союз. Потому что на момент отказа Януковича и Саргсяна от европейской интеграции своих стран в их легитимности как глав государств никто не сомневался, общество хотело от них диалога и объяснения своих действий. Да и тогда, когда Саргсян подписал соглашение о Евразийском экономическом союзе, никто в Ереване не ставил под сомнение его право это сделать. Именно поэтому после революции в Армении внешнеполитические обязательства предыдущей власти не ставились под сомнение ни новой властью, ни новой оппозицией.

А беларусы теперь будут напрямую увязывать интеграцию и сохранение диктатуры – хотя в первоначальные планы Путина это, очевидно, не входило.

Поэтому у российского президента нет хороших ходов в этой ситуации, хотя он и может считать, что выигрывает, как в 2014-м году считал своим большим достижением аннексию Крыма. Если Путин будет и дальше поддерживать Лукашенко и помогать ему удержаться у власти, он окончательно свяжет в белорусском национальном сознании диктатуру и Россию, кровопролитие и Россию, насилие и Россию. Если он согласится с уходом Лукашенко и демократизацией Беларуси, то даже победа пророссийского кандидата на президентских выборах не будет гарантировать соблюдение российских интересов.

Потому что это будет уже другая Беларусь, Беларусь, в которой будет происходить реальная политическая борьба, в которой правда будет соперничать с российской пропагандой, в которой любой интеграционный документ придётся обнародовать и защищать. И в которой сотни тысяч людей будут способны выйти на улицы и защищать независимость собственной страны – не будет уже Лукашенко, способного отдать приказ об их разгоне.

Именно поэтому в эти дни Путин собственными руками уничтожает все возможности для поглощения Беларуси Россией. Как, между прочим, в 2014-м году он собственными руками уничтожил все возможности для поглощения Украины. В этом и состоит его историческая роль.

https://lb.ua/world/2020/09/10/465630_vozvrashchenie_belarusi.html
Krynica

Власть двоечников

И сторонники, и противники Владимира Путина нередко воспринимают его как расчетливого и хладнокровного государственного деятеля, имеющего стратегические планы и обставляющего оппонентов именно благодаря безупречной логике и далекоидущим намерениям. Мы ухитрились за эти два десятилетия забыть, что имеем дело всего лишь с непримечательным чиновником, получившим власть из слабеющих рук "царя Бориса" для обеспечения интересов и спокойствия ельцинского семейства - чем, собственно, преемник до сих пор успешно и занимается.

А еще он возглавляет власть двоечников.

Потому что только двоечники умудряются два раза травить врагов одним и тем же ядом так, чтобы об этом стало известно всему окружающему миру. Да, я допускаю, что "удачные" отравления тоже были - но два таких очевидных зашквара, демонстрирующих террористическую сущность российского режима, стоят любых предыдущих успехов отравителей. И самое главное - эти отравители ничего нового не придумывают, они просто работают по учебникам из Высшей школы КГБ, но так, будто прогуливали практические занятия и не дочитали главу до конца.

Только двоечники умудряются на протяжении шести лет объяснять свою поддержку авторитарных режимов действиями неких "экстремистских организаций", которые в 2014 году должны были развязать гражданскую войну в Украине, а сейчас собираются сделать то же самое в Беларуси. Причем Сергей Лавров, который сделал это удивительное заявление на совместной пресс-конференции с министром иностранных дел Беларуси Владимиром Макеем, ухитрился даже не изменить список этих организаций "украинских экстремистов" - будто ему просто подали речь шестилетней давности.

Только двоечники путают реальную политику и реконструкцию, неумело копируют то специальные операции Сталина, то специальные операции Гитлера - но так, чтобы на любом "вежливом зеленом человечке", приплывшем в Крым, "заблудившемся" в украинских лесах или на минских проспектах, отчетливо была видна каинова кремлевская печать. То собьют не тот самолет, то не рассчитают с дозой, то ошибутся с реальными настроениями людей - но по-прежнему уверены, что, куда бы ни пришли Петров и Боширов, впереди обязательно встанут женщины, дети и Маргарита Симоньян.

Так разворовать миллиарды в нефтяные годы, что от мнимого путинского благополучия осталось только воспоминание. Так опустить международную репутацию собственной страны, что даже купленные ею же доброжелатели тщательно моют руки после случайных рукопожатий с ее представителями. Так демонстрировать собственную жестокость и неуклюжесть одновременно - и при этом верить в собственное величие. И в веру остальных в это величие. И выбрасывать миллиарды на ветер пропаганды этой веры, а не в развитие страны. И выбрасывать миллиарды на танки и ракеты, которые должны заставить любить, а не на строительство страны, которую могли бы хотя бы уважать. И таскаться по городу и миру с мензурками "Новичка", как тень Екатерины Медичи.

Это было бы смешно, если бы не было так отвратительно. Отвратительно быть заложниками преступных невежд.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.279885.html
Krynica

Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так. Какие планы у Кремля на Беларусь?

Во время совместной пресс-конференции с белорусским коллегой Владимиром Макеем глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров обвинил в дестабилизации ситуации в соседней Беларуси «натренированных экстремистов из Украины», «заинтересованных в том, чтобы мирные протесты сорвались в конфронтационную спираль».

Обращает на себя внимание тот факт, что лексика Лаврова не отличается от тех заявлений которые российские политики и пропагандисты делали во время украинского Майдана 2013–2014 годов.

Тогда тоже утверждали, что протест мирный, граждане имеют полное право выражать собственное мнение, а за их спинами прячутся экстремисты, которые хотят превратить протест в вооруженную конфронтацию между протестующими и силовиками. Ну и нужно добавить еще, что эти экстремисты пользуются покровительством Запада. Лавров по отношению к Беларуси этого не сказал, но, возможно, еще скажет.

Наличием этих «экстремистов», которые готовы устроить войну на улицах Киева и других украинских городов, оправдывали все. И избиение украинскими силовиками студентов на Майдане, и нежелание режима Виктора Януковича идти на диалог с участниками протестов. И срыв украинским президентом уже достигнутых договоренностей с оппозицией. И решение Кремля о высадке десанта «вежливых зеленых человечков» в Крыму – разумеется, для защиты населения полуострова от все тех же экстремистов, которые, впрочем, там так и не появились. И начало диверсионной войны на Донбассе тоже объяснялась защитой населения региона от радикалов из Киева, от «хунты», которой они служат.

И вот теперь практически то же самое мы слышим по отношению к Беларуси. Мирный протест, участники которого хотят диалога с властью, а за спинами участника – натренированный экстремист из Киева или Львова. И теперь понятно, почему так жестко действуют белорусские силовики – они же не с участниками протестов борются, не со студентами или учителями, а с украинскими боевиками, которые не хотят мирной жизни в Беларуси.

И теперь понятно, как оправдать любой новый силовой разгон белорусских протестующих – это борьба с боевиками, а вовсе не с собственными гражданами. И теперь понятно, как объяснить возможное вмешательство российских силовиков в ситуацию в Беларуси.

Белорусские силовики просто могут оказаться не готовы к противостоянию с натренированными радикалами. И тогда им привычно помогут «вежливые зеленые человечки», которые уже победили так и не появившихся в Крыму экстремистов. А дальше можно будет оправдать и аннексию Беларуси, население которой будет просить у Кремля защиты от боевиков и экстремистов из Украины, от гражданской войны, которую те хотят развязать. И Путин, конечно же, поможет. Россия – щедрая душа.

Это, конечно, самый неблагоприятный сценарий. Мало кто хочет, чтобы белорусские протесты завершились именно так. Этого точно не желают участники протестов, которые выходят на улицы белорусских городов под бело-красно-белыми флагами и защищают не только демократию и право на свободу выбора, но и суверенитет Беларуси. И этого не хочет Лукашенко, который в таком случае потеряет власть, станет очередным путинским губернатором, а то и просто пенсионером в Барвихе.

По крайней мере теперь мы знаем планы Кремля. Лавров никогда не говорит об «украинских экстремистах» просто так.

https://vot-tak.tv/novosti/lavrov-nikogda-ne-govorit-ob-ukrainskih-ekstremistah-prosto-tak-kakie-plany-u-kremlya-na-belarus/
Krynica

Вопрос честности: Крым и беларусы

Бывший кандидат на пост президента Беларуси Светлана Тихановская – участники протестов в Минске и других городах этой страны считают ее победителем выборов главы государства – в интервью Литовскому телевидению заявила, что не хотела затрагивать вопрос Крыма, так как представители оппозиции «не хотели, чтобы этот вопрос как-то разъединил нас».

На первый взгляд, логику Светланы Тихановской не так сложно понять. Против фальсификации итогов президентских выборов в Беларуси и авторитарного режима Александра Лукашенко выступают самые разные люди – и у них может быть различное отношение к вопросу об оккупации Крымского полуострова Российской Федерацией. Но, с другой стороны, уверен, вопрос Крыма – это такой же вопрос о честности, как и вопрос о результатах президентских выборов в Беларуси.

Потому что если ты согласен с тем, что некое государство может с помощью силы и угроз захватить территорию другого государства, провести там сфальсифицированный референдум и на основании этого подтасованного голосования объявить чужую территорию своей, а граждан, живущих на этой территории – гражданами своей собственной страны, то почему ты не можешь согласиться с фальсификацией итогов президентских выборов в своей собственной стране?

И в том, и в другом случае все решается с помощью силы, и в том, и в другом случае важен не твой голос, а автомат в руке «вежливого зеленого» диверсанта, который, похоже, уже чистит оружие в ожидании приказа стрелять в протестующих граждан Республики Беларусь. И в том, и в другом случае речь идет о нарушении права, о неуважении к людям, о презрении к государственным институциям. И в этом действия президента России Владимира Путина, уверен, ничем не отличаются от действий президента Беларуси Александра Лукашенко.

Именно поэтому я настаиваю на том, что вопрос об оккупации Крыма должен вовсе не разъединять, а объединять белорусов. Что люди, которые выступают против фальсификации итогов президентских выборов в собственной стране, должны с такой же уверенностью выступать против оккупации Крыма Россией именно потому, что и фальсификация, и оккупация – это явления одного порядка.

И по мере развития белорусских протестов необходимость понимания этого простого факта становится, думаю, все более очевидной. Уже Светлана Тихановская, которая была предельно осторожна по вопросу о Крыме в дни президентской предвыборной кампании, сейчас, в интервью Литовскому телевидению прямо говорит, что «Крым отошел другому государству в противоречие международным законам».

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

И, похоже, такая же эволюция происходит и у самой Тихановской, и у ее соотечественников по многим другим принципиальным вопросам. Если практически всю свою предвыборную кампанию Тихановская обращалась к беларусам на русском языке, то теперь, находясь в вынужденной эмиграции, она все чаще обращается к соотечественникам на их родной мове, изгнание которой из государственных институций и общественной жизни стало одним из важных «достижений» правителя.

Если протесты начинались под красно-зелёными флагами, которые ассоциируются не столько с самой Беларусью, сколько с авторитарным режимом Лукашенко, то сейчас практически всегда мы видим у участников протеста национальные бело-красно-белые флаги белорусского народа. И это логично.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-krym-i-belarusy/30816323.html
Krynica

Защита репутации: отказ Киева от контактов с Минском

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба заявил о том, что его страна прекращает любые контакты с официальным Минском до момента, пока эти контакты будут чреваты для Украины репутационными издержками. Глава украинского внешнеполитического ведомства сделал это заявление после того, как медиа узнали о присоединении Украины к заявлению стран Европейского союза, в котором осуждается насилие в Беларуси.

Более того, Кулеба подчеркнул, что Украина стала первой страной, отозвавшей своего посла в Беларуси для консультаций после начала протестов. На первый взгляд, такая жесткая позиция Киева может вызвать удивление. В первые дни после президентских выборов в Беларуси Владимир Зеленский был осторожен в своих оценках и ужесточил позицию только на фоне беспрецедентного насилия над протестующим в соседней стране.

В Украине даже раздавались голоса об опасности для страны протестов в Беларуси. Так как Лукашенко, мол, гарантирует невозможность нападения на Украину со стороны белорусской границы. А в случае краха его режима к власти в Беларуси может прийти в еще большей степени пророссийский лидер. Или просто воцарится хаос, которым не преминут воспользоваться Владимир Путин.

Впрочем, теперь, когда Путин заявил о формировании резерва российских силовиков для поддержки белорусского режима, все эти расчеты выглядят по меньшей мере наивными. Становится очевидным, что все разговоры Лукашенко о своей роли гаранта суверенитета Беларуси и безопасности Украины – это обычный блеф, которым диктатор прикрывал свою жажду власти.

И конечно, для Украины появились очевидные репутационные издержки. Если страна заявляет о своем стремлении интегрироваться в Европейский союз, если под лозунгами европейской интеграции сотни тысяч ее граждан выходили на улице Киева и других украинских городов в 2013–2014-м годах, то сейчас делать вид, что в Беларуси ничего не происходит, было бы как минимум неосмотрительно. И с внешнеполитической и, очевидно, с внутриполитической точки зрения.

Ведь многие участники украинских протестов сегодня с симпатией следят за тем, как пытаются отстоять свое право на выбор их соседи в Беларуси. А действия белорусских силовиков напоминают, как действовал против участников украинских протестов силовой блок режима Виктора Януковича. Таким образом, это отсылка сразу к двум украинским Майданам. К Майдану 2004 года, в ходе которого украинцы защищали свое право на честные выборы. И к Майдану 2013–2014 годов, который вылился в противостояние мирных протестующих с силовиками и убийства людей на Майдане Независимости в Киеве.

Лукашенко, конечно же, всего этого не может понять. Как не может понять и репутационных соображений украинского руководства. Не может просто потому, что у самого белорусского президента никогда не было никакой репутации и он руководствовался исключительно вопросами сиюминутной выгоды, удержания власти и торгов с Кремлем.

Именно поэтому Лукашенко мог позволить себе после российско-грузинской войны недолговременный флирт с тогдашним президентом Грузии Михаилом Саакашвили, которому он даже предоставлял эфир белорусского телевидения. Именно поэтому Лукашенко был готов встречаться с исполняющим обязанности президента Украины Александром Турчиновым тогда, когда Кремль говорил о государственном перевороте в соседней стране и о захватившей власть в Украине «хунте».

За всем этим никогда не было ни даже тени ценностного подхода, а были исключительно жажда власти и расчет на новые договоренности с Кремлем. И пожалуй, забота власти о репутации – это главное, что за 29 лет состоялось в Украине и чего не произошло в Беларуси.

https://vot-tak.tv/novosti/zashhita-reputatsii-otkaz-kieva-ot-kontaktov-s-minskom/
Krynica

Церковь как оружие – от Украины к Беларуси

Неожиданное решение Синода Русской православной церкви об освобождении митрополита Павла от должности патриаршего Экзарха всея Беларуси вновь продемонстрировало, что РПЦ остается важным инструментом политического влияния Кремля на всем постсоветском пространстве.

Митрополита Павла, которого теперь, после семи лет службы в Беларуси, возвратили в Россию, трудно назвать священником, который был не лоялен к высшему церковному начальству и политической власти. Все эти годы он сохранял Русскую православную церковь в Беларуси в качестве опоры режима Александра Лукашенко. И это при том, что сам Лукашенко – один из немногих постсоветских правителей, позволяющих себе игнорировать церковь и выступать в роли «православного атеиста».

Однако последние события в Беларуси заставили митрополита Павла и других священников РПЦ обратить внимание на настроения своей паствы. Митрополит был одним из первых, кто поздравил Лукашенко с победой на президентских выборах 2020 года. Но после того, как в стране начались массовые протесты против возможной фальсификации итогов голосования, Павел отказался от своих поздравлений и принес извинения за них. Казалось бы, совершенно логичная позиция для священника, который хочет сохранить авторитет церкви в глазах ее прихожан, многие из которых являются активными участниками протестов.

Однако у Синода Русской православной церкви, похоже, своя логика. И эта логика полностью совпадает с политической логикой Кремля. Известно, что российское политическое руководство боится массовых выступлений граждан как огня. Боится, где бы они ни происходили, будь то украинский Майдан, «арабская весна» или белорусская Площа. И да, это очевидная политическая логика. Потому что российскому политическому режиму, сила которого состоит в полном контроле над обществом, силовыми структурами и медиа, могут угрожать, уверен, именно массовые протесты. Пока российский народ безмолвствует – Путин всесилен. Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание. Именно такое развитие событий, наверняка, и хотят предотвратить в Кремле.

Но при чем же тут церковь? Почему она должна действовать не в собственной логике уважения интересов прихожан, а в логике согласия с интересами российской власти – даже когда речь идет о других странах? И тут мы вновь сталкиваемся с ситуацией, которую наблюдали во время событий в Украине, в 2013-2014 годах. В то время как многие священники УПЦ Московского патриархата поддерживали и ободряли участников протеста против режима Виктора Януковича, рассчитывать на понимание патриарха Кирилла и его ближайшего окружения не приходилось.

После аннексии Крыма патриарх не присутствовал на торжественном заседании, которое «узаконило» российскую оккупацию полуострова. Могло показаться, что в РПЦ поняли, насколько действия российского политического руководства опасны для самого существования этой церкви и ее авторитета за границами Российской Федерации, да и в самой России. Но это было лишь иллюзией. Уже вскоре стало ясно, что руководство РПЦ не собирается выступать даже против самых жестких решений президента России Владимира Путина. И то, что такое поведение церковного начальства создает глубокую пропасть между Русской православной церковью и ее паствой в Украине, судя по всему, никого в патриархии не обеспокоило.

За последние годы в РПЦ ни разу не выступили в защиту своих братьев по вере, которые подверглись репрессиям на оккупированных Россией украинских территориях – и священников, и прихожан ПЦУ, и представителей других христианских конфессий. Думаю, именно поэтому территория духовного влияния РПЦ в Украине – в особенности после появления канонической Православной церкви Украины – уменьшается как шагреневая кожа. А сейчас такая же ситуация начинает развиваться и в Беларуси, где позиции российских церковников несоизмеримо сильнее. Но это лишь вопрос времени. И это необратимый процесс. Потому что церковь не должна быть всего лишь инструментом в руках недобросовестных политиков. Мы же знаем: она создавалась не для этого.

Но, думаю, если в России начнутся массовые протесты, которые можно будет сравнить с украинскими или даже белорусскими, от российского политического режима может остаться одно воспоминание.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-cerkov-kak-oruzhie-ot-ukrainy-k-belarusi/30803235.html