Krynica

Танец над пропастью. Хосни Мубарак и Украина

Смерть бывшего президента Египта Хосни Мубарака – лучший повод написать о конце эпохи и удивительной судьбе военного и политика, который стал национальным героем собственной страны и ее правителем на долгие три десятилетия, а конец жизни провел под судом по самым разнообразным обвинениям, от насилия над участниками «арабской весны» до коррупции.

Но эта оценка была бы справедливой, если бы эпоха действительно завершилась. Между тем, Мубарак умер в стране, где продолжается военное правление и ни о какой реальной демократии говорить не приходится. И поскольку режим фельдмаршала Абдул-Фаттаха Ас-Сиси выглядит достаточно стабильным и не опасается народных волнений, это позволяет сделать совсем другие выводы о событиях, приведших Хосни Мубарака на скамью подсудимых.

Хосни Мубарак был четвертым военным президентом Египта – собственно, сама Арабская Республика Египет была провозглашена после военного переворота, уничтожившего монархию. Уже первый президент этой республики, генерал Мухаммед Нагиб, пытался предпринять шаги по переходу к гражданскому правлению. Однако эти его попытки были остановлены молодыми офицерами во главе с будущим диктатором Египта Гамаль Абдель Насером. При этом Насер, который установил в Египте настоящий режим жестокой и малокомпетентной военной диктатуры, ориентирующийся на Москву, обвинял Нагиба как раз в том, в чем спустя пять с половиной десятилетий будут обвинять Мубарака – в диктаторских замашках. К тому же военные опасались, что египетское общество просто не выдержит испытания демократией и приведет к власти исламистских радикалов из организации «Братья-мусульмане».

В результате о демократии в Египте пришлось забыть на несколько десятилетий, если не навсегда. И когда преемник Насера Анвар Садат сделал первые несмелые шаги по демократическому транзиту, он моментально был убит все теми же исламскими фундаменталистами, которые якобы не могли простить президенту заключение мира с Израилем. Мубарак, тогда вице-президент Египта, был рядом с главой государства и предпринял шаги по возвращению к жесткому военному режиму.

Но и этот режим через несколько десятилетий после начала его правления стал превращаться в семейную клепоткратию. Можно, конечно, сказать – вырождаться. Но, вполне возможно, что отказ от военного правления рано или поздно привел бы к построению пусть хрупкого, но демократического общества, в котором право голоса имел бы гражданин, а не человек с ружьем. Вернее, фельдмаршал с ружьем.

«Арабская весна» в Египте, как и в других странах региона, была направлена против клептократического управления. Но результаты повсюду различны. В Тунисе удалось создать демократические институции и проводить свободные выборы. В Ливии государство развалилось на части. А в Египте военные «пропустили вперед» все тех же «Братьев-мусульман», которые успели окрепнуть в последние десятилетия правления Мубарака, дождались народного восстания против своих вечных конкурентов и победоносно вернулись к власти. По сути, египетская армия повторила ту же спецоперацию, что и при Насере, когда поверившие в демократические перспективы и свой приход к власти исламские радикалы позволили себе покинуть подполье.

Избранный после «арабской весны» президентом Египта ставленник «Братьев-мусульман» Мухаммед Мурси умер прошлым летом во время очередного судебного процесса. Но к тому времени он уже отбывал пожизненное заключение и его смерть мало кого заинтересовала и в самом Египте, и в соседних странах. Эпоха Мурси – хотя он был свергнут всего шесть лет назад – уже сейчас кажется далеким прошлым. А эпоха Мубарака продолжается, потому что режим Ас-Сиси является прямым продолжением начавшегося еще в 1954 году правления египетских военных.

И это – неплохой урок для всех стран, где народные восстания не приводят ни к появлению эффективных демократических институций и ответственных избирателей. Если вписать Украину, как типичную страну «третьего мира», в парадигму «арабской весны», то мы увидим, что наша страна не похожа – к счастью – на развалившуюся Ливию, но и не очень похожа на демократизировавшийся Тунис. Но зато она очень напоминает Египет, только без армии. И если египетские восстания, протесты, покушения и перевороты всегда приводят к возобновлению военной диктатуры, то украинские восстания и «электоральные революции» всегда приводят к возобновлению олигархического правления. При этом ни египетские военные, ни украинские олигархи не способны решить накапливающихся проблем стран, в которых они доминируют. И поэтому и Египет, и Украина постоянно балансируют на краю пропасти.

https://lb.ua/world/2020/02/25/450925_tanets_nad_propastyu_hosni_mubarak.html
Krynica

Кремлевский жилец — учитель жизни

В последнем выпуске многосерийного интервью, подготовленного российским информационным агентством ТАСС, очевидно, к 20-летию прихода Владимира Путина к власти, кремлевский обитатель выступает в роли не просто умудренного опытом государственного деятеля, а настоящего специалиста по отечественной истории.

Он объясняет собеседнику, где правильно ставить ударение в слове «украинец» (Путин ставит неверно, но ради него можно и пересмотреть языковые нормы). Объясняет, как должны вести себя «нормальные» украинские националисты (дружить с Россией). Заодно рассказал, что украинцев (где бы ударение не стояло) придумал… австрийский Генштаб.

Можно бы подумать, что за время своего пребывания на посту президента России Путин поверил в свою миссию правителя, стал штудировать исторические книги и, наконец-то, получил возможность поделиться благоприобретенными знаниями с людьми. Но меня не покидает смутная уверенность в том, что рассказанное Путин прочитал и узнал намного раньше, когда еще ни о каком президентстве и не помышлял, а думал исключительно о том, где бы ему устроиться после увольнения из КГБ.

В конце концов, все мы с Путиным - из одной эпохи. Эпохи, в которой главным историческим авторитетом советского обывателя – будь то партийный чиновник среднего звена или рядовой чекист – был беллетрист Валентин Пикуль. Это его вздох об утраченной империи, которую сгубили чужие генштабы и люди известного вероисповедания, до сих можно услышать в высказываниях постаревших поклонников.

Конечно, Путин мог и не читать Пикуля. Он вообще мог ничего не читать. Возможно, ему рассказали старшие товарищи. Потому что в те времена пересказ фабул Пикуля – вместе с разговорами об австрийском Генштабе, придумавшем украинцев, а также с протоколами сионских мудрецов и прочим безумием – был джентльменским набором каждого партийного чиновника, каждого чекиста, который уже собирался ограбить Родину, но пока еще не знал, как, и оттого любил ее все сильнее. Это как бы прилагалось к пайку.

Правление Путина – отличная иллюстрация того, что происходит, когда на трон с ногами забирается высокопоставленный обыватель, уверовавший в свою миссию и при этом несущий все тот же багаж невежества, который он считает «образованием». Обыватель, который может поправлять ученых и рассказывать населению «правду» об исторических фактах, исходя из одного только веса своей должности. Обыватель, одержимый уже не только властью и заработком, но необоримым желанием попасть в мавзолей. Но при этом продолжающий воспринимать Пикуля или какого-нибудь философа Ильина из новомодного чекистского набора - историческим путеводителем.

Что следует из этих исторический убеждений высокопоставленного обывателя, мы тоже знаем. Отнюдь не только нескончаемое интервью ТАСС, порезанное на десятки кусков, чтобы было не так скучно. Следует еще и война, которую Путин начал, чтобы сделать украинские земли российскими, украинских националистов - хорошими, а на самих украинцах - правильное ударение, желательно с помощью «градов».

И это ведь еще не конец его миссии. Кто его знает, что он там еще запомнил у Пикуля…

https://detaly.co.il/rassuzhdeniya-vysokopostavlennogo-obyvatelya/
Krynica

"Керована демократія" - це війна

Світові медіа, як про головну новину, яка поступається хіба що невблаганному поширенню епідемії коронавірусу, повідомляють про перемогу ультраконсервативних сил на парламентських виборах в Ірані і крах надій помірних прихильників президента країни Хасана Роухані
Звичайно, є дуже велика спокуса поміркувати про те, як на шансах кандидатів позначився жорсткий курс президента США Дональда Трампа стосовно Ірану або порівняти ультраконсервативний успіх із посиленням позицій правих популістів по всьому світу. Однак всі ці роздуми і порівняння будуть відвертою маніпуляцією.

Ніяких реальних виборів в Ірані не відбувалося. Власне, їх не було ніколи. Іранський виборець голосує лише за тих кандидатів, яких допускає до голосування Рада вартових конституції, що виконує волю фактичного монарха Ірану, верховного правителя аятоли Хаменеї. Відбирають цих людей за переконаннями. Так що якщо рада не допустила до участі в голосуванні переважну більшість носіїв відносно помірних поглядів, так за них ніхто і не міг проголосувати. Якби у аятоли Хаменеї тільки виникло бажання, сьогодні в Ірані міг би бути сформований повністю "помірний" парламент. Але і це не відображало б реальних настроїв іранців. Тому що реальні настрої - це коли ти голосуєш за того, кого хочеш, а не за того, за кого тобі дозволяють проголосувати.

Саме тому ми так ніколи і не дізнаємося, як насправді відреагували іранці на політику Трампа або знищення українського літака зі своїми співвітчизниками ППО Корпусу вартових ісламської революції. Точно так, як ніколи не дізнаємося, яким був би реальний рівень підтримки Путіна і "Єдиної Росії", якби в Росії була б справжня, а не "керована", картонна демократія. Однак ми зрозуміємо, чому такі країни, як Росія і Іран, тягнуться одна до одної - тому що коли демократія це вибір вузького кола злодіїв і фанатиків, а для інших - декорація, тоді ті, хто декорації споруджує, змушені знаходити спільну мову і разом протистояти цивілізованому світу.

І зрозуміємо, чому режими в таких країнах вічно влаштовують війни. Тому що люди, які в цих країнах живуть, чудово розуміють, що вони не голосують. І повинні усвідомити, чому ж це вони повинні довіряти волі аятоли або бажанням Путіна. А тому, що всім загрожує смертельна небезпека. Тому що Ізраїль завтра завоює Іран. Тому що українські бандерівці вже готуються разом зі своїми американськими господарями бомбити Воронеж. І якщо обрати не тих, країні кінець. Тому вам і дають можливість проголосувати за перевірених товаришів.

Можна, звичайно, написати безліч саркастичних коментарів на тему недосконалості і деградації класичних демократій. Можна дивуватися політичним успіхам "Кварталу 95" та нарікати на залежність українського виборця від інформації олігархічних телеканалів. Але, принаймні, іранське "голосування" точно показує, якою є ціна альтернативи. І те, що іранські вибори проходили на тлі не розмов про війну, а справжнісінької війни в сирійському Ідлібі, де інтереси Росії і Ірану в черговий раз перетнулися з інтересами Туреччини - ще одне нагадування про те, що "керована демократія" не втомиться плодити нові конфлікти і приводити до нових руйнувань і смертей всюди, від Донецьку до Ідлібу.

https://espreso.tv/article/2020/02/24/vitaliy_portnykov_quotkerovana_demokratiyaquot_ce_viyna
Krynica

Путін знову заявив про «один народ»

Російський президент Володимир Путін в інтерв’ю агентству «ТАСС» вже вкотре говорив про «один народ», про штучне розділення росіян і українців, про «вигадку австрійського Генерального штабу». Тобто повторив ту конспірологічну і псевдоісторичну муть, яка давно вже стала євангелієм будь-якого «добропорядного» російського шовініста і з обґрунтуванням якої легко ознайомитися в кожній книгарні Москви або Санкт-Петербургу. Полиці буквально вгинаються від такої літератури, телевізійні пропагандисти і журналісти не відстають від літераторів.

Однак в даному випадку в ролі транслятора псевдоісторичних міфів – сам президент Росії.

Ми отримали чудову нагоду переконатися в тому, що слова про «один народ» – це не просто пропагандистська фраза Путіна, якою він намагається виправдати анексію Криму або війну на Донбасі. Ні, це – переконання Путіна, які ґрунтуються на його історичних «знаннях». І ці «знання» з’явилися зовсім не після обрання Путіна президентом Росії.

У 1980–90-х роках таке уявлення про історію панувало в партійних і чекістських кабінетах російської столиці. Комуністи і чекісти стали ще більшими шовіністами, ніж чиновники Російської імперії. Саме тому можна сказати, що після обрання президентом Путін вирішив, що тепер може втілити в життя переконання своїх вчителів і колег і повернутися в минуле, відновити імперію. А найголовніше – знову об’єднати в єдине ціле «один народ».

Тому не варто думати, що Путін діє спорадично, реагує на політичні події в Україні чи Білорусі, намагається просто допомогти проросійським політикам або перешкодити «націоналістам». Ні, його головна мета очевидна навіть з цього інтерв’ю: «один народ», одна держава.

І те, що Путін вчить, як «правильно» робити наголос у слові «укрАїнець» самого інтерв’юера – російського журналіста українського походження, – має тільки ще раз підкреслити, що «ніяких українців не існує» і не їм вирішувати, як вони називаються.

Ми могли б не звертати уваги на уявлення Путіна про історію, якби жертвами цих уявлень не стали тисячі українських громадян, які загинули, були поранені, опинилися просто неба на окупованих територіях, стали біженцями.

І це – ще не кінець історії, а тільки початок путінських домагань. Домагань, які пояснюються не поточною політикою, не інтересами російських олігархів або «Газпрому», а самою історією.

Коли Путін говорить, що надія на його домовленості із Володимиром Зеленським вмирає останньою, він має на увазі не надію Зеленського та співвітчизників українського президента на мир, а свою надію на поглинання українських земель Росією.

Йому навряд чи спадає на думку, що хтось може вважати інакше.

https://www.radiosvoboda.org/a/30447986.html
Krynica

Нация телевизора. Виталий Портников - о кризисе популизма

Телевизионные кадры, иллюстрирующие испуг и протесты жителей городка Новые Санжары, которые обеспокоены прибытием в местный санаторий эвакуированных из пораженного коронавирусом Китая, фрустрировали часть украинского общества. В день, который воспринимается в Украине как дата памяти и солидарности (именно 20 февраля шесть лет назад от выстрелов силовиков Януковича в центре Киева погибли десятки участников протеста), украинцы столкнулись с недовольством соотечественников, которые не хотели принимать эвакуированных и готовы были перекрывать дороги. Причём в разных краях страны: сначала во Львовской и Тернопольской областях, когда появились слухи о размещении эвакуированных в этих регионах, а затем и на Полтавщине, когда место размещения было окончательно определено.

Но меня удивляет не реакция обеспокоенных происходящим граждан. Меня удивляет изумление политиков, журналистов, общественных деятелей, в очередной раз продемонстрировавших, какая дистанция отделяет их от народа, о чудесных качествах которого они не устают напоминать, когда находятся в хорошем настроении или когда приближаются очередные выборы.

Собственно, о выборах. То, что произошло в Новых Санжарах, – естественное продолжение триумфального успеха Владимира Зеленского. Украинцы – первая нация, которая на честных демократических выборах избрала президентом телевизионный персонаж, практически ожившего Микки-Мауса. Человека, о котором не знали практически ничего, от которого слышали только написанные другими тексты реприз, который за все время предвыборной кампании практически не появлялся на публике и даже на дебатах на стадионе зачитывал сопернику вопросы из интернета. Зеленский, помнится, во время этого выступления назвал себя "приговором Порошенко", не понимая, что на самом деле подписывает приговор своему собственному правлению. Он выступал от имени "нации телевизора". И вот теперь эта нация телевизора ополчилась против его власти.

У людей, которые вышли на митинги в Новых Санжарах, есть для этого причины. Несколько недель телевизор рассказывает им о новом опасном заболевании, о том, что причины и возможности заражения до сих пор до конца не выяснены, что лекарство не найдено, что страны, которые эвакуируют своих граждан из Китая, стараются помещать их на время карантина в изолированных помещениях, что пик эпидемии не пройден, что в Украине нет тестов для выявления заболевания… Кто не взволнуется в таком случае? Возможно, только тот, кто доверяет собственному государству.

Но никакого доверия к государству в Украине (как, собственно, и в других бывших советских республиках) не было отродясь. И не появилось. Высокий рейтинг доверия Зеленского оказался его собственным рейтингом, рейтингом любви к телевизионному персонажу, а не к руководителю страны. Государству украинцы по-прежнему не верят, от него ожидают худшего. И практически не сомневаются: место, куда привезут эвакуированных, станет украинским Уханем. Для того чтобы развеять страхи, чиновники должны были бы работать с гражданами: заранее выбрать место, где разместят эвакуированных, продемонстрировать его изолированность и защищенность, разъяснить, что люди, которых привозят из Китая, ничем не больны, что их эвакуируют ради их же собственной безопасности.

Вместо этого мы стали свидетелями нелепой спецоперации с кружащимся над страной самолетом и отрядами Национальной гвардии, прорывающими кордоны протестующих. Спецоперации, главной фигурой в которой оказалась не министр здравоохранения, а доставшийся Зеленскому в наследство от Майдана министр внутренних дел, вынужденный успокаивать соотечественников. Какая чудовищная нелепость! До этой спецоперации было не менее нелепое выступление самого президента, который пригрозил разместить эвакуированных в резиденциях своих политических оппонентов в престижном местечке Конче-Заспа под Киевом. И что должен был подумать телезритель из Новых Санжар, глядя эту репризу с участием своего любимого героя? Должен ли он был решить, что эвакуированные не представляют опасности, если сам президент готов использовать их как "биологическое оружие"? Почему он должен был обрадоваться, узнав, что это "оружие" везут не к богачам в Конча-Заспу, а в его собственный маленький дом – дом, где никогда не выключают телевизор, когда показывают "95 квартал"? Чем он провинился?

Эта история – не про коронавирус и даже не про доверие к государству. Она про то, что популизм хорош, когда политик куражится на стадионе. Но столкновение с любым настоящим кризисом мгновенно обнажает слабость, неэффективность и бесперспективность любой популистской власти, даже пришедшей прямо из телевизора.

https://www.svoboda.org/a/30446706.html
Krynica

Українці завжди обирають Ахметова

Стаття у впливовій британській газеті Financial Times, автор якої стверджує, що вплив найбагатшого українського олігарха Ріната Ахметова на найнароднішого українського президента Володимира Зеленського зростає - важливий сигнал для того сегмента ділового світу, де досі цікавляться нашою економікою
Але це також важливий сигнал для українців: вони завжди обирають Ахметова. Після виборів 2004 року, які можна було вважати фатальними для олігарха, він швидко відновив свій вплив і допоміг ренесансу Віктора Януковича і Партії Регіонів. Після виборів 2010 року він став головним партнером нового президента, з яким могли конкурувати хіба що родичі Януковича. Після виборів 2014 року він досить швидко опинився найважливішим союзником Петра Порошенка. Те, що він стане важливим для Володимира Зеленського після виборів 2019 року, не було ясно двом людям в цій країні - самому Зеленському та Ігорю Коломойському. Ну й ще виборцям. Але тепер і вони зрозуміють, якщо прочитають газету.

В українських президентів просто немає іншого вибору, якщо вони хочуть зберегти владу. Олігархи можуть об'єднати зусилля і допомогти будь-кому прийти до влади - вони довели це і 2010 року, і 2014 року, і вже тим більше 2019 року, коли олігархічний тріумф відбувся в чистому вигляді, без усякої домішки будь-якої політики і ідеології, коли для перемоги потрібно було всього лише знайти артиста, який погодиться грати роль народного месника, «вашого вироку», а потім і глави держави.

Але прийти до влади - це одне. А як утримати владу? З ким співпрацювати? Ахметов не відрізняється недалекоглядністю Коломойського, готового заради задоволення власних амбіцій - і не завжди грошових - поховати будь-яку компанію, будь-яку владу і, здається, будь-яку державва. Він не настільки залежний від Москви, як група Фірташа. І він може набагато більше, ніж обережний Пінчук, який вічно коливається між вигодою і репутацією. А з огляду на його роль в економіці, він може більше, ніж вся «велика трійка». Саме тому під час президентських виборів він - принаймні, після виборів 2010 року - завжди займає нейтральну позицію. А потім приходить і показує, що без нього ніяк, а з ним можна вижити. Інші оскаженілі олігархи знову об'єднуються навколо нової фігури, а потім знову приходить Ахметов і вони знову залишаються з носом і знову не розуміють чому. Такі розважливі люди, такі великі гроші і така дитяча наївність!

З Януковичем він дружив. З Порошенко грав. З огляду на те, що Зеленський не дуже розуміє, де взагалі знаходиться, нова роль Ахметова може виявитися куди більш серйозною, ніж в минулому. Він стане не другом, не партнером, а опорою. Його конкуренти, звичайно, позбудуться Зеленського - вони це вміють. Але ж Ахметова вони не позбудуться! Для того, щоб позбутися Ахметова, потрібно домогтися деолігархізації економіки. А це точно не те, чого хочуть інші олігархи. І точно не те, що цікавить українське суспільство, яке, як і народний президент, не дуже розуміє, де знаходиться.

Тому українці обиратимуть Ахметова в нових і нових упаковках. Знову і знову. Рінату Леонідовичу всього-то 53 роки. Ще років на 30 його амбіцій точно вистачить.

https://espreso.tv/article/2020/02/20/vitaliy_portnykov_ukrayinci_zavzhdy_obyrayut_akhmetova
Krynica

Воровка без доверия

Решение государственного апелляционного суда в Нидерландах, к каким бы новым ухищрениям ни пытались теперь прибегнуть в Кремле, поставило точку в многолетней тяжбе акционеров ЮКОСа и России. Одна из самых больших компаний страны была просто украдена и распилена бандитским государством, которое теперь должно вернуть пострадавшим 50 миллиардов долларов.

Не знаю уж, какой видит свою роль в истории сам Владимир Путин, но в одном я уверен: в учебниках он останется как правитель страны-воровки. При нем Россия все время что-то крадет, не останавливаясь. Чужие компании, чужие территории, чужие корабли, чужих граждан, чужие победы - когда меняет мочу в пробирках. Нет ничего, что не было бы основано на воровстве.

Говорят, что Путин с презрением относился к рецидивисту со стажем Виктору Януковичу, но отчего же? Янукович хотя бы не притворялся и не скрывал бандитских судимостей в своей биографии. А Путин и его приближенные гордятся своими офицерскими погонами, а ведут себя как заправские карманники, готовые выхватить кошелек из любой незастегнутой сумочки: что ЮКОС, что Крым, что старое украинское судно - все пойдет.

При этом постоянно проигрывают все судебные процессы, как начинающие уркаганы, которые еще не успели обзавестись хорошими юристами. Морской арбитраж, который потребoвал от Москвы отдать Киеву похищенных моряков и корабли. Арбитраж по газу, который потребовал от "Газпрома" вернуть недоплаченное "Нафтогазу". Дисквалификация российского спорта - почти перманентная. Теперь вот процесс по иску ЮКОСа. Все время выглядят виновными, незадачливыми, вороватыми. Но зато очень богатыми. За чужой счет. И за счет репутации страны, власть в которой они захватили.

Потому что самое главное, что украла эта пиратская бригада, - она украла у русских Россию, превратила ее в страну-воровку после нескольких лет бесплодных надежд на выздоровление государства.

Эта кража и есть самое главное историческое достижение Путина.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278340.html
Krynica

Провокация, имитация и оккупация

После обстрела украинских позиций на линии разграничения советник секретаря СНБО Сергей Сивохо объявил о переносе презентации Национальной платформы примирения и единства. Обстрел Сивохо назвал «циничной провокацией», направленной на то, чтобы сорвать мирные инициативы украинской стороны.

Но если обстрел – циничная провокация российского руководства, то, думаю, сама Национальная платформа примирения и единства – это имитация мирных инициатив, а никакие не инициативы. Более того, уверен, это фактическое содействие России, Кремлю, Владимиру Путину. Разве в Кремле не утверждают, что в Украине – внутренний конфликт? Разве не говорят, что для достижения мира украинское руководство должно начать прямые переговоры с марионеточными администрациями «народных республик»? Разве не утверждают, что отделение Крыма – не прямой результат российской оккупации полуострова, а ответ России на «свободное волеизъявление» крымчан на пресловутом «референдуме», итоги которого не признаны ни одной из стран мира?

Когда во власти презентуют Национальную платформу примирения, они таким образом признают сам факт существования «внутреннего конфликта» в Украине. А это, уверен – ложь. Ложь хотя бы уже потому, что на территориях, которые были освобождены украинской армией от оккупанта, нет и не было никакого «внутреннего конфликта» с остальной частью страны. Да, зачастую граждане, которые живут в освобожденных городах, отдают предпочтение другим политическим силам, чем избиратели в Киеве, Львове или Полтаве. Но это – демократия, а не внутренний конфликт.

Сергей Сивохо – не наивный юноша, который родился в независимой Украине и не понимает, чем отличается авторитаризм от демократии. Он учился в советской школе, поступал в институт еще в советское время. И, наверное, должен понимать, что мы с ним тоже жили в оккупированной стране. Сама Россия была оккупирована коммунистическим режимом, а ее войска после захвата украинских земель в 1920 году стояли в его родном Донецке – чтобы просто возвратиться на Донбасс и в Крым в 2014 году и возобновить привычный оккупационный режим.

И да, местные жители и тогда, до 1991 года, и после 2014 года служили в оккупационной армии – потому что длительная оккупация на то и оккупация, что подразумевает участие в ней представителей местного населения. В оккупации Чехословакии в 1968 году участвовали отнюдь не только советские солдаты, но и военнослужащие армий соседних стран Центральной Европы. Однако поляков трудно назвать оккупантами Чехословакии, потому что и их собственная армия действовала исключительно по воле Москвы.

Но дело не только в тех, кто служит. Дело в тех, кто просто живет. Разве господин Сивохо не помнит, как много людей в Советском Союзе имело совершенно другие политические взгляды, чем представители властей? Разве не знает, как эти люди ходили на партийные и комсомольские собрания и выступали там с лживыми речами – только бы от них отстали? Разве не помнит, что было с теми, кто публично высказывал другие взгляды?

Я не напоминаю даже о временах, когда Донецк назывался Сталино и в этом городе людей убивали просто для «профилактики». Я говорю о тех временах, которые Сергей Сивохо уже застал. О временах, когда существовала статья за «антисоветскую агитацию и пропаганду» – и диссиденты оказывались в тюрьме просто за то, что защищали права человека, призывали Кремль уважать собственные международные обязательства. О временах, когда людям не разрешали селиться в Крыму просто потому, что они – крымские татары по национальности, в Поволжье – потому что они немцы, в Грузии – потому что они турки-месхетинцы.

Так вот, на Донбассе и в Крыму именно такой режим. Режим бесправия. Когда люди в массе своей просто боятся – и это естественное чувство самосохранения. Когда тебя могут отправить «на подвал», если ты высказываешь проукраинские взгляды. Когда тебя арестовывают просто за то, что ты – крымскотатарский активист или честный журналист.

Наши коллеги Станислав Асеев и Николай Семена, освобожденные из заключения на Донбассе и в Крыму, могут рассказать Сергею Сивохо и другим сотрудникам президентского офиса куда больше, чем я. Владимир Балух, которого мучили просто за украинский флаг, может рассказать Сергею Сивохо, куда больше, чем я. Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров, над которыми издевались просто потому, что они были руководителями избранного народом Меджлиса, могут рассказать Сергею Сивохо куда больше, чем я.

В советское время все было так же. Большинство выживало. А цивилизованный мир пытался освобождать из советских застенков несогласных – диссидентов, писателей, активистов национальных движений. Менял их на агентов КГБ или на экономические соглашения с бандитской страной. Но никому не приходило в голову организовывать «платформы примирения» с жителями СССР. Потому что все прекрасно понимали: люди, которые живут в тоталитарной стране, вынуждены считаться с властью, имеющей возможность с ними расправиться.

И действительно – когда в 1991 году коммунистический режим рухнул, оказалось, что у нас все сплошь и рядом – антикоммунисты, верующие люди, все знали о преступлениях режима, ненавидели Сталина, были против войны в Афганистане, все со свечками или в кипах – а раньше на другую сторону улицы переходили, только чтобы мимо церкви или синагоги не пройти. С кем примиряться – не понятно.

Так же, как не было с кем примиряться в Славянске или Мариуполе. Дискутировать – да. Но не примиряться, потому что ссоры нет.

Украинских граждан на Донбассе и в Крыму нужно информировать. Нужно помогать им, если у них есть такое желание, покидать оккупированные территории и переезжать в свободную страну. А территории нужно освобождать – от оккупационной армии, власти местных бандитов, марионеточных администраций. Это и будет освобождение украинских граждан на Донбассе и в Крыму от пропаганды и страха. Это и будет самое настоящее примирение.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-provokatsya-imitatsya-i-okkupatsya/30443243.html
Krynica

Путин – не Милошевич. Да и Украина – не Хорватия

Секретарь СНБО Алексей Данилов говорит о возможности совместного патрулирования оккупированного участка границы между Украиной и Россией по хорватскому примеру – с участием украинских пограничников, бойцов Национальной гвардии и представителей местных общин. Ранее с такими же идеями выступили другие высокопоставленные чиновники – президент Владимир Зеленский, министр внутренних дел Арсен Аваков и глава МИД Вадим Пристайко. А это означает, что идея совместного патрулирования действительно всерьез воспринимается украинским руководством.

Не буду углубляться в историю балканских войн, чтобы объяснять различие между Хорватией и Украиной. Не буду напоминать, что Хорватии было намного сложнее поддерживать порядок на освобожденных территориях – и тех, что освобождались мирным путем, и тех, что освобождались военным путем. Потому речь шла не просто о военном конфликте, об оккупации Сербией территорий Хорватии. А о полном изгнании хорватского населения и о его возвращении после освобождения. И о том, что на территориях, которые освобождались мирным путем, продолжали жить сербы – те самые, что были участниками или просто свидетелями изгнания своих соседей.

У Украины на Донбассе нет и десятой доли проблем, которые были у Хорватии. Проблема Донбасса – российская оккупация. Проблема Сербской Крайны – этнический конфликт, фактическое продолжение Второй Мировой войны, «замороженное» после победы коммунистов. И да, после договоренностей о мирном возвращении части территории Сербской Крайны под суверенитет Хорватии безопасность в регионе – и это касалось отнюдь не только границы – обеспечивалась переходной администрацией ООН, которая сформировала собственную полицию. Полицию, в патрули которой входили серб, хорват и иностранец.

То есть еще раз подчеркну – это было не совместное патрулирование, это была полиция переходной администрации ООН, которая затем, после относительной нормализации ситуации в регионе и возвращения законных властей, уступила свое место обычной хорватской полиции.

Справедливости ради отмечу, что Хорватия не просто не признавала легитимности властей «Республики Сербская Крайна». Она не признавала легитимности и местных органов власти, которые были сформированы после изгнания хорватского населения. И в Хорватии, на свободной территории, продолжали работать руководители местного самоуправления оккупированных территорий.

И мы прекрасно понимаем почему так формировался состав переходной полиции – по национальному признаку. Потому что переходная администрация опасалась, что если хорватский сосед решит свести счеты с сербским после возвращения – или наоборот – то патруль, в котором не будет представителя сербов или хорватов, просто не заметит того, что происходит. Или просто не вызовет доверия у того, кто защищает «справедливость». Или даже справедливость без кавычек.

Но самое главное, о чем следует знать украинским руководителям – так это то, что все действия Хорватии по освобождению оккупированных территорий стали возможны после отказа президента Сербии Слободана Милошевича от поддержки сепаратистов. Режиму Милошевича стало все труднее противостоять хорватскому сопротивлению. Президент Хорватии Франьо Туджман хотел не смотреть в глаза Милошевичу, он хотел с ним воевать. И хорваты не отказались от своего президента – несмотря на авторитаризм, коррупцию, борьбу с независимыми медиа и прочие очевидные сейчас прегрешения – потому что они хотели победить в войне, а не закончить ее любой ценой.

Милошевичу в этой ситуации было все труднее противостоять и международному давлению. Он вел войну на два, а то и на три фронта – война в Хорватии, война в Боснии, конфликт в Косово, который уже вскоре перерастет в полномасштабную этническую войну. Сербия находилась под западными санкциями, ее экономика летела в пропасть. А президентом России тогда был не Владимир Путин, а Борис Ельцин, который не хотел открытого конфликта с Западом из-за сербского реваншиста, да и не мог себе этот конфликт позволить – Россия и сама тогда нуждалась в западной помощи, цены на нефть отличались от благоденствия путинских времен.

Так вот, Россия – не Сербия и Путин – не Милошевич. Да и Зеленский как бы не Туджман, и украинское общество кардинально отличается от хорватского по своим настроениям. Да и если бы президентство Милошевича пришлось бы на президентство Путина и на дорогую нефть, то неизвестно еще, что было бы с территориальной целостностью Хорватии и Боснии.

Собственно, известно, что – их территории были бы аннексированы Сербией, а из Косово бы изгнали 90 процентов албанского населения и не позволили бы вернуться. Хорватия была бы вечным «государством-инвалидом», Боснии вообще могло бы не быть, Албания и Северная Македония – стали бы зонами бесконечного кризиса и конфликтов, Косово – выжженной землей без населения. А Путин и Милошевич играли бы с европейцами в «нормандский формат».

Этого, к счастью, не произошло для Балкан. Но произошло для нас. Поэтому скажу и Зеленскому, и Данилову, и Авакову, и Пристайко – оставьте свои фантазии. Никакого совместного патрулирования не будет. Никаких миротворцев ОБСЕ на границе не будет. Никакого окончания войны не будет. Это – не война одного президентского срока. И не двух. И с этой войной нужно научиться жить – нравится это населению Украины или нет. Ведь больному хроническим заболеванием тоже его болезнь не нравится – но он учится с ней жить, если не может вылечиться.

А «вылечимся» мы тогда, когда Путин – или наследник Путина – превратится в Милошевича. Когда нужно будет думать о сохранении России, а не о завоевании Украины. Когда у России не будет сил противостоять международному давлению. Когда серьезно упадет цена на нефть. Когда Кремль снова ввяжется во внутренние конфликты где-нибудь на Кавказе. Но ни одним днем раньше. Даже и не надейтесь.

https://lb.ua/world/2020/02/19/450359_putin-miloshevich_ukraina-.html
Krynica

Сурков може нікуди не дітися

Коментувати указ президента Росії Володимира Путіна про відставку Владислава Суркова з посади помічника президента Росії - справа невдячна
Хочу просто нагадати читачеві, як багато було коментарів після того, як в складі нового російського уряду не виявилося Дмитра Козака. Як мої колеги пояснювали, що це означає посилення "яструбів" в оточенні Володимира Путіна, що "голуб" Козак не виправдав очікувань правителя і чому. А коли з'явилося повідомлення про призначення Дмитра Козака заступником глави адміністрації президента і можливу відставку Суркова, ті ж самі люди стали з тією ж упевненістю говорити про провал "яструбів" і посилення "голубів".

Тому для чистоти жанру потрібно було б, звичайно, почекати ще кілька днів, а то і тижнів - чи не з'явиться новий указ Путіна, чи не призначить він Суркова, як це вже не раз бувало в Кремлі, на нову високу посаду. Але особливого сенсу немає.

Немає тому, що ніяких "яструбів" і "голубів" в Кремлі давно не існує і ніколи не було, вони є хіба що у фантазіях Володимира Зеленського, Андрія Єрмака і всезнаючих українських експертів. У Кремлі можуть сперечатися хіба що про те, якою саме зброєю краще знищити Україну і якими темпами, що краще, військова спецоперація чи внутрішня дестабілізація. Але рішення все одно ухвалюються Путіним, а не Сурковим або Козаком. Приймаються після консультацій в Раді безпеки, порядок денний якої готує Микола Патрушев, а не Сурков або Козак.

Саме тому всі ці "яструби" і "голуби" - це все гра КДБ. Можливо, Путіну захотілося заманити недосвідченого українського президента у нові пастки і він вирішив показово посилити Козака. Можливо, в Кремлі вирішили пограти з Заходом у "молдавський сценарій" для України - і тому поставили Козака на ділянку, де він зможе блиснути своїми талантами і забезпечити приборкання бунтівної провінції за згодою Євросоюзу і США. Не буду намагатися розшифрувати путінські наміри, тим більше, що вони можуть змінюватися під час гри.

Але в одному я впевнений - Сурков нікуди не дінеться. Якщо не сам Сурков повернеться, так виконавець ролі "яструба" на українському напрямку незабаром проявиться. Може бути, це буде сам Патрушев - хоча чиновнику такого високого рангу просто ніколи часто зустрічатися з якимись там українськими учасниками переговорів, не царська це справа. А, може бути, до Ради безпеки Росії переведуть не самого Суркова, а нинішнього керівника "Роскосмосу" Дмитра Рогозіна. Свого часу Рогозін і Козак прекрасно імітували тандем "яструба" і "голуба" на молдавському напрямку - і цілком досягли успіху. Чому б їм не доручити виконати той самий нехитрий танець вже для довірливих українських чиновників?

https://espreso.tv/article/2020/02/19/vitaliy_portnykov_surkov_mozhe_nikudy_ne_ditysya