Vitaly Portnikov (vokintrop) wrote,
Vitaly Portnikov
vokintrop

Categories:

Маленький Днепр

Человеку, выросшему на широких берегах украинского Днепра, смоленский Днепр покажется другой речкой – небольшой, даже и не разделяющей, а скорее соединяющей берега…

Могла бы эта реченька показаться очень мирной, если бы не возвышающиеся над городом зубья старой крепости – сооружения, напоминающего, что Смоленск и непроходимые леса вокруг него столетиями были заколдованным местом для поляков, русских, литвинов – всех, кто овладевал этим красивым городом, кто хотел защищаться в этой крепости и охотиться в этих лесах. Внешность города нередко бывает обманчивой. Это сейчас Смоленск – областной город с крепостью-музеем и красивыми церквами, место неспешных прогулок и недалеких поездок. И трудно себе представить, что у его стен гибли князья и воеводы, заканчивались большие ожидания и блестящие карьеры… Казалось бы, колдовство завершилось, когда Смоленск стал просто заштатным губернским городом, а потом областным центром, когда вдоль берегов маленького Днепра вместо закованных в латы воинов стали прогуливаться влюбленные парочки, когда с мостов начали фотографировать крепость и храмы… Но появилась Катынь…

Когда я узнал, что среди погибших в катастрофе президентского самолета были и родственники жертв катынской трагедии, почему-то сразу же вспомнились героини недавно вышедшего на экраны фильма Анджея Вайды – смелые женщины, посвятившие жизнь сохранению памяти об убитых мужьях. Конечно же, скорее всего, погибшие пассажирки самолета Леха Качиньского – дочери и внучки тех женщин. И все же и они жили магнитом памяти, притягивавшего их на берега маленького Днепра. И не только их одних. Можно быть политическим оппонентом Леха Качиньского, но нельзя не признать – погибший польский президент с молодых лет делал все возможное, чтобы историческая справедливость была важна не узкому кругу диссидентов, а всем полякам, чтобы о настоящей истории его родины говорили не только на кухнях под журчание включенных кранов, а с высоких трибун, чтобы руководители России и Польши вместе могли прийти к месту неправедной казни. И таких людей в разбившемся самолете было немало. Назову хотя бы одно имя, не так хорошо известное за пределами Польши, но дорогое для каждого поляка. Анна Валентинович, основательница «Солидарности», одной из первых организовывавшая забастовки на Гданьской судоверфи и потом уступившая лидерство в профсоюзе Леху Валенсе. Валенса стал символом польского сопротивления, нобелевским лауреатом, первым демократически избранным президентом новой Польши. Анна Валентинович так и осталась легендой. Но без усилий таких людей, как она, тлеющий уголек народного недовольства мог бы и не стать польским заревом…

Может быть, кому-то и кажется странным, что политические оппоненты плачут у гробов своих недавних критиков. Польский премьер Дональд Туск был соперником Леха Качиньского на последних выборах президента страны. Анна Валентинович многие годы критиковала Леха Валенсу… Но всех этих людей объединяло главное – они вышли из «Солидарности», они руководствовались чувством элементарной исторической и человеческой справедливости. Объединяли родственники жертв Катыни, получившие теперь полное право вспоминать своих близких и обсуждать их палачей. Объединял
магнит памяти, который навсегда притянул самолет президента Польши в тихие смоленские леса, на берега маленького Днепра…

www.profil-ua.com
Tags: Польша, дневник2009
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments