Vitaly Portnikov (vokintrop) wrote,
Vitaly Portnikov
vokintrop

Category:
ЯР ПОЗИТИВНОГО ОБРАЗА
Виталий Портников
Этой весной, перебирая бумаги в иерусалимской квартире своей тетки, я неожиданно наткнулся на фотографию другой своей родственницы, Рахили Портниковой, сестры бабушки, погибшей вместе с мужем и месячной дочерью в Бабьем Яру 65 лет тому назад. Фотографию и данные о погибших передала уезжавшей в Израиль тетке бабушка, попросившая передать данные о погибших в Яд ва-Шем. Бабушка, пережившая свою старшую сестру почти на эти 65 лет, никогда не рассказывала мне о своей просьбе. Она вообще не любила вспоминать о Бабьем Яре. Всю свою долгую киевскую жизнь она объезжала ненавистное место всеми возможными маршрутами и всегда поражалась, когда кто-то заговаривал о квартирах на Сырце. «Оттуда же виден Бабий Яр», – и эта фраза, по ее мнению, должна была завершить любую дискуссию. Это отношение к месту передалось и мне. Конечно же, я не объезжаю район Бабьего Яра, был на церемониях, посвященных памяти погибших. Но то что я ощущаю в этом месте, трудно передать в газетной статье. Это явственное соприкосновение со смертью – смертью несправедливой, жестокой, неумолимой и подлой, смертью не от Б-га. Вот, собственно, я и нашел то объяснение, которое могло бы показаться кощунственным, если бы не трагедия 1941 года: нет Б-га в Бабьем Яре. И человек здесь непосредственно соприкасается со злом, с тенью Армагеддона.

Это место не смогло стать местом упокоения жертв и после войны. Десятилетиями нам, потерявшим своих близких в Бабьем Яру – и тем, кто хотел приходить сюда ради напоминания о Холокосте, – отказывали в естественном праве памяти. Нужно ли напоминать о нелепых попытках построить здесь танцевальную площадку, устроить парк культуры и отдыха. Собственно, почему нелепую? Такие парки на месте подобных трагических событий были созданы в других украинских городах, я сам несколько лет учился рядом с яром, ставшим местом последней молитвы евреев Днепропетровска – и даже памятной таблички там тогда не было. А в Киеве не получилось: строительное усердие местной власти обернулось оползнем на Куреневке. Так после войны появились новые жертвы Бабьего Яра.

Нашу память удалось отстоять. В 70-е годы Владимир Щербицкий даже открыл здесь памятник его жертвам. Единственное, было нельзя упоминать о погибших евреях. Одно из самых неприятных и самых ярких воспоминаний школьных лет – как меня осаживает карьеристка-историчка, когда, рассказывая о Бабьем Яре, я произношу слово «евреи». «Там погибли люди разных национальностей», – произносит она, недавно приехавшая в наш город из России и вряд ли способная понять чужую боль, заученную конъюнктурную фразу…

В наши дни Бабий Яр стал местом другой конъюнктуры. Теперь память жертв используют для создания позитивного имиджа. 50­летие трагедии в Бабьем Яру, действительно, было событием переломным. Тогда память погибших в первый раз почтили по-человечески, с участием огромного количества людей, представителей зарубежных государств, украинского руководства. Тогда председатель парламента Украины Леонид Кравчук обратился к евреям на идише и впервые принес извинения за тех, кто участвовал в массовом истреблении соотечественников. Однако за 15 лет, прошедших после этого события, память Бабьего Яра так и осталась памятью о дате. В Киеве не стали, как, например, в краковском квартале Казимеж, восстанавливать утраченную атмосферу еврейской жизни, устраивать регулярный фестиваль еврейской культуры или ежегодный форум, посвященный Холокосту. О Бабьем Яре вспоминают, когда тут собираются построить еврейский культурный центр – вот уж, действительно, прекрасное место или когда нужно продемонстрировать новый современный облик Украины и ее власти. Поэтому 65-летие пришлось явно кстати: до 70-й годовщины Бабьего Яра президент Ющенко ждать просто не может.

Планировался большой форум с участием лидеров России и Соединенных Штатов, которых лично пригласил президент Украины. Но стоит ли удивляться тому, что Путин и Буш не приехали – а вот в Освенциме в прошлом году они были! В конце концов, в Освенциме отмечалось 60-летие освобождения лагеря. А в протокол президентов не так уж просто внести цифру «65», даже когда форум, проходивший в Киеве в эти дни, объявляется продолжением форума, состоявшегося в Польше. Но дело даже не в президентах. Дело в том, что о Бабьем Яре нельзя вспоминать по случаю и считать, что торжественная церемония памяти жертв, проводимая раз в пять лет, представит миру образ европейской страны. Думаю, моей бабушке не это было нужно. И украинским гражданам нужно не это. Европейская страна – это страна, не забывающая о погибших соотечественниках. Музей Анны Франк в Амстердаме работает ежедневно. В Киеве же нет музея Холокоста, зато есть пресловутая МАУП, ежедневно генерирующая ненависть и даже президента страны объявляющая сионистским агентом. МАУП не закрыли ни Кучма, ни Ющенко, хотя требование о ликвидации заведения было связано с отменой поправки Джексона-Вэника для Украины. Американских законодателей можно и обмануть, а вот себя самого не обманешь: церемония – это только день на телеэкране. Урок Бабьего Яра можно усвоить, только изменив город и страну вокруг этого страшного места, – и тогда окружающий страну мир, возможно, тоже изменится к лучшему…
«ЕВРЕЙСКОЕ СЛОВО», №38 (311), 2006 г.
http://www.e-slovo.ru
Tags: Украина, евреи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments