Vitaly Portnikov (vokintrop) wrote,
Vitaly Portnikov
vokintrop

СЕРБСКОЕ ОБЪЯТИЕ
Виталий Портников
Президент России Владимир Путин встретился со своим сербским коллегой Борисом Тадичем для того, чтобы еще раз напомнить о позиции Москвы по косовскому конфликту. Взгляд России и Сербии на ситуацию практически совпал: Москва и Белград выступают против дезинтеграции Балкан и в защиту прав косовских сербов. По сути, Владимир Путин в очередной раз высказался против независимости Косова и эта же позиция была озвучена на другой важной встрече Бориса Тадича – с патриархом Алексием ІІ.
Переговоры Бориса Тадича в Москве совпали с началом консультаций о статусе Косова и это – вряд ли простое совпадение. На косовских переговорах у Белграда не так уж много шансов отстоять свое видение ситуации и добиться понимания Запада. А в подобном положении в Белграде всегда вспоминают о Москве и не случайно вслед за Борисом Тадичем в российскую столицу уже вскоре прибудет премьер-министр Сербии Воислав Коштуница.
Россия высказала ту позицию, на которую и рассчитывали сербские руководители. Однако в новой ситуации, сложившейся в регионе, это вряд ли будет иметь большое значение. Во-первых, потому, что главная политическая проблема Балкан на сегодняшний день – отнюдь не Косово, а Черногория. Накануне референдума в этой республике вопрос о будущем ее совместного государства с Сербией стоит весьма серьезно и вот что интересно – в отличие от Запада, проявляющего очевидное стремление сохранить сербско-черногорское единство хотя бы в каком-то виде Россия ведет себя на редкость хладнокровно. По крайней мере, на встрече с Борисом Тадичем Владимир Путин о Черногории даже не обмолвился. Может быть, российским руководителям придется что-то говорить на тему сохранения федерации во время визита Коштуницы, последнего президента Югославии, известного своим крайне негативным отношением к отделению Черногории. Но, как бы то ни было, позиция России сегодня сводится к формуле: важна не Черногория, а Косово, в то время как позиция Запада начинает прочитываться как: забудьте о Косово, сохраните союз с Черногорией. Вполне возможно, впрочем, что обе эти позиции будут опровергнуты реалиями Балкан.
Во-вторых, даже на встрече с Путиным президент Сербии говорил о желании республики присоединиться к Евросоюзу – и тут, кстати, сербская позиция совпадает и со стремлением Черногории, и с ожиданиями лидеров косовских албанцев. А это коренным образом отличает роль России от того значения, которое российская поддержка имела во времена Милошевича. Впрочем, и тогда Москва могла преложить Белграду немногое, а предложения радикалов типа Воислава Шешеля о присоединении СРЮ к Союзу России и Беларуси воспринимались как очевидная утопия и в России, и в Сербии. Но сейчас именно ввиду осмысленной ориентированности Сербии на Запад позиция России приобретает исключительно пропагандистское значение – для газет. Потому что даже если Москва захочет поддержать Сербию в косовском вопросе «всерьез», употребив все свое политическое влияние для переубеждения западных партнеров, в Белграде задумаются о том, насколько эта поддержка повлияет на сербские акции на Западе. И скорей всего, от такой поддержки откажутся, ограничившись ритуальными объятиями с давними российскими друзьями.
www.politcom.ru
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments