February 3rd, 2021

Krynica

Путін, Навальний і шлях до узурпації

Те, що російський суд замінить опозиціонеру Олексію Навальному умовний термін ув'язнення у справі «Ів Роше» на реальний, можна було легко передбачити ще до повернення політика з Німеччини. Сама заява Федеральної служби виконання покарань про те, що Навальний, який лікувався після отруєння за кордоном, не приходив «відмічатися» була не просто вершиною цинізму – тому що тюремники прекрасно знали, де саме перебуває Навальний і найголовніше – чому він у Німеччині. Але це був не цинізм, це був путінський сигнал: приїдеш – посадимо. Хочеш залишатися на свободі – живи на Заході, якщо вже тебе «недотруїли».

А повернення Навального після такого відвертого сигналу було відкритим викликом, після якого в режиму вже не залишалося вибору – тільки саджати, а то вважатимуть слабаками. А цього вже Путін ніяк допустити не може, не те в нього уявлення про владу. І кожен новий протест проти затримання Навального, кожна заява західного політика не послаблює, а зміцнює впевненість російського президента і його оточення: буде сидіти. Повинен сидіти. Інакше не можна.

Інше питання – чому саме зараз? Чому протягом багатьох років російська влада маневрувала у своєму протистоянні з Навальним, давала йому умовні вироки, а потім раптом враз вищирилась, спробувала просто вбити, а коли не вийшло, коли осоромилася на очах усього світу, вирішила посадити? Адже якби повернення Навального не помітили, це стало б найкращим доказом того, що ніякого отруєння не було і сам «берлінський пацієнт» Путіна не цікавить. А так російський президент фактично зізнається у власних злочинах і провокує суспільну активність: тільки у ніч оголошення вироку Навальному в Росії було затримано 918 осіб.

З цього приводу може бути чимало конспірологічних теорій, в тому числі і про постановочність того, що відбувається, і про участь самого Навального у «виставі» – правда, тоді потрібно буде пояснити, навіщо опозиціонер сам себе труїв «Новачком», але конспірологів, як відомо, ніщо і ніколи не зупиняє. Реальність, між тим, може бути набагато грубшою.

Ми – і, до речі, Навальний разом з нами – могли просто пропустити той момент, коли путінський режим просто піднявся на наступний поверх авторитаризму. Приблизно такий самий поверх Кремль проїхав у дні Майдану 2013-2014 років: адже ще за кілька місяців, а то й тижнів до його початку мало хто міг уявити, що Путін зважиться на анексію Криму і почне війну проти України, захоче відвертої конфронтації з Заходом. Але Путін щасливо проїхав цей поверх – і поїхав далі. І зараз, після «обнулення» своїх термінів, після зміни російської Конституції він на шляху до відвертої узурпації влади. При цьому абсолютно неважливо, у якому вигляді буде відбуватися ця узурпація – у вигляді оформлення довічного правління чи владного «транзиту». Важливо – щоб у цьому участі не брало суспільство, щоб ні в кого не було ніяких сумнівів і заперечень.

При цьому Путін, як і кожен узурпатор, на шляху до узурпації відчуває себе не зовсім впевнено, що підсилює напруженість у самій архітектурі влади, провокує кланову боротьбу або хоча б створює ілюзію такої боротьби. І ми повертаємося до теми небажання продемонструвати слабкість – але тепер у концентрованому вигляді, коли мова йде про власне майбутнє. Путін критично не зацікавлений у тому, щоб хтось міг запідозрити його в невпевненості, нездатності реалізовувати свої рішення.

Тому він саджає Навального і б'є людей.

https://lb.ua/world/2021/02/03/476807_putin_navalniy_i_shlyah_uzurpatsii.html
Krynica

Іноді вони повертаються

У серпні 1991 року група провідних російських журналістів з цілої низки видань, які були закриті ГКЧП після спроби державного перевороту у Радянському Союзі, вирішила виступити з протестом проти рішення російського президента Бориса Єльцина закрити партійні і радянські газети, які підтримували цей переворот
Я відмовився ставити свій підпис під цим листом - і, зрозуміло, колеги мене засуджували, називали противником свободи слова. Але я точно знав - у тому числі з власного професійного досвіду - що “Правда” та інші газети радянського часу це ніяка не журналістика, це робота на владу і безпардонна пропаганда. Крім того, я побачив, що коли один з журналістів “Правди” вирішив вибачитися перед читачами за всю брехню, яку вони могли побачити на сторінках цієї газети протягом цілого століття, переважна більшість співробітників редакції “головної газети країни” його засудила. Вони не хотіли вибачатися. Вони хотіли брехати далі. І я не розумів, чому повинен захищати цих людей. Яка, до біса, журналістика?

Те ж саме стосується телеканалів Віктора Медведчука. Яка, до біса, журналістика? Як взагалі можуть існувати телевізійні канали, весь сенс роботи яких - знищення власної країни?

При цьому, зрозуміло, я добре пам'ятаю, що після заборони КПРС ця партія була відновлена ​​і в Росії, і в Україні за допомогою Конституційних судів. І що професійні брехуни теж повернулися до журналістики. І їхні газети теж. А незабаром, за усього лише десятиліття після серпня 1991 року вся російська журналістика перетворилася на суцільну “Правду”. І люди, які підписували лист на захист комуністичних газет, були з професії вичавлені. Переможці їх не пожаліли.

Тому для мене є важливим не тільки те, щоб у нашому ефірі не було проросійських телеканалів, а у парламенті - проросійських політиків. Для мене важливим є і те, щоб рішення про закриття телеканалів і про переслідування колабораціоністів мали чітке правове обгрунтування і не стали сходинкою на шляху до побудови авторитарного режиму.

Тому що у цьому випадку вони обов'язково повернуться.

https://espreso.tv/article/2021/02/03/vitaliy_portnykov_inodi_vony_povertayutsya
Krynica

От Крыма до Навального. Для Украины российские репрессии – следствие агрессии

Министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба после принятия решения о замене заключения российского оппозиционера Алексея Навального с условного на реальный срок написал в своем микроблоге, что «отравление, потом заключение Навального – этот новый “рекорд” произвола российской власти на фоне массовых задержаний мирных протестующих в городах Российской Федерации. Россия явно не хочет сама уважать права человека и свободы. Значит, Россию нужно заставить их уважать. Это задача международного сообщества».

Эта реакция главы украинского внешнеполитического ведомства в целом отражает подход Киева к делу Навального. Украинские официальные лица с самого начала истории с отравлением оппозиционного политика убеждают Запад, что мягкость по отношению к Кремлю, в частности в том, что касается соразмерности санкций после нападения России на Украину или в вопросе об отношении к строительству «Северного потока — 2», приводит не к заинтересованности российского руководства в диалоге с международным сообществом, а к появлению уверенности в собственной безнаказанности. И как следствие – к ужесточению репрессий против оппозиции и избиению протестующих.

Проще говоря, Киев заинтересован в том, чтобы когда на Западе вспоминали о Навальном, то не забывали и об Украине. И понимали бы, что власть, которая совершает агрессию против другого государства, никогда не останавливается, когда нужно бить соотечественников.

ОТ КРЫМА ДО НАВАЛЬНОГО
Эта тактика дает свои плоды. О том, что в ответ на задержание Навального нужно отказаться от окончания строительства «Северного потока — 2», начали говорить многие немецкие политики, общественные деятели и журналисты. Идет дискуссия и на уровне Евросоюза. Когда стало известно, что высокий представитель ЕС по внешнеполитическим вопросам Жозеп Боррель собирается посетить Москву, чтобы обсудить с российскими властями последствия репрессий против оппозиции и возможную реакцию стран ЕС, президент Польши Анджей Дуда посоветовал дипломату вначале приехать в украинскую столицу. Боррель не стал менять маршрут своего визита и тем не менее вчера, накануне решения по Навальному и своей поездки в Россию, созвонился с украинским министром иностранных дел.

После этого разговора в украинском МИДе заявили, что разговор дипломатов «отправляет четкий сигнал, что политика Украины и ЕС в отношении России скоординирована, а Киев и Брюссель разделяют общее видение стратегических подходов к РФ». Сам Боррель пообещал собеседнику, что доведет до российской стороны неизменную позицию ЕС о непризнании аннексии Крыма. И самое главное – когда Боррель и Кулеба обсуждали ситуацию в России, украинский министр предложил применить новый санкционный режим в области прав человека, который должен будет распространяться и на виновных в преследованиях украинских граждан в Крыму.

Пока, как видим, в Брюсселе с новыми санкциями не спешат, но многое будет зависеть от того, как будет развиваться ситуация в самой России в ближайшие недели и месяцы, какого уровня достигнут протесты и каким будет уровень жестокости власти по отношению к собственным гражданам. И если в Брюсселе действительно задумаются о новых санкциях против России, санкции, ранее введенные за оккупацию Крыма и войну на Донбассе, могут оказаться важной частью нового, более жесткого и действенного санкционного пакета. Собственно, это и есть то, чего может в сложившейся ситуации добиться Киев.

https://vot-tak.tv/novosti/03-02-2021-kiev-o-navalnom/
Krynica

В Украине закрыли вещание пророссийских телеканалов: три причины

Решение президента Украины Владимира Зеленского прекратить вещание трех телеканалов, считающихся собственностью депутата Верховной рады Виктора Медведчука, произвело в стране эффект настоящего политического взрыва.

Медведчук – бывший глава администрации президента Украины Леонида Кучмы и любимец президента России Владимира Путина: политики дружат семьями, Путин никогда не скрывал своих симпатий к украинскому политику и даже стал крестным отцом одной из его дочерей. В Кремле хотели бы, чтобы именно Медведчук стал президентом Украины, но не знают, как убедить в этом путинском желании украинский народ.

Телеканалы, чья деятельность теперь запрещена, фактически заменили в украинском телеэфире российские медиа и стали эффективным орудием пропаганды Москвы, а также партии Виктора Медведчука «Оппозиционная платформа – за жизнь», политической наследницы «Партии Регионов» бывшего президента Виктора Януковича. При этом сам Медведчук не является ни формальным лидером этой партии, ни владельцем «собственного» телевизионного холдинга. Для того, чтобы прекратить вещание телеканалов, Совету национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины потребовалось наложить санкции на другого депутата Верховной рады – Тараса Козака, считающегося номинальным собственником имущества Медведчука.

Хотя само решение Зеленского с политической, да и с правовой точки зрения выглядит неожиданным, бюрократическая подготовка к этому действию тянулась несколько лет. Еще 4 октября 2018 года, когда президентом страны был предшественник Зеленского Петр Порошенко, украинский парламент принял постановление с требованием наложить санкции на пророссийские пропагандистские каналы. В СНБО это решение приняли к рассмотрению, и, уже когда президентом был Владимир Зеленский, поручили Службе безопасности Украины (СБУ) проверить, насколько юридические лица, о которых говорится в постановлении парламента, подпадают под действие ограничительных мер, предусмотренных законом Украины «О санкциях». Хотя в этом законе говорится, прежде всего, об иностранных гражданах, допускается и применение санкций против лиц, причастных к террористической деятельности и финансированию терроризма. Примерно тогда же Тарас Козак был вызван в СБУ, где ему вручили уведомление о том, что он подозревается в причастности к финансированию терроризма.

Новое решение СНБО опирается именно на постановление Верховной рады и рекомендации СБУ. Однако о содержании самих рекомендаций, о выводах спецслужбы, общественности не сообщают – что, разумеется, вызывает вопросы относительно того, насколько запрет юридически обоснован, и о перспективах его отмены в судебных инстанциях. Однако это займет время, а сегодня, так или иначе, в эфире «телеканалов Медведчука» уже нет.

Теперь к политической части. Зачем Владимир Зеленский принял такое решение? Почему пошел на прямой конфликт с Медведчуком, с его партией и – опосредованно или даже непосредственно – с Россией? Для политического решения могло быть сразу несколько причин.

Первая – снижающийся рейтинг Зеленского. Причем снижение происходит как раз за счет «ядерного электората» президента на востоке страны – а именно с этой аудиторией работали телеканалы Медведчука, которые в последние месяцы развернули беспрецедентную атаку на власть с пророссийских и популистских позиций: утверждали, что Зеленский и с Путиным договориться не может, и простому народу коммунальные платежи повышает, и «националистов» боится. И вообще – оказался не тем, за кого себя выдавал.

Вторая причина – в том, что Зеленский хочет показать: он и только он может разговаривать с Владимиром Путиным. Между тем, Виктор Медведчук претендует на роль главного украинского переговорщика уже не первое десятилетие, в 2014 году Путин настоял на его присутствии в переговорном процессе по Донбассу, и даже не сам настоял, а через федерального канцлера Германии Ангелу Меркель, которая говорила об этом с президентом Петром Порошенко.

Зеленский из переговорного процесса Медведчука убрал, но и это не помешало Кремлю продолжать рассматривать его как свое доверенное лицо. Недавно власти так называемой «народной республики» Донбасса заявили, что готовы в одностороннем порядке освободить группу удерживаемых украинских граждан, но – при посредничестве Медведчука. А так как освобождение людей является важной темой для Зеленского, эта демонстрация его непричастности к происходящим процессам могла стать катализатором конфликта.

И, наконец, третья причина – желание украинской власти показать новой американской администрации, что она готова к активному противостоянию агрессору и его агентам в самой Украине. Несколько дней назад из фракции правящей партии «Слуга народа» был изгнан одиозный депутат Александр Дубинский, попавший под санкции США по подозрению во вмешательстве в американские выборы. А резонансный указ Зеленского о закрытии телеканалов был подписан через несколько часов после того, как состоялся первый официальный контакт с новой администрацией США: министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба побеседовал по телефону с госсекретарем Энтони Блинкеном.

https://detaly.co.il/v-ukraine-zakryli-veshhanie-prorossijskih-telekanalov-tri-prichiny/
Krynica

Крым особого режима

Решение российского руководства разработать законодательство об особом правовом режиме в аннексированном Россией Крыму – фактическое признание того факта, что и спустя почти семь лет после оккупации полуостров находится за правовыми границами России и оказывается токсичной территорией не только для иностранных инвесторов, но и для российского бизнеса.

Именно поэтому потенциальных инвесторов, похоже, теперь будут пытаться заманить в Крым «особыми административными районами», налоговыми льготами и прочими иллюзиями легкой прибыли. Но кому, кроме тех, кто хочет быстро ограбить полуостров, захочется соглашаться с присутствием в «особых районах» и подвергать себя опасности санкций, если любой «особый район» – это все равно Крым. Оккупированный Россией в 2014 году Крым.

Когда Россия в феврале-марте 2014 года захватила полуостров, я напоминал, что Крым всю историю своего существования был тесно связан с материком – и это география, которую нельзя изменить указом президента России или подменить Крымским мостом.

А с точки зрения международного права Крым – территория Украины и это тоже нельзя изменить указом Путина или ссылками на результаты фейкового референдума. И что же получается в результате? География властно напоминает о себе приближающейся экологической катастрофой, нехваткой воды, кризисом в сельском хозяйстве – потому что, уверен, никакой мост не заменит Крыму воду из Днепра.

И международное право тоже властно напоминает о себе – потому что никто не хочет связываться с оккупированной и незаконно аннексированной территорией! Прежде чем заманивать в «особые районы» российских бизнесменов, Кремль должен был бы объяснить, почему на полуострове вы днем с огнем не отыщете российских государственных компаний – ни Российских железных дорог, ни «Почты России», ни Сбербанка России – ну никого, практически никого! И если Крым и в самом деле «субъект федерации», то, может быть, вы из интереса назовете нам еще один какой-нибудь такой субъект, где нет ни «Почты России», ни Сбербанка. Как это, нет больше такого субъекта? (Ответ-то мы знаем – угроза западных санкций, которые, как видим – работают).

И если Крым – это «дутый субъект» Российской Федерации, то никакое переименование его административных единиц в «особые административные районы» реальности не изменит – ни политической, ни экономической, ни правовой. Оккупация она и есть оккупация, как там ее не называй.

https://ru.krymr.com/a/vitaliy-portnikov-krym-osobiy-pravovoy-rezhim/31083912.html