June 18th, 2020

Krynica

Оккупация, которой не было. Балтия, Афганистан, Крым

Решится ли российская Государственная Дума на принятие закона, который признает недействительным постановление Съезда народных депутатов СССР об осуждении подписания пакта Молотова-Риббентропа и секретных протоколов к этому документу? Если примет, думаю, ничего неожиданного в этом не будет. В России уже не раз на самом высоком уровне – в том числе и в заявлениях внешнеполитического ведомства этой страны давалась высокая оценка союза Сталина и Гитлера, а сам пакт – в полном соответствии с вымыслами советской пропаганды – объявлялся необходимым для страны и очень полезным решением.

В сентябре 2019 года именно такая оценка пакта была дана в заявлении российского МИДа, которое появилось как раз в годовщину совместного парада советских и нацистских войск в оккупированном Бресте, как раз после уничтожения агрессорами Польши. Ну а что касается совместных протоколов, которые разделяли Европу между двумя диктаторами-убийцами, то их существование советские руководители благополучно отрицали и скрывали вплоть до горбачевской перестройки. Почему бы и сейчас не сделать вид, что их никогда не существовало?

Вопрос «реабилитации» пакта особенно интересен в эти июньские дни, когда отмечается 80-я годовщина оккупации советскими войсками стран Балтии. Той самой оккупации, факт которой был фактически констатирован при признании восстановления государственности Латвии, Литвы и Эстонии соответствующим решением Государственного Совета СССР в 1991 году и той самой оккупации, факт которой отрицает российское руководство.

Именно в июньские дни 1940 года буквально за несколько дней советские войска взяли под свой контроль государственные учреждения и всю инфраструктуру балтийских стран, заменили там власть и уже через несколько месяцев марионеточные «парламенты» этих государств, к выборам в которые были допущены только коммунисты и их союзники, попросились в Советский Союз. «Добровольно».

Сегодня, конечно, всерьез говорить о «добровольности» такого присоединения не решится, думаю, ни один человек, который хотя бы приблизительно знает советскую историю, понимает, как вообще в Советском Союзе все это делалось. Но есть и другой аргумент, куда более важный для современных ревнителей «победобесия» – присоединение балтийских стран было важно со стратегической точки зрения, чтобы «отодвинуть» границу. Словом, если бы не мы – там был бы Гитлер.

И вот в этом, уверен, как раз состоит самая главная ложь, которая потом будет применяться и в период оккупации Афганистана, и при аннексии Крыма. Все дело в том – и об этом мало кто помнит сегодня – что на момент оккупации Латвии, Литвы и Эстонии на территории этих стран уже находились внушительные военные контингенты Советского Союза, появившиеся там после ультиматума из Кремля. И эти контингенты превышали по численности армии балтийских стран.

А вот Гитлер, напротив, эвакуировал из Балтии всех местных немцев, потому что знал о грядущей советской оккупации. В июне 1941 года рейхсвер без особых проблем оккупирует и Латвию, и Литву, и Эстонию. Никакого стратегического преимущества от нахождения на территории этих стран Красная Армия не получит.

Но от этого советская пропаганда не изменится. Когда готовилась оккупация Афганистана, в Москве опять заговорят похожим языком: если бы не мы, туда пришли бы американцы. Но в 1979 году в Кабуле был дружественный Советскому Союзу режим и именно он просил о военной помощи. Только не против американцев, а против собственного народа.

Когда будет приниматься решение об аннексии Крыма, тоже, напомню, вновь вспомнят об американцах. И вновь эта версия не будет выдерживать никакой критики по одной простой причине. В Крыму – как и в балтийских странах в 1940 году – уже была на момент оккупации российская военная база. И никаких юридических возможностей от нее избавиться у Украины после Харьковских соглашений не было. Какие американцы?

Есть пропаганда и есть история. И можно, конечно, принимать любые постановления Государственной Думы, но вот только правды о том, что происходило с советскими и российскими вторжениями в соседние страны это не изменит.

https://ru.krymr.com/a/vytaliy-portnikov-okkupacia-kotoroy-ne-bylo/30677222.html
Krynica

Політичні репресії - шлях до загибелі України

Не потрібно себе обманювати і вмовляти себе, що репресії режиму Володимира Зеленського проти його попередника Петра Порошенка чимось відрізняються від репресій режиму Володимира Путіна проти Михайла Ходорковського або репресій режиму Віктора Януковича проти Юлії Тимошенко
Ні, у цих репресій одна і та ж природа. Так молодий авторитаризм намагається затвердити себе, щоб посіяти страх у країні і отримати повний контроль над самим її існуванням і над її фінансовими потоками. Приводи для репресій у авторитарних режимів теж ніколи не відрізняються: і Ходорковського, і Тимошенко, і Порошенка звинувачують в корупції, але не знаходять ніяких реальних можливостей для такого звинувачення і фактично намагаються влаштувати судилище у зв'язку з діями, пов'язаними з виконанням службових обов'язків. І "групи підтримки" у таких дій завжди одні й ті ж - олігархи. У Путіна це був Роман Абрамович, який хотів позбутися конкурента й помститися йому за невдале об’єднання компаній. У Януковича - Дмитро Фірташ, який хотів помститися Тимошенко за те, що "РосУкрЕнерго" відтягли від газового пирога. У Зеленського - Ігор Коломойський, який мститься за націоналізацію "Привату". Все сходиться.

Не сходиться тільки електорат. У Путіна це була знаменита агресивно-слухняна більшість, яка раділа розправі над багатіями відомої національності, бачила в цьому ознаку вставання Росії з колін і була готовою брати участь у путінських війнах і авантюрах для того, щоб вставання було більш успішним. І у Путіна були нафтодолари для цієї більшості, він покращив її життя. І зараз може триматися хоча б за рахунок спогадів про це поліпшення і надій, що правитель зможе його повторити.

Електорат Януковича - це пасивно-слухняна більшість, у першу чергу працівники олігархічних підприємств сходу і півдня країни, які вважали, що їхній герой може робити все, що йому заманеться - аби їм краще жилося. І, дійсно, з початком правління Януковича, як і з початком правління Путіна, був пов'язаний об'єктивний вихід з економічної кризи.

А електорат Зеленського - це аморально-байдужа більшість. Тому що тільки відсутністю моральних установок і байдужістю до майбутнього країни, свого майбутнього і майбутнього своїх дітей можна пояснити голосування за випадкову людину, яка ніколи не займалася політичною діяльністю і управлінням. Голосування, продиктоване олігархічними телеканалами, власним невіглаством, інфантильною вірою в диво.

Але цю більшість важко назвати слухняною. Вона є різною, однак схильною до непокори. І для того, щоб нею управляти, для того, щоб отримати від неї патент на довгострокове розграбування України, її потрібно нагодувати. І на гребені поліпшення життя людей займатися політичними розправами.

А правління Зеленського почалося з падіння темпів зростання української економіки і наближається до епохи тотальної бідності. Ми зараз доживаємо в буквальному сенсі слова останні тижні навіть не благополуччя, а ілюзорних надій на те, що не буде гірше. Буде. Ще як буде.

І займатися саме у цей, такий небезпечний для країни момент, не пошуком шляхів для її спасіння, не домовленостями про національну єдність, а політичними репресіями - це суще безумство. Це власне політичне самогубство, це знищення держави, це скочування воюючої країни до анархії і дестабілізації.

Навіть Путін і Янукович у аналогічній ситуації не дозволили б собі такого.

https://espreso.tv/article/2020/06/18/vitaliy_portnykov_politychni_represiyi_shlyakh_do_zagybeli_ukrayiny
Krynica

Ежась в тумане

В Кремле даже и не подумали скрывать от общественности, как теперь можно попасть в резиденцию президента Российской Федерации. Теста на коронавирус недостаточно. Теперь нужно пройти через "мелкодисперсный водный туман" - проще говоря, принять душ из антисептика. И это только на входе в новоогаревскую резиденцию правителя. Я даже не хочу предполагать, что происходит со счастливцами, которые получают возможность встретиться с Владимиром Путиным непосредственно. Коронанепробиваемый экран? Ванна? Постоянное нахождение в тумане во время аудиенции? Мало ли что могут предложить для спасения высочайшего спокойствия пензенские умельцы.

Ничего более аморального в мировой истории, похоже, еще не было. Да, конечно, во времена эпидемий монархи укрывались в своих дворцах от чумы, но они не требовали в то же самое время устраивать парады счастливых подданных. Да, конечно, после взрыва на Чернобыльской АЭС коммунистическая власть устроила первомайскую демонстрацию, однако Владимир Щербицкий и другие руководители cоветской Украины сами находились на праздничной трибуне и подвергались той же опасности, что и остальные участники шествия. А тут!

А тут глава государства спрятался в своей резиденции, ограничил общение с людьми, редкие протокольные церемонии проводит в полном одиночестве, а посетителям предлагает пройти через дождь из антисептиков, заботливо называемый "мелкодисперсным туманом".

И в то же самое время этот человек, живущий в страхе, изоляции и тумане, требует от своих подданных участия в удовлетворяющем исключительно его мелкое самолюбие параде и в продлевающем его бесконечное пребывание в тумане плебисците! Требует, хотя прекрасно понимает, что многие участники и этого парада, и этого плебисцита обязательно подхватят опасную инфекцию, тяжело переболеют, могут остаться инвалидами и даже умереть. Если это не так, то зачем ему самому антисептический дождь?

Но, с другой стороны, Путин может торжествовать: по уровню равнодушия, по уровню отношения к соотечественникам как к расходному материалу, по уровню презрения к их жизням он уже приближается к Иосифу Сталину и сталинскому кумиру Ивану Грозному. И если он войдет в российскую историю, то не отобранным Крымом, не разбомбленной Чечней, не уничтоженной Сирией и не разгоняемыми митингами оппозиции.

Нет, в конечном счете его запомнят именно благодаря этому страху и этому антисептическому дождю. Потому что исторический рейтинг таких правителей, как он, Сталин или Иван Грозный, - это вовсе не рейтинг побед и поражений, казней и битв.

Это как раз рейтинг равнодушия к человеческим жизням.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.279291.html
Krynica

Какой будет Россия после референдума Владимира Путина

Речь идет о выживании диктатора, который элементарно боится за свою безопасность в случае потери даже части полномочий, который сознательно разрушил все клановые балансы — последней каплей стала замена премьера.

Какой будет Россия после путинского обнуления? Станет ли российский президент править ею до бесконечности или же в какой-то момент передаст власть соратникам? Изменится ли сама страна и ее отношение к внешнему миру? Эти вопросы стоит задавать себе накануне конституционного референдума, который Путин решился провести, даже игнорируя смертельную опасность для многих своих соотечественников, обреченных уже спустя несколько недель превратиться в жертв коронавируса. Но если Путин не боится этих мертвых душ, значит, он крайне заинтересован в легитимации своей почти монаршей власти. Почему?

После второго срока Путина все было иначе. Несмотря на то, что у российского президента были все возможности сохранить власть путем все тех же изменений в Конституцию, он постоянно уверял, что такие изменения неприемлемы , что он ни в коем случае не пойдет на нарушение закона. В результате был избран вариант местоблюстителя, новым президентом стал будущий глава правительства Дмитрий Медведев, а Путин переместился в кресло премьера и стал готовиться к возвращению в Кремль. Почему же сейчас нельзя было пойти таким же путем? Почему Путин не захотел вновь стать формальным главой правительства или председателем какого-нибудь Госсовета и дождаться окончания срока полномочий местоблюстителя своего престола?

Ответить на этот вопрос не так уж сложно. Во-первых, после своего второго срока Путин еще не был таким очевидным диктатором России, как сегодня. Он вынужден был считаться с клановыми интересами, которые тогда касались не только систематического разворовывания страны, а и политики тоже. Именно поэтому путинским преемником стал продюсируемый семейством Бориса Ельцина Дмитрий Медведев, а не избранник самого Путина Сергей Иванов, которому уже успели неформально “поклясться” силовики. Но, с другой стороны, даже при всей своей тогдашней слабости, Путин мог рассчитывать на баланс интересов – проще говоря, он не сомневался, что все договоренности будут соблюдены, с поста премьера его никто не снимет и по окончании срока полномочий Медведева он, если захочет, вернется в Кремль.

Сейчас ситуация совершенно иная. Речь идет о выживании диктатора, который элементарно боится за свою безопасность в случае потери даже части полномочий, который сознательно разрушил все клановые балансы – последней каплей стала замена премьера – не способный больше доверять никаким гарантиям и обещаниям.
Путинское государство после аннексии Крыма значительно отличается от путинского государства после разгрома ЮКОСа, по большому счету – это две разные страны, хоть и обе – мрачные и бесперспективные, вырождающиеся. Но в государстве разгрома ЮКОСа Путин – как и все россияне – мог чувствовать себя увереннее и представлял себе перспективы. В государстве после аннексии Крыма не уверенно ни чувствует себя никто – ни Путин, ни его подданные. Поэтому правитель то и дело гонит россиян на убой – то на Донбасс, то в Сирию, то на парад, то на референдум.

В 1999 году, отмечая 100 дней премьерства Владимира Путина — тогда уже несомненного для меня ельцинского преемника— я отмечал, что построенный им режим будет похож на позднефранкистскую Испанию, а сам Путин станет российским каудильо. Приведу небольшую цитату:

“Это будет государство, в котором власть опирается вовсе не на энтузиазм активной части общества, как Ельцин в начале 90-х. А на спецслужбы и армейскую верхушку, на людей, которые и без того играли важнейшую роль в процессах последнего десятилетия, но, устав от революционной неопределенности, решили подменить ее реставрационной стабильностью. В этом государстве будут сплоченные элиты — и политическая, и экономическая. Оппозиция будет приветствовать принципиальные решения властей, критикуя лишь их отдельные детали либо методы, которыми будут проводиться в жизнь эти решения. Права собственников будут обеспечены отказом государства от возможного пересмотра итогов приватизации и ведущей ролью властей и близких к ним бизнесменов в экономических процессах. У региональной власти федеральная возьмет ровно столько полномочий, сколько ей будет необходимо. Сепаратизм на какое-то время станет историческим явлением. В этом государстве не будет свободы слова. Внешне все сохранится — негосударственные издания и телеканалы, свободный доступ в Интернет… Но выступления президента все будут комментировать почти одинаково, даже в интернетовских изданиях.

Большинству населения все это будет неважно. Большинство будет уверено, что строит сильную Россию, готовую покончить с терроризмом, коррупцией и экономическим кризисом. О перестроечной демократии будут вспоминать как о времени сплошных разочарований”.

К такому прогнозу многие мои читатели отнеслись тогда недоверчиво, решив, что я совершенно зря приписываю молодому энергичному Путину черты дряхлеющего Франко, а стабильно развивающейся России — облик позднефранкистской Испании. Однако в целом я не ошибся: именно такое государство, “новое государство”, было Путиным и построено. Хотя действительно, в одном мои критики были правы – это была не Испания начала 70-х, а Испания 50-60 годов прошлого века, развивавшаяся при относительном элитном консенсусе и поддержке, равнодушии или вынужденном согласии большинства населения с франкистским экспериментом. Многим после ужасов Гражданской войны 30-х и предшествующего войне периода перманентной нестабильности и это казалось благом.

Однако сейчас, вот именно сейчас мы приходим к позднефранкистской Испании. Каудильо стареет на глазах и теряет энергетику — достаточно проследить за его поведением во время разгара эпидемии коронавируса, за этим прозябанием в бункере и одиночеством на протокольных церемониях. Диктатор сегодня думает только о себе, о своей собственной безопасности, о своем собственном выживании. Именно поэтому он сделает все возможное, чтобы умереть президентом Российской Федерации. И чтобы сохранить в неприкосновенности свое посткрымское государство. Потому что другого государства у Владимира Путина уже не будет. Кроме Крыма, победобесия и прочей шовинистической трескотни Путину нечего предложить россиянам — как и любой случайный человек у власти, Путин умеет управлять страной только во времена шальных денег. Кризисный менеджер из него никакой.

Что это означает для нас? Понятно, что ни о каком возвращении Крыма, ни о каком уходе россиян с Донбасса, ни о каком прекращении войны не нужно даже мечтать. Этого просто не будет. Надеяться нужно на то, что испаряющаяся энергетика и экономический крах России, который был бы очень кстати, удержат Владимира Путина от большой войны после его переизбрания на пятый срок.

Потому что как он будет рассуждать после этого переизбрания? Что ему придется остаться в истории просто президентом, который присоединил какой-то несчастный Крым? А как же Киев, Одесса, Харьков, Минск, Витебск? Неужели над этими городами и после его смерти будут развиваться не российские, а чужие флаги? Неужели русские люди в этих старинных российских городах так и будут угодливо кланяться американским послам? Да не бывать этому!

И ему, конечно же, очень будет хотеться обрушить всю мощь своей политической машины и армии для отвоевывания этих давних русских земель. Мы можем только надеяться, что он будет осторожен, что экономика ему не позволит, что болезни помешают. Но, пока Путин жив и в Кремле, мы должны помнить: российские танки в Харькове, российские корабли в Одессе и российские бомбардировщики над Киевом —это не чья-то сумеречная фантазия, а наше возможное будущее, к которому просто нужно быть готовым. Готовым к годам, может к десятилетиям конфронтации. К дестабилизации, диверсиям, войнам, новым беженцам. Все это вполне может быть. Потому что понятно, какой будет Россия при стареющем Путине. Она будет деградирующей. Она будет гниющей. Она будет агрессивной. От нее в буквальном смысле слова будет исходить зло. И все — ради того, чтобы правитель спокойно умер в одной из своих бесчисленных резиденций и был торжественно похоронен потрясенной свитой.

Будущее такой России и предсказывать неинтересно. Скучная, темная страна, в которой время остановилось, а люди выродились.

Гораздо интереснее, какой будет Россия после Путина. Потому что понятно, что сохранять путинскую Россию без Путина никому, даже его ближайшим соратникам окажется невозможно и невыгодно. Процесс российского государственного строительства после Путина будет напоминать процесс советского государственного строительства после Сталина. Нет, не перестройка — до нее будет еще далеко. Оттепель.

И вот тут для нас возникает окно возможностей — разумеется, в том случае, если в самой Украине на момент этой оттепели будет адекватная власть, а не очередная клоунада с пропеллером. Потому что оттепель – это когда нормализуются отношения с Западом и с соседями. Не то чтобы признают, что мы в чем-то были правы, а просто отметят, что нужно возвращаться к конструктивному диалогу. С Донбасса — там к тому времени почти не останется населения — с облегчением уйдут. От Крыма не откажутся, но создадут комиссию по обсуждению проблемы и, кстати, назовут именем Мустафы Джемилева одну из центральных улиц — нет-нет, не Симферополя— Москвы. Не будут противиться нашему вступлению в ЕС и не будут мешать нашему вступлению в НАТО, хотя и бойкотируют саммит, на котором будет принято решение о расширении альянса.

Словом, после Путина у нас будет 5-10 лет для того, чтобы решить основные проблемы двусторонних отношений и отгородиться от России хотя бы виртуальной стеной безопасности в виде НАТО и Евросоюза. Но если мы опять начнем кричать, что теперь там демократия, а у нас не совсем, что мы опять братья и сестры и зачем нам на Запад, когда на Востоке такие перемены — ну что ж, тогда мы опять без штанов и с саблей дождемся следующего Путина, мечтающего о российских флагах над российским Киевом. И все начнется по новой.

Но тут уж украинцам точно никто не будет виноват, кроме их самих. Даже Путина не обвинишь.

https://bykvu.com/ru/mysli/kakoi-budet-rossyia-posle-referenduma-vladymyra-putyna/