May 14th, 2020

Krynica

Закон желания. Виталий Портников - о мести, которая не свершилась

Украинский парламент после нескольких недель изнурительной борьбы принял так называемый "банковский закон", который делает невозможным возвращение ранее национализированных банков их бывшим владельцам. А если уж быть конкретным – делает невозможным возвращение Приват-банка, системообразующего банка страны, украинскому олигарху Игорю Коломойскому, одному из творцов победы Владимира Зеленского на выборах президента страны.

Закон, по своей сути, результат не украинской законодательной инициативы, а настоятельного требования Международного валютного фонда, представители которого не скрывали: без его принятия страна не получит необходимой помощи и не сможет рассчитаться с долгами. Закон обсуждали уже после того, как обещанная Украине сумма была вписана в её бюджет на текущий год. Без этих денег стране и до эпидемии коронавируса и карантина грозил бы дефолт и экономический крах, а уж после карантина и подавно.

Тем не менее Зеленскому не удалось обеспечить большинства голосов собственной фракции в Верховной раде для принятия закона в первом чтении. На выручку главе государства пришли оппозиционеры из "Европейской солидарности" его предшественника Петра Порошенко и партии "Голос" Святослава Вакарчука. Уже после того, как "банковский закон" стали готовить ко второму чтению, лоббисты интересов Коломойского развернули яростную активность, чтобы не допустить его принятия, подготовили (ни больше ни меньше) 16 тысяч поправок, обсуждение которых могло бы затянуть дискуссию на несколько месяцев. Парламенту пришлось спешно принимать изменения в регламенте, которые помогли избавиться от "поправочного спама", потом преодолевать сопротивление противников этих изменений и, наконец, голосовать за окончательный вариант законопроекта.

На все это ушло несколько недель – и это во время карантина, во время катастрофической нехватки ресурсов! За эти недели кончилось терпение и у МВФ. Фонд отказался продолжать переговоры о долгосрочном кредите и согласился предоставить лишь краткосрочный кредит, разбитый на отдельные транши, причём решения о предоставлении каждой новой порции помощи будут приниматься отдельно – очевидно, из опасения, что у украинской власти может появиться искушение "внести" Коломойского в Приват-банк через черный ход. Лучшей – а вернее, худшей – демонстрации недоверия и не придумаешь.

Но и теперь, когда условия МВФ исполнены и финансовая помощь, пускай и кратковременная, Украине обеспечена, Зеленскому рано отдыхать. "Банковский закон" был законом его желания не оказаться на финансовой мели. Но одновременно принятие этого документа может значительно ухудшить отношения Зеленского с человеком, которому он во многом обязан своей актёрской и политической карьерой. На первый взгляд, Коломойский не должен идти на открытый конфликт с президентом хотя бы потому, что победа Зеленского значительно увеличила его влияние и в украинской политике, и в украинском бизнесе, сделала национальным олигархом №1. Вспомним: в последние годы правления Порошенко Коломойский даже не пытался вернуться в страну из израильской эмиграции, теряя политический вес на родине.

С другой стороны, он ввязался в украинскую предвыборную кампанию 2019 года прежде всего потому, что был глубоко оскорблен национализацией Приват-банка. Причём и Порошенко, политическим союзником которого Коломойский был на выборах 2014 года, пошел на эту приватизацию не от хорошей жизни, а по требованию все тех же международных институций, считавших, что лишившийся реальных денег банк может в случае своего краха обрушить финансовую систему страны.

Однако Коломойский явно не из тех людей, кто считает, что нужно думать о каких-то требованиях МВФ и какой-то украинской стабильности, если речь идет о его интересах. Он был буквально одержим идеей наказания Порошенко – и именно эта идея, а вовсе не желание Зеленского порулить страной, была основным мотивом, который побудил его стать участником и победителем президентской кампании 2019 года. Коломойский при этом публично ратовал за поражение Порошенко и за дефолт одновременно, он прекрасно понимал, к каким катастрофическим последствиям должно было бы привести возвращение ему Приват-банка. Но его эти последствия не пугали. Новый президент Украины просто должен был вернуть ему банк. Просто должен был отомстить за его поруганную честь и за испорченную репутацию.

Зеленский банк не вернул, месть не свершилась. Теперь нам предстоит узнать, смирится ли с этим Коломойский в надежде компенсировать неожиданное поражение доходами в других отраслях украинской экономики или же отношениям бывшего комика с эксцентричным олигархом суждено повторить уже завершенный сценарий отношений бывшего чекиста с другим эксцентричным олигархом недавнего прошлого, Борисом Березовским.

https://www.svoboda.org/a/30611347.html
Krynica

Политик «нового типа»

Когда Наталья Поклонская только появилась на том, что можно назвать политической сценой аннексированного Крыма, ее карьеру связывали исключительно с высоким покровительством, связью с крымским «главой республики» Сергеем Аксеновым. И можно было предположить, что о новом крымском «прокуроре» через несколько месяцев благополучно забудут, как и о других представителях аксеновского окружения. В конце концов, какое имеет значение, кого российские власти наименовали «прокурором Крыма».

Но Наталье Поклонской удалось изменить мнение о себе именно потому, что она оказалась политиком нового типа. Такой человек нашел бы себе место отнюдь не только в современной России. Думаю, Поклонская была бы интересна в любой стране, где население готово голосовать за проходимцев и популистов. В этом смысле можно сказать, что Россия даже ограничивает возможности Поклонской, оставляет ее в маргинальных рамках. А в стране с более развитой демократией Поклонская давно уже была бы министром или, возможно, даже главой президентской администрации.

И дело вовсе не в ее мнимой привлекательности. Поклонская – ходячий скандал, ходячий эпатаж. Похоже, она поняла, что можно браться за самые отвратительные поручения власти. Что можно не бояться быть смешной. Что можно не бояться нарваться на оскорбления, не бояться быть разоблаченной во лжи. Главное – быть в центре внимания.

Именно поэтому о большинстве депутатов Государственной Думы России вспоминают, когда они отправляются на какую-нибудь сессию ПАСЕ, арестовываются за коррупцию или заболевают. А о Поклонской говорят постоянно. Запрет Меджлиса крымскотатарского народа? Поклонская! Защита чести и достоинства «государя императора»? Поклонская! Борьба с Матильдой Кшесинской? Поклонская! Расследование «преступлений Майдана»? Поклонская! Теперь вот интервью Гордону, как по мне, пустое и бессмысленное, как и ее деяния – но все о ней опять говорят. И сколько бы я ни разоблачал эту технологию скандала, я и сам являюсь ее заложником – за эти годы я точно написал о Поклонской больше, чем о любом другом из ее коллег по нижней палате российского парламента. Хотя и понимаю, что от спикера Госдумы Вячеслава Володина зависит больше, чем от сотни Поклонских. Но Володин крайне редко дает повод для комментирования своих публичных действий. А Поклонская создает такие поводы постоянно.

И понятно, что это не ее личные изобретения – ну не сама же она додумалась до запрета Меджлиса. Да и беседа с Гордоном вряд ли была ее личной инициативой. Все дело в том, что это не скандал – технология Поклонской.

Уверен, сама Поклонская – это технология. И именно поэтому она политик нового типа. Когда для безликих, никому не известных людей создается целый алгоритм действий, который позволяет им с помощью нехитрых, но ярких поступков оставаться на виду и содействовать деградации общественного мнения, приучать людей к тому, что ложь, истерика, безграмотность – это теперь политическая норма. И, конечно, к таким проектам есть свои требования, которые успешно применяются создателями алгоритма из российских спецслужб. «Новое лицо» Поклонская не была в политике, она была лишь рядовым сотрудником прокуратуры, ее карьера непосредственно связана с захватом Крыма. И поэтому она не просто «новое лицо», но и «человек из народа». Ну и тут уже, конечно, должна проявляться принципиальность такого «народного героя», который не будет мириться с несправедливостью – будь то несправедливость «бесов» на украинском Майдане или «бесов», которые пытаются очернить светлый образ последнего российского монарха. И, конечно, внешняя привлекательность – куда ж без нее! Бывает даже, что для исполнения роли «нового лица» вообще нанимают профессиональных актеров – чтобы не рисковать.

Но и Поклонская пока что неплохо справляется, раз мы о ней так часто говорим.

https://ru.krymr.com/a/vitalij-portnikov-politik-novogo-tipa/30610135.html
Krynica

Эффект сребреника

Молдавский президент Игорь Додон, один из главных союзников Кремля на постсоветском пространстве, неожиданно для себя и для своих российских покровителей оказался на пороге потери той огромной власти, которую он, вопреки конституционным нормам, получил после краха режима олигарха Влада Плахотнюка и в особенности после выхода промосковской партии социалистов из коалиции с проевропейскими политическими силами.

Правительство, которое Додон создал в союзе с бывшими соратниками Плахотнюка, на грани отставки. Не сможет Молдова и получить экономическую помощь от Москвы, которая должна была стать главным козырем Додона на предстоящих президентских выборах. Правомерность получения этой помощи была поставлена под сомнение молдавским Конституционным судом. Собственно, именно решение Конституционного суда в свое время помогло Додону стать президентом - когда суд возвратил общенародные выборы главы государства. И тот же суд пытался заблокировать создание коалиции пророссийских и проевропейских сил. После краха режима Плахотнюка новые коалиционные партнеры добились отставки старого состава судей и создали новый, независимый Конституционный суд. И вот теперь оказалось, что судьи восприняли свою независимость в буквальном смысле слова. Что они и в самом деле независимы от Додона. И от Путина заодно.

Но дело, конечно же, не только в самом суде. В Кремле никак не могут понять, что на постсоветском пространстве давно уже прочерчены "красные линии", переход через которые означает потерю суверенитета. Одна из таких линий - российские сребреники. Все прекрасно понимают: Путин дает деньги не для того чтобы помочь, а для того чтобы подчинить. Российский рубль - такое же оружие Кремля, как российский газ или российский танк. Танк уже стоит неподалеку от Кишинева, в приднестровских Бендерах или Тирасполе. Газ давно уже используется для усиления российского влияния в небольшой стране, от которой Москва к тому же отхватила часть территории. Остался рубль. И тут уже молдавским элитам пришлось объединяться против своего слишком ретивого президента, вознамерившегося стать российским губернатором. Рубль - это была последняя капля.

Стоит вспомнить, что такой же оглушительный эффект получение российского кредита имело для предшественника молдавского президента в нелегком деле обслуживания кремлевских интересов - четвертого президента Украины Виктора Януковича. Именно после того как Янукович, уже отказавшись от подписания соглашения об ассоциации с ЕС, договорился с Путиным о помощи, он утратил ту поддержку, которую еще имел в политических и предпринимательских кругах, и заставил олигархов примириться с неизбежностью победы Майдана. Потому что губернатор не нужен никому - ни сторонникам цивилизованного пути развития своих стран, ни тем, кто уверен, что "Техас должны грабить техасцы", ни даже тем, кто хочет хороших отношений с Россией, но не превращения своей страны в российский бантустан.

Губернатор нужен только Путину.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278905.html