February 3rd, 2020

Krynica

Эрдоган приехал в Киев вовремя

Визит турецкого президента в украинскую столицу был спланирован достаточно давно. Тогда было трудно предвидеть что он совпадет с гибелью военных в Идлибе и очередным обострением российско-турецких отношений.

С конспирологической точки зрения Реджеп Тайип Эрдоган приехал в Киев очень вовремя. Турецкие военные убиты (Минобороны Турции сообщило, что четверо турецких военных погибли и девять получили ранения при столкновениях с сирийской правительственной армией в Идлибе – прим. Belsat.eu), турецкий президент делает жесткие заявления по этому поводу, есть риск нового столкновения российских и турецких интересов в Сирии. Россия при этом обвиняет в гибели военнослужащих Анкару, утверждая, что удар по ним произошел потому, что турецкая сторона не информировала российскую о передвижениях по территории.

Эрдоган оказывается перед непростым выбором – уйти из Идлиба, продемонстрировав неспособность конкурировать с Владимиром Путиным в Сирии или остаться, но решиться на реальную конфронтацию.

И ровно в этот момент турецкий лидер проводит переговоры с Владимиром Зеленским, приветствует украинских воинов словами «Слава Украине!» (не самое любимое словосочетание в Москве), говорит о том, что Турция никогда не согласится с аннексией Крыма и будет поддерживать права крымских татар. Накануне запланированного Меджлисом крымских татар марша на Крым эти слова выглядят – по крайней мере с московской точки зрения – откровенно провокационными.

И все это – никакое, конечно, не совпадение. В том смысле, что сами отношения с Украиной – не совпадение для Эрдогана.

После событий 2014 года связи с Киевом для турецкого президента имеют особое значение именно потому, что он демонстрирует Кремлю свою внешнеполитическую самостоятельность и способность повлиять на российские позиции там, где у Москвы не меньшие, а пожалуй, и большие интересы, чем на Ближнем Востоке.

Такую тактику Эрдогана вполне можно сравнить с тактикой Александра Лукашенко. Ведь белорусский президент всегда использовал свои отношения с Киевом (и Тбилиси) как доказательство своей способности проводить самостоятельную внешнюю политику на постсоветском пространстве. Лукашенко не отказался от этой тактики ни после войны России и Грузии, когда предоставлял белорусский телеэфир Михаилу Саакашвили, ни после Майдана 2014 года, когда он первым из постсоветских лидеров принимал исполняющего обязанности президента Украины Александра Турчинова.

То, что Лукашенко дождался в Минске вначале советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, а затем и госсекретаря США Майка Помпео – тоже в определенной степени результат его способности демонстрировать пусть условную, пусть ограниченную, но самостоятельность.

У Эрдогана здесь куда больше возможностей для маневра. Турецкий президент не зависит от Путина, он вынужден лишь учитывать интересы российского лидера, который решил стать вершителем ближневосточных судеб. Именно поэтому Эрдоган никогда не будет забывать ни о своих отношениях с Украиной, ни об аннексии Крыма. Он будет активизировать свои контакты с Киевом и помогать Украине – от экономической сферы до военной – всякий раз, когда Путин захочет выбить его из Сирии. В этом смысле российско-украинский конфликт для Эрдогана – важная часть ближневосточной политической игры, рычаг давления на Москву, от которого он не откажется.

https://belsat.eu/ru/news/erdogan-priehal-v-kiev-vovremya/
Krynica

Что привез Помпео?

Турне госсекретаря США Майка Помпео по нескольким бывшим советским республикам вряд ли следует считать рядовым протокольным визитом. Он посещает их одновременно впервые за долгое время. Важно понять, чем обусловлен такой интерес Вашингтона. И такой интерес к Вашингтону.

С поездкой в Киев все более, чем логично. После нападения России в 2014 году, аннексии Крыма и начала «гибридной» войны на Донбассе Украина – возможно даже неожиданно для самой себя – оказалась в числе главных союзников Соединенных Штатов. Учитывая известную европейскую «осторожность», - ставшая притчей во языцех в ближневосточном конфликте, эта «осторожность» в полной мере проявляется и в российско-украинском – Киеву приходится надеяться прежде всего на готовность Белого дома умерить экспансионистские аппетиты Кремля. И скандал вокруг американской военной помощи Украине, который разросся до импичмента президенту Дональду Трампу, это в очередной раз продемонстрировал.

Однако другие бывшие советские республики, которые посещает Помпео, очевидными союзниками Вашингтона не назовешь. Скорее – союзниками Москвы. Тем не менее, и эти страны сегодня ищут защиты.

В Минске и госсекретарь США, и белорусский президент Александр Лукашенко говорили о важности сохранить независимость и суверенитет Беларуси. Не будем тешить себя иллюзиями: в Кремле хотели бы избавить от тягот суверенитета все бывшие союзные республики, «вернуть» их в некий новый Советский Союз под властью стремительно дряхлеющего Путина. Просто Беларусь – самая легкая добыча: как из-за экономической зависимости от российских энергоресурсов, так и из-за существования нелепого проекта союзного государства, которому Москва пытается придать реальное содержание. Поэтому Лукашенко сегодня нуждается в защите, хотя бы самой минимальной.

А в Казахстане Помпео говорил уже не столько о независимости, сколько о проблемах с Китаем. Он знает о главной головной боли казахстанской элиты и общества: их страна превратилась в буфер между Россией и Китаем. Со все возрастающим китайским влиянием, так как и сама Россия значительно уступает Китаю в экономической мощи. Если казахстанской элите и нужна поддержка Вашингтона, то в первую очередь для противодействия этому усиливающемуся влиянию. В этом интересы США и Казахстана возрастают.

Тогда как в Ташкенте с госсекретарем можно обсуждать проблемы защиты Узбекистана от потенциальной дестабилизации в регионе. В свое время госсекретарь Мадлен Олбрайт советовала тогдашнему президенту Узбекистана Исламу Каримову рассчитывать на поддержку Москвы в случае усиления религиозного радикализма. Новый президент этой страны Шавкат Мирзиёев знает, что Россия вряд ли ему поможет, если ситуация ухудшится - но и править Узбекистаном, как военным лагерем, по примеру предшественника, уже не может.

Как это ни парадоксально звучит, но даже сейчас, в эпоху относительного американского изоляционизма, Белый дом остается куда более эффективным и желанным защитником от глобальных вызовов, чем Кремль. В том числе, защитником от самой России, ведь и ее режим тоже - часть глобального вызова стабильности на постсоветском пространстве. Да и не только здесь.

Поездка Майка Помпео в очередной раз это продемонстрировала.

https://detaly.co.il/zachem-im-majk-pompeo/
Krynica

Кремлю потрібна вигідна історія

Російські чиновники і пропагандисти розпочали черговий історичний конфлікт. Цього разу не з Польщею чи Україною, а з Естонією. Сторіччя підписання Тартуського мирного договору між Росією і Естонією стало приводом для протилежних оцінок
Якщо для Естонії підписання Тартуського мирного договору - подія, яка підтвердило початок її державності, так для Кремля цей документ - нічого не значущий папірець. "Тартуський мирний договір був, є і завжди буде залишатися свідоцтвом про народження Естонської держави. І він діє. Естонія не приєдналася добровільно до Радянського Союзу. Нас окупували",- стверджує президент Естонії Керсті Кальюлайд. "Фальсифікація історії з боку Росії, при запереченні анексії Естонії, означає виправдовування політики сфер впливу і політики насильства тоталітарних режимів, і Естонська Республіка засуджує це", - говорить міністр закордонних справ Естонії Урмас Рейнсалу.

"Мабуть, криза розвитку - нічим залучати електорат",- відповідає офіційний представник російського МЗС Марія Захарова.

Росія готова сприймати історію тільки тоді, коли вона їй вигідна. Тартуський мирний договір підписав навіть не Радянський Союз. Його підписала Радянська Росія - та сама республіка, яка 1922 року увійшла до СРСР, а 1991 року з нього вийшла. Естонію після окупації приєднали не до Росії, а до Радянського Союзу. 1991 року Держрада СРСР, одним з членів якої був і президент Росії Борис Єльцин, одноголосно визнала відновлення незалежності балтійських країн. Здавалося б, яка проблема сьогодні може бути з договором, який підписаний сто років тому - якщо Росія і Естонія продовжують існувати як незалежні держави?

Але у путінській Росії проблема є. По-перше, Кремль тепер не хоче визнавати самого факту окупації балтійських країн. Визнання цього факту зовсім інакше демонструє роль Радянського Союзу у Другій Світовій війні, нагадує про те, як Сталін і Гітлер ділили Європу. По-друге, вже після окупації Естонії частина території цієї країни була передана від Естонської РСР РРФСР - та так в складі Росії і залишилася.

Естонія на цю територію не претендує, але про сам факт передачі земель не забуває. І тут виявляється, що для російських чиновників, які так люблять поговорити про "сакральність"анексованого Криму така пам'ять - просто образа.

В результаті будь-який ювілей будь-якого історичної події, пов'язаної з державністю Естонії, обертається полемікою між Москвою і Таллінном і жоден з договорів про кордон між двома країнами - а вони за останні десятиліття підписувалися вже двічі - так досі і не ратифікований парламентами обох країн.

https://espreso.tv/article/2020/02/03/vitaliy_portnykov_kremlyu_potribna_vygidna_istoriya