January 16th, 2020

Krynica

Транзит по-путински

«Забетонированность» российской политической жизни в последние десятилетия не раз приводила к тому, что любое кадровое перемещение воспринимается чуть ли не как самая настоящая революция – тем более, когда речь идет об отставке премьер-министра, занимавшего этот пост последние восемь лет, а до этого работавшего президентом страны.

Между тем, пока что приходится говорить не столько о кадровой революции, сколько о смещении центра власти от правительства страны в сторону Совета безопасности России, а в будущем, возможно – и Госсовета с измененными и усиленными функциями.

Для того, чтобы понять это, достаточно сравнить обстоятельства отставки Дмитрия Медведева с обстоятельствами отставки другого сильного премьера – Михаила Касьянова, случившейся на излете первого срока полномочий Владимира Путина и связанной с глобальным расколом в российской политической элите на фоне дела «ЮКОСа».

На пост премьера тогда был назначен невзрачный Михаил Фрадков – кстати, это назначение уже сравнивают с назначением Михаила Мишустина, тем более что оба были налоговиками. Однако сам Касьянов ушел в буквальном смысле слова в никуда и больше уже никогда не появлялся в высшей лиге российской номенклатуры.

С Медведевым все произошло совершенно иначе. Его отставка выглядит давно согласованной с президентом – ну хотя бы уже потому, что фамилия бывшего премьера не значится в списке участников Гайдаровского форума, проходившего одновременно с выступлением Путина перед Федеральным собранием. Медведев традиционно выступал последние годы на этом форуме с докладом о своей экономической политике и было бы логичным, если бы он собирался выступить на форуме на следующий день после президентской речи. Но Медведев не собирался приезжать уже тогда, когда не было даже слухов о его отставке.

Для Медведева вводится совершенно новая должность – заместителя председателя Совета безопасности России. И вот тут уже важно будет понять, что последует за этим назначением, исчезновение или усиление, превращение в «вице-президента» в новой путинской вертикали.

Пока что приблизительно ясно, чего от транзита хочет сам Путин. Он собирается действовать по-назарбаевски. Бывший президент Казахстана после своей отставки с должности остался во главе Совета безопасности страны, но функции этого органа значительно усилились, причем конституционно. И сегодня единственное препятствие для Назарбаева осуществлять практическую верховную власть в стране – это его возраст и состояние здоровья, а вовсе не отказ от президентства.

А Путин после ухода с поста президента России будет еще не так стар. И вполне возможно, что на посту председателя какого-нибудь Госсовета он будет иметь куда больше возможностей, чем Назарбаев на посту главы казахстанского совбеза. Ну хотя бы возможность быть арбитром между ослабевшим президентом и усилившимся премьером, так как предложенная Путиным конституционная реформа предусматривает значительное перераспределение функций между этими институциями.

Вопрос о том, возьмет ли Путин с собой в это путешествие в будущее Медведева – или, скажем так, может ли он его не взять – остается открытым, но особого значения не имеющим. Медведев, как и сам Путин – всего лишь один из гарантов соблюдения определенных клановых интересов в системе «сдержек и противовесов», выстроенной в России даже не в путинские, а в ельцинские времена. И главная задача любого российского президента – или, если уже говорить языком транзита – любого российского лидера – эти интересы соблюдать, расставляя на нужные позиции правильных людей.

Долговечность Путина как раз и объясняется тем, что у него это всегда получалось. А его политическое выживание после ухода с поста президента России будет связано с тем, получится ли соблюсти клановый баланс в новой архитектуре российской власти или же окажется, как это не раз бывало в Кремле, что сила должности все равно важнее личного авторитета. Именно поэтому предсказать последствия транзита российской власти сегодня не сможет никто.

Но факт остается фактом: сам процесс транзита начался и может завершиться даже раньше, чем к 2024 году, когда истекает срок президентских полномочий Владимира Путина.

https://lb.ua/world/2020/01/16/447279_tranzit_poputinski.html
Krynica

Неподсудны

На фоне кадровых перестановок в российской власти и предложений Владимира Путина о перераспределении функций государственных институций главное, что было сказано в Кремле, - об отказе от примата международного права - осталось почти незамеченным.

А ведь это и есть самое настоящее превращение России в Советский Союз - в гораздо большей степени, чем появление Госсовета по образу и подобию президиума Верховного Совета СССР или разрешение безгласной Госдуме утверждать правительство. Это означает, что Россия раз и навсегда - по крайней мере, до следующих изменений Конституции - отказывается от своих международных обязательств. Что над Путиным и компанией больше никого нет. Что не стоит рассчитывать на уважение к международным договорам и исполнение решений международных судов.

Особый привет тут, кстати, хочется передать тем западным политикам, кто настаивал на возвращении России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, мотивируя это свое решение прежде всего необходимостью сохранить за гражданами этой страны возможность обращаться в Европейский суд по правам человека. Результат, конечно, замечательный. С одной стороны, российская делегация вернулась в ПАСЕ без выполнения условий, с которыми было связано приостановление части ее полномочий, а с другой - Путин хладнокровно растоптал возможности своих соотечественников искать справедливости в международных институциях, сделал их заложниками "басманного правосудия".

И это при том, что юрисдикция ЕСПЧ не сильно мешала российскому руководству, процессы длились годами, никакого серьезного влияния на махину российского правосудия они оказать не могли. Но само осознание того факта, что есть еще кто-то, кто может за тебя решить судьбу твоих крепостных, не могло не доводить этих новоявленных бар до бешенства. Они давно хотели от всего этого избавиться - от международных судов, которые заставляли их, пусть и эпизодически, уважать права человека, от международных соглашений, которые заставляли их признавать территориальную целостность стран, территории которых они оккупировали. От самого понятия закона, которое больше не имеет особого значения в Российской Федерации и не должно больше никому из них мозолить глаза. И вот наконец-то у них получилось. Это и есть их настоящий транзит - от ошметков права к торжеству бесправия.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.278184.html