December 30th, 2019

Krynica

Противоречивые последствия новогоднего обмена Зеленского

Второй за время президентства Владимира Зеленского масштабный обмен, согласованный между Киевом и Москвой (впрочем, в Москве предпочитают считать, что это обмен между Киевом и «народными республиками»), привел – как и первое освобождение украинских заложников – к противоречивым последствиям. И эти противоречия не случайны, они тщательно режиссируются Кремлем и направлены на дестабилизацию ситуации в Украине.

С одной стороны, было бы странно упрекать Владимира Зеленского за естественное желание освободить своих сограждан, которые находятся в тюрьмах «ДНР» и «ЛНР», нередко без суда и следствия и по надуманным причинам. Да и суд на оккупированной территории настоящим правосудием не назовёшь.

Среди освобожденных – украинские военные, взятые в плен во время боёв на Донбассе, журналисты, которых посадили просто за то, что они передавали информацию, активисты.

С другой стороны, в Кремле уже не впервые используют ситуацию для того, чтобы включить в обменные списки тех, кто не имеет, собственно, никакого отношения к самой процедуре обмена. Так было во время первого обмена Зеленского, когда в Киеве стремились освобождать украинских граждан, а в Москве… тоже украинских.

Большая часть переданных России имела не российское, а украинское гражданство. А главной фигурой того обмена был Владимир Цемах, важный свидетель в деле об уничтожении малайзийского пассажирского самолета. И дело было не только в том, что освобождение Цемаха исключило возможность его участия в международном трибунале, который готовится в Гааге.

А еще и в том, что освобождение человека, задержанного в ходе успешной, но очень тяжелой операции украинских спецслужб на оккупированной территории Донбасса, только увеличило пропасть между властью и патриотической частью общества. И заодно ухудшило отношения Украины и Нидерландов: в Гааге освобождение Цемаха было воспринято как фактическое нежелание Украины содействовать объективному расследованию катастрофы.

Нечто подобное произошло и сейчас, когда в списках по обмену, касающихся Донбасса, появились фамилии людей, не имеющих никакого отношения к войне на востоке Украины – «беркутовцев», участвовавших в уничтожении «небесной сотни» на Майдане 2013-2014 годов, и террористов, организовавших взрыв в годовщину Майдана в Харькове – тогда тоже погибли люди.

Выдачи «беркутовцев» в Кремле требуют уже давно. И, вероятно, вовсе не потому, что в Москве они кого-то интересуют персонально. Само освобождение людей, которых обвиняют в убийствах – это то же самое углубление пропасти, которую в Москве продолжают упорно рыть. Пропасти между украинской властью и обществом.

В Москве смогли понять, в какую ловушку можно заманить Зеленского, – и успешно заманивают. Украинскому президенту необходимы успехи в вопросе прекращения войны на Донбассе. Но поскольку сам конфликт не прекращается, освобождение людей сегодня – единственная реальная возможность продемонстрировать хоть какой-то прогресс, причем понятный каждому человеку.

Ради этого прогресса украинский президент пошел и на освобождение бывших сотрудников «Беркута», и на игнорирование позиции родственников убитых в Киеве и Харькове, и на слом юридической процедуры, который любому непредвзятому человеку не мог не показаться вопиющим беззаконием в российском или белорусском стиле, и на согласие с «очищением» освобожденных – то есть на отказ от их дальнейшего юридического преследования. Но результат – есть. Люди – дома.

Однако это – гуманитарный аспект проблемы. А есть еще и политический: эффект от освобождения пленных скоро исчезнет, а глубина пропасти не изменится. При этом Кремль будет действовать в том же духе и дальше – обещая прекратить конфликт или хотя бы «просто прекратить стрелять», побуждать Зеленского к таким решениям, которые будут все в большей степени углублять пропасть и, в конечном счете, вызовут взрыв. На что, собственно, и рассчитывают в Москве.

https://belsat.eu/ru/news/obmen-plennymi-kolonka-portnikova/
Krynica

Путін буде тільки підвищувати ставки

Другий за час президентства Володимира Зеленського обмін з окупантом продемонстрував, що у Кремля є певні завдання у ситуації, коли мова йде про звільнення українських заручників
Під час першого обміну такою метою був Володимир Цемах. З його звільненням в Москві позбавлялися від потенційно небезпечного свідка на процесі в Гаазі і створювали Україні проблеми у взаєминах з Нідерландами, країною, яка більше за всіх інших зацікавлена ​​у розслідуванні знищення малайзійського пасажирського літака над Донбасом.

У грудневому обміні головними цілями були "беркутівці". Їх звільненням Кремль посилював напруженість у взаєминах між владою та патріотичної частиною суспільства і також штовхав Зеленського і його соратників на шлях відвертого беззаконня.

Але це - зовсім ще не кінець обміну. У російських в'язницях і в'язницях окупованих Росією українських регіонів знаходиться ще чимало наших співвітчизників. І найголовніше - їхня кількість буде тільки збільшуватися, а не зменшуватися.

Обмін показав, як багато серед звільнених випадкових людей, які не мають жодного стосунку до війни, взагалі до політики. Поруч з військовими і журналістами - просто перехожі, яких звинуватили у шпигунстві. І нічого дивного в цьому немає, такою є логіка авторитарних режимів. У Донецьку, Луганську, Сімферополі - та й у Москві - можна затримати і засудити будь-кого. Хіба останні судові процеси в Росії не стали черговим доказом цієї простої тези? Адже поліцейські під час розгону мітингів тепер затримують дійсно звичайних перехожих. І нічого - суди погоджуються з їхньою логікою, вироки виносяться. Людей може врятувати тільки громадська реакція, а зовсім не докази їхньої непричетності до протесту. Про те, що сам протест не є злочином, я просто промовчу.

Так хто заважає затримувати все нових і нових українських громадян, звинувачувати їх у шпигунстві, у тероризмі, у чому завгодно? І ставити Зеленського перед необхідністю їхнього звільнення?

При цьому український "обмінний фонд" якщо вже не закінчився, так дуже скоро закінчиться. І тоді виникне просте запитання: на кого або на що обмінювати наших громадян?

Думаю, у Путіна відповідь на це питання знайдеться. З кожним новим обміном він буде підвищувати ставки, вимагати від Зеленського нових і нових поступок. При цьому таких поступок, які будуть посилювати українське політичне протистояння, призведуть до дестабілізації і полегшать Росії захоплення нових українських територій. Це і є завдання Путіна - не звільнити російських військових або навіть «беркутівців», він про це думає у останню чергу. А створити умови для краху Української держави, для можливого проросійського реваншу або хоча б для окупації Сходу.

І він діє в логіці терориста, який бере заручників і вимагає гроші і гарантії безпеки.

Тільки в нашому випадку Путін скоро зажадає від Зеленського всю Україну.

https://espreso.tv/article/2019/12/30/vitaliy_portnykov_putin_bude_tilky_pidvyschuvaty_stavky
Krynica

Крымская цена

В представительстве президента Украины в Автономной Республике Крым уверяют, что политические заключенные, которые находятся в тюрьмах аннексированного полуострова, будут включены в следующий этап обмена.

Однако это обещание будет не так уж просто исполнить. Прежде всего потому, что для России освобождение каждого заложника в Крыму – косвенное признание украинского суверенитета над полуостровом.

Первый обмен, который был произведен после избрания Владимира Зеленского президентом Украины, формально был обменом украинских граждан на россиян. Хотя при этом Россия включила в свои списки обмена большое количество граждан самой Украины – участников спецопераций по оккупации регионов страны и дестабилизации в тех регионах, которые намечены как цели дальнейшей экспансии Москвы.

На этом фоне освобождение Олега Сенцова, Александра Кольченко и Владимира Балуха – очевидных крымских заложников и украинских граждан, но с кремлевской точки зрения граждан России – могло восприниматься в качестве ответного жеста на освобождение Украиной граждан Украины – агентов Кремля. Хотя чего тут долго объяснять: Путину нужен был Цемах и ради освобождения этого украинского гражданина, важного свидетеля кремлевской причастности к уничтожению малайзийского «Боинга» он был готов освободить даже Сенцова.

Второй обмен – это тоже обмен одних украинских граждан на других, и с точки зрения Кремля Россия к этому обмену вообще никакого отношения не имеет. Для нее этот обмен – прежде всего, доказательство существования «внутреннего конфликта» в Украине. Киев обменивает своих военных на «военных» «восставшего Донбасса». Ну а «беркутовцы» и харьковские террористы – просто «союзники» «восставших шахтеров», ведь ясно же, что народное восстание против «националистов» должно было охватить если не всю Украину, то, по крайней мере «Новороссию», которую все еще мечтает создать Путин.

С крымскими заложниками все намного сложнее. Думаю, для Кремля это обычные граждане Российской Федерации, которые отбывают сроки за экстремизм, терроризм и прочие преступления. И они ничем не отличаются от «террористов» и «экстремистов», которых задерживают в Москве или в Назрани. Какая разница и почему этих людей Кремль должен выдавать Киеву? Потому что Украина и все мировое сообщество не признают полуостров частью Российской Федерации? Так тогда крымские политзаключенные тем более должны оставаться в российских колониях и тюрьмах! Именно для того, чтобы ни у кого не возникло никаких сомнений: Крым – это не Украина, Крым – это Россия.

Для того, чтобы заставить Путина согласиться с освобождением крымских политзаключенных, нужны либо весомые политические инструменты, либо серьезные политические уступки.

Напомню, что освобождение Чийгоза и Умерова состоялось только после личного вмешательства президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Путин в этот момент был заинтересован в сотрудничестве с Эрдоганом – прежде всего, в связи с непростой ситуацией в Сирии, и пошел на этот беспрецедентный шаг. Участие Эрдогана в освобождении Чийгоза и Умерова и было тем политическим инструментом, который задействовала администрация президента Украины и Меджлис крымскотатарского народа. Но освобождение Чийгоза и Умерова было не только победой, но и напоминанием о том, каким непростым является процесс вызволения людей, приговоренных в Крыму. И какие масштабные усилия необходимо будет применять, чтобы освободить каждого.

С тех пор ситуация только ухудшилась – просто потому, что заложников в Крыму становится все больше, а позиция Путина относительно того, что «крымский вопрос закрыт» не изменилась. Более того, эта позиция будет только усиливаться по мере приближения к президентским выборам 2024 года. И неясно, поможет ли Украине теперь даже Эрдоган.

Ну а что касается политических уступок – их я комментировать не буду. Путин и сам способен озвучить Зеленскому свою цену за крымских заложников. Я не сомневаюсь только в том, что цена эта будет очень высокой.

https://ru.krymr.com/a/vytaly-portnikov-krymskaya-cena/30352166.html