May 10th, 2018

Krynica

Революция безысходности

День 9 мая 2018 года новый армянский премьер-министр Никол Пашинян провел в Нагорном Карабахе. Казалось бы, ничего нового и неожиданного в этом нет: армянские руководители всегда проводят важные для себя и страны дни на территории самопровозглашенной республики. Я бы сказал иначе: особенность армянских новостей именно в том, что ничего нового не происходит. Даже после народного восстания.

Никол Пашинян постоянно подчеркивает особенность этого восстания и его отличие от того, что ранее происходило на постсоветском пространстве. Возможно, это даже не политический жест, направленный на успокоение России, а искренняя убежденность человека, чья жизнь и политическая деятельность происходит в герметичном провинциальном обществе, отстающем от тенденций мировой истории. Я встречал украинских политиков, убежденных в уникальности Майданов. И грузин, уверенных в неповторимости "революции роз".

Я не собираюсь умалять значимости всех этих событий. Но все восстания всегда похожи одно на другое. Народное восстание, кто бы его ни организовывал, - это всегда протест против несправедливости. Именно поэтому самое интересное начинается не во время, а после успешного восстания. Потому что именно после становится ясно, изменился ли вектор развития страны.

В Грузии и Украине после "революции роз" и после Майдана 2013-2014 годов изменение вектора с пророссийского на западный было очевидным. В Грузии изменение вектора совмещалось с антикоррупционными усилиями. В Украине сегодня происходит подмена смены вектора борьбой с коррупцией - при непонимании частью общества того непреложного факта, что именно смена вектора, окончательный и бесповоротный разрыв с Россией, рано или поздно приведет к победе над коррупционным образом жизни. И это непонимание - то, что роднит современную Украину с современной Арменией.

Потому что в Армении пытаются объяснить проблемы страны коррупцией и клановым засильем. Коррупция и клановое засилье - это, конечно, очень плохо. Но главная проблема страны - это ее геополитическая обреченность. На шею Армении накинута петля карабахского конфликта, она не позволяет государству дышать - но государство, вместо того чтобы попытаться ослабить петлю, борется с собственными докучливыми насекомыми-паразитами.

Революция безысходности начинает менять страну только тогда, когда общество готово узнать правду о самом себе и своих проблемах и когда у лидеров революции есть мужество эту правду сказать. У нового народного лидера был шанс сказать людям правду. Правду о том, что действительно мешает Армении. Правду о том, что без решения карабахского конфликта армянская государственность так и останется государственностью осажденной крепости, зависящей от настроений Кремля. Но Пашинян с первого же дня после своего избрания премьером старается доказать, что армянская политика неизменна. Может быть, потому, что еще в большей степени зависит от народных настроений, чем его предшественники. А может быть, потому что и сам правды не знает.

Что будет дальше? Пашинян будет выступать с пламенными речами, победит на парламентских выборах, утвердится в роли бесспорного лидера страны - или, напротив, уже через несколько месяцев будет восприниматься своими вчерашними сторонниками как пустозвон. Но самое важное - бедность и безысходность никуда не уйдут из армянского дома. А значит - возникнет естественное разочарование в восстании. Зачем выходили на улицу? Это то, что российская пропаганда так любит тиражировать из украинских социальных сетей: зачем выходили на Майдан? То, что позволяет Кремлю отнестись к армянскому восстанию спокойнее, чем к украинскому. Потому что оно должно вновь убедить россиян в бесполезности всяких Майданов и прочих революций.

https://graniru.org/opinion/portnikov/m.269833.html
Krynica

Плевки в победу

Когда я в очередной раз сталкиваюсь с празднованием «победы в Великой Отечественной войне» в России и аннексированном Крыму, всегда задумываюсь над тем, понимают ли участники мероприятий, в какую бездну цинизма они попадают на каждом празднике. И как каждая новая годовщина превращает память о жертвах и битвах Второй Мировой войны в бесовский карнавал.

Люди, которые идут с портретами своих близких по улицам российских и крымских городов, должны понимать: больше всего их родственники не хотели новой войны и ненависти. По большей части, это были простые люди. Не мифологические герои, которые умирали с именем Сталина на губах – их после войны создала советская пропаганда, – а обычные люди, волею истории оказавшиеся в кровавой мясорубке. И эти люди не хотели повторения войны – какими бы ни были их идеологические воззрения. Советская фраза «Лишь бы не было войны», которую знает каждый, кто жил в СССР или общался с его гражданами – родом оттуда. Стихотворение Евтушенко «Хотят ли русские войны?» – родом оттуда.

Подмена фразы «Лишь бы не было войны» на фразу «Можем повторить» – это трагическое изменение сознания целого общества, настоящий плевок в прошлое. Празднование Дня Победы в аннексированном Крыму, на земле, щедро политой кровью украинских участников боев за полуостров – еще один такой плевок. Потому что празднование это организовывают люди, изгонявшие из Крыма внуков этих погибших и раненых солдат войны, унижавшие Украину, страну, которая была неотъемлемой частью общей победы. Третий плевок – это нежелание вспоминать, что депортация коренных народов Крыма – а среди них были и герои войны – стала еще одним результатом победы.

И потому победа у нас другая, чем у наших союзников, американцев и британцев. У них это был триумф свободы, у нас – триумф собственного зла, окрепшего после победы над чужим злом. И в Крыму этот триумф зла проявился в полной мере – а когда казалось, что все уже кончено и мы живем обычной мирной жизнью, вновь набрал силу.

Именно поэтому после войны все эмоции наших дедушек и бабушек вылились в простую фразу «Лишь бы не было войны» – да и ту сегодня пытаются отобрать.

https://ru.krymr.com/a/29218598.html
Krynica

Європейці можуть допомогти з реформами, а не з Донбасом

Нездатність вплинути на рішення української кризи та бажання домовлятися з Путіним по Ірану потрібно обмінювати на підтримку українських реформ
Коли тільки готувалася зустріч керівників Франції, Німеччини та України в німецькому Аахені, мало хто міг собі уявити, що вона відбудеться саме в момент інтенсивного обговорення наслідків рішення Дональда Трампа про вихід з іранської ядерної угоди. Спостерігачі, які висловлюються про цю зустріч, намагаються говорити про звичні пункти порядку денного - пожвавлення "нормандського формату", нагадування про необхідність прискорення українських реформ. Загалом все те, що зазвичай обговорюють на таких зустрічах.

Але для Ангели Меркель і Еммануеля Макрона зараз важливо зовсім інше - як Європі поводитися зі Сполученими Штатами після рішення Трампа, якими будуть глобальні наслідки виходу США з угоди з Іраном, яку роль в цих наслідки буде грати українська криза.

Цілком можливо, що Захід пройде крізь випробування цієї непростою ситуацією, проте вона здатна і внести серйозний розкол у відносинах між Сполученими Штатами і Європейським Союзом.

Але сьогодні українська криза, ситуація на Донбасі - на периферії інтересів Заходу. Ця криза на периферії інтересів Сполучених Штатів, тому що Дональд Трамп і його адміністрація стурбовані насамперед рішенням іранської проблеми і підготовкою зустрічі американського та північнокорейського лідерів. А на донбаському напрямку - взагалі повна тиша, бо ж Москва, по суті, заморозила процес консультацій Владислава Суркова і Курта Волкера.

І ця криза на периферії інтересів Європи, учасників "нормандського формату", тому що основна лінія напруженості і взаємодії з Вашингтоном знаходиться на іранському напрямку. Еммануель Макрон під час свого візиту в Росію буде говорити з Володимиром Путіним в першу чергу про Іран, а потім вже про Донбас і все інше. Євросоюз сьогодні потребує підтримки Москви для збереження угоди з Іраном - і тому, з прагматичної точки зору, всі конфлікти з Росією можуть бути заморожені. Причому заморожені на тривалий час.

Яку користь для себе Україна могла б отримати з цієї ситуації? Знову-таки, з прагматичної точки зору потрібно розуміти, що Макрон і Меркель ніяк не можуть реально вплинути на вирішення кризи на Донбасі. Та й Трамп не може. Реальний вплив може надати тільки кумулятивний ефект санкцій. Але треба триалий час, аби він дався взнаки, а рішення американського президента в довгостроковій перспективі підтримає на високому рівні нафтові ціни. Значить, у Путіна буде можливість на санкції особливої ​​уваги не звертати.

Цю нездатність вплинути на рішення української кризи та бажання домовлятися з Путіним по Ірану потрібно обмінювати на підтримку українських реформ.

Простіше кажучи, якщо сьогодні наші партнери не можуть - і не хочуть - допомогти нам з вирішенням проблеми відновлення територіальної цілісності країни, то вони здатні допомогти з внутрішніми змінами, зміцненням обороноздатності, продовженням реформ. Це те, що Захід може запропонувати і здійснити реально. Все інше в нинішній політичній ситуації перетворюється на лушпиння порожніх слів і обіцянок.

https://espreso.tv/article/2018/05/10/vitaliy_portnykov_yevropeyci_mozhut_dopomogty_z_reformamy_a_ne_z_donbasom68