December 30th, 2015

Krynica

ЛЕНИН И ПУТИН

Каждый, кто прошёл через жизнь в Советском Союзе и уж тем более получал в этой стране высшее образование, хорошо помнит тома полного собрания сочинений Владимира Ильича Ленина, занимавшие почётное место на книжных полках в библиотеках и книжных магазинах. Эти книги в темно-синих переплетах принято было считать главными учебниками происходящего в современном мире. Выдержки из произведений Ленина должны были «украшать» любую докторскую или кандидатскую диссертацию, да что там – любую научную работу и не обязательно по гуманитарным наукам. Помимо полного собрания были ещё многотомными, избранные произведения и белые брошюрки отдельных работ, которые продавались в любом магазине «Пропагандист» – обязательном элементе советского пейзажа. А ещё в этом магазине реализовывались произведения ленинских соратников и преемников – «пламенных борцов за дело рабочего класса», «видных деятелей международного коммунистического и рабочего движения». А ещё – неизменные Маркс и Энгельс, произведения которых мало кто читал – и мало кто в этом признавался.

В сравнении с этим бесконечным карнавалом классиков передового учения появление книжки-цитатника Владимира Путина выглядит совершенно невинным развлечением. Раз уж Путин считает себя создателем современного Российского государства, раз уж он так любит говорить о «скрепах» и прочей белиберде, так почему бы его окружению не издать сборник важнейших высказываний нового «вождя»? Тем более что цитировать Путина в диссертациях пока что не обязательно.

Но все же между трудами Ленина и цитатником Путина есть большая разница. Ленинские работы могли сформировать мировоззрение – да, искаженное догматизмом и верой в то, что цель оправдывает любые средства, но – мировоззрение. Более того, в этих книгах – особенно в том, что было написано Лениным до Октябрьского переворота – можно было найти ключ к будущим проблемам созданного им государства. Ленин реалистично оценивал многие болезни Российской империи – и то, что он в результате восстановил эту империю под новыми знамёнами, ещё не означало избавления от этих болезней. Ленин был прилежным читателем и критиком тех, чьи взгляды противоречили его идеологическим воззрениям. В советских условиях это означало то, что только из ленинских работ можно было узнать о позициях этих людей и о самих этих людях. Можно сказать, что эти работы и комментарии к ним неожиданно оказывались одним из источников альтернативного образования. Даже когда «неблагонадёжные» ленинские соратники теряли право на упоминание в энциклопедиях и исторических книгах, в работах Ленина они все равно оставались – а значит, оставалось и понимание того, что в СССР вовсе не всегда наблюдалось полное единодушие во взглядах и позициях. Об оппонентах Ленина я даже и не говорю. Вспомните хотя бы – «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Ведь Ленин не просто называл Карла Каутского, крупнейшего теоретика немецкой социал-демократии, «ренегатом». Он с ним полемизировал. А это дорогого стоит. Ведь большая часть жизни Ленина прошла во время, когда только интеллектуальная дискуссия могла стать доказательством собственной правоты. И будущий «вождь мирового пролетариата» это очень хорошо понимал. Вот почему коммунистическая идеология на долгие десятилетия оказалась одной из самых привлекательных утопий.

На этом фоне цитаты Путина – просто сборник дворового жаргона. Пользователи социальных сетей уже вспомнили наиболее известные высказывания президента России. В основном это хлесткие фразы, рассчитанные на невзыскательную публику. И что удивительного? Если Ленин – основоположник диктатуры Шариковых, то Путин – типичный продукт этой диктатуры. Основоположнику нужна теория, он обязан обосновать правильность своих мыслей и выводов, доказать несостоятельность оппонентов. Продукту достаточно просто оскорбить этих оппонентов. Конечно, Ленин и сам осыпал оскорблениями тех, с кем он не соглашался – особенно после того, как пришёл к власти. Но он обладал системой взглядов, которые, как ему казалось, дают право на оскорбления. И он работал над этой системой взглядов практически всю свою политическую жизнь.

Система взглядов Путина – это деньги, которые можно заработать, контролируя финансовые потоки. И только. А поэтому это даже не взгляды, а своеобразная «ширма из скреп», набор лозунгов, которые предлагаются подданным, чтобы они ничего не заметили. Так создатель финансовой пирамиды рассказывает вкладчикам о её преимуществах, имея ввиду получить их сбережения. И, естественно, нет никаких шансов на то, что в момент крушения этой пирамиды он окажется умелым банкиром и перераспределит ваши вклады. Потому что его интересует своя, а не ваша прибыль.

Ленин отличался известной гибкостью если её в суждениях, то в поступках. Именно поэтому он оказался сторонником НЭПа – когда понял, что большевистский экономический эксперимент может довести Россию до «цугундера» и лишить большевиков с таким трудом захваченной власти.

Путину тоже стоило бы задуматься о необходимости новой политики – и не только экономической. Падение цен на нефть, стремительное снижение курса российской национальной валюты, дефицит бюджета, ухудшение уровня жизни населения, исчерпывание резервных фондов… Уже этого достаточно для того, чтобы вывести Россию из того виртуального мира, в который загнал её Путин. Ведь в реальном мире Соединённые Штаты и другие западные страны не угрожают России – напротив, это Путин своими действиями поставил под вопрос безопасность в Европе и на Ближнем Востоке. В реальном мире никакие «украинские националисты» не нападали на Крым и Донбасс – напротив, это Путин осуществил аннексию Крыма и устроил необъявленную войну на Донбассе. В реальном мире не Турция нанесла «удар в спину» России – а Путин систематически нарушал турецкий суверенитет, чтобы продемонстрировать, кто является настоящим хозяином Ближнего Востока. И если все это стремление переложить ответственность на другие страны приводит лишь к ухудшению ситуации в самой России, то какой тогда смысл в подобной политике?

Но отказ от реализма – это важнейшее следствие победы Ленина на одной шестой части суши. Сам Ленин мог менять свои позиции как перчатки, но жителей собственного государства убедил в том, что нужно держаться за собственную фантазию до последнего, что эта самоотверженность в защите иллюзии – и есть доказательство правильности позиции. Это отношение к жизни наблюдается уже у ближайших преемников большевистского лидера. Сталин верил в возможность взаимопонимания с Гитлером до 22 июня 1941 года – несмотря на многочисленные свидетельства, доказывающие подготовку к войне. Хрущёв и Брежнев и помыслить не могли об отказе от плановой экономики – несмотря на то, что без своего лагерно-репрессивного компонента эта антиэкономика была обречена только на крах. Горбачёв считал, что решит неразрешаемые проблемы СССР одной только гласностью и улучшением отношений с цивилизованным миром – но отказаться от государственной экономики так и не смог. В истории России такой иллюзорный, основанный на неадекватной оценке реальности подход к проблемам уже не раз и не два приводил к проблемам просто потому, что лозунги и политика не подменяют собой экономического базиса. Это слово – экономика – не случайно так часто звучит в описании советских иллюзий. Потому что можно провозгласить любые лозунги, но без исправно работающей экономики, без возможности прокормить граждан или дать им прокормиться самим, любой режим обречен, даже кажущийся незыблемым. Поэтому Ленин и согласился на НЭП, ставивший под сомнение большевистские принципы, но позволявший режиму выжить. Альтернатива НЭПу – сталинские репрессии, для которых нужна партия догматиков, защитившая свою власть в Гражданской войне с собственным народом. А у Путина нет новых подходов и нет партии догматиков, вместо неё – партия клептократов.

У Путина есть только «цитатник».

http://7days.us/lenin-i-putin/
Krynica

День освобождения Севастополя от «консервы»

Севастопольский сепаратист Алексей Чалый своей приверженности России не скрывал никогда: жил в Севастополе с российским паспортом, финансировал мероприятия, призванные поддержать в жителях города шовинистические предрассудки и подготовить их к сочувствию оккупантам. Если вспомнить, что российские власти собирались украсть Севастополь чуть ли не с первого дня украинской независимости, то становится ясно, что Чалый был типичной лубянской «консервой», вскрытой ровно в тот самый день, когда в Кремле приняли решение о начале аннексии.

Впрочем, эту «консерву» тщательно не маскировали – наоборот, демонстрировали ее наличие и благополучие, которые дискредитировали Украинское государство и его спецслужбы. Потому что в настоящем государстве человек типа Чалого не продержался бы и нескольких недель – его бы изгнали и запретили бы приближаться к украинской границе на пушечный выстрел. Но у нас – и то со скрипом – выгоняли только тех, кто приезжал на «патриотические гастроли» – всяких там лужковых, мешковых, затулиных и прочую шелупонь. А Чалый – почти местный житель, к тому же коррумпировавший своими деньгами городское и крымское начальство. Как такого выгонишь? Да и надо ли? Ведь, в конце концов, когда начинается оккупация, «народным мэром» можно назначить любого проходимца.

Беда Чалого в том, что он, как и любая «консерва», возомнил себя продуктом первой свежести. Его вскрыли, использовали, даже разрешили приехать в Кремль в свитере – для демонстрации «народности» и современности. Но когда оказалось, что за границами России свитер Чалого никого не потряс и аннексию не оправдал, «народный мэр» моментально стал не нужен. Да и не только народный – никакой. Севастопольцы, как известно, так и не получили права избирать мэра. Более того, если Украина за ними это право хотя бы признавала, то Россия этого права их официально на конституционном уровне лишила. Так-то, ребята. Вопрос закрыт.

Чалый еще пытался трепыхаться, тем более, что его решили какое-то время использовать в виде вывески, поставили во главе списка «единороссов», а потом сделали спикером местного Законодательного собрания. Но он так и не понял, что его задача – сидеть и не высовываться, что после аннексии Севастополя из нежных рук Суркова он попал в цепкие руки Володина, а Володин не любит протухших «консерв». А может, он и понимал все, но слишком уж сильно хотел получить хоть какие-то дивиденды за свое участие в оккупации. Ведь он мог поверить, что все это – Чалый, а не Путин, что это собранный им митинг проходимцев, а не российские войска, «отбил» город у Украины. И что за «заслуги» ему, герою «крымской весны, нужно пощедрее отсыпать из корыта.

Он просчитался. Его используют еще раз, когда нужно будет объяснить, почему крымчане так плохо живут. Фамилии «весенних героев» откроют список коррупционеров, которые пойдут по российскому этапу. Они – самые удобные мишени просто потому, что им некуда бежать.

И поэтому накануне Нового года я хочу пожелать Чалому долгих лет жизни. Потому что хочу, чтобы он дождался дня, когда из российской камеры его перевели в украинскую – и чтобы он ответил не за коррупцию или борьбу с анекдотичным губернатором Меняйло, а за многолетнюю диверсионную работу против Украины и участие в оккупации Севастополя и Крыма. И чтобы процесс против него проходил в уже украинском Севастополе, а жители города на той самой площади, на которой провокаторы провозгласили его «мэром», наблюдали за его признанием и раскаяниям.

Это и будет день освобождения Севастополя от российской «консервы».

http://ru.krymr.com/a/27457015.html
Krynica

Поэма о ноге

Остаётся только сожалеть, что мы больше не живём в эпоху Николая Васильевича Гоголя

Если о сбежавшем носе мелкого питерского чиновника классик написал вдохновенную поэму, то какие строки он мог бы посвятить то ли простреленной, то ли подвернутой рогозинской ноге? И как обидно, что в отсутствие Николая Васильевича каким-то жалким щелкоперам приходится пользоваться его творческим методом.

Впрочем, Рогозин тоже не дворянин. Так что за дело.

У профессиональных лжецов всегда так - с ними не хотят дружить даже их собственные части тела. Гоголевский нос ударился в бега не от хорошей жизни - если бы вы, читатель, украшали бы собой бессмысленную физиономию самодовольного проходимца, вы тоже попытались бы жить самостоятельно. Так и рогозинская нога. Конечно, бегство частей Рогозина должно было бы начаться не с неё. Первым, как мне кажется, должен был бы не выдержать язык. Но язык - он же известный приспособленец и к тому же - без костей.

А вот нога - совсем другое дело. Может быть, ей надоело мотаться по недостроенным космодромам, присутствовать на бессмысленных учениях, сгибаться в колене при появлении Путина и даже Медведева - чтобы они, не дай Бог, не заподозрили, что Дмитрий Олегович смотрит на них свысока? И нога попыталась зажить своей, достойной жизнью - жизнью, в которой не будет ни космодрома "Восточный", ни "русского мира".

Говорят, её видели на "Дожде" - она хотела договориться об интервью и рассказать о происходящем в военной промышленности, но её вовремя отговорили. Она собиралась пойти на антивоенный митинг - потому что точно знала, что на Донбассе воюют самые что ни на есть кадровые военные, а никакие не добровольцы - но к ней отнеслись недружелюбно. Все же она не просто нога, а нога Рогозина, кто знает, что она выкинет на таком митинге и самое главное - что устроит Рогозин, если заметит свою ногу в рядах протестующих?

Ещё она хотела пойти в посольство Нидерландов и рассказать все о "Боинге", но её задержали уже на подходе и пообещали ногу переломать, если она ещё раз сунется. Переговоры с ногами "топтунов" к успеху не привели - товарки обвиняли её в предательстве и утверждали, что настоящие русские ноги так не поступают. А, может быть, она вовсе и не русская? Может быть, не случайно Дмитрий Олегович такой чернявый и упитанный? Когда она пыталась пробиться поближе к посольству, по ней выстрелили...

Очнулась она в спецбольнице. Чернявый и упитанный сидел рядом на спецтабуретке и умолял её вернуться. Говорил, что без неё ему никуда - ни в тир, ни на совещание. Объяснял, что все скоро кончится, потому что "сам" в таком невменяемом состоянии, что обязательно приведёт страну к развалу. А если все будет разваливаться не так быстро, как кажется, он и сам уйдёт в отставку и станет простым послом или депутатом. Но пусть она сама подумает - какой же посол без ноги?

Она и поверила. В конце концов, лучше быть ногой Рогозина, чем обрубком, с которым не хотят иметь дело даже ноги злосчастных фээсбэшных "топтунов". А вот если она вернется - они опять будут подобострастно сгибаться в коленках при её появлении и тогда у неё появится шанс рассказать им и про "Боинг", и про Донбасс. И никто уже не скажет, что она не русская, никто!

Короче говоря, она вернулась. И опять оказалась на совещании по космодрому "Восточный". На фотографиях, сделанных с этого мероприятия, не видно, как в наиболее драматические моменты Дмитрий Олегович удерживает ее обеими руками, все ещё хранящими ему верность.

Чтоб не сбежала.

http://ru.espreso.tv/article/2015/12/30/poema_o_noge
Krynica

Экономика шантажа

Россия проиграла, когда перешла от угроз к действиям.

В ответ на решение российского руководства о введении санкций против нашей страны и отказа от зоны свободной торговли с Украиной в рамках СНГ правительство Арсения Яценюка приняло решение о введении контрсанкций. Теперь эксперты, как это обычно и бывает, начнут подсчитывать, какая экономика понесёт большие убытки, а в России будут сокрушаться по поводу самоубийственного украинского выбора. Ведь Кремль вводит санкции против Украины не для того, чтобы в Киеве решались на ответные меры, а для того, чтобы наша страна одумалась и вернулась в знакомое стойло.

Так вот, именно этого и не будет. Весь смысл российских экономических санкций – и украинского ответа на них – в том, что практически полностью разрушаются хозяйственные связи между двумя бывшими советскими республиками. Причём разрушаются отнюдь не по нашей инициативе и не по нашей вине.

Могут спросить: что же тут хорошего? Ведь весь смысл экономики – именно в разнообразных хозяйственных связях и кооперации. Конечно, это прописная истина. Но только не для того случая, когда экономические связи используются с целью политического давления.

А в наших отношениях с Россией так было всегда. Руководство соседней страны постоянно нас пугало – как только начнёте принимать самостоятельные решения, мы отключим вам газ, разорвём контракты с вашими предприятиями, откажемся от ЗСТ. И, как видим, это были не пустые угрозы. Но какое они имеют отношение к экономике? Это – самый заурядный уголовный шантаж.

К нашей чести, мы приняли этот вызов – в отличие от целого ряда стран, которые предпочитают обменивать свой суверенитет на путинский шантаж. И теперь начинает действовать механизм ослабления взаимной зависимости России и Украины.

Спустя годы российское помешательство на придуманном имперском величии закончится – как завершаются все аналогичные психозы. Но место российских предпринимателей и товаров в украинской экономике будет прочно занято другими людьми и странами. А это означает, что Кремль больше не сможет использовать экономический рычаг в качестве политической дубинки. По большому счёту, Россия проиграла в этом использовании уже тогда, когда перешла от угроз к реальным решениям – потому что никакого другого средства давления у неё больше нет. Пропаганда не сработала, война захлебнулась, экономики разведены по разные стороны границ, превращённых в таможенные баррикады. Чего же ещё?

Владимир Путин и здесь нам помог.

http://rus.newsru.ua/columnists/30Dec2015/ekonomika_shantazha.html