March 21st, 2014

Krynica

Крым – это люди - Главное богатство любого цивилизованного государства – это не территория, а гражда

Главное богатство любого цивилизованного государства – это не территория, а граждане. И пока наши соседи празднуют приращение очередного куска украденной земли, нам нужно подумать о людях – людях Крыма.
Конечно, среди них немало тех, кто поддерживает российскую оккупацию полуострова или просто готов к ней приспособиться. Эти люди уже скоро станут гражданами Российской Федерации и на эту страну ляжет основная забота об их будущем. Проблема с “новыми россиянами” у Украины возникнет только после восстановления территориальной целостности нашей страны – как и многие страны, которым возвращали оккупированные территории, мы внезапно обнаружим у себя дома сотни тысяч иностранцев, которым придется вновь определяться с новым государственным статусом. Но пока что проблемы возникнут не у “новых россиян”, а у тех кто останется верен своей стране и ее будущему.
Первая категория, которая требует особого внимания – это граждане Украины, которые не хотят жить в условиях российской оккупации Крыма и покидают регион.
Вторая – это те граждане Украины, которые останутся в Крыму, но не откажутся от своего гражданского статуса в пользу оккупационного паспорта.
Каждая из этих групп требует особого внимания. Уже сегодня необходимо думать о беженцах из Крыма. Люди зачастую покидают полуостров без денег и личного имущества, оставляя в родном краю недвижимость и работу. Уже сегодня необходимо думать о том, как помочь украинским гражданам, ставшим жертвами оккупации. Инициатива Львова, принимающего крымских беженцев, тут заслуживает особого внимания – но важно, чтобы к помощи крымчанам подключились общины других украинских городов и, конечно же, государство. Общественность могла бы создать Фонд помощи крымчанам, который также мог бы оказать посильную помощь тем, кто покидает родные места. Кроме того, необходимо решать вопросы выплаты пенсий, перевода застрявших в крымских отделениях украинских банков депозитов – словом, обеспечить людям нормальную жизнь.
С теми украинцами, кто останется в Крыму, ситуация сложнее. Конечно, на них будет оказываться грубое давление с целью выкорчевать на полуострове все украинское, а затем и крымско-татарское. То есть, конечно, “декоративные” украинцы и крымские татары будут для демонстрации международной общественности их благодарности Российской Федерации и лично Владимиру Владимировичу Путину. Но быть украинцем в политическом смысле в современной России – преступление. А Крым – это же не просто современная Россия, это территория оккупированная современной Россией, регион, в котором и так уже вольно ощущающий себя в российской провинции криминал достиг своего апогея и стал властью. Но думать нужно не только о политике, но и о статусе этих людей, которые рискуют оказаться иностранцами у себя дома, получать разрешения на временное пребывание в собственных квартирах и на работу там, где они работают всю жизнь. Перед многими из них Украинское государство сохранит обязательства – социальные, пенсионные – но и тут возникнет вопрос: а как отличить людей, которые сохранят украинское гражданство от тех, кто “припрячет” украинский паспорт, чтобы получать, допустим две пенсии?
Для решения всех этих вопросов – и беженцев, и остающихся под властью оккупантов наших граждан, и украинской собственности в Крыму, и гуманитарных проблем – необходимо уже в ближайшее время создать Государственный комитет по реинтеграции Украины, аналогичный органам, уже существующим в бывших советских республиках с отторгнутой при помощи Кремля территорией. На это ведомство необходимо возложить задачи помощи нашим гражданам, поддержания контактов со структурами, осуществляющими власть на оккупированной территории, поиск и разработку международных механизмов урегулирования конфликта и восстановления территориальной целостности Украины, мониторинг происходящих на оккупированной территории процессов, организацию информационной политики для жителей оккупированных территорий, содействие получению образования на льготных условиях жителями оккуированных территорий, культурное сотрудничество с соответствующими институциями Крыма, помощь в развитии гражданского общества и демократических институций, контакты с заинтересованными дипломатическими миссиями и международное информирование о ситуации на оккупированных территориях, содействие развитию и пропаганде крымско-татарской культуры и культуры других коренных народов Крыма на остальной территории Украины.
И это только часть задач, которые предстоит решать, если мы не хотим проблем после возвращения Крыма домой. Настоящая война за Крым – это не “зеленые человечки” и Путин в Кремле. Это борьба за каждого украинского гражданина, который нуждается в помощи сегодня и которому будет необходима поддержка своей страны завтра. Если мы с вами уверены в том, что Крым – это Украина, то давайте думать о людях Крыма. О наших гражданах.













Крым – это люди - Главное богатство любого цивилизованного государства – это не территория, а граждане. И пока наши соседи празднуют приращение - LB.ua
Krynica

Большая Абхазия - iPress.ua

Стенания на тему “Запад нам не поможет” в последнее время стали уже общим местом в украинском общественном мнении. Мы смогли избавиться от иллюзий относительно нашей абсолютной зависимости от власти, но все еще живем надеждами на то, что другие страны сделают за нас нашу работу – защиту только что обретшего себя государства, столкнувшегося с ожесточенным сопротивлением агонизирующей, но все еще агрессивной империи.
Между тем, Запад действует так, как он и может действовать во взаимоотношениях с ядерной державой. Советский Союз тоже распоряжался в чужих странах как у себя дома, не встречая, на первый взгляд, особого сопротивления – вспомним Венгрию, Чехословакию, Афганистан. И Запад тоже не спешил воевать с “империей зла” – но последовательно предпринимал шаги по ее умиротворению. А когда увидел, что умиротворение невозможно, взял курс на экономическую конкуренцию, которая, в конечном счете, и привела к перестройке, гласности и исчезновению Советского Союза с политической карты мира – самому замечательному после победы над фашизмом событию минувшего века.
Российская Федерация куда более уязвима с точки зрения экономической конкуренции, чем СССР просто потому, что необратимость демонтажа плановой экономики и параноидальная жадность ее вороватой элиты сделали Россию не просто частью мировой экономики, но – частью зависимой. Западные лидеры полагали в начале конфликта в Крыму что Владимир Путин это прекрасно понимает, что он просто жаждет уважения, что это он так шутит. Но Путин не шутил – и совершенно сознательно пошел на демонтаж самой системы международного права, не оставив Западу особого выбора. Не выбора воевать, нет – выбора отмежевываться.
Какую картину мы видим на данный момент, после решения президента Соединенных Штатов от 20 марта и накануне оглашения решения саммита Европейского Союза? На первый взгляд, ничего особенного. Персональные санкции против не очень большой группы людей со стороны Соединенных Штатов, нерешительность европейцев, ироничные комментарии фигурантов “черных списков”. Но почему же тогда рейтинговое агентство S&P понизило прогноз инвестиционного рейтинга России со стабильного на негативный? Почему эксперты предрекают российскому фондовому рынку непростые времена?
А потому, что экономика России стала совершенно непредсказуемой для потенциальных инвесторов. Путин шлет миру противоречивые сигналы – никто не знает, что он сделает завтра, пойдет ли на восток Украины или будет продолжать бряцать оружием у границ, захочет ли взять под контроль юг нашей страны или просто попытается отвоевать объекты жизнеобеспечения Крыма. Россиянам может импонировать эта загадочная агрессивность – но инвесторов интересуют их капиталы. К тому же инвесторам не повезло не только с Путиным, но и с его западными партнерами. Те тоже действуют достаточно неровно – то пытаются уговорить своих российских партнеров, то вводят персональные санкции, то обещают проблемы для целых отраслей экономики.
Любой инвестор в этой ситуации изберет тихую гавань – уж если председатель совета директоров “Газпрома”, один из создателей пресловутого кооператива “Озеро” Виктор Зубков избавился от своих “газпромовских” акций – то представим себе реакцию иностранцев. Поэтому у российского руководства есть два пути – либо молчаливо наблюдать за обвалом курса национальной валюты и фондового рынка – либо тратить миллиарды долларов на поддержание иллюзии стабильности. Судя по тому, что биржевые курсы будто и не замечают разбушевавшего мира вокруг, можно сделать вывод, что избран второй вариант. Таким образом, началось таяние российского золотовалютного резерва. И это – только начало санкций, которые не то что не достигли своего апогея, но даже не приблизились к отметке, за которой должны начаться необратимые процессы экономического краха.
Американские санкции, кроме того, разрушают не только атмосферу предсказуемости, но и атмосферу надежности. То, что их фигурантами стали “олигархи” из ближнего круга Владимира Путина – точное решение просто потому, что если вчера знакомство и деловое сотрудничество с любым из этих людей служило гарантией успеха в большом бизнесе, то теперь такая удача становится гарантией встречи с агентами ФБР. И украинский – а, фактически российский – венский заложник Дмитрий Фирташ своим новым статусом демонстрирует это каждому, кто еще не понял.
России ответить Западу нечем – можно разве что составить список американских чиновников и сенаторов, которые и в самом деле – в отличие от российских “олигархов” могут посмеяться над “симметричным ответом” или…продолжить оккупацию Украины, что может привести только к усилению санкций. При этом и сама оккупация будет стоит куда дороже, чем крымский аншлюс – в отличие от полуострова, на котором уже был размещен оккупационный контингент, в континентальную часть Украины придется вводить войска, которые вступят в боестолкновение с потенциальным противником.
Помимо самого факта неминуемых многочисленных жертв – а россияне любят парады и триумфы, а не цинковые гробы – это еще и очень накладно. А уж содержание оккупированной территории – еще дороже. Россия с большим трудом справляется с содержанием Беларуси – и это при том, что в этой стране есть своя государственная машина. А трата денег на территорию с населением в 11-12 миллионов человек и непризнанным статусом – это и вовсе непосильная ноша.
Собственно, даже и сам Крым – непосильная ноша. Уже сейчас российские экономисты предсказывают значительное увеличение государственных расходов на захваченный полуостров. Инвестировать в территорию с неопределенным статусом не будет никто – тем более при непредсказуемости российской власти. Вчера Путин говорил о территориальной целостности Украины, сегодня предлагает признать эту целостность без Крыма, завтра еще без чего-нибудь, послезавтра решит помириться с украинцами и на радостях отдаст какому-нибудь понравившемуся ему президенту и Крым, и Рим – монарх может все. А инвестор в такой ситуации не может ничего.
Поэтому Крым становится ареной для быстрого чиновничьего обогащения и траты государственных средств по образцу Южной Осетии или Абхазии – если вспомнить криминальный характер крымской власти, то даже и похлеще. При этом денег придется закачивать уйму – а новых иностранных инвестиций в это время не будет поступать не только в экономику полуострова, но и в экономику России в целом. С правовой точки зрения – и это нужно признать со всей ясностью – Путин, не захотевший превращать Крым в новую Абхазию или Приднестровье, превратил в эту новую – только очень большую Абхазию –саму Россию.





Большая Абхазия - iPress.ua
Krynica

Граница войны и мира

Когда Европейский Союз предложил бывшим советским республикам программу "Восточное партнерство", а затем и подписание соглашений об ассоциации, в Брюсселе – да и в столицах стран, работавших над новой моделью эти соглашения воспринимали именно как модель доброседства и взаимной выгоды. Стало ясно, что нового расширения Европейский Союз просто не выдержит, что необходимо время для того, чтобы "переварить" экономики новых членов ЕС и разобраться с кризисом в старых – но вместе с тем необходимо создать на границах Евросоюза атмосферу стабильности и взаимопонимания. Вот что такое, собственно, "Восточное партнерство" и соглашения об ассоциации. Одновременно проводились и переговоры об особых отношениях ЕС и России, так называемых "четырех пространствах", то есть куда более глубокой форме сотрудничества, чем со странами "Восточного пространства" - то есть всем было очевидно, что никто никому не угрожает.

Всем, кроме Кремля. Потому что в Кремле – и теперь это, по-моему, уже очевидно каждому – воспринимали соглашения об ассоциации как покушение на Россию. А почему? А потому, что для российского руководства бывшие союзные республики – это Россия, если не современная, то будущая. Будущая Российская империя. И любое подписание с ними соглашений, которое не позволит эту империю воссоздать – преступление против России и ее будущего. Вот почему предпринимались такие усилия для того, чтобы сорвать подписание соглашений, оказывалось грубое давление не только на руководство Украины, но и на руководство Армении и Молдовы. Вот почему обостряется ситуация в Крыму и Приднестровье, вокруг Карабаха и Абхазии – чтобы не допустить никаких договоренностей между бывшими советскими республиками и Евросоюзом и оставить возможность для присоединения к России "всего утраченного" - путем экономического давления и даже военных действий.

Так граница между Европейским Союзом и Российской Федерацией неожиданно для самих европейцев – и, возможно, даже для самих россиян, не понимающих, в какую пропасть их увлек Кремль – превратилась в границу между цивилизацией мира и цивилизацией войны. Будем надеяться, что сегодняшнее подписание соглашения об ассоциации Украины и Евросоюзом создает нам шанс переместиться по ту сторону этой границы: да, с нами еще могут воевать – но сами мы уже никогда, никогда не будем войной.

Share on


Граница войны и мира