August 5th, 2013

Krynica

Пресса по-московски

Если я говорю своим украинским читателям, что наша страна отстает в своем политическом развитии от соседней России примерно на десятилетие и именно поэтому, когда нам кажется, что мы опережаем Россию и подаем ей пример, мы на самом деле повторяем события, уже давно прошедшие и позабытие, люди, никогда не жившие вне скукоженного украинского псевдополитического пространства, начинают кипятиться и рассказывать о чувстве стихийной свободы, присущем украинцам и бесконечной преданности власти, наблюдаемой за россиянами. Хорошо, уже согласен. Но вот элита – ей как-то присуще не чувство стихийной свободы, а чувство нестихийного плагиата.

Когда я прочитал новость о появлении автоматов по продаже прессы в киевском метро, я сразу же вспомнил, как примерно десять лет назад тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков вот также выселял продавцов газет и журналов из метрополитена российской столицы. И тоже говорил что-то важное о пожарной безопасности. Лужковские автоматы, кстати, до сих пор стоят в вестибюлях большинства станций московского метро. Но и торговля с лотков через какое-то время вернулась. Правда, ею занимались уже совсем другие фирмы.

У меня нет ни малейших сомнений, что и в Киеве будет так же. Хотя с украинским акцентом, разумеется. В украинской столице – "поэтапный переход", открывающий новые коррупционные возможности для тех, кто уйдет последними. Ну а потом, когда автоматы "Медиаматы" станут былью, появятся новые тогрговцы с лотков. В Москве к этому времени, кстати, их опять могут запретить, что даст нам возможность говорить о своей демократичности. И так – до бесконечности.

Единственная возможность вырваться из этого заколдованного круга – не обгонять Россию, а просто начать жить иначе, без поиска бесконечного множества коррупционных моделей и политтехнологических разводок, авторами которых нередко оказываются заштатные московские специалисты, не нашедшие себе применения на родине, но хорошо запомнившие реалии своей недавней жизни.

Share
Пресса по-московски
Krynica

Надежды на обложку

Мало кто своим приходом к власти вызывал у мира столько надежд, как новый президент Ирана. То, что исламскую республику будет представлять теперь не истеричный популист, а благообразный богослов, позволяет думать о совершенно новом характере власти и ее отношений с внешним миром. Однако подобные размышления всякий раз упираются в суть иранского режима: никакой смены власти в стране не происходит с 1979 года, когда после свержения монархии она была узурпирована наиболее консервативной частью духовенства. Иран – не республика. Иран – теократия. И теократия эффективная, потому что она позволяет своим подданным участвовать в процедуре избрания на второй по значимости пост в стране.

Но это позволение не меняет самой сути теократии. Вот интересно, если бы в Ватикане вдруг решили общенародно избирать государственного секретаря – изменило бы это роль и значимость Папы? Очень сомневаюсь. Папа – наместник Бога и совершенно неважно, кто там кого избирает общенародным голосованием, при всем уважении к демократической процедуре.

Так и в Иране. Никем под сомнение не ставится роль аятоллы Хаменеи – конституционная и надгосударственная. И одна из функций этой роли – изменение обложек режима. Ведь в иранских выборах не могут участвовать не только те, кто не считает оптимальным саму диктатуру духовенства, но и те, кто выступает за ее модернизацию. Между собой состязаются консерваторы разных мастей и видов – тот, кто выпадает из этого ряда, начинает думать о будущем, понимает всю глубину пропасти, в которой оказался Иран – неизбежно становится маргиналом. Именно поэтому когда аятолле нужно пугало – будет пугало. А когда нужен переговорщик – будет переговорщик. И на его инаугурацию теперь можно пригласить иностранцев, почему бы и нет? Красивый жест, все оценяет. Когда инаугурировали предыдущего «либерала» - еще до Ахмадинеджада – никаких иностранцев не приглашали, но надежд было не меньше. Правда, тогда и ядерной программой так активно не интересовались во всем мире.

В этом смысле у иранского режима куда больше шансов выжить – если бы он не притворялся демократией, не выдумал всю эту бодягу с псевдопрезидентом и парламентскими страстями, он создавал бы постоянное напряжение и в стране, и в мире. А так напряжение, конечно, есть, но с рубильником можно поиграться. И, кажется, все это прописные истины. Но мир все равно продолжает надеяться на нового президента Ирана – будто это настоящий президент.



http://www.politcom.ru/16167.html