December 14th, 2012

Krynica

Дети Магнитского

Возмущение по поводу принятого американским Конгрессом "закона Магнитского" докатилось до самых ступеней трона: президент Владимир Путин пообещал отреагировать на эту недружественную выходку империалистов мерами "адекватными, но не запредельными". Впрочем, Путин, почти искренне недоумевающий, зачем американцы "усугубляют ситуацию", так и не обозначил границ этого "запредела". И это, пожалуй, самое интересное: чем можно ответить? Чем? Не впускать в Россию? Закрыть счета? Отменить гастроли балета Большого театра?

Все это вопросы совершенно риторические как для нас самих, так и для Путина. Мы все прекрасно знаем, что ответить нечем. Чем Советский Союз мог отреагировать на поправку Джексона-Вэника? Ну разве что окончательно прикрыть еврейскую репатриацию. Но главного - не поставлять в Соединенные Штаты передовых технологий - он не мог, просто потому что никаких передовых технологий у него не было. Было что-то, что передовая советская наука могла сварганить с помощью доблестной советской разведки, но для американцев-то это все равно был вчерашний день, повторение пройденного.

Так и сейчас - американцы не заинтересованы ни в поездках в Красную Поляну, ни в счетах во Внешторгбанке, ни в чем из того, в чем заинтересованы российские плутократы. Можно, конечно, обвинять их в издевательствах над российскими гражданами - и считать это адекватным ответом Чемберлену. Но по сути это будет все то же продолжение "закона Магнитского", который ограничивает в праве на приезд в США людей, также обвиняемых в издевательствах над российскими же гражданами.

Российская власть, похоже, даже не замечает, что способна не отвечать американцам, а лишь копировать их. Но то, что Соединенные Штаты делают, сообразуясь с ценностями, российское руководство предпринимает, сообразуясь лишь с детским желанием быть похожими на тех, кто вызывает зависть и ревность.

Соединенные Штаты создают по миру центры и институты демократии в уверенности, что в самой Америке с демократией получилось и стоит поделиться опытом. Когда российское руководство "в ответ" посылает в Нью-Йорк Андраника Миграняна, оно даже не понимает, что придворный политолог не сможет ничему научить американцев не только потому, что сам не верит ни в какую демократию, а потому, что в самой России с демократией, скажем так, не сложилось.

Примерно то же самое происходит с "законом Магнитского": когда люди, ничего не предпринимающие для борьбы с детской смертностью и издевательствами над усыновленными в собственной стране, вдруг решают наказать тех, с кем разбирается американское правосудие, - они выглядят жалко. Действительно, предел есть всему. Даже ради счетов, дач и увеселительных поездок не стоит спекулировать на детях. Но я совершенно не убежден, что именно это и имел в виду Владимир Путин, когда говорил о "незапредельных" мерах.



Грани.Ру: Дети Магнитского

Можно, конечно, обвинять американцев в издевательствах над российскими гражданами – и считать это адекватным ответом Чемберлену. Но по сути это будет все то же продолжение "закона Магнитского", который ограничивает в праве на приезд в Соединенные Штаты людей, также обвиняемых в издевательствах над российскими же гражданами.


Krynica

Унижение Украины

По словам заместителя председателя "Батькивщины" Григория Немыри, глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу во время встречи с дочерью Юлии Тимошенко подчеркнул, что в отношениях с Украиной нет места "компромиссу в том, что касается ценностей". Собственно, в последние дни об этом говорят практически все представители Евросоюза – и публично, и в частном порядке. Говорят для того, чтобы быть услышанными – но, кажется, их не слышит ни украинская власть, ни украинское общество. В этом-то и состоит основная ловушка, в которую попала наша страна. Для европейцев ценности – то, что не разменивают. Для многих из тех, кто относит себя к украинской элите, ценности – это то, что записывают в законах, упоминают в статьях или заявках на гранты – чтобы потом благополучно разворовывать страну или тратить чужие деньги для своего удовольствия.

"Не подпишете с нами соглашения об ассоциации – уйдем в Таможенный союз" - пугает европейцев проворовавшаяся, доведшая страну до ручки украинская власть. "Не подпишете с ними соглашения об ассоциации – уйдут в Таможенный союз" - хором приспособленцев поддерживает этот шантаж сонм перепуганных экспертов и журналистов. Подписывайте, Баррозу, подписывайте!

Ну хорошо, подписал. А что будет дальше? Мы часто обсуждаем последствия с европейской стороны – не ратифицируют, не введут в действие. А с украинской? А с украинской для защитников немедленного подписания все просто: в 2015 году в стране будет новый президент, европейский. Он и будет осуществлять новое соглашение.

Непонятно только, откуда этот новый европейский президент возьмется – тем более, что никому не удастся опровергнуть тезис: Виктор Янукович и есть этот самый европейский президент. Соглашение подписали именно с ним, несмотря на оставшуюся в тюрьме Тимошенко, несмотря на фальсификацию парламентских выборов и прочие успехи, на которые решили закрыть глаза. И что случится, если власть фальсифицирует еще и президентские выборы? Каков будет ответ ассоциированной с нею Европы? Да не будет никакого ответа: рычагов влияния на Киев у Брюсселя и сейчас особо нет, а после подписания документа и вовсе не останется.

В подписании соглашения об ассоциации с ЕС без выполнения украинской властью политических условий – ценностных условий – нет никакого смысла, кроме одного-единственного: унижения Украины. Если это произойдет, Евросоюз продемонстрирует, что наша страна интересует его только как некая "антитеза" России, а не как некий самостоятельный организм. А это означает, что в первой же европейской договоренности с Москвой нас просто сдадут на свалку, как отработанный шлак – и никакое соглашение не поможет. Но я уверен, что европейцев интересуем именно мы, что именно с нами европейцы хотят строить отношения, именно мы, Украина – а не придаток России – являемся их соседями на континенте. И именно поэтому мы не увидим позора европейской капитуляции перед авторитарной украинской властью.

Share

Унижение Украины
Krynica

Цирк или власть - «Знову побилися? А хто? «Свобода»!!!», – соотечественник, только что прилетевший в

«Знову побилися? А хто? «Свобода»!!!», – соотечественник, только что прилетевший в Киев и еще не покинувший пределов аэропорта «Борисполь» был явно воодушевлен: новый парламент явно оправдывал его надежды, ту не единожды оцененную потребность в зрелищах, которую испытывает народ, пока еще не задумывающийся о том, что ему не хватает хлеба – или не связывающий власть с заработком на свой хлеб насущный.

Парламент действительно открылся эффектно. Янукович по телевизору, оппозиционеры, не пускающие в зал «тушек», «Свобода», ломающая забор… Но все это хорошо с точки зрения представления, а не с точки зрения политики. Между тем, политические результаты у первых дней работы Верховной Рады тоже есть – и немалые.

Главный результат – это то, что никакой законодательной власти в стране так и не появилось. Парламент мог бы «воскреснуть», если бы у власти в Раде не было бы прочного большинства и ей пришлось бы договариваться по принципиальным вопросам с оппозицией – с настоящей оппозицией, а не с коммунистами. Но большинство есть – чтобы там ни рассказывал нам товарищ Симоненко.

Коммунистическая фракция будет голосовать за все, что действительно нужно «регионалам» – и в этой ситуации даже «тушки» будут появляться не тогда, когда это будет связано с голосованием, а тогда, когда появится необходимость нанести удар по политическим позициям Яценюка или Кличко. У Партии регионов есть все возможности голосовать так, как нужно президентской администрации – и оппозиция может помешать этому только физически, то есть временно. Опыт предыдущих противостояний показывает, что если у власти действительно есть настоятельная – прежде всего финансовая – необходимость что-нибудь протащить, ее может остановить только отсутствие голосов, но не драки у трибуны. Нет никаких оснований считать, что сейчас будет иначе.

Идея о том, что теперь в парламенте есть «настоящие» радикалы – и они-то уж точно всех запугают – мне тоже кажется весьма утопичной. Во-первых, «свободовцы» – будь они настоящими радикалами – никогда не усадили бы своего представителя в парламентский президиум, рядом с «регионалом» и коммунистом, которого они хотели бы запретить. Согласие «Свободы» на то, что именно ее представитель будет в этом президиуме заседать от оппозиции отражает стремление к легитимации, которое в конечном счете может оказаться сильнее радикализма. Во-вторых, в истории украинского парламентаризма уже были случаи, когда меньшинство успешно блокировало работу большинства – и тогда большинство просто собиралось в другом здании и принимало нужные решения. В-третьих, радикализм «Свободы» может быть на руку и власти, и отдельным ее представителям.

Самый наглядный пример – история с украинским языком на трибуне. Нет ничего проще, чтобы заставить говорить по-украински номенклатурщиков старой формации – Рыбака или того же Азарова, который старается читать тексты на государственном языке чуть ли не с первого дня своего пребывания в должности, а на этот раз, к искреннему моему удивлению, даже пытался отвечать по-украински на вопросы депутатов. Но для Рыбака, Азарова, да и для Януковича и даже для Симоненко украинский язык – атрибут официальной жизни, так сложилось еще во времена Кучмы. А вот для их более молодых соратников, которые пришли в политику на волне противостояния 2004 года, украинский язык – это «маркер» «оранжевых». И уже скоро многие из них поймут, что настоящим героем населения Юго-востока станет тот, кто будет отстаивать право говорить на родном – русском – языке с парламентской трибуны. И именно этому герою – а не престарелым политикам, обучающимся украинскому – обеспечено политическое будущее в Донецке, Одессе и Крыму.

Колесниченко, который говорит по-украински не хуже Фарион, это уже понял, скоро к нему подтянутся и другие. И тогда внутри Партии Регионов возникнет сильная «русская» фракция, на фоне противостояния которой со «Свободой» и другими оппозиционерами региональные «патриархи» будут выглядеть настоящими центристами, уравновешивающими радикалов. О том, что дискуссия на каком языке говорить в парламенте является успешной подменой самого содержания выступлений, я уже и не вспоминаю. Но в самой языковой проблеме, подчеркиваю, ничего нового нет – литовский парламент перешел на родной язык и отказался даже от синхронного перевода на русский еще в 90-е, с тех пор я и приучился понимать на литовском политическую лексику и ничего, выжил. Отличием было только то, что в сейме не было тех, кто готов был спекулировать на языковой проблеме и рассчитывать на понимание избирателей – а в Раде их вагон и еще маленькая тележка.

Может ли парламент в этой ситуации превратиться из места трансляции дешевых зрелищ во власть? Может. Но для этого необходима переоценка своих интересов группами во власти и их готовность отмежеваться от президента – проще говоря, переформатирование большинства. Причиной такой переоценки может стать экономический кризис – но неясно, какие баллы шторма отрезвят украинских «олигархов» и их группу поддержки и позволят понять, что фактическое уничтожение законодательной власти и превращение ее в посмешище ведет нас в никуда.





Цирк или власть - «Знову побилися? А хто? «Свобода»!!!», – соотечественник, только что прилетевший в Киев и еще не покинувший пределов аэропорта - LB.ua
Krynica

Я допоможу Хорошковському

Тепер вже колишній перший віце-прем'єр Валерій Хорошковський оголосив про свою відставку на знак незгоди із подальшим перебуванням Миколи Азарова на посаді прем'єра. Голову уряду, з яким він успішно співпрацював практично весь період перебування на посаді першого віце-прем'єра, Хорошковський тепер називає людиною, нездатною проводити економічні реформи та захищати стратегічний курс нашої держави на євроінтеграцію – ніби захист цього курсу це крнституційний обов'язок прем'єра, а не президента.

Ніде правди діти, олігарх ретельно підготувався до своєї відставки. Він давно вже зрозумів, що програв – шалений наступ "росукренергівців" на владу захлинувся на користь їхніх партнерів по побудові авторитарної держави – сім'ї та донецьких земляків президента. В ситуації, коли ти позбуваєшся доступу до фінансових джерел, немає ніякого сенсу бути при владі. Адже влада – вона ж не для євроінтеграції, вона для грошей.

Саме тому вже кілька місяців людина, що роками буда пов'язана із російським бізнесом і перетворила свій телеканал на справжнє осердя російської пропаганди в Україні, намагається виглядати євроентузіастом і прихильником інтеграції з ЄС.

Саме тому бізнесмен, який на посаді голови СБУ за допомогою власного медіахолдінгу, слухняного суду і "ручної" Нацради, знищував незалежне мовлення, раптом вирішив створити на своєму каналі громадську раду за участю шанованих людей.

Хорошковський все розрахував: ми маємо говорити не про відставку колишнього Малюти Скуратова, а про відставку майбутнього академіка Сахарова! І я впевнений, що знайдуться ті, хто підтримає цю реінкарнацію.

Однак я був би обережний. А що ж станеться, якщо за кілька місяців - чи тижнів - Хорошковський та його друзі знову домовляться із сім'єю? Що залишиться від їхньої опозиційності, коли виявиться, що на Росії можна заробити? І що залишиться від репутацій тих, хто зараз буде розповідати світу про опозиційність і европейськість колишнього урядовця?

Із Хорошковським можна буде співробітничати тоді, коли він, позбавлений майна і посад, звинувачений у вбивствах і коруції і обмежений у пересуванні Інтерполом, буде ховатися у Лондоні від того самого "правосуддя", яке сам і створив. Тоді я буду першим, хто буде захищати його від свавілля. І це не просто слова. Борис Березовський може підтвердити, що я був першим журналістом, який пішов з "Независимой газеты" коли його охоронці захопили редакцію. І я був одним з тих небагатьох, хто продовжував телефонувати опальному "олігарху" до Лондону й транслювати його думки й коментарі тоді, коли вчорашні друзі називали його майже не дияволом.

Так що Валерій Хорошковський може на мене розраховувати.



Я допоможу Хорошковському
Krynica

Брежнев, Подгорный, Косыгин... в украинской Раде - Мир - Slon.ru

Брежнев, Подгорный, Косыгин…

Совместный брифинг нового председателя украинского парламента Владимира Рыбака и свежепереназначенного премьер-министра Николая Азарова напомнил жившим в советскую эпоху старые фотографии членов брежневского политбюро на праздничной трибуне – седовласые старцы, слабыми взмахами рук приветствующие первомайские демонстрации… Рыбак и Азаров – как, впрочем, и окруживший себя ровесниками президент Виктор Янукович – и сами жили в ту, кажущуюся уже необычайно далекой эпоху и, наверное, вместе со всеми остальными рассказывали анекдоты о престарелом генсеке и удивлялись, почему партийные руководители не понимают, как важно обновление кадров. Но став постарше, сами воспроизвели советскую ситуацию в собственной стране.

Это, пожалуй, самый любопытный итог первых дней работы украинского парламента – «вползание» страны в эпоху геронтократии. Собственно, с точки зрения возраста руководителей Украина ничем теперь не отличается от соседей по постсоветскому пространству. Но одно существенное отличие все же есть. В России, Белоруссии или Казахстане геронтократическая эпоха потихоньку начинается вследствие естественного старения руководителей, пришедших к власти сравнительно молодыми людьми. А Украину «старят» искусственно – главным образом потому, что президенту куда комфортнее и понятнее с людьми из одной с ним эпохи – и из одного с ним региона. Потому что после избрания Владимира Рыбака, бывшего донецкого градоначальника, председателем Верховной рады можно констатировать, что все высшие руководители Украины связаны общим опытом работы на Донбассе. И если бы только высшие!

Единственный вывод, который Янукович и его соратники сделали из не таких уж успешных для партии власти парламентских выборов (даже большинство в новой Раде регионалы не смогли сколотить самостоятельно, понадобилась поддержка верных и продажных борцов с буржуями – коммунистов): режим необходимо законсервировать. В тень уходят не только «попутчики», никогда не бывшие своими для новой власти – такие, как бывший глава секретариата Виктора Ющенко Виктор Балога и бывший глава ющенковского Совбеза Петр Порошенко – оба они были министрами в правительстве Азарова, но сейчас решили работать в Раде. В тени оказываются и являющиеся опорой режима олигархи из группы «Росукрэнерго» – неслучайно наиболее одиозный из них, первый вице-премьер Валерий Хорошковский, предпринимает сейчас титанические усилия по реабилитации собственного образа, изрядно подпорченного активным участием в строительстве основ нового украинского авторитаризма. База поддержки Януковича постепенно сужается до размеров его собственной семьи и близких друзей. И поддержка президентом кандидатур Рыбака и Азарова показывает, что президента это в целом устраивает.

Именно поэтому трудно предположить, что президент станет считаться с парламентариями. Он не захотел даже прийти в Раду – ни на открытие первой сессии, ни на выдвижение кандидатуры премьера, что в общем-то является его конституционной обязанностью (новый спикер с чисто «донецкой» грацией заметил, что работать нужно не по Конституции, а по договоренностям). Впервые в истории украинского парламентаризма глава государства решил записать телевизионное обращение к депутатам – и на этом, возможно, можно было бы поставить точку. Если бы…

Если бы режим Януковича действительно казался долговечным и сильным. Но экономические проблемы, которых не в силах скрыть даже старающийся казаться оптимистом глава правительства, могут уже в скором времени изменить саму конфигурацию сил в парламенте и сделать его настоящей властью. В этой ситуации оппозиции, которая после возрождения нерушимого блока регионалов и коммунистов не может по-настоящему повлиять ни на одно серьезное решение, остается только ждать, сохраняя в памяти избирателей основные черты своего предвыборного образа. Можно сказать, что у оппозиционеров это получается. «Батькивщина», фракция остающейся за решеткой Юлии Тимошенко, напоминает о политических заключенных. «Свобода» ломает заборы и «захлопывает» тех депутатов, кто пытается говорить с трибуны не по-украински. УДАР Виталия Кличко сохраняет рассудительность… А регионалы и коммунисты голосуют. Пока что.



Брежнев, Подгорный, Косыгин... в украинской Раде - Мир - Slon.ru
Krynica

Ненужная отставка

Юридический советник израильского правительства Иегуда Вайнштейн решил предъявить министру иностранных дел страны, лидеру партии «Наш дом – Израиль» Авигдору Либерману обвинения в «обмане и подрыве доверия» в рамках дела бывшего посла в Минске Зеева Бен-Арье, которому он якобы помогал в продвижении по службе в обмен на полученную от него информацию о запросе, направленном израильской полицией белорусским коллегам. Одновременно основное дело по гораздо более тяжелым обвинениям в коррупции было закрыто. И этот факт позволил Либерману отказаться от возможности подать в отставку в связи с предъявленными обвинениями – хотя предположения, что он все же уйдет, высказывались еще несколько дней тому назад.

"Я намерен попросить Кнессет снять с меня иммунитет, чтобы суд состоялся как можно быстрее. Чтобы вся процедура была осуществлена как можно скорее. По поводу отставки: юристы сказали, что я не обязан уходить в отставку, но решение я приму позднее. Я как-то сказал, что сразу уйду в отставку, если мне предъявят обвинения. Правда, тогда речь шла о серьезном делe, а сейчас совсем о другом. К тому же у нас сейчас предвыборный период, то есть, можно говорить о причинении ущерба избирателям. За нас голосовали 400.000 человек, и на сей раз мы хотим победить более уверенно. Так что решение по поводу отставки будет принято с учетом совета юристов и с учетом интересов избирателей", - сказал Либерман на конференции молодых активистов своей партии. И в этом своем решении он, очевидно, может рассчитывать на поддержку главы правительства. Беньямин Нетаньяху поздравил Либермана в связи со снятием с него основных обвинений и пожелал доказать невиновность в последнем оставшемся деле.

Иначе отреагировали оппозиционные политики, призвавшие к немедленной отставке главы внешнеполического ведомства. Но вряд ли бы руководители Партии труда или партии «Еш-Атид», призвавшие Либермана уйти уже сегодня, действительно обрадовались бы такому решению. Парадокс ситуации как раз и состоит в том, что отставка Либермана не нужна никому. Она не нужна оппозиционерам, которые получают возможность накануне парламентских выборов критиковать список правящей партии, второй номер в котором готовится к судебному процессу. Она не нужна Нетаньяху, которому гораздо удобнее иметь дело с ослабленным Либерманом и быть безусловным и непорочным лидером объединенного списка «Ликуда» и партии «Наш дом – Израиль». И она не нужна самому Либерману, которому гораздо выгоднее провести предвыборную кампанию в министерском кресле, чем в роли отставного подследственного. Именно поэтому Либерман останется на своем посту по крайней мере до парламентских выборов – а уж затем на развитие его политической карьеры и судьбу его партии повлияет сам ход судебного процесса.




http://www.politcom.ru/15033.html