August 23rd, 2012

Krynica

Сказка наоборот

Мы просто еще ничего не почувствовали. Именно так президент Виктор Янукович объясняет то, что большинство украинцев еще не осознало улучшения жизни, очевидного для самого президента и его соратников.

"Налицо реальный рост доходов людей, и на основе этого, конечно, улучшение жизни. Но сегодня подавляющее число населения этого пока не почувствовали, а почему?.. Потому что нет продолжительного времени этого…" - пришел к выводу глава государства. И действительно – для того, чтобы ты понял, как тебе замечательно, ты должен прожить с Виктором Федоровичем еще года три – а потом за него проголосовать. А пока что понять, что ты просто не можешь ощутить своего счастья. И дать возможность Партии Регионов доосчастливливать тебя до конца. Не до твоего конца, конечно, а до конца срока президентских полномочий Виктора Федоровича. Ну а потом тебе опять пообещают почувствовать что-нибудь новенькое.

В замечательной сказке Андерсена о платье из пустоты, сшитом для короля ушлыми проходимцами, примерно такие же обещания почувствовать давали королю самозванные портняжки. И король верил, потому что боялся быть несовременным – а в результате вышел голым на улицу и был высмеян народом! Но у нас ситуация куда сказочнее! У нас народ в роли короля, а король – в роли портного. И король хохочет над своими голыми подданными, рассказывая им, какие великолепные наряды он им шьет. Вот шелк, вот парча, вот золотые пуговицы! Разве вы не чувствуете?

А мы не чувствуем. "Межигорье" – чувствуем. Взбесившуюся коррупцию – чувствуем. "Смотрящих" - чувствуем. Гибель экономики – чувствуем. Международную изоляцию – чувствуем. А золотых пуговиц – не чувствуем. И бережных прикосновений иголки умелого портного к ткани – тоже. Может, это вы про "Беркут", так он орудует не иголочками.

Мы не видим роскошного платья, накинутого нашим королем на озябшие плечи страны – но боимся в этом признаться, чтобы в очередной раз не выглядеть обманутыми и покорными. Поэтому в день независимости мы пойдем на парад голыми и счастливыми, надеясь, что когда-нибудь что-то почувствуем. А наш разодетый в парчу и шелка король будет смеяться над нами во все горло со своего трона и показывать на нас пальцами своим откормленным придворным. Это и есть сказка наоборот.

Share on

Сказка наоборот
Krynica

Вы же украинцы

Не так давно грузинский президент Михаил Саакашвили, участвовавший в поминальной службе по погибшим в ходе конфликта 2008 года, обратился к своим политическим оппонентам с гневным призывом дистанцироваться от контактов с российским руководством. "Понимаю, что вам может не нравиться это правительство и Саакашвили, - сказал президент, - но черт подери меня и всех: неужели не должно быть разницы между [российским лидером Владимиром] Путиным и вами? Он же Путин, а вы грузины!".

Я вспомнил об этой эмоциональной тираде, когда обдумывал данный текст, приходящийся на очередную годовщину украинской независимости. Начиная с 24 августа 1991 года, когда вышла моя первая статья, посвященный провозглашению нового государства, я написал уже 20 таких текстов. За эти годы из пылкого молодого человека, с изумлением и радостью наблюдавшего с галереи Верховного Совета УССР за провозглашением независимости, я превратился в мужчину средних лет, убедившегося, что даже самые чистые намерения могут быть искажены и перечеркнуты общественным равнодушием. А государство, о котором я мечтал, так и не возникло - появилась лишь бездушная оболочка, похожая на засохший кокон, из которого, кажется, никогда не вылетит бабочка.

Я не буду скрывать, что для меня украинская государственность является вопросом личностного выживания. Я мечтал об этой стране в школьные годы, когда мои сверстники были образцовыми советскими людьми, при первой же возможности отказывавшимися от родного языка и происхождения и забывавшими об Украине буквально в вестибюле Киевского вокзала нашей тогда еще общей столицы.

Весь свой творческий порыв я выстроил на том, что являюсь именно украинским журналистом - и это начиная еще с советских времен, с моей работы в Москве, когда удобнее и выгоднее всего было бы переквалифицироваться в российские либералы - а еще лучше в консерваторы - и вспоминать о своем украинском детстве со снисходительной улыбкой, вечно наблюдаемой нами на физиономии очередного ревнителя славянского единства. Но это претило моей совести, чувству справедливости и сочувствия к народу, среди которого я вырос. Народу, заслужившему право на свою государственность, как и любой другой народ. И если не будет настоящего украинского государства, не будет и журналиста Виталия Портникова с его идеалами, читательским кругом, зрителями, представлениями о ценностях... Я сам буду как засохший кокон, не дождавшийся своей бабочки. И это печальная правда. Но не вся.

А вся состоит в том, что я еврей. В трех часах лету от Киева есть страна, в которой я всегда чувствовал себя дома - и в своих детских мечтах, когда двери государства Израиль были закрыты для нас советским режимом, и когда я наконец-то получил право на свидание с домом своих отцов. Я не представляю себе мира без Украины, но я не представляю его и без Израиля. Более того, я ломаного гроша не дам за свою жизнь, безопасность и чувство собственного достоинства в мире, где не будет Израиля.

Мой народ жил без национального правительства 2.000 лет - да, это были годы великого духовного взлета, но это были и годы унижения, пренебрежения и смерти. Именно поэтому я - признаюсь в этом честно - не понимаю украинцев. Ведь у них, кроме Украины, ничего нет и не будет. Не построят они ее, потеряют - и навеки станут прислугой в чужом доме (даже и на своей земле), как уже были практически все годы своего национального существования, вплоть до 1991-го.

Неужели чувство личностного достоинства может так трагически не совпадать с национальным? Неужели нет понимания того, что именно в этой стране - и ни в какой другой - заключается их будущее и перспективы их детей и внуков? Перспективы не просто богато жить и сытно есть, но и ощущать себя человеком.

Я никогда их не понимал до конца. Не понимал, когда проходил длинными коридорами редакции газеты Правда, на каждом втором кабинете которого была привинчена табличка с украинской фамилией - а в самом кабинете скрывался очередной великорусский шовинист. Не понимал, когда с сине-желтым значком первого съезда Народного Руха ехал, счастливый, домой в трамвае - и пассажиры смотрели на меня как на диковинное животное. Не понимал, когда мои знакомые и коллеги, еще вчера певшие дифирамбы [президенту] Леониду Кравчуку, дружно поддержали избранного на даче [у тогдашнего лидера РФ] Бориса Ельцина президентом Украины Леонида Кучму и стали лгать самим себе и людям о том, как Украина поднимается с колен. Не понимал, когда половина тех же самых людей оказалась в обозе Виктора Ющенко, чтобы спустя несколько лет истерик и разочарований перебежать к Виктору Януковичу. Не понимал, когда никто из них не ушел в отставку, когда началась вся эта вакханалия - фактический демонтаж Украины.

Одни мысли о деньгах, должностях, привилегиях - причем в головах вполне разумных, состоявшихся людей, которые будто и не понимают, что губят свое собственное государство! Этот коллаборационизм, эта готовность приспособиться, эта квислинговщина - она живет в элите и живет в народе. Это как трясина, которая засасывает нас всех и не дает возможности построить страну.

Израильский опыт учит: нельзя построить страну на болоте, в особенности на болоте души. Это болото нужно осушить - даже если вам это не под силу и грозит финансовыми потерями. Но, черт вас подери, - вы же украинцы!






Блоги » Виталий Портников » Вы же украинцы » Корреспондент
Krynica

Мы и страна: зачем мы друг другу. Вызов украинской независимости

Украинское государство жизненно необходимо и его сторонникам, и его противникам, пишет в своей колонке журналист Виталий Портников
В последние годы на День Независимости стало модно рассказывать о достижениях и несбыточных надеждах. О достижениях, как правило, рассказывает уничтожающая наши надежды власть. О том, как не оправдались наши мечты жить в цивилизованном европейском государстве, которое думало бы не об "олигархе" или просто бандите, а о своем гражданине - об этом говорим мы сами. К этим разновекторным размышлениям примешивается еще и опасение за целостность страны. Слишком уж по-разному относятся к будущему Украины ее регионы - есть области, где большинство населения убеждено в верности европейского выбора, есть территории, кажется, навсегда застрявшие в советском прошлом, а есть и те, кто думает о России и ее интеграционных симулякрах. Политики на этих разногласиях успешно паразитируют, сколачивая состояния для безбедной жизни далеко от разворованной страны, но сейчас речь не о них. Речь о нас с вами.
Социологические опросы демонстрируют, как изменился уровень украинского оптимизма по поводу независимости. Изменился в худшую сторону, но иначе и быть не могло. В декабре 1991 года большая часть голосовавших и понятия не имела, что же это такое - независимое государство и зачем оно нужно. Многие были уверены, что это всего лишь этап в построении некоего нового Союза. Поверить, что многие столетия определявшая нашу жизнь на этом пространстве империя умерла безвозвратно, что мы были свидетелями ее бесславной агонии, мог не каждый - именно поэтому еще долгие годы после появления Украины на политической карте многие ее граждане воспринимали себя в качестве жителей СНГ.

Но сейчас ни о каком СНГ никто, к счастью, и не вспоминает. Попытка Москвы вновь собрать ранее оккупированные большевиками страны в новом образовании во главе с Российской Федерацией потерпела крах - а вскоре мы станем свидетелями краха и других российских интеграционных авантюр, в которых, к счастью, пока что не участвуем. Так что теперь для жителей нашей страны Украина - это Украина. Никакого обновленного Союза, никакого СНГ. Выбор прост - Украина или... Россия. Давайте смотреть правде в глаза. Большая часть тех, кто выступает против нашей независимости, воспринимает свою страну просто как часть территории другого государства. Но сколько у нас таких людей?

Никакого обновленного Союза, никакого СНГ. Выбор прост - Украина или... Россия. Давайте смотреть правде в глаза
Не так уж и мало - в особенности на востоке. Социология свидетельствует, что против украинской независимости высказываются 37 процентов опрошенных на юге, 31 процент в Донбассе, 42 - на востоке. Это, конечно же, немало. И это очень отличается от настроений на западе, севере и в центре страны, где в целесообразности существования украинского государства сомневается куда меньше людей - от 5 процентов на западе до 28 в центре.

Означает ли это, что восточные регионы могут при неблагоприятном развитии событий отделиться от Украины? Нет, это означает, что они могут стать еще одной горячей точкой, потенциальной территорией для гражданской войны. На западе и в центре страны сталкиваться некому. А вот на востоке большинство населения все же тяготеет к государственности, и можно сказать, что это не Украина расколота, это восточные регионы внутри себя расколоты почти поровну на тех, кто хочет, чтобы строительство украинского государства продолжалось, и тех, кто его не приемлет. Причем среди неприемлющих тоже можно найти различные настроения. Есть те, кто хотел бы видеть Украину в Евразийском союзе, те, кто хотел бы, чтобы она стала частью России, и те, кому она просто не нравится - а что им не нравится, они и сами не знают. Теперь представим себе, что регионы со столь разнообразными настроениями отпущены в свободное плавание - покоя там не будет никогда, ни один доморощенный диктатор не справится с этим разнообразием мнений о будущем, переходящим в анархию. И, кроме того, этому диктатору придется иметь дело с большинством, тяготеющим к оставленной Украине.

Я пишу об этом фантастическом сценарии специально для тех, кто искренне верит, что стоит украинским регионам разойтись - и тут же наступит покой и процветание, для одних и для других. Да, мы очень разные - но вот только если разойдемся, покоя уже не будет никогда и ни для кого. Как бы это ни парадоксально звучало, но украинское государство - это гарант мира и покоя и для тех, кто хочет его процветания и успеха, и для тех, кто не стремится видеть его на географической карте.

Именно поэтому Украина - наш общий дом. Именно поэтому мы с вами можем либо все вместе выстроить этот дом современным и привлекательным, либо все вместе погибнуть под его руинами. Это и есть вызов двух десятилетий украинской независимости, который придется принять каждому - во Львове и Донецке, в Ужгороде и Луганске, в Черновцах и Николаеве. Другой дороги все равно нет.



Мы и страна: зачем мы друг другу. Вызов украинской независимости