July 24th, 2012

Krynica

Поток Януковича

Российский президент Владимир Путин заявил о готовности достроить газопровод "Южный поток" несмотря на экономический кризис, переживаемый сегодня Европой и уменьшением количества потребляемого газа. "За тяжелыми временами наступают благоприятные" - отметил российский президент на совместной пресс-конференции с итальянским премьер-министром Марио Монти.

Эти слова Владимира Путина могут быть адресованы не только главе итальянского правительства, но и украинскому президенту Виктору Януковичу. Как известно, Янукович постоянно призывает российскую сторону отказаться от строительства "Южного потока" в пользу модернизированной украинской газотранспортной системы. Однако "Газпром", фактическим куратором которого является Путин, продолжает настаивать на передаче ему украинской ГТС по белорусскому образцу.

В Москве уверены, что только после того, как к России перейдет полный контроль над украинской ГТС, можно будет начать разговор об изменении формулы, по которой Украина рассчитывается за российский газ. До этого же времени любые разговоры о смягчении условий оплаты нецелесообразны.

Виктор Янукович вполне резонно выступал против передачи украинской газотранспортной системы под контроль "Газпрома", считая, что в этом случае Украина полностью утратит свою энергетическую независимость. С этой логикой трудно не согласиться.

Но нельзя не заметить и другого: в случае, если "Южный поток" будет действительно достроен, транзитная роль Украины будет минимализирована, и с этого времени ее отношения с Россией будут строиться по формуле "продавец-покупатель", а не по формуле "продавец-транзитер-покупатель". В этой ситуации нужно готовиться не к уменьшению, а к увеличению цены на топливо и к дальнейшей маргинализации бюджетообразующих отраслей украинской промышленности.

Утверждать, что в этом виновен лично Янукович, я бы не стал. Российско-украинские энергетические отношения развиваются по вполне логичной парадигме: Москва старается продать свой газ подороже и одновременно избавиться от транзитной зависимости от Киева, Киев хочет купить российский газ подешевле и одновременно сохранить роль транзитной страны.

Если будут достроены подводные газопроводы, выиграть в этом состязании Украине не удастся. Беда Януковича в том, что он намеревался договориться с Путиным по правилам прошлого века, рассчитывая обменять сохранение транзитной роли Украины и уменьшение газовой цены на идеологические посулы и корпоративные соглашения закрытого характера. Но Россия более не нуждается ни в том, ни в другом. Януковичу нечего ей предложить.

Зато ему есть что предложить Украине - экономические реформы, которые уменьшили бы энергозависимость страны, позволили бы отказаться от архаичных форм наполнения бюджета, наполнили бы казну доходами от деятельности мелкого и среднего бизнеса, заставили бы хозяев химических и металлругических предприятий заняться бы их модернизацией - что куда важнее строительства стадионов и прочих олигархических игрушек.

Этот "поток Януковича" был бы достойным ответом на "Южный поток" Путина. Беда Януковича в том, что ему и в голову не приходит модернизировать страну даже тогда, когда становится ясно, что его политическое выживание зависит от этой модернизации, а расчеты на договоренности с Москвой, которые могли бы позволить режиму еще на пару лет отложить реформы, не оправдались.

Share

Поток Януковича
Krynica

Конец честности

Обнародование гражданским движением «Честно» результатов соответствия депутатов украинского парламента критериям, выработанным для определения их добропорядочности – то есть соответствия моральным и профессиональным задачам, необходимым для работы в законодательном органе страны, шокировало и самих политиков, и многих представителей общественности. Если из нескольких сотен депутатов украинского парламента критериям доброчестности отвечают всего трое – то что же мы за народ такой?

Но, думаю, дело не в народе. И даже не в движении «Честно». Его участники провели выдающийся эксперимент – имплементировали в украинскую политическую жизнь нормы западных – то есть цивилизованных – представлений о качествах и задачах народных избранников. То, что мы получили в результате – это не свидетельство того, что у нас нет достойных быть депутатами. Это – свидетельство того, что у нас нет и никогда не было политической жизни.

То, что мы воспринимаем как Украинское государство на сегодняшний день – заурядный синдикат по распилу ресурсов, доставшихся нам от советского времени. Отличие государства Кучмы от государства Ющенко – в том, что участники распила ющенковских времен прикрывались национальными лозунгами и обещаниями добраться до Европы вместо разговоров о многовекторной внешней политике и дружбе с Россией и Западом одновременно. Отличие государства Януковича от государства Ющенко – в крайней криминализированности и беспардонности распила, но так всегда бывает, когда ресурсы подходят к концу. Воровская суть происходящая от этого не меняется. Не меняется для каждого – отнюдь не только для хозяев жизни, но и для тех кто ждет от них социальных выплат, повышения зарплат, кто хочет не столько изменения существующего самоубийственного порядка вещей, сколько его консервации на вечные времена – только с возможностью больше получать и тратить. Вот эта мечта о мире потребления без затраты особых усилий, об отстутствии обязательств перед собственной страной при наличии у нее максимальных обязательств перед тобой – это и есть украинская мечта. Именно поэтому украинцы всякий раз в большинстве своем голосуют не за тех, кто имеет политические взгляды и представления о том, что нужно менять страну, а за тех, кто забрасывает их гречкой. Именно поэтому даже самый реалистично настроенный украинский политик никогда не осмелится рассказать правду своим избирателям и постоянно обещает им, что реформы будут донельзя популярными.

Чем же занимается в этой ситуации украинский депутат? В большинстве случаев это – бизнесмен, «крышующий» собственное дело и помогающий друзьям. Он даже не скрывает, как правило, что продолжает заниматься предпринимательской деятельностью, являясь почетным президентом того-сего. Если с бизнесом изначально не сложилось, украинский депутат – это лоббист, зарабатывающий деньги тем, что помогает не прошедшим в парламент (или пославшим его туда) бизнесменам и корпорациям. Может быть и альтернативный вариант: человек, которому все это опротивело, который хочет изменения существующего порядка вещей, который готов бороться с олигархической вольницей. Но такой человек – это общественный деятель, правозащитник, журналист с депутатским мандатом. Политическим деятелем он тоже не являются – потому что, в конце то концов, политиком можно быть там, где есть политика, а не там, где ее нет и никогда не было.
Классический политик – это человек, имеющий и отстаивающий собственные взгляды – не взгляды вообще, чтобы Украина цвела, порядок был, бандиты в тюрьмах, а продукты в магазинах – а конкретные концепции реформирования страны. Это могут быть концепции либерального, консервативного, социал-демократического толка. Если приверженцы той или иной концепции не добиваются соответствующего результата на выборах, им приходится вступать в коалицию со сторонниками других взглядов и вырабатывать компромиссную программу развития страны. Так существуют все государства мира – если они государства – и так никогда не существовала Украина. Спросите у руководителей крупнейших украинских политических партий, каковы их взгляды на развитие страны – и вы будете привычно ошеломлены отсутствием каких-либо четких ориентиров. Именно потому, что каких-либо реальных взглядов нет, создаются территориальные и языковые маркеры, охотно поддерживаемые электоратом. Но если убрать эти маркеры, если представить себе страну, в которой все говорят на одном языке, придерживаются одной и той же исторической концепции и ориентируются на один вектор развития – то как будет развиваться эта страна? Какой будет стратегия изменений? Будут ли поддержаны радикальные экономические реформы либерального образца или же, напротив, победят сторонники социального государства?

На эти вопросы нет ответа, потому что они не интересуют общество. Поскольку общество до сих пор в массе своей интересуется вопросами выживания и идеологическими маркерами, оно может голосовать только за проходимцев или правозащитников. Ни те, ни другие политиками не являются. Критерии профессионализма и добропорядочности по европейскому образцу к ним просто неприменимы. Невозможно, например, оценивать изменение политических взглядов у того, у кого их никогда не было просто по факту его перехода из фракции во фракцию. Если человек купил себе место в парламенте для того, чтобы защищать бизнес, а потом перешел в другой клуб, так как купленное место оказалось оппозиционным – при чем тут взгляды? Невозможно всерьез говорить о прозрачности доходов, когда депутаты и не скрывают своего богатства от посторонних глаз – и это становится дополнительным аргументов для поддержки такого кандидата избирателем: не украдет, потому что уже богатый, больше нам перепадет и т.д. Но самое главное – в Европе все эти критерии применяются к людям со взглядами – и потому могут сработать. А в Украине критерии добропорядочности применяются к людям без взглядов – и потому бессмысленны по своей сути. Эта бессмысленность и была продемонстрирована результатом работы активистов из «Честно» - если никто не проходит через сито, то может быть, дело не в элите, а в самом порядке вещей? И за кого же голосовать, если никто не отвечает заданной планке?

На этот вопрос существует простой ответ: голосовать нужно за тех, кто готов участвовать в декриминализации существующего режима. Именно криминальный характер власти сегодня – главная угроза Украине. Именно вокруг борьбы с этой угрозой должны объединяться сегодня те, кто считает себя политиками и те, кто собирается за этих политиков голосовать. Но понимает ли это общество и осознают ли маштаб задач сами политики? На этот счет у меня есть самые серьезные сомнения. Украинцы – и честные, и не очень – продолжают играться в Украину, даже не замечая, что они давно уже переместились в неприветливую реальность. Самый большой кризис украинской государственности уже на пороге, ресурсов для поддержания жизнеспособности страны осталось уже очень немного – и это проблема не только ослепшей власти, но и непрозревшего общества.


Источник: http://lb.ua/news/2012/07/24/162132_konets_chestnosti.html
Krynica

Порядок на болоте: почему однопартийность приведет к краху Украины

Полтавский мэр Александр Мамай, вступивший в Партию Регионов со словами о том, что «когда у власти одна партия, то в стране будет порядок» и что «управлять должна единая политическая сила», на самом деле выразил мнение, которым могли бы похвалиться многие представители украинской политической элиты - только, в отличие от мэра, они немножко стесняются.

И я бы не спешил обвинять Александра Мамая и других приверженцев подобных взглядов в том, что они просто не любят демократию и стремятся возродить руководящую и направляющую роль КПСС в ее новой «региональной» инкарнации. Дело, в первую очередь, не в демократии, дело в экономике. У нее свои законы и от них не скрыться ни в Киеве, ни в Полтаве, ни в Донецке. Многопартийность, состязание партийных программ, конкуренция на общенациональных и местных выборах - все это очень хорошо, когда в стране существует экономический плюрализм. Но в феодальном государстве, в котором государственная собственность конкурирует с олигархической, вся эта многопартийность - баловство не для мэров. Тот же Мамай баллотировался в мэры Полтавы при поддержке полупридуманной декоративной партии, чтобы сохранить хотя бы видимость самостоятельности. И что толку? За деньгами все равно приходится обращаться все в ту же партию. А там «своим» дают куда охотнее - тем паче, что денег все меньше и на всех уже не хватает. Остается присоединяться к лагерю победителей - тем более, что никакого другого лагеря просто нет. Оппозиция? Какая там оппозиция? Она нищая, ее представителей не видно на мажоритарке. Мэр-оппозиционер - приговор городу. Губернатор-оппозиционер - приговор области, да и не бывает таких губернаторов отродясь.
Украина это не придумала, вовсе нет. Олигархия - это всегда однопартийность или декоративная конкуренция. И социализм здесь совершенно не обязателен. В какой-нибудь Индонезии генерала Сухарто тоже существовала вполне себе однопартийная политическая система. И в Турции времен Ататюрка и его ближайших наследников тоже... Таких примеров можно привести превеликое множество. Более того, когда в олигархической системе появляется номенклатурная конкуренция и у власти - несколько центров, это приводит исключительно к хаосу и краху. Именно такой была конкуренция после 2004 года, которую преемники Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко так любят называть руиной. Другое дело, что олигархическое однопартийное управление тоже рано или поздно приводит к краху - а к чему же еще? Номенклатурный разброд при «олигархах» - это мутная вода. Номенклатурное единство и партийный триумф при «олигархах» - это стоячая вода. Никакие реформы в такой ситуации невозможны, как невозможен и отбор сильных инициативных кадров. Торжествуют коррупция, некомпетентные решения, криминалитет, непонимание общих экономических законов. Коридоры власти до краев наполняются проходимцами и негодяями, использующими ситуацию для личного обогащения. Государственная казна опустошается, страна оказывается неспособной к поддержанию уровня жизни малообеспеченных и созданию перспектив для тех, кто хочет работать и проявлять инициативу. В странах с сильной армией в такой ситуации происходит государственный переворот - единая и неделимая партия запрещается, ее руководители отправляются в тюремные камеры или в эмиграцию. В странах, где сильной армии нет, а государство - всего лишь условность, происходит народный бунт. Учитывая отсутствие в Украине вооруженных сил как таковых, нас ожидает второй вариант. Мэр Полтавы еще не раз пожалеет о своем решении и своих опрометчивых словах - как, впрочем, и все те, кто искренне ассоциирует порядок с болотом.
http://kontrakty.ua/article/50500
Krynica

Добраться до Бейрута

Агент сирийской разведки Хуссам Хуссам обещает преподнести мировому сообществу сюрприз, который оно и представить себе не может – «дайте мне только добраться до Бейрута!». Ливанец Хуссам является ключевым свидетелем по делу об убийстве бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. В 2005 году он уже давал показания по этому делу и признал причастность к уничтожению популярного политика глав разведок Сирии и Ливана. Однако: вернувшись в Дамаск, Хуссам заявил, что его неправильно поняли, а показания, изобличающие дамасский режим, он дал под давлением сторонников Саада Харири, сына убитого премьера и нынешнего лидера ливанской оппозиции.

Теперь Хуссаму придется давать свои показания в совершенно новой ситуации. Агент одной из самых зловещих спецслужб арабского мира был задержан на одном из дамасских шоссе бойцами Армии свободной Сирии. "Бойцы штурмовой дамаскской бригады, с помощью Аллаха, арестовали Хуссама минувшим днем. Саад Харири, теперь революционеры Дамаска и всей Сирии посылают его тебе в подарок", - заявляет командир ополченцев.

На положение отчаянно цепляющегося за власть Башара Асада задержаение его специального агента уже вряд ли повлияет. Зато оно может ослабить позиции шиитской группировки «Хизбалла», фактически контролирующей власть Ливана. Именно «Хизбаллу» подозревают в причастности к убийству Харири, совершенному в тесном сотрудничестве с сирийскими спецслужбами. Сама группировка категорически отвергает эти обвинения и отказалась выдать поддозреваемых в совершении преступления активистов. Однако столь уверенно «Хизбалла» могла ощущать себя, пока рядом с Ливаном существовал сирийский режим, который не просто был политическим спонсором радикалов, но и оккупантом Ливана. Рафик Харири погиб именно потому, что ассоциировался с борьбой против этой оккупации, столь важной для «Хизбаллы» с точки зрения захвата и удержания власти.

Теперь, когда сирийская оппозиция задерживает возможного участника убийства Харири и передает его ливанской оппозиции, намечается совсем другая расстановка сил – антиасадовская Сирия в союзе с оппонентами «Хизбаллы» может серьезно изменить расклад сил в самом Ливане. Конечно, остается еще и Иран, не просто помогающий единоверцам в арабской стране, но и делающий все возможное для радикализации настроений среди шиитов и маргинализации сил, настроенных на диалог в ливанском обществе. Но в одиночку Ирану будет гораздо труднее заниматься дестабилизацией Ливанской Республики. Главным источником ливанских бед все эти десятилетия был все же диктаторский режим Асадов – отца и сына. И сейчас, когда этому режиму приходит конец, у ливанцев появляется шанс заставить собственных радикалов подчиняться цивилизованным правилам игры и попробовать восстановить в стране атмосферу диалога между различными религиозными и общественными группировками.

24.07.2012


http://www.politcom.ru/14255.html