July 10th, 2012

Krynica

Управление варваров

Не знаю, вспоминал ли кто-либо в дни европейского футбольного чемпионата об обещании украинских властей организовать регулярные вертолетные перевозки в Канев для того, чтобы облегчить гостям Украины посещение Тарасовой горы.

Даже когда это обещание давалось, мне оно казалось верхом абсурда: на футбольный чемпионат приезжает совершенно специфическая публика, которая предпочитает коротать время в распитии пива и ожидании очередного матча, не отваживаясь даже на экскурсию по принимающим городам. Тарас Шевченко для этих людей - личность куда более загадочная, чем Андрей Шевченко. И, если уж говорить серьезно, отнюдь не только для футбольных туристов.

Вместо того, чтобы тратить деньги на сооружение памятников поэту во всех столицах мира - что обожающий показуху Виктор Ющенко считал главной задачей украинской дипломатии - или осваивать деньги на вертолетных площадках, что так хорошо получается в эпоху Виктора Януковича - можно было бы издать небольшие сборники стихов поэта на разных языках, распространять их в книжных магазинах и культурных центрах. И Шевченко нашел бы своего читателя - не того, кто "фанатеет" от гола, забитого родной командой, а того, кто интересуется поэзией, историей, политикой.

Может быть, благодаря переводу "Наймички" такой читатель лучше понял бы Украину. Может быть, благодаря переводу "Кавказа" такой читатель лучше понял бы Россию. И действительно захотел бы сюда приехать - не пива попить, а страну узнать. Но, конечно, такой проект никому в Украине не интересен, потому что не позволяет много украсть.

В этом-то все и дело - никакой Шевченко, никакая Украина нашей власти не интересны, потому что интересно только то, что позволяет освоить деньги. В результате никакая вертолетная площадка в Каневе под Евро не заработала, потому что проект ее строительства нужен был с одной-единственной целью - освоить ресурс. Ресурс освоен, тема закрыта.

Во время одной из дискуссий в греческом парламенте лидер левых радикалов Алексис Ципрас процитировал строки из гениального стихотворения поэта Константиноса Кавафиса "В ожидании варваров". Его оппонент, премьер Антонис Самарас в ответ вспомнил другую строку из Кавафиса, достойно ответив на находку Ципраса. О греческих политиках можно говорить что угодно, но они - образованные люди. И для них Кавафис что-то значит.

А для нашей власти Шевченко не значит ничего. И не потому, что он - украинский, а потому что он поэт. Ахматова и Чехов тоже ничего не значат, как известно. Греческие политики только цитируют стихотворение о горестном ожидании варваров, а нами сытые жадные самоуверенные варвары уже управляют.


Управление варваров
Krynica

Казнь как неизбежность. Почему жители Крымска считают, что их утопили

Наводнение на Кубани, унесшее жизни многих десятков людей и еще большее количество лишившее крова и собственности, по реакции общества и беспомощности властей напомнило мне трагедию подводной лодки "Курск", случившуюся в самом начале президентства Владимира Путина. Сейчас тоже начало президентства, тоже лето и тоже подходит неожиданный ответ, который дал новый российский президент Путин на вопрос о судьбе подводной лодки: "Она утонула".

Крымск тоже утонул, скрылся под водой, продемонстрировав, что путинская Россия осталась советской, осталась прежней - с точки зрения действий чиновников, доверия к власти, способности преодолевать последствия происшедшего... Я не буду обсуждать сейчас ставшую популярной среди жителей Крымска и пользователей интернета версию, что на Крымск специально спустили воду из находящегося неподалеку водохранилища - чтобы спасти Новороссийск. Кажется, версия эта уже убедительно опровергнута специалистами, доказавшими, что такой возможности просто не существовало.

Но то, насколько охотно люди поверили в саму мысль о том, что власть пошла на запланированное убийство сограждан, показывает, что она остается чужой даже там, где ее позиции формально незыблемы. Советской власти не верили даже те, кто ходил на первомайские демонстрации и размахивал флажками - и правильно делали! Разве не было у нас первомайской демонстрации в Киеве после Чернобыля, разве власти не пытались предотвратить массовый вывоз детей из Киева, чтобы скрыть масштабы катастрофы? Разве не циркулировал тогда слух о том, что "радиоактивное облако" специально разбомбили на подходе к Москве, чтобы уберечь от возможных последствий советское руководство? Тогда все считали, что власти нарочно жертвуют здоровьем киевлян или туляков ради пропаганды или спасения Москвы, сейчас - что жертвуют жителями Крымска ради жителей Новороссийска. Так граждане России на самом деле и воспринимают власть - как бездушную карающую машину, не считающую их за людей. Пока все хорошо - так могут увеличить пенсии, а случись что - утопят, как Муму.

На самом деле в наводнении на Кубани нет ничего неожиданного - такие бедствия в регионе случались раньше и будут случаться впредь, горы есть горы. Но это отнюдь не означает, что должны рушиться дома и - что самое главное - гибнуть люди. И то, что произошло - это свидетельство не заговора, а уровня компетентности.

Крымск в последний раз тонул 10 лет назад - жертв, правда было меньше, но они исчислялись десятками. Город восстановлен практически на том же самом месте (центр находится на возвышенности, так что местной власти ничего не угрожает) - и утонул опять. Сейчас, когда раздаются призывы к переносу города, в ответ можно услышать слова о славной истории Крымска и недопустимости такого решения. Так что будьте уверены: при первом же катаклизме восстановленный город вновь зальет водой.

Можно ли хотя бы воспрепятствовать в будущем такому количеству жертв? Мне кажется, нельзя. Количество жертв связано с самим отношением власти к подданным. Кубань - вообще особое место, с точки зрения системы управления это - российский Донбасс. Здесь ничего не изменилось с советских времен, диссидентствующие политики ельцинской эпохи были быстро маргинализированы, вертикаль восстановлена. Князь Кубани Александр Ткачев принял скипетр из крепких рук коммунистического хозяина края Николая Кондратенко и выстроил модель удачного взаимодействия коррумпированной номенклатуры в Краснодаре с криминализированными хозяевами городков и станиц. Наблюдатели назвали историю с разобачением банды Цапков в станице Кущевской моделью современной Кубани. Но Цапки попались только потому, что совершили массовое убийство, жертвами которого стали, среди прочих, женщины и дети. Другие хозяева станиц не позволяют себе таких демонстративных зачисток - но от этого жить в их владениях не проще, чем в Кущевской. А теперь попробуем ответить на вопрос: насколько волнует Ткачева и его окружение судьба жителей заштатного городка? Когда губернатор, волнуясь, объяснял жителям Крымска, что не мог бегать по подъездам с оповещениями, он говорил правду, чего бегать-то? И волнения Ткачева связаны главным образом с тем, что если его равнодушие бросит слишком уж большую тень на светлый образ Путина, с властью придется расстаться. Вероятность этого не очень велика: "Единая Россия" уже выступила против отставки незаменимого краснодарского феодала, но все же в первые дни после катастрофы Ткачеву было явно не по себе.

Хотя, если серьезно: а зачем его снимать? Новый Ткачев будет таким же феодалом, как нынешний - не лучше и не хуже. Ведь дело не в губернаторе Кубани, не в мэре Крымска и даже не в президенте России, дело в системе, позволяющей власти относиться к людям как к мухам и создавшей параноидальную отчужденность государства от гражданина. Я никогда не смогу понять, как можно жить в собственной стране в полной уверенности, что если что, то тебя утопят - но, возможно, именно в этом фатальном восприятии казни как неизбежности и кроется секрет российской стабильности.

фото: Главред, ttolk.ru
Riga

Управление варваров

Не знаю, вспоминал ли кто-либо в дни европейского футбольного чемпионата об обещании украинских властей организовать регулярные вертолетные перевозки в Канев для того, чтобы облегчить гостям Украины посещение Тарасовой горы.

Даже когда это обещание давалось, мне оно казалось верхом абсурда: на футбольный чемпионат приезжает совершенно специфическая публика, которая предпочитает коротать время в распитии пива и ожидании очередного матча, не отваживаясь даже на экскурсию по принимающим городам. Тарас Шевченко для этих людей - личность куда более загадочная, чем Андрей Шевченко. И, если уж говорить серьезно, отнюдь не только для футбольных туристов.

Вместо того, чтобы тратить деньги на сооружение памятников поэту во всех столицах мира - что обожающий показуху Виктор Ющенко считал главной задачей украинской дипломатии - или осваивать деньги на вертолетных площадках, что так хорошо получается в эпоху Виктора Януковича - можно было бы издать небольшие сборники стихов поэта на разных языках, распространять их в книжных магазинах и культурных центрах. И Шевченко нашел бы своего читателя - не того, кто "фанатеет" от гола, забитого родной командой, а того, кто интересуется поэзией, историей, политикой.

Может быть, благодаря переводу "Наймички" такой читатель лучше понял бы Украину. Может быть, благодаря переводу "Кавказа" такой читатель лучше понял бы Россию. И действительно захотел бы сюда приехать - не пива попить, а страну узнать. Но, конечно, такой проект никому в Украине не интересен, потому что не позволяет много украсть.

В этом-то все и дело - никакой Шевченко, никакая Украина нашей власти не интересны, потому что интересно только то, что позволяет освоить деньги. В результате никакая вертолетная площадка в Каневе под Евро не заработала, потому что проект ее строительства нужен был с одной-единственной целью - освоить ресурс. Ресурс освоен, тема закрыта.

Во время одной из дискуссий в греческом парламенте лидер левых радикалов Алексис Ципрас процитировал строки из гениального стихотворения поэта Константиноса Кавафиса "В ожидании варваров". Его оппонент, премьер Антонис Самарас в ответ вспомнил другую строку из Кавафиса, достойно ответив на находку Ципраса. О греческих политиках можно говорить что угодно, но они - образованные люди. И для них Кавафис что-то значит.

А для нашей власти Шевченко не значит ничего. И не потому, что он - украинский, а потому что он поэт. Ахматова и Чехов тоже ничего не значат, как известно. Греческие политики только цитируют стихотворение о горестном ожидании варваров, а нами сытые жадные самоуверенные варвары уже управляют.

Share a href="http://rus.newsru.ua/arch/columnists/10jul2012/barbarzyncy.html#.UAhYCF1OWvc.livejournal">Управление варваров</a>
Riga

Слишком дешево: почему Россия не собирается снижать цену на газ для Украины

Визит в украинскую столицу российского премьер-министра Дмитрия Медведева воспринимался как очередной прорыв. Его коллега Николай Азаров обещал очередные газовые переговоры, министр топлива и энергетики Юрий Бойко рассказывал о согласованных объемах газа, значительно отличающихся от контрактных. Вышел пшик: российская сторона вообще не захотела проводить никаких газовых консультаций и опровергла информацию Бойко. Более того, председатель правления Газпрома Алексей Миллер заявил, что его страна продает газ Украине слишком дешево и нет никакой необходимости снижать цену. Вскоре после этого в Газпроме заявили об отказе от каких-либо переговоров с украинской стороной, предоставив возможность договариваться правительству. А поскольку газовая монополия курируется непосредственно президентом Владимиром Путиным, шансов на то, что правительственные чиновники вдруг проявят инициативу и осуществят мечты Азарова и Бойко, равны нулю. Удивляться этому не приходится. Ответ на вопрос о российской неуступчивости лежит скорее в психологической, чем экономической плоскости. Украинские чиновники, мыслящие временным расстоянием в 24 часа, в газовых подходах вдруг оказываются настоящими стратегами и считают, что Россия должна понять, что не понизив цену, больше потеряет, чем приобретет, что она спровоцирует Украину на поиск новых поставщиков, что если украинская экономика накроется медным тазом и больше не будет требовать таких объемов поставок, это ударит по газпромовским прибылям... Все это весьма любопытно и заслуживает написания специальной статьи в специализированном журнале. Но все дело в том, что российские коллеги украинских чиновников — тоже не стратеги. И поскольку газовая тема не является для них критически важной, они не собираются задумываться о далеком будущем. Для них, как и для их украинских коллег, никакого далекого будущего просто не существует. Им нужны деньги здесь и сейчас. Контракт подписан и действует. Никаких юридических возможностей для его пересмотра у Украины нет. Никакого желания пересматривать у России — тем более. Нефтяные цены падают, так что всего через несколько месяцев газ будет намного дешевле — поэтому нужно продать дороже. Еще одно, особое обстоятельство, которое требует охранять контракт, как скалу, — это попытка Виктора Януковича поставить под сомнение политическую репутацию Владимира Путина, выставив российского президента хитрым шантажистом, заставившим Юлию Тимошенко подписать невыгодное соглашение. Именно процесс над Тимошенко заставил российскую сторону отнестись к достигнутому с ней соглашению, как к сакральному тексту. Любой пересмотр текста и зафиксированной в нем формулы с российской точки зрения может продемонстрировать слабость личных позиций Путина и его согласие с выводами о неправомочности контракта и его невыгодности для украинской стороны. Для такого человека, как Путин, лучше потерять деньги в будущем, чем репутацию в настоящем. Может ли в результате Россия потерять позиции на украинском энергетическом рынке? Могут ли появиться новые поставщики и измениться сама доля газа в украинской энергетике? Может ли рухнуть украинская экономика, лишив Киев шансов расплачиваться за газ? Очевидно. Волнует ли это российскую элиту? Нисколько. В Москве Украину воспринимают как тяжелобольного родственника, у постели которого стоит подежурить, чтобы в самый ответственный момент вытащить из-под матраса золотые ложечки. То, что такой подход может в конечном счете угробить и саму российскую экономику, мало кому в Москве интересно. Российское руководство накопило достаточно средств, чтобы прекрасно прожить и без своей страны. В Киеве раньше разговаривали с российскими партнерами с помощью совершенно других аргументов. Главным из них была готовность участвовать в корпоративных сделках, обогащавших российских и украинских участников. Но те времена безвозвратно прошли, исчезла сама суть обогащения — перепродажа центральноазиатского газа. И тогда украинская сторона сосредоточилась на трех главных направлениях доказательств. Это неправомочность договора, запугивание перспективами и то, что мои российские собеседники обычно называют «чемоданами Бойко» (уж не знаю, что они имеют в виду, наверное, чемоданы с документами, которые Юрий Анатольевич привозит на переговоры в Москву, доказывая свою правоту). Но поскольку киевские переговорщики имеют дело с уверенными в себе очень богатыми людьми, все три направления не действуют. Цена на газ может измениться только в случае, если на то будет политическая воля российского руководства — воля, которую Владимир Путин не торопится применять.
Больше читайте тут: http://kontrakty.ua/article/49949
Riga

Бэсеску и другие

Конституционный суд Румынии подтвердил законность импичмента президенту Траяну Бэсеску, объявленного парламентом 6 июля. По мнению суда, предусмотренные законодательством процедуры отстранения главы государства от власти нарушены не были, а исполняющий обязанности президента был назначен на законных основаниях. Таким образом, депутаты зря перестраховывались - опасаясь реакции Конституционного суда, они также приняли закон, ограничивающий его право вмешиваться в парламентские решения. Как раз этот закон суд признал противоречащим Основному закону.

Теперь у президента Бэсеску не осталось никаких возможностей вернуться в свой кабинет - если только его не поддержит население. Президент Румынии переживает процесс отстранения от должности уже вторично. В 2007 году парламент тоже отстранял его от должности, но на референдуме, который должен подтвердить парламентское решение, 75 процентов избирателей высказались в поддержку главы государства. В результате Бэсеску не просто вернулся к исполнению своих обязанностей, но и смог обеспечить себе переизбрание на следующий срок.

Ситуация 2012 года, однако, отличается от ситуации 2007 года одним очень важным обстоятельством. В 2007 году наблюдалось противостояние политических сил, часть которых поддерживала президента, а часть выступала за его смещение. Импичмент 2012 года стал возможен только потому, что на сторону оппозиции перешла пропрезидентская Демократическая либеральная партия. В своем противостоянии с румынской политической элитой Бэсеску фактически оказался в одиночестве. В Румынии больше нет партии, которая поддержала бы его перед референдумом и убеждала бы избирателя, что это не президент нарушил закон и помешал выходу страны из кризиса, а амбициозные депутаты нарушили все, что могли. Но румынского избирателя интересуют люди, а не партии. Бэсеску может попытаться повернуть ситуацию в свою пользу даже в положении, когда никто из румынских политиков не готов его поддержать. Важно прежде всего доказать, что в последствиях экономического кризиса виновен не президент, а правительства, не справившиеся с управлением. А Бэсеску хотел как лучше, но ему мешали...

Именно репутация человека, который всегда хочет как лучше, помогала отстраненному от должности румынскому президенту удерживаться на плаву в ходе бесчисленных политических кризисов и непрекращающегося противостояния с оппонентами. Он мог проиграть борьбу в парламенте, мог лишиться влияния на правительство, но пока что ни разу не проигрывал улицу. Если улица не поверит ему на этот раз, в истории Румынии завершится настоящая эпоха "Бэсеску и других", отмеченная постоянными победами президента и крахом надежд его врагов. И на авансцену - возможно, тоже надолго - выйдут новые лидеры, прежде всего новый румынский премьер Виктор Понта, отчаянно борющийся с Бэсеску за власть и добившийся президентского импичмента.





://www.politcom.ru/14176.html