July 3rd, 2012

Krynica

Его величество президент

На состоявшихся в минувшие выходные президентских выборах в Исландии политик-ветеран Олафур Рагнар Гримссон уверенно победил свою главную конкурентку журналистку Тору Арносдоттир. Гримссон, впервые избранный президентом Исландии в 1996 году, останется в своей обдуваемой всеми ветрами резиденции Бессастадир еще на один срок.

Исландское законодательство не предусматривает ограничений на пребывание в должности президента, так как глава государства исполняет исключительно церемониальные функции, по сути, его должность является продолжением института монархии, существовавшей в Исландии вплоть до ее отделения от Дании и провозглашения независимости. Но парадокс ситуации состоит в том, что Гримссон выигрывает выборы отнюдь не потому, что он - добрый дядюшка король, а потому что он действующий политик. Именно президент наложил вето на парламентское решение, предусматривавшее выплату компенсаций иностранным вкладчикам, пострадавшим в результате банкротства исландских банков. После этого вопрос о компенсациях иностранным вкладчикам был вынесен на референдум, на котором большинство жителей страны проголосовали против такого соглашения.

Гримссон также известен своим нескрываемым евроскептицизмом. В начале исландского кризиса такая позиция не пользовалась поддержкой многих его соотечественников, но сейчас, когда кризис уже в Европе, а Исландия потихоньку приходит в себя после исчезновения банковского "пузыря", на первый план начинают выходить традиционные опасения, касающиеся проблем с рыболовством и чрезмерной зависимости от Брюсселя. Именно поэтому, голосуя за Гримссона, многие его сторонники рассчитывают, что опытный президент найдет в себе силы в очередной раз остановить парламентариев.

Впрочем, утверждать, что Гримссону удалось одержать легкую победу, тоже было бы преувеличением. Тора Арносдоттир начала свою предвыборную кампанию беременной - и уже одним этим завоевала и симпатии исландцев, и интерес всей Европы. Женщиной-кандидатом на острове никого не удивишь: именно в Исландии была избрана первая в Европе женщина-президент Виннис Финнбогадотир, женщины возглавляю сегодня правительство, парламент и даже...церковь. Но вот чтобы беременная женщина - это что-то совершенно новое. Не удивительно, что по опросам общественного мнения Тора уверенно опережала Олафура и исландские медиа называли ее новым президентом страны. Но потом произошло то, что должно было произойти - Тора родила и вынуждена была прервать свою избирательную кампанию. А Олафур вырвался вперед - тем более, что теперь он уже имел дело не с беременной конкуренткой, а с обычной женщиной, коих в исландской политике и так предостаточно. И главной в борьбе стала позиция кандидата, а не обстоятельства его личной жизни.

Именно благодаря этому Олафур Гримссон переизбран на пятый срок и останется конституционным монархом в президентском кресле, главой государства, общающимся с рыбаками и сотрудниками новомодных компаний, выступающим с церемониальными речами и напоминающим о ценности исландской культуры. Но исландцы точно знают, что так бывает не всегда, что в критические моменты политическая жизнь страны может переместиться из Рейкьявика в Бессастадир и машины министров и депутатов начинают метаться между столицей и президентской резиденцией, как испуганная треска в заливах под Акурейри. Собственно, за это они и любят своего бесконечного президента.
www.politcom.ru
Riga

Закон для шизофреника

Перед каждыми новыми выборами – парламентскими ли, президентскими – тема принятия закона о лишении депутатов неприкосновенности вновь оживает. Причем нет в стране политиков, которые решились бы честно и открыто сказать избирателю, что эта тема – чистой воды популизм, стремление апеллировать к самым низменным инстинктам голосующего, заурядный прием наперсточника, который демонстрирует свою демократичность махая пухлой рукой из окна шикарного автомобиля.

Украинский избиратель хочет, чтобы депутат, за которого он голосует, не предавал свою политическую партию – и тех граждан, которые за него проголосовали. Он хочет, чтобы депутат защищал его интересы, обращался с соответствующими запросами в различные ведомства, помогал тем, кого незаконно обвинили и даже осудили. И одновременно украинский избиратель хочет, чтобы с его депутата сняли неприкосновенность. Хочет, хотя прекрасно знает состояние судебной системы в стране. Хочет, хотя прекрасно понимает, кому подчиняется Генеральная прокуратура. Хочет, хотя сам сталкивается с беззаконием практически ежедневно – и понимает, как непросто с ним бороться. Что это, как не политическая шизофрения?
Если даже при депутатской неприкосновенности мы имеем полпарламента предателей – то после ее снятия будем иметь весь парламент! Если даже при депутатской неприкосновенности многие депутаты опасаются вступать в открытый конфликт с прокуратурой и правоохранительными органами – то кто осмелится, когда в любой момент сам сможет стать фигурантом уголовного дела? Кого станет вообще интересовать избиратель с его нелепыми проблемами?

На украинского депутата и так можно неплохо "нажать" – у него есть родственники, бизнес, записанный на подставных лиц, имущество, которое можно отобрать. Если бы избиратель только знал, у какого количества народных избранников родственники или деловые партнеры находятся в местах не столь отдаленных – он бы понял, что неприкосновенность на самом деле – пшик, фиговый листок, что она просто придает парламенту хоть некое сходство с законодательным органом. И еще она позволяет отстаивать свои убеждения – тем, у кого они есть.

Если бы неприкосновенности не было – многие участники стычек в парламенте давно уже находились бы в спецколониях, а оставшиеся смирно голосовали бы за все, что предложено президентской администрацией. Удивительно, что украинский избиратель хочет, чтобы его избранник воевал за украинский язык, блокировал трибуну, вступал бы в столкновение с "регионалами", возмущается, когла ничего подобного не происходит – и одновременно радуется и потирает руки, когда возникает идея о лишении этого самого избранника неприкосновенности. Ты в себе, избиратель? Может, нужно вначале думать, а уже потом радоваться?

Сам разговор о возможном снятии неприкосновенности с депутатов – индикатор политического варварства. В цивилизованном мире именно эта неприкосновенность является гарантией независимости политиков и их готовности вступать в конфронтацию с исполнительной властью и судебной системой. Так и должно быть – и не может быть иначе. Любой, кто пытается продать противоположную точку зрения – шулер. По таким понятиям не живут в Европе. И в России так не живут. Когда Следственный комитет этой страны недавно обратился к Государственной Думе с предложением снять депутатскую неприкосновенность с одного из депутатов-коммунистов, спикер нижней палаты российского парламента Сергей Нарышкин даже не стал рассматривать просьбу, отметив, что она должна исходить из Генеральной прокуратуры. А лидер коммунистов Геннадий Зюганов заявил о политических преследованиях.

Мне могут сказать, что сегодня парламент стал убежищем для бизнесменов, а принятие закона о неприкосновенности может заставить предпринимателей прекратить занимать депутатские кресла. Да, может – вместо них в Верховной раде появятся лоббисты их интересов, еще более беспринципные и еще более зависимые. Бизнес идет в Раду потому, что так устроена коррумпированная украинская экономика. Так, может быть, гражданин должен требовать от власти изменить правила жизни в этой стране, а не гробить остатки парламентаризма? И вот тогда, только тогда и появится настоящий средний класс, настоящая политика – и настоящий парламент, депутатов которого никто и не подумает лишать неприкосновенности.
http://ipress.ua/articles/zakon_dlya_shyzofrenyka_3889.html
Riga

Гниет с головы

Президент Виктор Янукович отказался выступать перед парламентариями с ежегодным посланием. Его представитель в Верховной Раде Юрий Мирошниченко объясняет этот отказ слишком большим объемом послания, но такая попытка выгородить главу государства не выдерживает никакой критики.

Предыдущее президентское послание было по объему не меньше - и тем не менее, глава государства нашел возможность ознакомить депутатов с его основными положениями. Российские президенты, президент Беларуси - я нарочно называю тут наиболее близких к Виктору Федоровичу руководителей - выступают с традиционными посланиями, а их администрация распространяет в зале полный текст документа, определяющего основные вехи развития страны на ближайший год. Это - элементарный акт уважения. И к парламентариям, и к согражданам, которые отдали свои голоса депутатам.

Нельзя утверждать, что Януковичу нечего было бы сказать в сессионном зале. Распространенные его пресс-службой выдержки из документа полны популистских лозунгов, которые эффектно смотрелись бы по телевизору. Янукович - да-да, тот самый Янукович, который проигнорировал законодателей - призывает парламент перестать быть элитным клубом, жалуется на саботаж реформ, обещает реформу социальной сферы...

Тогда почему же он отказался всё это произносить? Потому что не хочет вновь - как в прошлом году - встречаться с депутатами-оппозиционерами и верит обещаниям своих приближенных, что через год выступит перед "зачищенным" парламентом и уйдет со сцены под бурные продолжительные аплодисменты? Потому, что до такой степени презирает всех этих депутатишек вместе с их доверчивыми избирателями, что не хочет тратить лишней минуты на приезд в Раду? Или потому, что просто отдыхает - и ему все равно?

Нельзя не согласиться с Юрием Мирошниченко, когда он напоминает нам, что президент - это не личность, а институт. Проблема страны в том, что этот институт не работает. Виктор Янукович не справляется с обязанностями президента - зато у него все выходит с обязанностями царя, ничем и никем не ограниченного монарха. Янукович научился казнить и награждать, приближать и отдалять, строить дворцы и заботиться о благосостоянии царственного семейства. Но институт президентства в стране практически перестал функционировать.

Президентская администрация может сколько угодно имитировать его существование, писать документы, разрабатывать предложения - но без личности институт президентства мертв. И Сергей Левочкин - при всей его вере в собственные способности и возможности - пока что не президент, хотя сам он наверняка думает иначе.

Деградация института президентства - только фрагмент общей деградации украинских государственных институтов. Царь вместо президента республики, наместники вместо губернаторов, "смотрящие" вместо министров, бизнесмены вместо депутатов - все вместе это может привести только к неотвратимому краху государственной машины. Нельзя не согласиться с Виктором Януковичем, когда он говорит о коррумпированной бюрократии, элитном клубе, клановой конкуренции. Но монарх не говорит украинцам самого главного: эта рыба гниет с головы.

Share
Гниет с головы