May 11th, 2012

Krynica

Два конца всевластия

Отказ нового президента Российской Федерации Владимира Путина участвовать во встрече лидеров "большой восьмерки" в Соединенных Штатах вызвал лишь иронические комментарии по адресу только что утвержденного главой правительства Дмитрия Медведева: вот, мол, еще одно доказательство его полного неучастия в реальных делах государства. В то время как формируется новое правительство, премьера отправляют в Америку - а хозяин страны занимается государственными делами.
Не стану спорить с такой оценкой. Предложу лишь представить себе, как комментировали бы аналогичную ситуацию, если бы четыре года назад, после избрания президентом Дмитрия Медведева, на встречу "восьмерки" поехал не он, а новый премьер Владимир Путин. Не сомневаюсь, что те же самые комментаторы утверждали бы, что такая поездка - свидетельство подлинного политического веса российского "железного канцлера", что именно он продолжит общаться с сильными мира сего, в то время как президент останется дома подписывать указы и играть в министерские назначения. И как было усомниться в правильности такого вывода? Конечно, тот, кто встречается с президентом Соединенных Штатов и другими мировыми лидерами, и есть глава государства, как бы он там ни назывался. А тот, кто сидит дома, - просто марионетка.

Но почему в ситуации, в которой Путин оказывается "железным канцлером", Медведев выглядит бездельником, которого отправляют с глаз подальше пообщаться с каким-то там Обамой? А потому, что российский политический комментарий, и даже шире - комментарий о России, уже более десятилетия исходит из непреложного представления: есть великий Путин - а все остальное лишь декорация вокруг него.

Так считают представители власти, убеждающие сограждан, что именно Путин - источник всех российских побед. И так считают оппозиционеры, борющиеся с его диктатурой. И так считают зарубежные политики, еще недавно пытавшиеся играть на разногласиях между Путиным и Медведевым, а теперь сокрушающиеся - или радующиеся - по поводу "возвращения" бывшего президента в Кремль. Но засевшая в головах установка не дает возможности реально проанализировать ситуацию - и понять, что никакого великого и непобедимого Путина никогда не было, нет и не будет.

Да, существует один чиновник, получивший в 1999 году должность президента России из рук тогдашнего настоящего хозяина страны Бориса Ельцина и его окружения. Слов нет, это важный чиновник. Может быть, даже очень важный. Но сама система российской власти - так, как она сформировалась после Ельцина, - не предполагает возможности единоличного принятия решений. Это система олигархического баланса, в которой ни один отдельный чиновник решающей роли не играет.

Отсутствие сильного Путина, конечно же, не предполагает присутствия сильного Медведева. Вовсе нет: оба участника пресловутого "тандема" лишь декорация, скрывающая настоящую власть - власть системы. Именно поэтому возвращение Путина в Кремль было таким же предопределенным, как назначение Медведева премьером и главой правящей партии.

А вот решение отправить на встречу "восьмерки" именно премьера, а не президента - это уже сигнал тем, кто не понимает этой предопределенности: Медведев никуда не уходит и остается важной фигурой декорации даже на премьерском посту. Более того, он может быть "вместо Путина" на встречах, которые по формату предполагают участие только лиц, принимающих принципиальные решения. Именно поэтому на "восьмерку" не ездят премьер-министр Франции или президент Германии.

Нежелание увидеть очевидное всегда будет приводить к политическим ошибкам. Российская власть сильна не потому, что ее возглавляет Путин, а потому, что ей удалось замаскировать свою истинную природу. Пока оппозиция будет бороться с Путиным, она обречена на поражение. Потому что если бы сегодня Россией правили не Путин с Медведевым, а Медведев с Ивановым, ситуация практически ничем не отличалась бы от той, которую мы наблюдаем.

Пока внешний мир будет обсуждать, как же это "либерал" Медведев проиграл "консерватору" Путину и сам стал "консерватором", Россия будет все больше превращаться в закрытое акционерное общество, интересующееся внешней политикой и национальными интересами лишь постольку, поскольку эта внешняя политика приносит доход. Пока сами российские чиновники будут пытаться понять, кому нужно угодить и кто в лавке хозяин, система будет деградировать на глазах. Для того чтобы бороться с чем-то или даже поддерживать что-то, нужно для начала понять, с чем ты имеешь дело.
www.grani.ru
Krynica

Какое государство построили на Украине

Украина сегодня, как и несколько лет назад, в дни «оранжевой революции» – снова в центре внимания мировых СМИ. Только за вчерашний день мне пришлось провести несколько встреч и телефонных интервью, ответить на электронные письма представителей нескольких уважаемых редакций, которые в обычные дни вряд ли вспоминают о существовании этой страны. Вопросы одни и те же: состояние здоровья Юлии Тимошенко, почему ее избили, бойкот Евро-2012. Одна из британских газет с некоторым даже недоумением отметила, что Янукович, истративший сотни миллионов долларов на подготовку к чемпионату и реконструкцию стадиона «Олимпийский», на котором должен состояться его финал, рискует оказаться в одиночестве в ложе почетных гостей. Западные политики и журналисты действительно совершенно искренне не понимают: почему ситуацию с Тимошенко нужно было доводить до избиения, до абсурда как раз накануне чемпионата и саммита стран Центральной Европы, к которому в Киеве также готовились как одному из самых важных международных событий года. Почему власть, которая должна была бы позаботиться о международном престиже страны – ведь, в конечном счете, это туристы, инвестиции, деньги, – предпочла сузить образ Украины до тюремной камеры в Качановской колонии?

Но логика в происходящем есть – это логика самого процесса украинской трансформации. Тот, кто считает, что после своего прихода к власти Виктор Янукович стремится превратить Украину в некое подобие России Владимира Путина или Беларуси Александра Лукашенко и поэтому так настойчиво «зачищает» оппонентов, ошибается. Янукович не Лукашенко и не Путин хотя бы уже потому, что Украина – это не Россия или Беларусь.

Лукашенко начал строить свой режим с советского чистого листа – так что сейчас, после европейских санкций, мы с удивлением узнаем, что, оказывается, и в его стране есть некие «президентские кошельки», почти олигархи – но, конечно, полностью подотчетные Александру Григорьевичу. Беларусь – это страна номенклатурного авторитаризма, опирающегося на советскую традицию, и такое государство можно выстроить, только опираясь на советскую же экономику и менталитет. Путин пришел к власти в стране, где позиции олигархов были сильны, и именно они вкупе с близкими к ним чиновниками диктовали повестку дня. Эти олигархи никуда не делись – для того, чтобы найти с ними общий язык и занять свое место во власти наследнику Бориса Ельцина пришлось пойти на целый ряд мер и шагов, которые и определили облик России как олигархическо-номенклатурной автократии. Именно такой автократией была Украина времен Леонида Кучмы – и во многом оставалась ею в хаосе правления Виктора Ющенко.

Янукович старается выстроить в стране совершенно новый для постсоветского пространства режим, уже апробированный в Донецкой области – режим криминально-номенклатурного симбиоза. Да, при таком режиме могут существовать и олигархи, и чиновники, но играть они будут совершенно иначе: проще говоря, ты уже никогда не поймешь, где начинается криминал и заканчивается государство. Граница, которую можно почувствовать и в России, и в Беларуси, не просто перейдена – она уничтожена. В этом смысле Украина Януковича – совершенно новое для постсоветского пространства государство, и поэтому правила ее игры никто не может понять.

Потому что правил нет. Есть только воля первого лица, не основанная на каких-то расчетах, а управляемая сиюминутными желаниями, эмоциями и представлениями о жизни. Да, на эту волю может повлиять старый приятель, сын, старец из Лавры или из Афонского монастыря (последние два – даже в большей степени, чем приятель и сын). Но это влияние никогда не будет основано на мыслях о завтрашнем дне и никогда не будет политически обоснованно. Более того, даже сегодняшний день будет определяться не реальностью, а представлениями о реальности. И поэтому любые действия власти будут чудовищно искажены и карикатурны.

Бессмысленно искать резоны в том, почему Тимошенко понадобилось перевозить насильно из тюрьмы в больницу и потом возвращать в тюрьму – так захотелось. Как бессмысленно искать резоны в самом аресте и заключении Тимошенко – так захотелось. Бессмысленно искать рациональное в желании посадить Тимошенко именно по газовым договоренностям, что не могло не оскорбить Путина, – так захотелось. Бессмысленно искать логику во всех последующих шагах украинской власти – ее не будет.

Логика процессов – в их нелогичности. Криминально-номенклатурное государство и не может развиваться иначе, потому что власть предержащие в нем живут по собственным понятиям, а не по политической или даже житейской логике. Эти понятия отрицают рацио – иначе по ним невозможно было бы выжить. Эти понятия отрицают нравственность – иначе пришлось бы мучиться угрызениями того, чего у них нет. Эти понятия отрицают стратегичность подхода – потому что умри ты сегодня, а я завтра.

Украина сегодня – потрясающее место для исследователей авторитаризма, внезапно выродившегося в одной из постсоветских стран в совершенно особую, опереточно-гротескную форму, будто списанную со старых советских кинокомедий, с какой-нибудь «Свадьбы в Малиновке». Но для жителей этой страны ничего смешного в происходящем нет, потому что одно дело – смотреть «Свадьбу в Малиновке» по телевизору и совсем другое – оказаться гостями и обслуживающим персоналом этой свадьбы, выслушивать речи атамана Грициана Таврического, платить дань его адъютанту Попандопуло и надеяться, что ставший большим правоохранительным начальником бандит Сметана защитит тебя от других бандитов. Мы уже выучили, что трагедия всегда повторяется в виде фарса – а теперь еще и знаем, что фарс всегда повторяется в форме трагедии...

www.slon.ru
Krynica

Смысл бойкота: почему политические жесты приводят к экономическим последствиям

Тема политического бойкота Украины — то президенты отказываются приезжать на саммит стран Центральной Европы, то представители правительств европейских стран заявляют о нежелании присутствовать на матчах футбольного первенства континента — понемногу становится главной в понимании сложившейся в стране ситуации.
Но очевидно, что рассматривают бойкот именно с политической точки зрения: да, репутационные потери, да, Виктору Януковичу будет, мягко говоря, неприятно находиться в одиночестве в ложе для почетных гостей чемпионата или осознавать, что большая часть коллег из стран Центральной Европы не приехала к нему на саммит. Ну и что с того? Ведь во всем остальном ситуация не изменится. Деньги на Евро-2012 уже потрачены, и спортивные функционеры все равно не допустят никаких изменений в графике состязаний, приедет на них Ангела Меркель или нет. Саммит президентов стран Центральной Европы — событие протокольное и до такой степени малопонятное украинцам, что даже комментатор Партии регионов депутат Владислав Лукьянов перепутал его с другим мероприятием, более традиционным для Ялты — международной конференцией, ежегодно проводящейся Виктором Пинчуком. Приехали бы — и забыли. Не приедут — и тоже забудут.
Но такая точка зрения слишком поверхностна потому, что любой политический бойкот имеет ярко выраженные экономические последствия. Страна, которую не посещают ведущие руководители западных государств, по определению не кажется надежной инвесторам. Собственно, и до бойкота было ясно, что на украинский рынок лучше не приходить. Но теперь к соображениям коррумпированности, инфраструктурной неразвитости и криминального засилья прибавляется еще и политическая неблагонадежность. Коррумпированы были многие страны, приближавшиеся к цивилизованному миру с разной степенью успеха. Инфраструктурная неразвитость — болезнь многих государств Центральной Европы. Криминальное засилье? Уже после вступления Болгарии в Европейский союз от Софии требовали отправить в отставку одного из ведущих политиков страны, министра внутренних дел, подозревавшегося в связях с мафией. Но вместе с тем инвесторы были убеждены во вменяемости болгарского руководства, в том, что оно прислушивается к советам из Брюсселя, что в случае каких-либо форс-мажорных ситуаций могут быть предприняты совместные усилия по преодолению проблем и уж наверняка никто не будет ставить тебе палки в колеса, чтобы уничтожить бизнес. С Украиной все наоборот: нет никаких сомнений, что отечественная власть считает себя самодостаточной, что она не собирается ни с кем считаться, что любой инвестор, который рискует вложить свои деньги в одну из самых рискованных экономик Европы, встретит не сочувствие, а только желание «выдоить» по полной. Достаточно просто увидеть по телевизору, как ведут себя президент Виктор Янукович и другие руководители страны, сколько дешевого провинциального фанфаронства в позах, жестах, словах и улыбках тех, кто руководит одной из самых бедных и коррумпированных европейских стран, чтобы понять: сюда лучше не соваться. А тут еще и новость: с Меркель, Баррозу, Клинтон и даже Путиным они тоже не считаются, открыто готовы оскорбить тех, кто пытается объяснить им правила поведения в цивилизованном обществе. То есть механизм консультаций в связи с проблемами инвесторов исключен — некому и не с кем их проводить. Это и есть главная суть любого политического бойкота: денег не будет. Ни от частных инвесторов, ни от международных финансовых организаций, ни от кого. Развития экономики тоже не будет, потому что даже при реформах экономика требует вложений. А у нас — ни того ни другого. И социальной стабилизации тоже не будет — напротив, исполнение популистских обещаний Виктора Януковича только ускорит крах. Вот вывод, который стоило бы сделать из политического бойкота Украины, и этот вывод куда печальнее, чем неприезд президентов на саммит или пустая ложа почетных гостей на футбольном чемпионате.
Больше читайте тут: http://kontrakty.ua/article/47460
Krynica

Виктор Федорович Лукашенко

Слова федерального канцлера Ангелы Меркель об Украине и Беларуси - странах, в которых нет демократии и страдают люди - войдут в историю отношений Украины и Европейского Союза хотя бы уже потому, что впервые за последние годы вещи названы своими именами, без оговорок и дипломатических реверансов.

Наверное, не только тем, кто продолжает поддерживать украинскую власть или кормиться из ее загребущих рук, но и тем, кто причисляет себя к оппозиционерам, обидно, что в устах главы правительства одной из самых влиятельных стран современного мира Украина оказалась на одной доске с Беларусью. Но с другой стороны - а что же делать, если Украина действительно на этой доске. Демократически избранный президент Беларуси Александр Лукашенко просто пользовался другими средствами для укрепления собственного режима, чем демократически избранный президент Украины Виктор Янукович.

Впрочем, учитывая темпы, которыми сооружается уродливое здание украинского авторитаризма, может оказаться, что для многих белорусских "приемчиков" время еще не пришло. Ведь Лукашенко тоже не сразу разогнал парламент, расправился со своими политическими оппонентами, изменил символику страны. Он делал все постепенно - и в результате стал для своих сограждан богом и царем. А разве Янукович уже не бог и царь? Именно поэтому он может все, что уже совершил Лукашенко - и это и есть самое страшное: для власти нашего президента нет никаких ограничителей. Это и есть авторитаризм.

На слова Меркель можно отреагировать по-разному. Можно в псевдопатриотическом угаре кричать, что Украину обижают и оскорбляют. А можно подумать о том, что слова федерального канцлера - это слова настоящего друга нашей страны, задумывающегося о судьбе Украины как европейской страны, выпавшей из цивилизационного пространства континента.

Это поддержка, которая рано или поздно конвертируется в наше европейское будущее - если только мы этого будущего на самом деле хотим. Это адекватная оценка режима, который тормозит развитие нашего государства - и разве слова, сказанные федеральным канцлером, не совпадают с мыслями миллионов граждан Украины?

Разве мы сами не хотим адекватной власти, которая будет думать об интересах Украины, а не об интересах Межигорья? Разве мы не понимаем, что действия нашей власти компрометируют нашу страну? Слова Ангелы Меркель лишили наших пропагандистов и чиновников возможности врать о европейских перспективах Украины. Этих перспектив нет, пока у власти Янукович и Партия регионов. И если мы хотим что-то и/зменить в этой стране - нужно менять власть или заставить ее меняться.

www.newsru.ua
Krynica

Янтарная леди

Когда в Киеве приняли решение об отмене саммита президентов стран Центральной Европы - после отказа большей части его потенциальных участников прибыть в Ялту и стать гостями украинского президента - представителям руководства Украины казалось, что таким образом аннулируется и обещание, которое Виктор Янукович дал своей литовской коллеге Дале Грибаускайте. Литовский президент согласилась прилететь в Ялту - но при одном важном условии: ей организуют встречу с бывшим премьер-министром Украины Юлией Тимошенко. Большинство участников ялтинского саммита, как известно, отказались от приезда в Ялту именно после распространения информации об избиении Тимошенко в Качановской колонии - так что позиция требовавшей свидания Грибаускайте оказалась даже более сильной, чем решение тех, кто бойкотировал встречу.

Однако отказ Украины от проведения саммита поставил под сомнение возможность встречи Грибаускайте и Тимошенко. Какой смысл литовскому президенту лететь в Харьков и Ялту, если никакого саммита не будет? Нет сомнений, что в украинской столице были убеждены: Даля Грибаускайте просто откажется от визита - и о встрече с Тимошенко в колонии или больнице, куда перевезли оппозиционного лидера, забудут как о страшном сне.

Украинские руководители, конечно, не обязаны разбираться в литовской политике и понимать, как действует Даля Грибаускайте в критических ситуациях. Если бы они хоть немного интересовались бы тем, что происходит в окружающем их мире, они бы знали, что литовский президент умеет проявлять характер. В самой Литве политические деятели уже не раз убеждались: не стоит загонять президента в угол и ставить Грибаускайте перед необходимостью принятия единственно возможного с логической точки зрения решения. Она его не примет - и заставит тех, кто пытался возложить ответственность за тот или иной шаг на президента, самим искать выход. Так было во время недавнего правительственного кризиса, который представители правящей коалиции пытались разрешить руками Грибаускайте. И это только самый свежий пример, продемонстрировавший, что у Дали Грибаускайте есть характер. Возможно, «железной леди» ее не назовут, но у янтаря тоже есть прочность, позволяющая этому материалу сохраняться столетиями.

В истории со свиданием с Тимошенко произошло именно так, как и должно было произойти. Литовский президент почувствовала себя обманутой и заявила, что все равно приедет на Украину и встретится с оппозиционным лидером. Сегодня Даля Грибаускайте прилетает в Харьков, где эта встреча и произойдет. И лишь затем, после свидания с Юлией Тимошенко, президент Литвы прибудет в Киев для встречи с президентом Виктором Януковичем. Сомнений в том, зачем Грибаускайте посещает Украину - и для чего она согласилась быть на ялтинском саммите - не остается. Грибаускайте дала Януковичу впечатляющий политический урок - и если бы украинский президет хоть немного интересовался политикой, а не улучшением собственного благосостояния - он бы смог оценить этот урок по достоинству.

www.politcom.ru
Krynica

Московская весна

Лагерь на Чистых прудах, разбитый оппозиционерами через несколько дней после инаугурации Владимира Путина и жесткого разгона оппозиционного митинга, стал новым своеобразным символом российских изменений последних месяцев.


Конечно же, этот лагерь – никакой не Майдан. И он может быть разогнан российскими правоохранителями еще до того, как вы прочитаете этот текст – я отчетливо это осознаю. Но он демонстрирует главное – продолжающееся брожение в российском обществе. Романтическая зима первых митингов стала жестокой весной – но стремление к переменам не исчезло.

Власть – судя по ее реакции на отнюдь не самые многочисленные оппозиционные выступления последних дней – совершенно убеждена, что новые протесты не имеют более никакого смысла. И в самом деле – против чего протестовать-то? Государственная Дума благополучно работает, выборы в нее признаны состоявшимися и никто из оппозиционных депутатов не сдал мандаты. Владимир Путин избран новым президентом России – неужели кто-то сомневается, что он выиграл выборы? Дмитрий Медведев утвержден новым главой правительства и готовится возглавить правящую партию. Рокировка, о необходимости которой столько говорили российские лидеры, благополучно осуществлена, режим оформлен. Против чего протестуете, граждане?

Власть не поняла самого главного: люди выходили на улицы именно потому, что устали жить в стране, на будущее которой они никак не могут повлиять. Фальсификация парламентских выборов была скорее поводом, чем причиной, вызвавшей массовое движение недовольных. Все прекрасно понимают, что дело даже не в том, как посчитают голоса, а в самой системе проведения выборов, отсутствии настоящих зарегистрированных оппозиционных партий, честного телевидения, конкуренции... Вероятно, отнюдь не каждый отдает себе отчет в комплексе проблем, которые привели к российскому политическому застою. Однако каждый, кто выходит на улицы Москвы l и других российских городов, хочет перемен. А власть их не хочет, ее и так все устраивает.


Именно поэтому в Кремле пришли к выводу, что необходимо прекращать с митинговщиной. Если на митинги на Болотной и проспекте Сахарова власть смотрела сквозь пальцы, то уже после митинга на Пушкинской площади – как раз перед выборами президента – полицейские вели себя с протестующими как с преступниками. И дальше шло уже по нарастающей: жестокость власти только увеличивалась с каждым новым оппозиционным выступлением. Потому что власти необходимо сделать все возможное, чтобы люди на улицы больше не выходили. А они выходят – и в России, как еще недавно в Беларуси начинают разгонять безобидные прогулки просто потому, что ощущают в этих прогулках нелюбовь к Путину.

Что будет дальше? А дальше, вне зависимости от действий властей, брожение в обществе будет только увеличиваться, а пропасть между властью и активным обществом расти. Люди, еще недавно надеявшиеся, что российская власть их услышит, будут становиться все более обиженными и радикальными – и их будет становиться все больше. Ожидать от российского руководства адекватной реакции на этот вызов я бы не стал: власть в этой стране живет в одном мире, люди – в другом. Каждое новое жесткое действие российских властей будет приводить если не к возрастанию количества желающих участвовать в массовых акциях, то по крайней мере к увеличению числа людей, недовольных чванливостью руководства страны. Эти люди будут хотеть диалога с властью, а получат диалог с ОМОНом. Но именно поэтому стремящихся к переменам граждан будет становиться все больше – и рано или поздно они станут критической массой, способной изменить свою страну.


Источник: http://world.lb.ua/news/2012/05/11/150442_moskovskaya_vesna.html?print