October 7th, 2011

Krynica

Чужое время

В последнюю неделю октября Россия, Беларусь и Украина откажутся от зимнего времени. Казалось бы, мечта Владимира Путина о евразийском цивилизационном единстве восторжествовала хотя бы на циферблате. Но стоит посмотреть, как двигались стрелки.

В России отмена зимнего времени была большим событием — инициатором этого решения выступил сам президент, его долго и упорно обсуждали в официальных СМИ, в интернете оно стало темой для анекдотов и гневных комментариев.

В Беларуси без всяких дискуссий появилось соответствующее постановление кабинета министров страны.

На Украине тоже дискутировали недолго — за отмену «зимнего времени» высказался министр здравоохранения, затем один из малоизвестных парламентариев от Партии регионов, Олег Надоша, внес законопроект, за него проголосовали и... забыли.

Забыли, хотя решение принималось наспех, создало определенные проблемы украинским авиаперевозчикам, вынужденным менять уже согласованные расписания, и вообще выглядело исключительно продиктованным инерцией первых месяцев пребывания у власти Виктора Януковича — времени, когда российский и украинский президенты встречались чуть ли не еженедельно, устраивали совместные автопробеги и обещали согражданам вечную дружбу.

Возможно, в период этой самой вечной дружбы, к тому же связанной с тогдашней уверенностью Януковича и его окружения, что ориентироваться нужно на Медведева, а не на Путина, и было отдано распоряжение о «гармонизации времени». Авось, понравится коллеге и поможет получить скидку на газ. Потом дружба окончилась, а распоряжение отозвать забыли. И законопроект депутата Надоши сработал как часы...

Нельзя сказать, что отмена «зимнего времени» не отразилась на политическом пространстве Украины. Депутаты западноукраинских местных советов, контролируемых партией «Свобода», уже предложили Верховной раде отменить свое решение, пригрозив в случае отказа ввести свое, «львовское» время. Понятно, что подобная угроза выглядит не меньшим абсурдом, чем сама отмена «зимнего времени», — никаких возможностей переводить стрелки у местных законодателей нет, и их апелляции к украинскому парламенту выглядят скорее попыткой превратить глупость в политику.

Это, впрочем, не очень получается, потому что на Украине достаточно настоящих политических поводов скрестить копья. Вот события только последних дней: ожидание приговора бывшему премьер-министру Юлии Тимошенко, возможность декриминализации статей Уголовного кодекса, по которым обвиняют экс-премьера, и борьба в окружении президента вокруг этой декриминализации, стремительное падение рейтинга действующего президента (если бы выборы состоялись сейчас, он уступил бы во втором туре оппозиционеру Арсению Яценюку и только на пару десятых процента опередил бы Юлию Тимошенко), поездка Януковича в Варшаву на саммит «Восточного партнерства» и его диалоги о деле Тимошенко с Меркель, Туском и руководителями ЕС, поездка дочери Тимошенко Евгении Карр в Страсбург и ее выступление перед депутатами...

Это, собственно, и есть политическая жизнь. В государстве, власть которого явно стремится закрутить все краны, вода все еще хлещет. Виктору Януковичу не нужно придумывать поводов для того, чтобы находиться в центре информационного пространства. Он и так на виду — и для своих противников, и для своих сторонников, и для тех, кто хочет обвинить его в авторитаризме, и для тех, кто уверяет, что президент добился желанной стабильности.

Украинскому обществу, право же, есть чем интересоваться, помимо стрелок. Конечно, можно устроить оживленную дискуссию и по этому поводу. Но есть глобальные нерешенные вопросы — цивилизационный выбор страны, судьба лидера оппозиции и вообще возможность существования оппозиции после посадки Тимошенко, отношения с Евросоюзом, отношения с Россией.

Даже статья Владимира Путина о Евразийском союзе, на мой взгляд, вызвала на Украине больше разговоров, чем в России. Ее комментировали политики и эксперты, о ней рассказывали в новостях, хотя в этом тексте не было даже слова «Украина», а только намек. Но намек на выбор, который Украина не сделала и который интересен одной части общества и неприемлем для другой.

Есть ли в этой ситуации время смотреть на часы? Да, власть совершила очередную глупость, но для перечисления глупостей украинской власти статьи не хватит. А самое главное — такую глупость можно легко отменить после следующих же парламентских выборов. Если поумнеет избиратель...

www.mn.ru
Krynica

Визит в будущее

Президент Украины Виктор Янукович прибывает в Афины на фоне новых сообщений о греческих забастовках. Это поучительная поездка: пусть глава государства и его приближенные увидят, как это бывает, как замирает огромный город, парализованный профсоюзными призывами, как люди требуют от находящегося в практически безвыходной ситуации правительства изменения непопулярных решений.

Греческой власти досталось непростое наследство - ее предшественники боялись пойти на сокращение социальных выплат, скрывали печальную статистику не только от собственных граждан, но и от Европейского Союза. Если бы дело происходило в Украине, власти занялись бы поиском виновных и разворовыванием того, что осталось. Но правительство Георгиаса Папандреу избрало другой путь, куда менее благодарный - путь решения накопившихся проблем. Этот путь может привести к банкротству страны. Он может окончиться возвращением к рулю управления тех, кто создал все эти проблемы. Но это честный путь.

Это то, что Георгиас Папандреу мог бы объяснить Виктору Януковичу - выход из экономического кризиса состоит не в монополизации власти узким кругом самоуверенных дилетантов, а в постоянном поиске лучшего решения, диалоге с зарубежными партнерами и кредиторами, общении - а нередко и противостоянии - с возмущенным обществом, обмене мнениями и идеями с оппозицией и профсоюзами, напряженной - по 24 часа в сутки! - работе, а не барском отдыхе в оккупированном Межигорье. Это то, что должен был бы понять Виктор Янукович: у украинцев нет такой организованной структуры протеста, как у греков. Когда они выйдут на улицу - это не для того, чтобы предупреждать власть, а для того, чтобы ее изгнать.

Но Папандреу, убежденный, что уважающему себя политику негоже изъясняться прописными истинами, ничего не будет объяснять собеседнику. А Янукович, этот вечный второгодник в школе европейской политики, так ничего и не поймет, так ничего и не заметит. Если он ничего не видит вокруг себя в Украине, то почему Греция должна стать отрезвлением для этого наслаждающегося помещичьим покоем человека? Он заметит комфорт, почетный караул, учтивые улыбки, озвучит подготовленные советниками тезисы, отбудет повинность официального визита - и вернется. Вернется не в нищающую, приближающуюся к греческому порогу Украину, а в княжество "Межигорье". Отдыхать.
www.newsru.ua
Krynica

Президент согласия или временщик конфронтации

Будет ли декриминализирована статья, по которой судят Юлию Тимошенко? Даже после того, как украинский парламент отказался от принятия такого решения, появились прогнозы: «нужная статья» появится в законопроекте ко второму чтению, ее внесет сам президент - и уж после этого Тимошенко, предварительно осужденную Киреевым, отпустят. Таким образом, и приговор вступит в силу, и европейцы будут удовлетворены. Янукович сможет с легким сердцем лететь в Брюссель, рассчитывая на более теплый прием, чем во время недавнего саммита «Восточного партнерства».
Но это - самый оптимистичный вариант, который отражает не столько возможный ход событий, сколько ожидания тех групп в окружении президента, кто понимает всю опасность превращения Тимошенко в узницу украинской власти. Однако рядом с Януковичем есть и те, кто был активным сторонником «посадки» бывшего премьера - и вряд ли они сдадутся просто так. Тем более, что сам Виктор Янукович инстинктивно склоняется на сторону сторонников жесткого варианта хотя бы уже потому, что построил всю свою карьеру на силе, а не на умении маневрировать. Так что никто до конца не знает, что будет после 11 октября - и в каком внешнеполитическом положении окажется Украина.
Но дело, в конце концов, не только во внешней политике. Сам факт того, что украинская власть вынуждена фактически изобретать правовые решения, чтобы не остаться в международной изоляции, о многом говорит. Если призадуматься, это и есть кульминация того отношения к праву, которое восторжествовало в Украине задолго до победы Виктора Януковича на выборах президента страны - но было использовано им для укрепления власти. Накануне последних президентских выборов было ясно, что у победителя не будет реального большинства в парламенте, что ему придется либо договариваться - либо узурпировать власть. И, к моему большому сожалению, в штабах обоих кандидатов готовились именно ко второму варианту. И Янукович, и Тимошенко совершенно неправильно понимали стабильность власти - они были уверены, что она состоит в сосредоточении власти в одних руках. А настоящая стабильность - это баланс сил и общественных интересов. Понять это после победы Виктора Ющенко на выборах президента страны было невозможно потому что конфронтация проходила внутри одного и того же политического лагеря - в то время как другой искусственно маргинализировался. И возникла иллюзия, что эффективное управление - это сосредоточение власти в одних руках. Так думала не только элита, в этом было уверено и общество, которое только сейчас начинает понимать, как оно ошибалось.
Если бы управление Украиной осуществлялось в правовых рамках, не возникло бы то псведобольшинство, которое сегодня управляет страной, не представляя интересов подавляющего большинства украинских избирателей. Новому президенту пришлось бы пойти на мучительный диалог с оппозицией, сформировать коалиционное правительство. И пусть кто-то сегодня скажет, что это правительство управляло бы страной хуже, чем кабинет Азарова - по крайней мере, «олигархам» приходилось бы проходить через сито различных клановых и политических интересов. У Януковича не было бы тех полномочий, которые он получил с помощью произвольной трактовки решения Конституционного суда - но зато президенту не пришлось бы выглядеть в глазах элиты и общества единственной инстанцией, принимающей решения. Словом, мы могли бы жить куда в более мирной стране, не задумывающейся о своем будущем с таким ужасом.
А так - все начало развиваться поступательно и естественно. Нелегитимное большинство - возвращение к «президентской» Конституции - маргинализация оппозиции - решение отправить за решетку ее лидера - попытки изменить Уголовный кодекс чтобы договориться с европейцами... Если Тимошенко посадят и не допустят к выборам, придется выборы 2012 годафальсифицировать, чтобы удержать власть. Фальсифицированные выборы в еще большей степени увеличат пропасть между властью и обществом.
Конечно, грозить «регионалам» пальчиком и рассказывать им, что узурпировать власть нехорошо - бессмысленное занятие. Но узурпация завершается успехом только тогда, когда у власти есть достаточное количество денег на социальную сферу и силовые структуры. Янукович не располагает подобными ресурсами, именно поэтому он может быть только президентом согласия, а не диктатором конфронтации. В противном случае крах власти неотвратим и становится просто делом времени.

www.lb.ua
Krynica

Барин зовет

Накануне своего дня рождения российский премьер-министр Владимир Путин, выступивший на инвестиционном форуме "Россия зовет!" в очередной раз призвал Украину присоединиться к Таможенному союзу России, Беларуси и Казахстана и прекратить переговоры об интеграции с ЕС.

Еще недавно российские политики - и Путин в том числе - уверяли нас, что являются сторонниками европейской интеграции Украины. Единственное, что их не устраивало - это попытки страны обеспечить свою безопасность путем присоединения к НАТО. Партия Регионов, долгое время спекулировавшая на антинатовской пропаганде и уверявшая своего еще не отошедшего от пропаганды советских времен избирателя, что после возвращения к власти удержит Украину от сползания в реакционную пропасть, свое обещание перед Москвой выполнила и приняла закон о внеблоковом статусе Украины. И тут же оказалось, что российских партнеров интересовала вовсе не внеблоковость. Их интересовало стойло, в которое они могли бы загнать отбившееся от стала животное.

НАТО пугало их именно тем, что вступление в него означало бы окончательное прощание с Украиной как с потенциальной экономической колонией российских олигархов или - если уж говорить всерьез об убеждениях человека, считающего крах бесчеловечной империи крупнейшей геополитической катастрофой - с территорией, которая рано или поздно окажется дома, в России или Евразийском союзе, какая разница. Главное - чтобы у нас.

То, что речь идет именно о стойле, можно понять хотя бы по высказываниям Владимира Путина о Европейском союзе как об организации, где дискуссия идет на языках всех стран-членов. И это, оказывается, не демонстрация уважения больших к маленьких, не яркий пример равноправия, на которое следует равняться. Нет, для Путина это яркий пример "потери смысла". А вот у Евразийского союза есть свое преимущество - мы все говорим на одном языке, хотя, конечно у "украинской культуры есть свои особенности". Сразу скажу, чтобы успокоить Владимира Владимировича - небольшие. Вот снизите цены на газ - и откажемся от особенностей, чтобы не раздражать барина. Разве что гопак станцуем на вашем дне рождения, если, конечно, впустите в залу. А не впустите - так мы на улице, развлечем вашу охрану своими смешными особенностями.

Даже неловко как-то, что руководитель большой страны, находящейся по соседству с Украиной, все еще мыслит такими откровенно советскими категориями и просто не замечает, что говорит о соседнем государстве с плохо скрываемым презрением. Никакие мифические 9 миллиардов долларов, которые Путин предлагает нашей власти за отказ от самой возможности самостоятельного выбора своего пути, не могут заставить уважающего себя человека не заметить этого презрительного отношения к стране, в равноправных отношениях с которой должна быть, по идее, заинтересована прежде всего сама Россия.
www.newsru.ua
Krynica

Один в великой России

Свой день рождения Владимир Владимирович Путин решил отметить исполнением роли Петра Аркадьевича Столыпина. Наверное, ему давно хотелось произнести эту знаменитую фразу: "Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия". И он-таки произнес ее, выступив перед участниками форума "Россия зовет!". Только в своей, путинской редакции: "Нам не нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия".
Казалось бы, всего одно слово изменено, а какая глубинная цивилизационная разница. Можно по-разному относиться к Петру Столыпину, но он был не просто государственным деятелем, а еще и деятельным политиком. Обстановка вынуждала - у слишком уж большого количества подданных Российской империи вызывала отвращение дворцовая камарилья, вялость государственного организма, неспособность к переменам, проявляемая властью. И была вера в то, что стоит сменить власть - и все сразу же изменится к лучшему. Вера, которую Столыпин считал чуть ли не главной опасностью для государственного организма, который он - возможно, без особой надежды на успех, без ясного понимания той катастрофической ситуации, которая сложилась в стране на момент его прихода на пост председателя Совета министров, - пытался вылечить. В его сознании были "они", желавшие "великих потрясений" противники гибнущей власти двора, и "мы", желавшие сделать Россию великой. Но не секрет, что если бы не зловредные "они", правители, мечтавшие о великой России, и шагу бы не сделали, чтобы хоть что-то изменить в стране.

В путинском сознании нет столыпинского разделения. У него есть только "мы" и "мы". Он никого не обвиняет, никому не бросает вызов. Ему не нужны никакие потрясения, ему нужна великая Россия. Что такое потрясения по-путински - мы знаем. Это любые реформы, которые могли бы поколебать всевластие олигархической камарильи, это любые попытки повернуть Россию лицом к цивилизованному миру, который до сих пор воспринимается им в карикатурном виде - чего стоит одна презрительная фраза о переводчиках в Евросоюзе, искренняя уверенность в том, что в языковом равноправии теряется смысл! Это любая настоящая оппозиция, способная заставить власть не разворовывать российские ресурсы, а работать ради страны. Это любая попытка реалистично посмотреть на мир и перестать навязывать себя соседям в роли центра мироздания. Это сама возможность превращения правосудия из басманного в настоящее.

Но дело даже не в этом. Дело в том, что накануне своего возвращения в Кремль Путин не видит никого, кто мог бы эти потрясения организовать. Это он решает, что ему нужна великая Россия, - а мог бы решить, что нужны великие потрясения, и организовать их своим восторженным подданным. Но этому доброму человеку не нужны эксперименты, он хочет видеть великое государство - и уже давно достиг своей цели. Он видит его в каждой телевизионной программе новостей, в Красной Поляне, всюду, куда приезжает с охранниками и операторами. Он видит довольных людей и бесконечные потемкинские деревни, убеждающие его, что последние годы не прошли даром, лучше, чем любые объективные экономические показатели. Наивный Петр Столыпин хотел, чтобы в той великой России, которую он пытался построить, оказались все подданные его императорского величества. Реалистичный Владимир Путин живет в своей великой России один - и ему в ней комфортно.

www.grani.ru