January 31st, 2011

Krynica

Еще одни коммунисты

Бывший лидер крымских коммунистов Леонид Грач, исключённый из КПУ за несогласие с участием фракции Компартии в правящем большинстве и неоднократно критиковавший нынешнее руководство партии, заявил о готовности создать новую политическую силу, в названии которой тоже будет слово "коммунистическая". Возможности для этого у Грача есть. Даже на пленуме крымского рескома, на котором обсуждался вопрос о избрании нового руководства партийной организации, представители крымских коммунистов говорили о необходимости восстановления Грача в партии и обратились к ЦК КПУ с просьбой вернуть опальному лидеру партийный билет. Теперь, когда этого не произошло, многие представители крымской коммунистической номенклатуры могут перейти на сторону Грача. Тем более, что в автономии особой роли во власти коммунисты не играют - всем здесь распоряжается командированный в Крым соратник Виктора Януковича Василий Джарты.

Другой вопрос - удастся ли Грачу создать партию, способную составить коммунистам конкуренцию за Перекопом? Опыт российских коммунистических расколов продемонстрировал: создать новую компартию непросто, партийная номенклатура крайне консервативна и зависима от безальтернативного вождя. Не случайно в компартиях и России, и Украине со времени восстановления компартий власть ни разу не менялась. И хотя нам Геннадий Зюганов или Пётр Симоненко кажутся настоящими политическими динозаврами, для коммунистического электората эти невзрачные функционеры олицетворяют стабильность, а для номенклатуры - налаженность связей, необходимую для паразитирования на коммунистическом мифе. Так что это уже даже не люди во главе партий, а символы вечного благосостояния аппарата. Потому-то в глазах большинства им ничего не может повредить.

Но между российскими расколами и предполагаемым украинским есть всё же одна очевидная разница. Из КПРФ уходили коммунисты, которые хотели большего сотрудничества с властью. Из КПУ могут уйти коммунисты, которые хотят прекращения такого сотрудничества на фоне ухудшения жизни наименее обеспеченных слоёв населения - а они как правило и голосуют за коммунистов. Другой вопрос - сможет ли новая компартия найти дорогу к этому электорату и за что на самом деле голосуют сторонники КПУ - за социальную справедливость или за Симоненко? Но одно ясно: для и без того невысокого рейтинга компартии появление новых коммунистов может стать смертельным ударом. Даже одного-двух процентов, отданных за партию Грача, может хватить для того, чтобы симоненковские коммунисты лишились фракции в парламенте и источников к существованию. А вот в партии вне Верховной Раде могут начаться уже совсем новые процессы - начиная со смены обанкротившегося вождя.

www.newsru.ua
Krynica

Зимний поцелуй

Туркменское телевидение продемонстрировало кадры, на которых воспитательница детского сада целует руку президенту страны Гурбангулы Бердымухамедову. Этот телевизионный сюжет нельзя назвать рядовым - до последнего времени единственным туркменским президентом, не брезговавшим подавать подданным руку для поцелуя, был предшественник Бердымухамедова Сапармурат Ниязов. И ему целовали руку не только воспитательницы, но и высокопоставленные чиновники.

Когда Бердымухамедов сменил Ниязова, появилась иллюзия, что теперь режим будет совершенно другим. Однако на самом деле никаких реальных изменений в структуре управления государством, выстроенной Ниязовым под свои личные потребности, так и не произошло. Отличия действительно существуют - но они связаны, скорее всего, с личностными различиями между бывшим и нынешним президентами. Примерно так отличаются между собой два костюма, висящие в одном платяном шкафу. Цвет, покрой, количество карманов - разные и вы можете выглядеть в каждом из костюмов по-разному. Но смысл остается один - пиджак и брюки. Что еще придумаешь? Какой еще жест в большей степени передает почтительность, кроме поцелуя? Коленопреклоненность? Так перед Гурбангулы Бердымухамедовым становились на колени целые подразделения турменской армии и даже конь-ахалкетинец - хотя относительно покорности последнего между официзом и оппозиционными изданиями и продолжаются дискуссии. А вот покорность людей никаких дискуссий не вызывает.

Бердымухамедову просто нужно было время, чтобы из сознания людей окончательно улетучился культ Ниязова. Создание этого культа было неразрывно связано с первыми годами туркменской государственности, когда бывшая советская республика, привыкшая к портретам вождей на центральных зданиях, как-то незаметно для себя заменила их на портрет родного первого секретаря. И как-то вдруг неожиданно оказалось, что этот первый секретарь ничем не уступает основоположникам марксизма-ленинизма и даже их превосходит, так как является не просто чужим классиком, а своим собственным, да к тому же еще и отцом всех туркмен, и создателем государственности, и главной надеждой на будущее... Заменить такого человека на пьедестале было непросто. Но необходимо - потому что без человека на пьедестале туркменская система попросту не работает.

Бердымухамедов начал с кадровых чисток, которые в Туркменистане не утратили регулярности ниязовских времен. А поцелуй - это не завершение, а логическое продолжение строительства властной вертикали по-туркменски. Вернее, все-таки не вертикали, а властного пьедестала - потому что именно он и является главным инсутрументом управления. Еще одним признаком такого строительства стало присвоение президенту титула «покровителя» туркмен - «Аркадага». Его предшественника, как известно, называли Турменбаши - отцом всех туркмен. Но об этом звучном титуле уже начали забывать - и скоро забудут окончательно. А покровитель будет покровительствовать, ему станут целовать руки министры и даже лошади, в конце концов, поймут свое место перед пьедесталом. Для полноты картины не хватает только золотой статуи на опустевшем после переноса ниязовского памятника месте в центре Ашхабада. Но не исключено, что и статуя вскоре появится...

www.politcom.ru