January 14th, 2011

Krynica

Ахува – это и есть Любовь

Героиней израильтян в последние месяцы стала бригадный генерал Ахува Томер – начальник хайфской полиции, трагически погибшая во время тушения неожиданно вспыхнувших на горе Кармель пожаров. Фотографии этой доброжелательной женщины на первых страницах израильских газет, ее именем назван недавно открывшийся в Хайфе Центр помощи детям, пострадавшим от наркотиков... Интересно, что градус критики по поводу действий политиков, отвечавших за борьбу с пожарами, необыкновенно высок – министру внутренних дел Израиля пришлось буквально спасаться от родственников погибших. А вот отношение к полицейским – совершенно иное: уже тот факт, что начальник полиции большого города находилась буквально в центре пожара, пыталась сделать все для его локализации и спасения людей и погибла сама – говорит не просто об отношении к работе, но и об уровне ответственности.

Русскоязычные газеты Израиля тоже пишут о генерале Томер, только они называют ее иначе – Любовью. Именно так назвали ее во Львове – городе, в котором она родилась и откуда ее семья переехала в Израиль полстолетия назад. Собственно, на иврите Ахува – это и есть Любовь...

Я задумался о том, как сложилась бы жизнь генерала Ахувы Томер, если бы ее родители остались в Советском Союзе. Если женщина проходит все ступени полицейской карьеры и оказывается во главе большого – и в основном, конечно же, мужского – коллектива, значит, это и было ее призвание. Если она не отсиживается в кабинете, а оказывается в самом пекле событий – значит это призвание она понимает как ответственность. Ответственность перед людьми. Готовность прийти им на помощь даже в безвыходной ситуации. Собственно, ради этого и существуют правоохранительные органы, не правда ли?

Могла ли Ахува Томер найти это свое призвание в советской, а затем и украинской милиции? Можем ли мы представить себе женщину-генерала, бесстрашно командующего мужчинами? Конечно, «политические генералы»-женщины у нас тоже случаются, но все же политика и полиция – это разные амплуа. Для того чтобы женщины руководили правоохранительными структурами, должна иначе функционировать сама система государственного подбора кадров. Если угодно – это другой уровень доверия. Когда общество не доверяет политикам – значит что-то прогнило в элите. Когда общество не доверяет полиции или милиции – значит что-то прогнило в государстве. На постсоветском пространстве милиционеров нередко боятся больше, чем тех, от кого они призваны охранять граждан. Когда милиционер совершает естественный, с его точки зрения, служебный поступок – как недавно, например, в Москве, на Манежной площади, где ОМОН отказался выдать озверевшей толпе случайно проходивших мимо шовинистического митинга кавказских ребят, – мы воспринимаем это как подвиг. Потому что очень часто сталкиваемся с совершенно другой милицией – политически или предпринимательски ангажированной, коррумпированной, уверенной, что это мы служим ей, а не она нам. Милицией, в которой рядовые сотрудники знают, какое это блаженство – работать на земле, рядом с обираемыми людьми. А те из них, кто воспринимает службу как призвание и ответственность, никогда не становятся генералами. Система их не пропускает – и все тут. А те, кто все же оказываются в генералах, но продолжают говорить о долге и ответственности, воспринимаются и своими сослуживцами, и самими нами как блаженные. Ну потому что не может быть таких милицейских генералов!

Секрет подвига Ахувы Томер в том, что она, собственно, и не совершала подвига. Она повела себя так, как должен был действовать любой высокопоставленный полицейский начальник в цивилизованной стране. Этот начальник занимает свой кабинет не для того, чтобы выстроить непонятно на какие доходы каменный дом за высоченным забором, не для того, чтобы быть некоронованным хозяином города и вместе с мэром и местным криминальным авторитетом решать, кого казнить и кого миловать. А для того, чтобы служить людям – это так естественно для уважающего себя общества и так непривычно для нас...

Ахува Томер не стала бы генералом украинской милиции.

www.profil-ua.com
Krynica

Призыв к осторожности

Предоставление бывшему министру экономики Украины Богдану Данилишину убежища в Чехии - не просто решение, касающееся конкретного человека в конкретных обстоятельствах. Это в первую очередь оценка состояния украинского правосудия и его зависимости от политических решений властей. И это - совершенно новая страница во взаимоотношениях Украины и Европейского Союза. Страница, подтвердившая оценки, данные происходящему в Украине недавно побывавшим в Киеве еврокомиссаром Штефаном Фюле. Страница, подтверждающая, что эти оценки могут стать магистральной линией ЕС по отношению к Украине и ее властям.

Украинское руководство может не обращать внимания на решение чешского МВД, может считать его несправедливым и политически мотивированным. В России или Беларуси тоже никогда не обращали внимания на политических беженцев - решения западных судов и правоохранительных структур руководство этих стран воспринимало как оскорбление. Но Москва и Минск никогда не говорили о европейской интеграции. И они не нуждались в западных кредитах. Россия пока что живет за счет собственных энергоносителей, которые к тому же поставляются во многие страны Запада. Особой опасности того, что российских политиков не пустят в Куршевель или Ниццу, не существует. Лукашенко и его окружение не пускают - но и дач на Сардинии у белорусского президента нет.

А украинским руководителям нужны и деньги, и визы. И поддержка разговоров о европейской интеграции со стороны Брюсселя им тоже нужна. Поэтому на месте украинской власти я бы серьезно задумался о происходящем. И воспринял бы решение по Данилишину как недвусмысленный сигнал от Запада. Можно, конечно же, и далее монополизировать власть, мстить оппонентам, топтать журналистов - но только в результате останешься в Украине как в клетке, один на один с нищающим и разъяренным народом. И надеяться в этом случае на защиту силовых структур я бы тоже не стал. Если бы столица Украины находилась бы на востоке страны, у власти был бы шанс уцелеть даже в случае полного разрыва с Европой и краха социальной составляющей экономики. Но в Киеве у нее нет такого шанса хотя бы потому, что она находится в отрыве от собственного электората, рядом с людьми, ожидающими от нее только плохого - и каждый день убеждающихся в справедливости своих подозрений.

Такая власть обязана быть осторожной хотя бы из элементарного чувства самосохранения. Осторожной и с собственным народом, поддержка которого ей необходима, и с Западом, без денег которого она обанкротится. Решение по Данилишину - просто еще один призыв к такой осторожности, констатация того, что понимание происходящего в Украине сформировано и изменить его можно только немедленным возвращением к здравому смыслу, только уходом из прошлого, в которое пытается втянуть Украину команда Виктора Януковича.

www.newsru.ua
Krynica

Вопрос времени

Сегодня премьер-министр Молдавии Влад Филат должен предложить на рассмотрение парламента список министров нового правительства страны. Впрочем, состав кабинета не будет сильно отличаться от уже ушедшего в отставку правительства «Альянса за европейскую интеграцию». После решения демократов, либерал-демократов и либералов продолжить существование коалиции, работавшей в парламенте прошлого созыва, стало ясно, что большая часть министров сохранит свои места в новом кабинете. И самое главное - в нем сохранится распределение влияния основных политических партий правоцентристского альянса. А вот коммунисты, рассчитывавшие получить львиную долю министерских портфелей в несостоявшейся коалиции с демократами, так и остались в оппозиции.

Так что теперь главным вопросом работы нового правительства Молдавии оказывается не его состав, а его долговечность. А эта долговечность зависит от возможности избрания нового президента страны. Пока что обязанности главы государства исполяет новый спикер молдавского парламента Мариан Лупу, уже баллотировавшийся на пост президента в предыдущем парламенте. Но как тогда, так и теперь, альянс сталкивался с одной и той же проблемой - отсутствием необходимого количества голосов для избрания президента Молдавии. Сейчас у альянса не хватает для победного голосования двух мандатов - и взять их можно только у Компартии. Но до сих пор ни самой компартии, ни альянсу не удавалось воспользоваться голосами оппозиции для избрания президента. И если ситуация повторится в третий раз - то молдавским избирателям придется голосовать за новый парламент уже весной.

Есть ли надежда на избрание президента этим составом парламента? Представители альянса готовы даже включить коммунистов в состав правительства, если они проголосуют за кандидатуру нового главы государства - в частности, предложить пост вице-премьера по реинтеграции. Есть и еще один вариант влияния хотя бы на часть депутатов коммунистической фракции. Он связан с фигурой одного из самых известных молдавских «олигархов», вице-спикера нового парламента Владимира Плахотнюка. Господин Плахотнюк, считающийся главным спонсором Демократической партии, настолько не вызывает аллергию у коммунистов, что именно его прочили в премьер-министры в случае создания левоцентристской коалиции. Некоторые наблюдатели в Кишиневе убеждены, что сочувствующие Плахотнюку депутаты есть и в компартии. И они хорошо понимают, как ему будет обидно вести на выборы Демократическую партию спустя всего несколько месяцев. И останется ли в сердце Владимира Плахотнюка симпатия к тем, кто заставит его в очередной раз потратиться на политические нужды?

Но это - лирика, пускай и финансовая. А вот партийная дисциплина может оказаться куда сильнее добрых чувств к вице-спикеру. Тем более, если придется вновь голосовать за кандидатуру Мариана Лупу. Новый спикер уже дважды создавал политические проблемы коммунистам - и когда покинул их фракцию и присоединился к демократам, фактически уничожив надежды КПРМ на создание большинства в парламенте, и когда оставил компартию без власти в ходе нынешних коалиционных переговоров. И сделать его президентом страны на четыре года - слишком большой подарок за разбитые надежды Владимира Воронина и его соратников.

www.politcom.ru
Krynica

Козаки-вредители

Министр иностранных дел России Сергей Лавров объяснил, почему была приостановлена деятельность Федеральной национально-культурной автономии украинцев России. История с ликвидацией этой автономии мало освещалась в российских СМИ - хотя и дошла до Верховного суда страны, подтвердившего решения предыдущих инстанций. Но до заявления министра казалось - и это подтверждали судебные решения, - что речь идет исключительно о процедурных нарушениях, которые и привели украинскую автономию к печальному концу. Глава российского внешнеполитического ведомства расставил точки над i - по его словам, автономию прикрыли потому, что ее руководители занимались политической деятельностью, направленной на подрыв российско-украинских отношений. Ну просто врачи-вредители какие-то!
Бывший руководитель украинской автономии Владимир Семененко рассказал, что Министерство юстиции обратилось в суд с предложением о закрытии автономии, основываясь на результатах проверки ее деятельности. Политическими эти нарушения явно не были. Но было письмо в министерство некого господина Журавлева, который упрекал руководство автономии в политических диверсиях. В чем эти диверсии выражались? Во-первых, в том, что господин Семененко дал интервью радио "Свобода" - а это уже публичная деятельность, которой заниматься нельзя. Во-вторых, в проведении автономией конференции "Украинистика в России". Этого тоже делать нельзя, Министерство юстиции вынесло руководителям автономии предупреждение - и они вышли из состава оргкомитета научной конференции. И наконец, самое страшное: Семененко участвовал в церемонии памяти жертв Голодомора. Российский суд рассматривал этот эпизод - но его не удалось доказать. А если бы удалось? И вообще, можно ли российским гражданам, какой бы деятельностью они ни занимались, приближаться к памятникам жертв голода 30-х годов, или это акция, направленная на подрыв российско-украинских отношений? Вот, например, когда у этого памятника был патриарх Кирилл? Все, молчу-молчу.

В современной России ничему уже нельзя удивляться. И тому, что через несколько дней после митинга на Манежке правоохранители ворвались в единственную в российской столице Библиотеку украинской литературы - и, вероятно, прикрыли бы ее, если бы не раздраженная реакция украинской стороны, - этому тоже удивляться не приходится. Тот же Лавров утверждает, что "было изъято несколько книг, которые сейчас изучаются на предмет нашего законодательства, которое запрещает распространение националистических идей". Интересно, бывал ли балующийся стихосложением дипломат хоть в одном московском книжном магазине, осматривал ли полки, ломящиеся от шовинистической, ксенофобской, антисемитской, антикавказской, антиукраинской да и антирусской, конечно же, литературы, - там всего хватает. И что-то я не замечал ни предупреждений издательствам, ни изъятых книг - ничего. Зачем же ломать комедию и оправдывать пришибеевщину?

...В конце 80-х нас, представителей трех только что созданных молодежных клубов Москвы - еврейского, украинского и белорусского, - пригласили в горком комсомола. Секретарь горкома - сейчас он, наверное, какой-нибудь куршевельский курортник - неожиданно попросил меня задержаться и поинтересовался, зачем это мне, еврею, заниматься украинским клубом. Я несколько раздраженно заметил, что еще недавно за изучение иврита евреев сажали в лагерь, а теперь еврею вменяют в вину знание украинского языка. "Украинцы хуже евреев - ответил мне секретарь. - Евреи хотя бы уезжают, а украинцы хотят разрушить нашу великую страну".

Я тогда не придал значения этому безумному диалогу, потому что совершенно не представлял себе, что украинцы в России могут оказаться в положении евреев 40-50-х годов прошлого века, что по их книгам будут ходить грязными сапогами - как ходили по еврейским пьесам в ГОСЕТе, что их культурные общества будут прикрывать по суду - как закрывали еврейские театры, газеты и комитеты. Но оказывается, возможно и это.

www.grani.ru