July 22nd, 2010

Krynica

В институт по телевизору

Министр образования Украины Дмитрий Табачник высказался против автоматического продления вступительной кампании, предложенного главой правительства Николаем Азаровым. По словам министра, право проводить кампанию ещё 5 дней может быть предоставлено только отдельным вузам по их собственной просьбе. Таким образом Табачник продемонстрировал, что у министерства есть своя собственная позиция относительно продления вступительной кампании - и что самое интересное, его поддержали в этом руководители высших учебных заведений.

Казалось бы, налицо конфликт между главой правительства и министром? Но мне менее всего хотелось бы обсуждать взаимоотношения между Николаем Азаровым и Дмитрием Табачником. Гораздо важнее сам метод руководства страной по телевизору. Если бы действительно возникла настоятельная необходимость продления вступительной кампании, то об этом необходимо было бы говорить на специальных совещаниях со специалистами, делиться мнениями, предлагать пути решения назревших проблем - а результаты обнародовать в решении соответствующего ведомства. И всё? И всё! Но это ж скучно!

Украинские политики привыкли руководить страной с телевизионного экрана. Можно сказать, что в этом они очень похожи на своих российских соседей. Руководители соседней страны известны тем, что перед отъездом на свои заграничные виллы или даже в Сочи записывают целую серию телевизионных встреч и указаний, а потом благополучно отправляются в очередной отпуск. Граждане России радуются, какие мудрые и строгие у них вожди, а те похохатывают над жертвами техники, уютно расположившись в шезлонгах вдали от родных берегов. Украинские лидеры до такой технологии не додумались. Но это пока - по крайней мере, из моего комментария они могут позаимствовать эту удачную идею.

Потому что никакого особого значения инвектива, высказанная с телевизионного экрана, не имеет. Грамотное государственное управление не терпит прожекторов и прожектёров. Кажется, когда Виктор Янукович и Николай Азаров были в оппозиции, они не раз критиковали за стремление показываться по телевизору почаще своих оппонентов, находившихся тогда у власти. Но, пересев во властные кресла, не избавились от пагубной привычки нравиться избирателю.

А президент и премьер-министр не должны никому нравиться – чай не красны девицы. Они должны решать проблемы. Избиратель оценит эффективность их работы по результатам этих решений. А если считается, что избиратель столь глуп, что поверит в любую туфту, которую ему демонстрируют на экране, то работать с ним можно накануне выборов, а не всё время. Потому что установка на постоянное телевизионное общение с народом наводит на подозрение, что власть больше ничем заниматься и не собирается…

www.newsru.ua
Krynica

Легенда власти

Cмерть бывшего генерального секретаря Компартии Чили Луиса Корвалана не стала, как и следовало ожидать, событием в информационном поле. Корвалан был условной легендой. Да, он прожил непростую и можно даже сказать – героическую жизнь. Да, стал символом сопротивления, когда после гибели певца Виктора Хары стал самым известным чилийским политическим заключенным. Да, оказался для советской пропаганды одним из самых важных объектов международного интереса – когда его освободили из контрационного лагеря, Леонид Брежнев плакал во время встречи с ним в Кремле. Но для советских людей времен Брежнева и Корвалана коммунизм был утопией, а партийный билет – пропуском на выгодные места и в распределители…

Поверить в то, что кто-то может иметь настоящие коммунистические взгляды, было просто невозможно – идеология окончательно обанкротилась, репрессивная машина ослабла, до краха империи оставались годы. Да и тот же Брежнев: уже позже, из интервью Корвалана, оказалось, что освобожденный из заключения генсек компартии Чили прибыл в Советский Союз не вовремя – праздновался день рождения генсека ЦК КПСС. И Корвалана ничтоже сумняшеся направили в Минск, где он ждал, когда торжества закончатся. А когда Брежнев освободился от потока орденов и поздравлений, к нему доставили Корвалана и он поплакал. Вероятно, генсек в Москве тоже не верил, что генсек в Сантьяго может иметь настоящие коммунистические взгляды. Для Кремля Корвалан тоже был инструментом – ничего более.

Но в том-то и фокус, что Корвалан был убежденным коммунистом – такие люди тоже встречаются. Именно безмятежная вера в утопию помогла ему прожить жизнь, полную арестов, лишений и переездов с места на места. Именно эта вера заставила его пойти на пластическую операцию и вернуться в Чили уже после освобождения из заключения. И именно эта вера заставляла его настаивать на демократии в стране – потому что без демократического развития чилийские коммунисты были обречены на уничтожение. К счастью, Корвалан так до конца не понял, что при демократии коммунисты будут всего лишь частью политического спектра, что им никогда не получить всей полноты власти и осуществить полное огосударствление экономики, которое уже было начал Сальвадор Альенде. И потому крушение диктатуры Пиночета стало и крахом политической карьеры Корвалана – он ушел с поста генсека компартии Чили, на котором оставался три десятилетия, а к руководству партией пришли люди, попытавшиеся вписать ее в новую политическую систему.

Но к Советскому Союзу у Корвалана были свои счеты. Этот человек, ставший жертвой нескольких военных переворотов, так и не понял, почему Советская Армия не предотвратила “реставрацию капитализма”. Когда речь шла о Чили – Корвалан был за демократию. Когда речь шла о СССР – государстве, которое он так и не понял и язык которого даже и не пытался выучить за несколько лет жизни в Москве – он уповал на силу. И в этом тоже проявился как последовательный патриот своей страны, которой он хотел куда лучшей судьбы, чем вызволившему его из концлагеря огромному умирающему коммунистическому монстру.

www.politcom.ru
Krynica

Братская война

Российская телевизионная компания НТВ показала уже две серии фильма, посвященного подлинному политическому облику президента Беларуси Александра Лукашенко.
Компания, собственником которой является «Газпром» и которая и шагу не сделает в информационной политике без высочайшего соизволения, предъявила Лукашенко обвинения, которые обычно высказываются оппозицией этой страны – и в убийствах политических оппонентов, и в подавлении демократии, и в «приватизации» государства... Александр Лукашенко не остался в долгу. Еще до демонстрации нашумевшего документального фильма по российскому телеканалу в газете «Советская Беларусь» появилась большая статья спикера верхней палаты белорусского парламента. В статье высокопоставленный чиновник задавался вопросом: почему же это в союзном государстве разные цены на энергоносители для двух его частей? И объяснял, что белорусам не нужна цена ниже, чем в Европе или в Украине. Им нужна та же цена, что и в России – низкая или высокая. О российском тандеме в «Советской Беларуси» тоже высказались пренебрежительно, напомнив, что и Владимира Путина, и Дмитрия Медведева в Кремль привели «за ручку» – об этом очевидном для любого здравомыслящего человека факте политической карьеры двух руководителей страны в России не любят вспоминать. После первой серии «Крестного батьки» в белорусском телеэфире появился президент Грузии Михаил Саакашвили. Беседа с ним вызвала в Москве настоящее бешенство, тем более что президент Грузии счел необходимым отозваться о просмотренном российском фильме и напомнить, например, о судьбе Анны Политковской. После второй серии «Крестного батьки» в правительственной газете «Республика» появилась большая статься о сегодняшней России... глазами Бориса Немцова, автора нашумевшего доклада об эпохе Путина. Collapse )