April 16th, 2010

Krynica

Прерванная дружба

Виталий Портников

Польские интеллектуалы благодарят россиян за солидарность и стремление понять боль по поводу Катыни. Польские журналисты говорят о повороте в российско-польских отношениях.

Польский премьер обнимается с российским коллегой. Все это происходит на фоне 70-й годовщины Катынского расстрела и катастрофы самолета президента Леха Качиньского. Кажется, диалог Москвы и Варшавы действительно совершил решительный поворот – страны, еще недавно бывшие решительными оппонентами, кажутся чуть ли не дружескими. Collapse )
Krynica

Маленький Днепр

Человеку, выросшему на широких берегах украинского Днепра, смоленский Днепр покажется другой речкой – небольшой, даже и не разделяющей, а скорее соединяющей берега…

Могла бы эта реченька показаться очень мирной, если бы не возвышающиеся над городом зубья старой крепости – сооружения, напоминающего, что Смоленск и непроходимые леса вокруг него столетиями были заколдованным местом для поляков, русских, литвинов – всех, кто овладевал этим красивым городом, кто хотел защищаться в этой крепости и охотиться в этих лесах. Внешность города нередко бывает обманчивой. Это сейчас Смоленск – областной город с крепостью-музеем и красивыми церквами, место неспешных прогулок и недалеких поездок. И трудно себе представить, что у его стен гибли князья и воеводы, заканчивались большие ожидания и блестящие карьеры… Казалось бы, колдовство завершилось, когда Смоленск стал просто заштатным губернским городом, а потом областным центром, когда вдоль берегов маленького Днепра вместо закованных в латы воинов стали прогуливаться влюбленные парочки, когда с мостов начали фотографировать крепость и храмы… Но появилась Катынь… Collapse )
Krynica

Президент на улице

В минуты, когда завершающий свою политическую карьеру президент Киргизии Курманбек Бакиев под охраной - или конвоем? - российских солдат поднимался на борт самолета, направляющегося в соседний Казахстан, я находился в студии радио "Свобода" с первым президентом Украины Леонидом Кравчуком. Мы с Леонидом Макаровичем вспомнили, что вот так же пять лет назад обсуждали бегство из Киргизии его коллеги, первого президента этой страны Аскара Акаева. И Кравчук тогда заметил, что, когда находился у власти, всегда задумывался о том, сможет ли после ухода с должности президента Украины прогуляться по Крещатику.

И вот - спокойно ходит по улицам, не опасаясь собственных сограждан. А у Аскара Акаева такой возможности нет. И у Курманбека Бакиева ее тоже не будет. Да, собственно, можно ли считать это киргизским феноменом? Много ли постсоветских президентов ходит по улицам? Многие ли вообще передают власть?

Постсоветскую демократию можно замерять по-разному. Можно уровнем политических свобод. Можно возможностями средств массовой информации. Или рейтингом коррумпированности. Только такие измерения вряд ли дадут нам точную картину реальности. И уж точно не передадут атмосферы, в которой мы с вами живем. Цифры - они не регистрируют удушья.

Зато президентские прогулки - вот это очень хороший индикатор. Каждый из украинских президентов имеет своих сторонников и оппонентов, каждый может похвастаться как горячими поклонниками, так и людьми, которые не приемлют их политической позиции. И каждый может прогуляться по Крещатику. Главной задачей Виктора Януковича на самом деле является не только доказательство своей профессиональной состоятельности и уж точно не монополизация власти. Главная задача Виктора Януковича - это прогулка по Крещатику после ухода с президентского поста. Потому что если с этой задачей четвертый украинский президент не справится, ему придется искать верного преемника, выпрашивать гарантии безопасности, фальсифицировать выборы, а потом годами жить в вечном страхе - а вдруг преемник подведет?

Президенты решают эти задачи по-разному. Кто-то остается у власти навсегда, превращая себя в живой памятник, а страну - в рукоплещущую пустыню. Ведь и Бакиев уже собирался быть вечным, ни о какой прогулке после отставки и не помышлял. Кто-то придумывает тандемы и кружится в лабиринте власти как белка в колесе. Тех, кто, подобно Леониду Кравчуку, хочет гулять по улицам, не превращаясь в охраняемый снайперами монумент, в нашем мире очень мало. Но только это естественное желание
оставляет живыми сограждан бывших президентов.

www.grani.ru
Krynica

Дружба телевизорами

Виталий Портников

"Газовый вопрос у нас урегулирован" - вот что сказал российский президент Дмитрий Медведев журналистам, спрашивавших его о ситуации в российско-украинских отношениях. Конечно, тем, кто считает, что Москва и Киев близки к договоренности о снижении цены на газ, можно уцепиться за другие слова российского президента: "Это не закрытая тема. Этот вопрос обсуждается. Мы готовы это делать" или "наши украинские партнёры полагают, что по целому ряду соображений цены на газ для нынешней экономической ситуации на Украине действительно довольно тяжёлые". Но заметим – речь идёт исключительно о соображениях украинских партнёров, а не российских! У украинских партнёров тяжёлое положение и поэтому они там для себя решили, что эти цены для них не подходят – а вовсе не потому, что контракт несправедливый, как считают Виктор Янукович и Николай Азаров! А что же российская сторона – а она готова выступать в роли вдумчивого психотерапевта и обсуждать с украинскими друзьями их трудности…

Если задуматься, то Медведев говорит по поводу газа практически то же самое, что и Путин – с той только разницей, что российский президент, в отличие от российского премьера, не может решить беспокоящие украинскую сторону проблемы. Для чего же тогда российский президент встречается с украинским коллегой, для чего едет в Харьков?

Для красоты. Если перевести это понятие на язык протокола, то получится по-медведевски – "я надеюсь, что мы продолжим обсуждение всех вопросов, включая обеспечение безопасности, развитие торгово-экономических отношений, гуманитарные вопросы". Если перевести на язык политики – президент России старается конкурировать с премьер-министром России, демонстрируя свою крайнюю включённость в принципиальные вопросы и заинтересованность в их решении. Вот он и проводит одну за другой встречи с украинским президентом, показывая, как укрепляется братская дружба. И это примерно то же самое, что происходило, когда Медведев не встречался с украинским президентом – только предыдущим – и писал ему гневные письма. Для телевизора хорошо и то, и это! Но у меня есть слабое подозрение – или надежда – что Виктора Януковича в его контактах с российским коллегой беспокоит не только телевизор, но и бюджет – бюджет, который не помогут наполнить никакие объятия.