Vitaly Portnikov (vokintrop) wrote,
Vitaly Portnikov
vokintrop

Categories:

Наш Саша. Мнения экспертов на ЛІГА.net

В ночь с 19 по 20 ноября 1995 года я чуть не сломал голову в гостинице польского Эльблонга. Телевидение транслировало итоги второго тура выборов президента Польши: соперниками были легендарный лидер «Солидарности», действующий глава государства Лех Валенса и посткоммунист Александр Квасьневский. Экзит-пулы обещали Валенсе бесспорную победу – что подтверждалось многочисленными экспертными оценками. Когда стало ясно, что результаты уже не изменятся, я включил телевизор погромче и направился в душ.
И тут стали передавать результаты из Центризбиркома. Мне показалось, что из-за шума воды я чего-то не расслышал или мне отказывает мой польский: новым президентом Польши стал посткоммунист! Я бросился обратно в комнату, забыв о мокром поле, о том, что стоило бы вытереться – и так и грохнулся перед телевизором, на экране которого красовался Александр Квасьневский. Нет, ничего я не сломал. Но разочарование было огромным. Как могло произойти, что Польша «Солидарности» предпочла Валенсе посткоммуниста?
Я задавал этот вопрос попутчикам по поезду, спешившему из Эльблонга в Калининград. Попутчики, поляки, делавшие бизнес в России, были напротив, счастливы: наконец-то окончилось время гнилых либералов, «наш Саша» - вот он-то подружится с Кремлем.
«Наш Саша» - это я слышал не в первый раз. Перед выборами 1995 года был в Варшаве с группой молодых российских политиков и журналистов, нас принимали в посольстве и посол России, опытный ветеран советской дипломатии, говорил примерно то же: Валенса, Михник, Геремек, Мазовецкий – это все чужаки. А вот «наш Саша»...
Время показало, что ошибался я, ошибался ветеран, ошибались попутчики в поезде. Александр Квасьневский не стал – и не мог стать – президентом реванша, но зато он стал вторым лидером новой Польши, сумевшей преодолеть исторические рвы недавнего прошлого и совместными национальными усилями прийти в европейскую и евроатлантическую семью. Время показало, что для понимания личности политика нужно точнее понимать не только его собственную «обучаемость» и умение соответствовать моменту, но и те различия, которые были у «народной» Польши и Советского Союза. Это для нас в Москве или Киеве Квасьневский – бывший комсомолец, сделавший затем удачную карьеру молодежного и спортивного чиновника. На самом деле, Квасьневский никогда не был комсомольским функционером – просто потому, что Социалистический союз польских студентов, который стал для него настоящим началом карьеры, не был комсомолом. Это была организация, просто вынужденная быть более либеральной и открытой - насколько это вообще было возможно в ПНР. Именно из штаб-квартиры студенческого союза у Квасьневского – та дипломатичность, осторожность и готовность к переменам, которые станут чуть ли не главными чертами его политического стиля и помогут сохраниться в политике, когда махина ПНР обрушится прямо на головы ее чиновников и активистов. Именно эти черты позволят ему стать президентом всех поляков. Не сразу, конечно. Но сейчас уже трудно представить, какое расстояние отделяло не только избирателей Квасьневского, но и его самого, от избирателей, голосовавших за Валенсу. И в этом тоже заслуга президента, 10 лет правления которого ознаменовались вступлением в НАТО и Евросоюз и утверждением той «другой» Польши, которая казалась под очень большой опасностью в момент его избрания главой государства. И именно эта другая – новая Польша – смогла стать адвокатом Украины в Европе.
Тот вклад, который внес Александр Квасьневский не только в польско-украинские отношения, но и в саму украинскую политику, трудно переоценить. При этом Квасьневский, который в самой польской политике менялся в зависимости от требований времени, в политике постсоветской не стеснялся быть «нашим Сашей». Он блестяще понимал психологию своих украинских визави – лучше, чем кто бы то ни было. Он знал, что альтернативной личным отношениям Кучмы и Ельцина будут другие личные отношения – с ним, Квасьневским. И эти отношения сформировал – так что в том, что в годы Кучмы Украина все же не оказалась там, где ее хотели бы видеть тогдашние обитатели Кремля, есть и его неоспоримая заслуга. Как и в том, что результатом Майдана стала не гражданская война и крах государства, а круглый стол, который привел Украину к парламентской республике – не вина Квасьневского, а беда украинцев, что они не смогли воспользоваться этим шансом и спустя несколько лет вернулись в прошлое.
Теперь, спустя годы, Квасьневский, ставший ветераном европейской политики и не утративший влияние в политике собственной страны, вновь борется за украинский шанс, которым мы снова можем не воспользоваться. Он использует все свои способности дипломата и человека компромисса в борьбе за чужую страну именно потому, что является – как это трудно понять многим его украинским коллегам – настоящим польским патриотом. А стабильная европейская Украина – в интересах Польши. Нужно просто уметь этими интересами дорожить.




Наш Саша. Мнения экспертов на ЛІГА.net
Tags: Польша
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments