Vitaly Portnikov (vokintrop) wrote,
Vitaly Portnikov
vokintrop

Categories:

Наш премьер

Тадеуш Мазовецкий стал премьер-министром Польши 19 августа 1989 года – сейчас мало кто помнит, что означала эта дата, но представим: до августовского путча 1991 года, падения коммунизма, запрета КПСС, независимости Украины и других бывших советских республик, развала Советского Союза оставалось еще 24 месяца, во главе правительства СССР все еще был член политбюро ЦК КПСС Николай Рыжков (он и станет первым собеседником Мазовецкого в Москве), во всех остальных странах советского блока тоже правят коммунисты… И вдруг появляется человек из совершенно другого теста, так непохожий на номенклатурщика, строгий, изысканный, удивляющий проникновенным глубоким взглядом – нормальный человек!

Появление Тадеуша Мазовецкого на посту главы правительства Польши стало результатом осуществления знаменитого тезиса Адама Михника “ваш президент – наш премьер”, обращенного к польским коммунистам. Но Мазовецкий был и нашим премьером – премьером всех тех, кто понимал, что времена коммунизма подходят к концу, что народы, очутившиеся в плену одной из самых жестоких и лицемерных идеологий ХХ века заслуживают того, чтобы их интересы представляли люди, не связанные со старым “новым классом” – номенклатурой.

Тадеуш Мазовецкий был не просто первым таким человеком. Он был, пожалуй, самым замечательным из всех тех, кого нам пришлось увидеть после него – и во главе Польши, и во главе других стран бывшего социалистического лагеря. Потому что был аристократом духа в самом высоком смысле этого слова – порядочным, блестяще образованным, точно понимающим границы политического компромисса, не боящегося рискнуть авторитетом ради блага страны. Он никогда не был казенным патриотом, упражняющимся в риторике ради голосов избирателей. Никогда не был популистом, готовым пообещать все, что угодно ради власти. Даже когда стал международным посредником в бывшей Югославии, не стал прикрывать трагедию своим именем и ушел в отставку, когда увидел, что международное сообщество не способно предотвратить братоубийственную войну…Сейчас даже трудно представить, что такие политики вообще бывают, что непреклонность, гибкость, трезвый расчет, интеллект и нравственность могут гармонично сочетаться в одном человеке.

Скажут: а как же Гавел? А как же Валенса? Но таким политикам, как Гавел и Валенса, досталась другая миссия – “прикрывать” реформы своим авторитетом, нередко высказываясь против их объективного хода, который пугал огромное количество их соотечественников. А Мазовецкому вместе с Бальцеровичем пришлось эти реформы проводить – что совсем не одно и то же. И, конечно, проще всего было бы от такой миссии отказаться – но только не Мазовецкому.

Именно поэтому он не стал самым популярным политиком Польши, проиграл президентские выборы – хотя его поддерживала практически вся интеллектуальная элита страны, потом оказался в либеральных партиях, чье будущее прочно зависело от реформаторского прошлого. Но место в истории Польши и Европы гораздо важнее этих несостоявшихся побед. И то чувство надежды, которое он принес с собой, тоже не забудется никогда – я вспоминал об этом щемящем, почти детском чувстве всякий раз, когда видел его в каком-нибудь дискуссионном зале или просто на улице в Варшаве, Кракове или Кринице – взгляд вдаль, саркастичный изгиб губ, уверенная и чуть уставшая походка… Наш премьер!


Наш премьер
Tags: Польша
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments