?

Log in

Люди і звірі

Європа стала такою, якою ми її знаємо сьогодні саме тоді, коли більша частина її жителів зрозуміла, що потрібно бути континентом людей

Російський журналіст Матвій Ганапольський сподівається, що Греція - країна, в якій "основна маса громадян - не більше, ніж злодії" - показово потоне, щоб довести всьому світові, що не віддавати кредити і дружити з Путіним - це погано. Журналіст залишає цей емоційний коментар у власному блозі, викликаючи захоплення своїх шанувальників, як російських, так і українських.

Я міг би, звичайно, поставити запитання самому Матвію - щодо того, звідки беруться ресурси на оплату його власної професійної активності. І чи не думає він, що гроші, які витрачаються на роботу Радіо "Вести" і пропагандистського холдингу, частиною якого є радіостанція, теж можуть виявитися краденими. Або, можливо, професійний власник підприємства Ігор Гужва заробив їх чесною працею на уранових рудниках Закарпаття? Словом, хотілося б отримати більш детальну інформацію.

Але я не буду задавати Матвію цих питань просто тому, що він - як і багато інших колишніх радянських людей - може вважати, що отримує оплату за чесну працю. А звідки гроші - це не його проблема. Адже в пострадянській моралі вбивця - це Раскольников. А якщо Раскольников грошима вбитої бабусі оплатить статтю про необхідність допомагати пенсіонерам - то це свята справа. Пенсіонерам потрібно допомагати, гонорари потрібно брати, стареньку потрібно зарити. Хоча б і грецьку. Хоча б вона і голосувала проти популістів. Так їй і треба!

Мене дивує, що подібна позиція розділяється величезною кількістю людей в країнах, де більшість населення - такі ж "злодії", як у Греції. І навіть набагато більше. Греки не розраховуються за міжнародними кредитами. Вони уникають сплати податків. У них є олігархи-судновласники. Але ця країна в рази чесніше Росії чи України. У рази! Вона може виглядати не дуже презентабельно на тлі північних країн Європейського Союзу, але для Росії та України вона все ще - зразок для наслідування. І ніяка грецька криза не засипле прірви, яка все ще є між європейською - нехай навіть південно-європейською - і пострадянською цивілізаціями.

Так чому ж нам ніхто не бажає зла? Чому ніхто не хоче, щоб ми показово потонули? Чому міжнародні фінансові організації вкотре виділяють Україні кредити? І це незважаючи на те, що громадяни цієї країни теж часто не платять податків, не віддають кредитів, беруть участь у сотнях різноманітних схем, покликаних обдурити державу і потенційних донорів? Чому Захід намагається застосувати проти Росії санкції, які вдарили б по інтересам її бандитської еліти, але не торкнулися б звичайних людей? Адже ті санкції, від яких дійсно страждають пересічні росіяни - заборона на продукти - введені не Заходом, а їхнім власним урядом! Власним! І це при тому, що ніякого Ганапольского в цьому уряді немає. Поки що ні.

Може бути, тому що на Заході живуть люди, а не звірі? Може бути, тому що західні суспільства зробили правильні висновки з кошмарів двох світових воєн? З загибелі мільйонів людей? З голоду, холоду і руїн? Може бути, тому що зрозуміли - не можна називати "ворьем" цілі країни і народи, потрібно допомогти їм подолати труднощі і приєднатися до цивілізованого світу. Немає нічого хорошого в тому, що потоне Греція - тому що йдеться про людські долі.

Саме тому європейці так довго і наполегливо вели - і продовжують вести - переговори з представниками грецького уряду. Розмовляють з тими, хто відверто знущається над ними, хто не хоче розуміти основних законів економіки. Тому що думають не про багатого ідіота Варуфакіса, а про грецького пенсіонера, який завтра не зможе купити собі шматок хліба. Нехай він потоне, Матвій?

Ми все ще живемо в світі дикунів. "Нехай їх показово покарають" - пишуть мені читачі про валютні позичальників після прийняття сумнозвісного закону. "Щоб знали!". Чому - показово? Ви будете відчувати особливе задоволення, якщо показово? Якщо серед покараних виявиться яка-небудь багатодітна сім'я, у якої відберуть житло, вам це принесе особливе задоволення? Ви будете тішити себе тим, що насправді покарали "хитрунів", які хотіли отримати інвестиційне житло? Що всю цю історію використовували російські спецслужби для дестабілізації ситуації в нашій країні. А чим ви кращі співробітників російських спецслужб? Для них люди - сміття. І для вас - сміття.

І справа - ще раз підкреслю це для тих, хто не може це зрозуміти - не в курсі, по якому хочуть перераховувати кредити. І не в Греції з Ципрасом. Справа в бажанні покарати, втопити, розіп'яти. Звичайному такому мерзенному радянському бажанні.

Європа стала такою, якою ми її знаємо сьогодні саме тоді, коли більша частина її жителів зрозуміла, що потрібно бути континентом людей. І наша подорож в її бік виявиться вдалою тільки після того, як ми з вами теж це зрозуміємо. І не будемо хотіти, щоб хтось потонув - ані греки, які повірили Ципрасу, ані наші співвітчизники, які повірили у вітчизняну банківську систему, ані жителі Криму, які повірили Путіну - ніхто.

Тому що презирство до Ципраса, ненависть до якого-небудь Мотороли і неповага до Путіна - це одне. А готовність "втопити" задля доведення своєї правоти цілу країну - це інше. Це якраз те, що робить Путін у випадку з Україною. Те, що відрізняє звіра від людини.

Я хотів би жити в країні людей.
http://espreso.tv/article/2015/07/07/lyudy_i_zviri
Путин понимает, что "кнопка" – единственное, чем он может шантажировать Запад.
Встреча президента Соединенных Штатов и федерального канцлера ФРГ накануне возможного саммита в "нормандском формате" в Минске стала не просто сверкой часов. Она продемонстрировала, что именно Украина и разбойничьи действия Кремля на нашей земле стали главным вопросом мировой политики. И американцам, и европейцам ясно, что просто так, без их постоянного внимания и усилий, этот конфликт не рассосется. И что если Украина в своем стремлении защитить свою территорию и международное право потерпит поражение от наглого и лживого врага, большой войны не избежать.
В мире немало других сложных проблем, требующих повышенного внимания президента и федерального канцлера – ИГИЛ или ситуация на Ближнем Востоке. Тем не менее, даже вопрос о возможном выступлении премьер-министра Израиля Беньямина Нетаньяху в конгрессе США, расколовший республиканцев и президентскую администрацию, казался вопросом из "другой" – мирной жизни. В былое время вопрос приезда израильского премьера накануне парламентских выборов в его стране и отказ американского президента от встречи с Нетаньяху казался бы главным вопросом американской политики. Но сейчас ясно, что сложности во взаимоотношениях Соединенных Штатов и Израиля в любом случае преодолеваются, потому что обеими странами руководят адекватные люди, к тому же вынужденные учитывать общественные настроения. А вот в адекватность Путина не верит на Западе практически никто – за исключением тех, кто берет в Москве деньги за свою веру. И в то, что российское население сможет выбраться из-под завалов пропагандистской бомбежки, тоже уже никто не верит.
Обаму и Меркель сейчас называют злым и добрым полицейским, пытающимися совместно найти лучший вариант успокоения международного хулигана. Но это – очень условные характеристики. И Обама с его осторожным подходом к принципиальным внешнеполитическим вопросам – не такой уж злой. И Меркель, чье отношение к Путину драматически изменилось за последние месяцы – не столь уж добра. Это вообще не самые точные оценки настроений западных политиков и ролей, которые они играют. Самое главное – все эти люди понимают, что должны осторожно довести клиента до полного экономического краха. Но сделать это хотят так, чтобы в процессе умиротворения клиент не нажал, не дай Бог, кнопку. А клиент великолепно понимает, что эта кнопка сегодня – единственное, чем он может шантажировать Запад. И все время играет одну и ту же сцену: готовность нажать на нее, если возникнут проблемы. Поэтому он так много говорит о своих войсках, о том, что если что, дойдет до Киева, Варшавы и Берлина. Вопрос даже не в том, невменяем ли Путин на самом деле, а в том, что ему блестяще удается роль кремлевского безумца. И это – его главный козырь на любых переговорах.
Обаме и Меркель в такой ситуации остается только повторять привычные слова о необходимости разрешения конфликта политическими средствами, находить варианты формулировок относительно того, что будет, если дипломатический процесс сорвется, словом – быть достаточно осторожными и достаточно сдержанными одновременно. Им не позавидуешь. А еще больше не позавидуешь нам – потому что мы заложники. По сути, те же самые зрители в московском центре на Дубровке, в захваченном террористами. А Обама и Меркель – люди, пытающиеся освободить объект так, чтобы не дать террористам уничтожить и нас, и сам объект. Путин в той ситуации просто пустил газ – но его никогда не интересовало ни количество жертв, ни последствия собственных решений. Обама и Меркель так не могут.
http://glavred.info/avtorskie_kolonki/uderzhat-kremlevskogo-bezumca-o-chem-dogovorilis-obama-i-merkel-302510.html
Как у проститутки клиент тот, кто пытается заменить любовь быстрым сексом, так и у российского пропагандиста клиент тот, кто ленится интересоваться миром во всем его многообразии.

"Вопрос о российских военно-воздушных или военно-морских базах на территории Кипра не стоит и никогда не стоял", - заявил министр иностранных дел Кипра Иоаннис Касулидис. Я бы вряд ли обратил внимание на эту цитату, если бы не потрясающая кампания дезинформации, устороенная российскими СМИ. Сообщения о намерении Кипра предложить России создать свои военные базы на полуострове появились, впрочем, отнюдь не только в них. Их перепечатывали и в изданиях Украины, и повсюду, где русский язык все еще остается главным источником получения международной информации.

РИА Новости – информационная дубинка непревзойденного Дмитрия Киселева – ссылалось в своем сообщении на информацию китайского агентства Синьхуа. Китайское агентство, кстати, тоже не писало о базах напрямую и не ссылалось на какие-то конкретные источники. Всего лишь на интервью кипрского президента Никоса Анастасиадиса местной прессе. Какой – ни слова.

Обратившись к кипрским СМИ, я увидел в них действительно серьезную дискуссию относительно президентских намерений предложить Москве использовать существующие на Кипре военные объекты. Президент говорил о возобновлении соглашения о военном сотрудничестве с Россией – но в этом документе о базах нет ни слова. Речь идет о возможности заходить на базу в Лимасоле для дозаправки военных кораблей и о том, что военная часть аэропорта в Пафосе может быть использована в чрезвычайных случаях. Возможно, если бы у России были деньги, ее бы это и заинтересовало – ведь база в сирийском Тартусе законсервирована. Но денег нет. И баз тоже нет. И не будет.

Но история с базами – великолепный пример того, как работает со своими “клиентами” российская пропаганда. Как у проститутки клиент тот, кто пытается заменить любовь быстрым сексом, так и у российского пропагандиста клиент тот, кто ленится интересоваться миром во всем его многообразии. Кто не знает и не хочет знать иностранного языка, кто не пытается проверить источник полученной информации. Мы нередко удивляемся “зомбированности” российского зрителя. Но важно, чтобы мы сами не прибегали к сомнительным услугам тех, кто давно уже забыл о профессиональной чести и честности. Нет, я не призываю их не читать и не смотреть – если ты журналист, ты просто обязан это делать. Я призываю проверять информацию, которая вас заинтересовала. Сводки российских информационных агентств давно уже – сборники манипуляций, а не новостей. И поверьте, что тот, кто лжет об Украине, обязательно солжет и о Кипре.

http://espreso.tv/blogs/2015/02/10/10_fevralya_2015_h_bumazhnaya_baza

Зачем Донбассу выборы?

Нам нужен барьер, который защитит Донбасс от Путина, а не нас от Донбасса.

Слова федерального канцлера Ангелы Меркель о том, что сутью Минских соглашений является проведение свободных выборов в Донецкой и Луганской областях, могут быть восприняты многими в Украине как подмена понятий. При чем же тут выборы, если идет война? И не просто война, а война оккупационная. Разве самым важным вопросом не является изгнание оккупантов с территории нашей страны?

Но суть демократии – в диалоге и процедуре. И по этой сути, Меркель говорит как раз о том же – о необходимости прекращения оккупации и войны. Разве возможны настоящие выборы в присутствии оккупационных войск? Разве возможно рассчитывать на свободное волеизъявление граждан, когда в спину им упирается дуло автомата? Разве можно говорить о свободных выборах и референдуме в ситуации отсутствия какой-либо информационной конкуренции, когда все новости получаются из одного-единственного, заведомо лживого источника. И даже если этот не источник не отравлен, то человек все равно имеет право сравнивать позиции.

Разве мы с вами считаем, что в Крыму после его оккупации был настоящий референдум и свободные выборы? Конечно же, нет. И дело даже не в настроениях жителей Крыма, понятно, что среди них немало приверженцев сепаратизма. Важно было, чтобы накануне любого голосования – даже далекого от украинских конституционных норм - все живущие на территории полуострова получили право знать, какими будут последствия их решений. Что произойдет, если Крым присоеднится к России – и что будет, если он останется в Украине. Каталония провела голосование, противоречащее Конституции Испании – и теперь, по крайней мере, Мадрид может судить о настроениях ее жителей. А о чем можем судить мы? О количестве свезенного в Крым оружия? О бандитах Аксенова? При чем же тут референдум? Выборы?

На Донбассе – то же самое. Представители созданных российскими спецслужбами "народных республик" участвуют в минских переговорах по праву силы, маскируя российскую оккупацию, а не потому, что они представляют население Донбасса. Они никого не представляют, кроме Путина. А для того, чтобы узнать, что на самом деле думают живущие на разоренной российским оккупантом земле, и нужны честные выборы. Выборы как следствие прекращения оккупации и восстановления законности.

Я не думаю, что на этих выборах победят люди, которые мне понравятся. Но, по крайней мере, эти люди будут нести ответственность перед своими согражданами, а не перед кураторами с Лубянки. Они будут осознавать последствия своих действий, а не думать, что Россия введет войска, даст денег – и все сразу будет хорошо. Россия уже ввела войска. Россия уже "дала денег". И каждый на Донбассе уже понял, как это замечательно. Даже в Крыму многие начинают понимать – и этот процесс прозрения только начинается и достигнет своей кульминации по ходу развития российского кризиса.

И для нас важно, чтобы это прозрение сопровождалось честными выборами. Чтобы местные депутаты прозревали вместе со своими избирателями. Важно, чтобы мы вместе избавлялись от оккупантов, их диктата и помешательства и вместе возводили барьер на границе со злом. Не барьер, который защитит нас от Донбасса и Крыма – а барьер, который защитит Донбасс и Крым от Путина.

И если мы добьемся честных выборов – так оно, в конце концов, и будет.

http://rus.newsru.ua/columnists/10Feb2015/zachemvibory.html
После избрания генеральным секретарем ЦК КПСС бывшего главы КГБ Юрия Андропова в стране быстро появился анекдот о новой единице измерения – “один андроп равняется 15 годам”.

Пожалуй, на фоне прошедшей в Мюнхене очередной конференции по безопасности можно говорить о новых единицах измерения этой самой безопасности и международного права – “крымах” и “донбассах”. Обычно конференция становится трибуной для обсуждения самых разнообразных вопросов будущего.



На этот раз Украина не просто была ее главной темой. Конференция началась в тени неожиданной поездки федерального канцлера Ангелы Меркель и президента Франции Франсуа Олланда в Киев и Москву, а завершалась в ожидании телефонной беседы четырех лидеров в “нормандском формате”.

Одним их главных событий конференции стало выступление президента Украины Петра Порошенко и трехсторонние переговоры украинского президента, американского вице-президента и федерального канцлера. Наконец, присутствие в Мюнхене министра иностранных дел России Сергея Лаврова продемонстрировало, как серьезно изменилось отношение к российскому руководству со стороны западной политической элиты: слушавшая Лаврова аудитория, состоявшая из депутатов, чиновников и ведущих экспертов буквально “засмеяла” и захлопала главу российского внешнеполитического ведомства, повторившего привычные пропагандистские тезисы.

И дело тут не только и не столько в российско-украинском конфликте, а в уважении к принципам международного права как таковым. Дело в том, смирится ли цивилизованный мир с безнаказанной оккупацией части территории европейского государства или найдет действенные рычаги для того, чтобы вернуть ситуацию в правовое русло или хотя бы за стол переговоров.



От ответа на этот вопрос, от того, что будет происходить с Крымом и Донбассом в ближайшее время, зависит сейчас судьба всех “замороженных конфликтов” на постсоветском пространстве и того, не появятся ли новые горячие точки. И это прекрасно понимают участники конференции, которые говорили о зеркальности происходящего в Украине с другими конфликтами, которые воспринимаются уже даже не как политика, а как история.

Во всяком случае, президент Азербайджана Ильхам Алиев, выступая в Мюнхене, отметил, что если бы конфликт между Арменией и Азербайджаном был разрешен, возможно, не было бы конфликта в Украине. И это абсолютно точное замечание – именно по Карабаху и по отсутствию подходов к разрешению конфликта и политической воли международного сообщества к поиску этих подходов Москва смогла сделать вывод об “удобстве” создания территорий с неопределенным статусом для того, чтобы держать в узде свои бывшие колонии.



И как только появлялась возможность самостоятельного развития той или иной бывшей советской республики – в ней создавался или гальванизировался территориальный конфликт. Эту кошмарную схему придумали в конце 80-х руководители тогдашнего КГБ СССР, а председатель Верховного Совета СССР Анатолий Лукьянов и будущие президенты России оказались ее горячими сторонниками.

Но теперь реальность зависит от зеркала. Если карабахский тупик помог создать подобные тупики всюду, где это было возможно и не возможно, то выход из украинского тупика – если он будет найден – поможет создать инструментарий для решения постсоветских “замороженных конфликтов”, в том числе, возможно, и карабахского.

Главный вопрос – какую цену придется заплатить за поиск такого инструментария. И в речах, которые произносились на мюнхенской конференции, и в ее кулуарах можно было ощутить самый настоящий страх, что все усилия окажутся напрасными и мир окажется на пороге полномасштабной войны.

Именно этот страх имел в виду министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, когда говорил, что ситуация в мире сегодня выглядит очень опасной и каждый новый шаг в сторону эскалации приближает ее к неуправляемости, к тому, что глава немецкого внешнеполитического ведомства сравнил с 1914 годом – годом начала первой мировой войны…

http://haqqin.az/news/39086

Чего захочет Путин?

Если Путин поедет в Минск, это и станет демонстрацией того, кто настоящий президент террористов.

Чего будет добиваться на встрече в Минске Владимир Путин? Наблюдатели пробуют спрогнозировать российскую позицию по сегодняшнему интервью Путина египетской газете "Аль-Ахрам". Но это – протокольное интервью, которое готовилось к официальному визиту российского правителя в Египет. Очевидно, что оно составлялось не после, а до встречи российского президента с европейскими визитерами – собственно, это даже не настоящее интервью, а завизированный Путиным текст. Тем не менее и он важен для понимания ситуации – с учетом того, что позиция Путина сейчас будет корректироваться день ото дня, в зависимости от того, какой метод обмана партнеров изберет российский президент на этот раз. И в зависимости от того, каковы мотивы его нынешнего участия в переговорном процессе – сохранение лица или создание более комфортных условий для продолжения агрессии.

Тем не менее, даже в этом интервью Владимира Путина нет слова "федерализация", появившегося в политическом словаре российской элиты задолго до Майдана. Путин и компания вспоминали о "федерализации" всякий раз, когда появлялась опасность возвращения Украины в цивилизованный мир – и забывали, как только власть оказывалась в руках марионеточного руководства, готового исполнять все распоряжения Кремля и делиться с ним доходами от ограбления Украины. Проще говоря – Кремлю нужно, чтобы Донбасс не позволил Украине стать государством для граждан, но не нужно, чтобы Киев и Галичина помешали превращению Украины в колонию взбаламученного российского Рейха.

Сейчас – некая "срединная ситуация". Путин понимает, что на прямую федерализацию, подразумевающую фактический раздел страны и превращение оккупированных территорий в сферу его влияния, никто не пойдет. Путин предлагает, чтобы власти Украины "выработали бы такую формулу конституционного устройства государства, при которой было бы безопасно и комфортно жить всем гражданам, в полном объеме соблюдались бы права человека". Но самой этой формулы он не предлагает – что позволяет сделать вывод о подготовке в Кремле новой обертки для старой идеи. Обертки, которая позволила бы обмануть европейцев – если они, разумеется, захотят обманываться. Но для этого нужно, чтобы европейские лидеры думали о сохранении собственного лица при выходе из украинского конфликта, а не о его реальном разрешении. Проще говоря – чтобы Меркель и Олланд поменялись с Путиным местами. Вопрос в том, как оценивает ситуацию Путин, кого он считает заинтересованным в большей степени в выходе из конфликта – себя, украинцев или европейцев.

Еще один очень важный момент этого интервью - заявление, что "попытки Киева оказывать экономическое давление на Донбасс, блокировать его жизнедеятельность лишь осложняют ситуацию". Это еще раз доказывает, что отказ украинского руководства от финансирования оккупации – одно из самых верных решений последнего времени. Путин не собирается финансировать Донбасс – и потому, что не хочет, и потому, что не может. Для него удобна модель оккупации за наш счет – и интервью "Аль-Ахрам" является демонстрацией этого тезиса.

Ну и прямые переговоры с "ДНР" – знакомый тезис, призванный продемонстрировать "непричастность" оккупанта к конфликту. Но это уже не так важно: если Путин поедет в Минск, это и станет настоящей демонстрацией того, кто настоящий "президент ДНР", да и "ЛНР" в придачу. И важно – точно понять, чего хочет этот "настоящий президент" террористов и чего он ожидает от Запада – возможности найти выход из непростой ситуации или просто новый патент на убийство.

http://rus.newsru.ua/columnists/09Feb2015/zahochetputin.html
Вместо так и не состоявшего саммита в “нормандском формате” в Астане может пройти аналогичный саммит в Минске – уже буквально через пару дней. Состав участников все тот же, но за недели, прошедшие после срыва встречи в столице Казахстана, ситуация изменилась кардинальным образом.

Саммит на пороге войны: может ли измениться Владимир Путин
Гибель “республики”: почему опыт ликвидации Сербской Крайны важен для Украины
Часы Пескова: Украине пора перестать жить по времени лицемерия
Крах Петра І: почему России больше никогда не быть европейской державой
В Астану президент Владимир Путин собирался лететь без всяких предложений, скорее – выслушивать просьбы, ставить условия, принимать капитуляцию. Именно эта его позиция не впечатлила федерального канцлера. Ангела Меркель – как утверждают, в отличие от президента Франции Франсуа Олланда, настаивавшего на необходимости продолжения любого диалога – отказалась лететь в Казахстан потому что видела смысл в прекращении кровопролития и создании конкретных гарантий для этого. После срыва Астаны Путин бросил свои войска на Донецкий аэропорт, Углегорск и Дебальцево – но и позиции Запада, в свою очередь, радикализировались. В Евросоюзе перестали обсуждать даже теоретическую возможность отмены санкций против России, в США окрепли позиции тех, кто выступает за поставку оружия Украине. В этой ситуации Путину пришлось пойти на выдвижение собственных предложений по урегулированию конфликта – и хотя они мало отличались от российских “хотелок” последнего года, Меркель и Олланд сочли сам факт проявления инициативы российским президентом шансом для урегулирования.

Так это на самом деле или нет – будет ясно в случае проведения Минского саммита и после имплементации его решений. Ведь сами соглашения в Минске в свое время тоже создавали некую – пусть и очень иллюзорную – надежду на мир. Но теперь уже ясно, что в Кремле никто не собирался выполнять минский протокол и рассчитывал использовать его подписание для расшатывания ситуации в Украине, а вовсе не для мира на Донбассе.

portnikov

Виталий
Портников

украинский и российский журналист, публицист, обозреватель, политолог.
Лауреат премии Союза Журналистов Украины «Золотое перо» (1989), номинировался также в категории «Журналист года» в ежегодном конкурсе «Человек года», проходящем в Украине.
Запад, пытаясь усадить Владимира Путина за стол переговоров в качестве “миротворца”, продолжает надеяться, что российский президент осознает всю катастрофичность экономической ситуации в стране и стремится выйти из им же созданной ситуации с войной на Донбассе с минимальными имиджевыми потерями в глазах собственного электората, люмпенизированного, агрессивного и оболваненного. Но пока что нельзя с точностью понять, действительно ли Путин хочет откуда-либо выходить или он использует ситуацию для проверки уровня уступок со стороны Запада и Украины – уступок, которые позволят ему закрепиться на оккупированных территориях без траты средств на них и неспешно готовиться к новым войнам и провокациям. Насколько реально изменился путинский подход – и способен ли вообще Путин в его нынешнем положении меняться – мы поймем достаточно быстро. Если саммита в Минске не будет – за ближайшие дни. Если саммит в Минске состоится – за ближайшие недели.
http://kontrakty.ua/article/84565
Як би не закінчились переговори федерального канцлера Ангели Меркель і президента Франсуа Олланда в Москві та Києві, вони увійдуть в історію сучасної дипломатії як абсолютно безпрецедентний вояж, покликаний знайти рішення нерозв’язного конфлікту. П’ять годин із президентом Петром Порошенком, п’ять годин – із президентом Володимиром Путіним. Мовчання після переговорів у Києві. Мовчання після переговорів у Москві. Настрій передають лише протокольні зйомки і фотознімки. Доброзичлива, зовні спокійна атмосфера спілкування в Києві. І очевидна скутість, напруга і роздратування в Москві, прагнення продемонструвати дистанціювання від співрозмовника. Чи можна в такій контрастній атмосфері знайти хоч якийсь компроміс?

Створюється враження, що Меркель і Олланд вже й самі в такий компроміс не вірили, але вирішили, що називається, спробувати щастя після появи нових пропозицій Путіна щодо врегулювання конфлікту. Федеральний канцлер і президент розіграли партію як по нотах. Меркель – «злий» слідчий. Олланд – «добрий». Меркель не приховує розчарування тим, що відбувається, коли летить до Москви. Олланд робить обнадійливі заяви. Меркель у Кремлі виглядає роздратованим учителем історії, якому доводиться умовляти хулігана. А Олланд – вчитель фізкультури, він незадоволений учнем, але здатний оцінити його енергію. Одночасно тлом переговорів стають американські дискусії щодо можливого постачання зброї Україні та наміри розглянути нові секторальні санкції Євросоюзу в разі невдачі переговорів. Це створює своєрідну психологічну пастку, в яку візитери намагаються загнати Путіна. З одного боку – з ним розмовляють, як з авторитетним лідером. З іншого – обіцяють посилити тиск, якщо він не піде на компроміс. Але чи здатний Путін зрозуміти ці сигнали?

Це ми зможемо дізнатися в найближчі дні. Поки що ясно, що Меркель і Олланд в черговий раз втягнули Путіна в переговірний процес. Але, можливо, в цьому і полягала їхня педагогічна місія – не стільки домогтися компромісу, скільки утримати російського правителя від кроків, які зроблять ситуацію некерованою. Саме про страх такого розвитку подій говорив напередодні поїздки Меркель і Олланда в Москву і Київ міністр закордонних справ Німеччини Франк-Вальтер Штайнмаєр: ситуація легко може скотитися до 1914 року, часу початку першої світової війни...

http://www.radiosvoboda.org/content/article/26834725.html

Смерть пенсионерки

Оказывается, Следственный комитет Российской Федерации может интересоваться происходящим не только в Украине, но и в своей собственной стране. Его сотрудники будут заниматься смертью в отделении полиции 81-летней пенсионерки Раузы Галимовой. Ретивые работники супермаркета "Магнит" заподозрили ее в краже сливочного масла - и немедленно вызвали правоохранителей.

Вся эта история - сгусток цинизма, к которому в России все настолько привыкли, что перестали его замечать. СМИ специально подчеркивают, что старушка была блокадницей, а значит, обеспеченной пенсионеркой. И поэтому ей просто незачем было красть это злополучное масло, она вполне могла за него заплатить. Ну а представим себе, что Рауза Галимова не переживала блокаду, не была обеспеченной, взяла лишний товар. Эта пачка масла - или три пачки - действительно повод для издевательства, вызова полиции, служебного рвения? Нет, это самое обычное отношение к людям.

Гораздо проще наклеить на машину лейбл "спасибо деду за победу", выступить на каком-нибудь митинге и рассказывать за просмотром очередного сериала о смелых чекистах, какие у нас замечательные ветераны, чем просто пожалеть старика. Все эти "спасибствующие" на самом деле презирают тех, кого они могли бы поблагодарить, - людей, доживающих на нищенские пенсии и никогда не видевших ни Антальи, ни Хургады, ни прочих нехитрых радостей российского "среднего класса". А реплики владельца торговой сети - настоящего хозяина жизни - это концентрированное презрение к муравьям, копошащимся в его супермаркетам. Не нужно нагнетать!

Мы еще удивляемся: как это россияне не волнуются по поводу войны в Украине, почему их не беспокоят "грузы 200", почему никого не тревожит голодовка летчицы Савченко, гибель которой может стать очередным несмываемым пятном на и без того уже изгаженной репутации Российского государства. Нередко слышу от людей из разных стран мира - "да когда же им надоест?". И когда в ответ я говорю, что выходом из российской ситуации может быть не народный протест, а очередной дворцовый переворот, собеседники смотрят на меня с недоумением. Но на какой народный протест способны люди, которые получают удовольствие от издевательства над немощной старухой? Или мы с вами и в самом деле считаем, что такие люди находятся только в одной кассе одного супермаркета? Да полноте. Оглянитесь вокруг себя: они повсюду. Они, собственно, теперь Россия и есть.

Мы нередко считаем, что нынешние беды России от нефтяного бума. Да, Путин и сам подсел на нефтяную иглу, и соотечественников подсадил. Но помимо возможности выживать на ренту Путин возродил и другую великую возможность советского времени - право на издевательство. Сверху донизу. На самом верху государь с приближенными, которым позволено даже безнаказанно давить на своих роскошных машинах зазевавшихся холопов - пусть шибче бегают. А внизу всякая мелюзга, кассиры с охранниками, которым остается разве что отводить душу на несчастных старухах.

И если вы мне не верите - просто купите какой-нибудь товар и зайдите с ним в незнакомый вам супермаркет. И потом расскажете, удалось ли вам покинуть его без скандала и оскорбительных реплик. Ах, с вами так не поступят, вы богато одеты и на улице ваш ждет автомобиль последней модели? Так и Рауза Галимова тоже не выглядела нищенкой. Просто появилась замечательная возможность над ней поглумиться.

И все же задумайтесь: эта несчастная женщина, голодавшая в детстве и опозоренная в старости, могла бы быть вашей бабушкой. Или просто соседкой. Или хорошей знакомой. Как бы вы тогда восприняли эти оскорбления, эти крики, эту смерть в полиции? Поверьте, она не заслужила такой подлой смерти.

И такой страны тоже не заслужила.
http://grani.ru/opinion/portnikov/m.237585.html

Багаж Ангелы Меркель

Вопрос не в том, выиграем ли мы войну у России – а в том, какой кровью мы ее выиграем.

Что Ангела Меркель и Франсуа Олланд могут привезти в Москву Владимиру Путину? Судя по тем отрывочным сообщениям, которые появились в СМИ после отлета европейских визитеров из Киева, ничего особо нового и обнадеживающего – по крайней мере, с точки зрения Кремля. Суть ситуации заключается в том, что Путин предложил европейцам новый план урегулирования, смысл которого заключается прежде всего в стремлении отказаться от Минского протокола. А Меркель и Олланд собираются настаивать на выполнении пунктов Минского протокола и ищут пути совмещения своих предложений с "планом Путина".

То, что федеральный канцлер ФРГ и президент Франции вообще не отмахнулись от наглой попытки российского президента в очередной раз плюнуть на свои международные обязательства, объясняется просто: европейцы всерьез опасаются военного обострения конфликта, которое может наступить вследствие ужесточения не только российской, но и американской позиции. В Москве уже не скрывают своей обеспокоенности возможными поставками американского оружия украинской армии – так как эти поставки могут не только помочь Киеву освободить оккупированную бандитами территорию, но и продемонстрировать истинный уровень российской обороноспособности.

А в Берлине и Париже считают, что такой страх перед разоблачением очередного мифа может подтолкнуть Путина к непредсказуемым шагам. Министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер, который перед полетом Меркель и Олланда в Киев посещал Варшаву и Вильнюс для согласования предложений канцлера и президента, говорил в польской столице, что больше всего опасается, как бы ситуация не вышла из под контроля по аналогии со случившимся в 1914 году, с началом Первой мировой войны.

Но тут и начинаются первые нестыковки. Меркель и Олланд могут думать, что Путин тоже понимает всю опасность выхода ситуации из под контроля не только для Запада, но и для России – и для себя лично. А сам Путин может как стремиться к выходу ситуации из под контроля, потому что верит, что только при таком положении вещей, когда нормы международного права не будут работать вообще, он может, уже не оглядываясь на цивилизованный мир, оккупировать все территории, которые, по замыслу кремлевских стратегов, должны войти в их новую империю. Олланд и Меркель считают, что Путин понимает неизбежность краха своего режима в случае обострения ситуации – а он уверен, что это Запад перепугался и нужно только посильнее надавить на приезжающих "лохов", чтобы они "отдали" ему не только Украину, но и балтийские страны. Они думают, что нужно так модифицировать исполнение Минских договоренностей, чтобы дать возможность кремлевскому гангстеру сохранить лицо – а он убежден, что находится на пороге окончательного успеха и осталось только отыскать белый флаг в багаже европейских визитеров. И что будет, если в чемодане Меркель он не найдет белого флага, а увидит лишь немецкую петлю, галантно упакованную французским президентом?

Вот в ответе на этот вопрос и состоит главная интрига сегодняшних консультаций в российской столице. Путин может взбеситься – учитывая то психологическое состояние, в котором он находится последние месяцы, это вполне возможно – и, повинуясь уже эмоциям, а не расчету, продолжит убивать людей там, где его ордам позволят это делать. А может решить, что просто еще не дожал "лохов" до конца, что нужно изобразить готовность к взаимопониманию. А это уже позволит добиться уступок от Запада – например, ослабления санкций и давления на США с целью отказа от поставок оружия – а в это время накопить силы для нового удара через несколько месяцев.

Если Путин не взбесится – это в наших интересах. Экономический крах его империи необратим, что бы он там не делал – и каждый новый день промедления с войной приближает нас ко времени, когда нам не с кем будет воевать, а на наших границах вместо государства будет находиться территория победившего хаоса. А если взбесится – что ж, наш ждет новая эскалация войны на юго-востоке, ускорение процесса поставок оружия и новые санкции против России. Вопрос не в том, выиграем ли мы войну у разлагающегося соседа – а в том, какой кровью мы ее выиграем.

http://rus.newsru.ua/columnists/06Feb2015/bagajangely.html

Latest Month

July 2015
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars