?

Log in

Важно, чтобы наши государственные границы в очередной раз не оказались историческими баррикадами.

В Украине и Польше в эти дни вспоминают об операции "Висла" — акции, целью которой было выселение польских украинцев с их этнических земель в новые воеводства, присоединённые к Польше после разгрома Германии. Казалось, что вопрос о сути происходящего после краха коммунистических режимов в СССР и ПНР очевиден каждому. И тем более странно, что в эти дни — наряду с трезвыми и горькими оценками происшедшего — мы слышим голоса тех, кто как бы сомневается. Может быть, коммунисты выполняли "национальные задачи"? Боролись с "бандеровцами"? Обеспечивали стабильность?

Но так не бывает, что когда коммунисты действуют против поляков, то они — палачи, а когда против украинцев — "государственники". Тирания — всегда тирания и последствия ее действий одинаково катастрофичны. Главный результат операции Висла — это не только гибель людей и переселение их из родных мест. Это прежде всего гибель целой цивилизации. Исследователи говорят о политических, юридических, моральных аспектах. Но для меня гибель цивилизации — это как бы кульминация всего этого.

Должно это нас разъединять или объединять? Мне кажется, тут гораздо больше причин для объединения. Потому что польская и украинская судьба схожи. Оба народа строили свою цивилизацию на территориях, которые отличаются от территорий, которые сейчас занимают наши государства. Польское государство в результате Второй Мировой войны переместилось на запад. Но и украинское, между прочим, тоже — этнические районы украинского расселения на востоке сегодня — территория Российской Федерации. И при этом украинцы в результате операции "Висла" утратили часть своей цивилизации на западе. Разве это не проявления общей судьбы?

Мы должны хорошо понимать, что было — ради недопущения кошмара убийств и этнических чисток. И мы должны понимать, что то, что будет, зависит от нашего общего отношения к историческому наследию украинцев и поляков на землях, на которых столетиями автохтонно жили два этих народа. После Второй Мировой войны произошёл самый настоящий цивилизационный развод. Оба народа оказались по разные стороны государственных границ, польские и украинские национальные меньшинства рассеяны по всей территории наших стран, исчезло не только сожительство, но и общее пограничье. Это уже произошло и прошлого не изменить. Но важно, чтобы наши государственные границы в очередной раз не оказались историческими баррикадами.

http://glavred.info/avtorskie_kolonki/polsha-operaciya-visla-i-istoricheskie-barrikady-432008.html

Эффект Макрона

Сейчас принято говорить, что после первого тура президентских выборов во Франции страна вздохнула с облегчением. Во второй тур выборов вышли бывший министр экономики страны Эмманюэль Макрон и лидер ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен. У Макрона есть все шансы победить одиозную соперницу во втором туре выборов. И не только потому, что на его стороне социология. На его стороне - главные кандидаты на пост президента от ведущих политических сил. И Франсуа Фийон, кандидат республиканцев, и Бенуа Амон, кандидат социалистов, и другие ведущие политики обоих лагерей призвали поддержать во втором туре Макрона в рамках логики "республиканского фронта", который однажды уже помешал прийти к власти отцу Марин Ле Пен. Что касается избирателей ультралевого кандидата Жан-Люка Меланшона, этой "красной Ле Пен", то они вряд ли поддержат Макрона - Меланшон единственный из кандидатов не сделал заявления в пользу соперника - но вряд ли поддержат и Ле Пен. Большая часть этой маргинальной - вне зависимости от возраста, ведь на стороне троцкистов нередко симпатии инфантильной молодежи - публики - останется дома. И после второго тура президентских выборов во Франции можно будет перевести дух окончательно.

Но что это будет означать для Франции, для будущего этой страны? На самом деле этого не знает никто. Накануне президентских выборов многие наблюдатели сравнивали Марин Ле Пен с Дональдом Трампом. Но это сравнение, мягко говоря, хромает. В отличие от Дональда Трампа Ле Пен - системный политик, который сделала именно борьбу за власть смыслом своего существования и успеха. Она возглавляет пусть и маргинальную с точки зрения политической платформы, но вполне системную с точки зрения функционирования партию. Более того, основные усилия Марин Ле Пен после того, как она возглавила Национальный фронт, были направлены на то, чтобы придать партии респектабельные черты.

Как и Трамп, Макрон буквально ворвался во французскую политическую жизнь, оперируя не столько силой программы, сколько обаянием личности. Как и Трамп, Макрон бросил вызов ведущим политическим силам страны. Да, ему не удалось заставить теряющих популярность социалистов изначально поставить на себя в качестве успешного кандидата - но это скорее свидетельствует о том, что французские социалисты находятся в куда более глубоком кризисе, чем американские республиканцы. Как и Трамп, Макрон воспользовался удачным для себя отсутствием понимания электоральной перспективы у главных соперников. Проще говоря, мы часто утверждаем, что после Барака Обамы демократы могли быть уверены в победе на президентских выборах в США - если бы только не выдвинули такого противоречивого кандидата, как Хиллари Клинтон. Во Франции произошло тоже самое. Франсуа Олланд, второй социалистический президент Пятой Республики, оказался куда менее популярен, чем Барак Обама - следовательно успех президентских выборов был буквально в кармане у правых, республиканцев. Но последние предпочли популярному среди французов мэру Бордо и бывшему премьеру Алену Жюппе "серую лошадку" Франсуа Фийона, заслужившего прозвище "Месье Никто". А потом еще и оказалось, что самодовольный "Месье Никто" замешан в коррупционных злоупотреблениях.

Но что из этого всего следует? А следует то, что буквально через несколько недель президентом Франции станет не просто человек, который предлагает избирателям программу, составленную в весьма общих - и это еще дипломатично говоря - выражениях, в то время как ситуация в стране требует конкретных реформ. Станет человек, который не будет опираться не только на парламентское большинство, но и на парламентское меньшинство - потому что у Эмманюэля Макрона вообще нет никакой партии, а сформированное им под президентские выборы движение вряд ли сможет ее быстро заменить - если вообще сможет.

Французы на это ответят, что ничего катастрофического для Пятой Республики в этом нет, так как в истории страны уже наблюдалось "сожительство" социалистического президента Франсуа Миттерана с правым большинством и правительством в Национальном собрании и такое же "сожительство" правого президента Жака Ширака с социалистическим большинством и правительством. Но это плохая аналогия. Во-первых, и у Миттерана, и у Ширака были партийные структуры, на которые они могли опираться, содействуя их победе на предстоящих выборах в парламент - "сожительство" всегда воспринималось как временный этап функционирования власти. Во-вторых, "сожительство" было признано столь неудачным опытом государственного управления, что французы решились на реформу, которая гармонизировала сроки президентских и парламентских выборах. Подразумевается, что избиратели, которые отдали свои голоса президенту из той или иной политической партии, через считанные месяцы поддержат эту же партию на выборах в Национальное собрание. А за кого французы будут голосовать теперь?

Таким образом, Макрон оказывается в еще более сложном положении, чем Трамп. Трамп - при всей своей несистемности - все же был выдвинут президентом от одной из ведущих политических партий страны и эта же партия в день президентских выборов получила контроль над конгрессом. Да, у Трампа есть серьезные проблемы в осуществлении своих планов потому что он не может рассчитывать на тотальную поддержку республиканцев, но все же большинство республиканских конгрессменов воспринимает его как своего. А Макрону придется сосуществовать с чужим парламентом. Одни депутаты будут воспринимать его как врага, другие - как предателя. Трудно будет даже сформировать правительство, не то что проголосовать инициативу, которая будет требовать парламентского одобрения. И этот кризис практически неизбежен. Да, это не катастрофа, которая может произойти в случае победы Марин Ле Пен. Но это - целый букет серьезных, пока еще не прогнозируемых и не понятных до конца проблем.

Во Франции через несколько недель будет обаятельный харизматичный президент - и очень слабое государство, основные институты и ведущие политические партии которого будут находиться в процессе переформатирования. И оттого, как будет преодолён этот кризис, зависит будущее Франции и Европейского Союза. Успех Макрона и нахождения новой модели функционирования государственных и политических институтов станет признаком преодоления проблем, с которым столкнулся континент в последние годы. А поражение будущего президента Франции только расчистит дорогу популистам и может стать прологом к краху проекта единой Европы.

Марин Ле Пен, Меланшон и кремлевские покровители маргиналов никуда не денутся. Они будут ждать своего часа.

https://lb.ua/world/2017/04/24/364678_effekt_makrona.html
Підрив спостерігачів ОБСЄ ще раз нагадує, що будь-які розрахунки чекістів можуть призвести не до поразки України, а до проблем у самих організаторів агресії
Майже три роки тому в Україні йшла справжня війна - окупували території, гинули люди. Але Росія представляла цю ситуацію як "внутрішній конфлікт", а світ не поспішав втручатися в кошмар, що відбувався на Донбасі.

Все змінилося 17 липня 2014 року, коли російські військові знищили малайзійський пасажирський літак.

Розслідування подробиць цього злочину, визначення безпосередніх його учасників триває до цього дня. Але вже в липні 2014 року ставлення світу до конфлікту на Донбасі кардинально змінилося. Проти Росії були запроваджені найважчі санкції, які залишаються в силі і сприяють деградації економіки країни-агресора.

Чи міг в своїх планах Володимир Путін врахувати цей "Боїнг"? Чи розумів, що виявиться відповідальним не тільки за дестабілізацію ситуації в Україні, а й за загибель пасажирів лайнера? Звичайно, такий поворот подій передбачити не можна. Але можна розуміти, що коли ти розв'язуєш конфлікт, втрачаєш тотальний контроль над тим, що відбувається, стаєш заручником хаосу. Це те, що рядовий чекіст зрозуміти просто не в змозі.

З диверсією проти спостерігачів ОБСЄ - схожа ситуація. Світ потроху втрачає цікавість до того, що відбувається на Донбасі. Конфлікт - незважаючи на постійну загибель українських солдат в зоні тимчасового розмежування - виглядає замороженим.

Учасники Мінського процесу зустрічаються хіба що для того, щоб знову закликати до виконання угод, які Росія ігнорує. Але загибель спостерігача ОБСЄ - американського громадянина - знову змушує світ зрозуміти, що дії Путіна призводять до тотальної дестабілізації ситуації в Європі і світі. І з цим не можна погодитися.

Президент України розмовляє з державним секретарем США і Рекс Тіллерсон говорить Петру Порошенку, що ні про яке покращення відносин з Росією годі й казати, поки Путін не піде з Криму і Донбасу.

Для Кремля це означає, що конфронтація із Заходом продовжиться і за нинішньої американської адміністрації - адже Путін не збирається нізвідки йти.

Якби не ситуація з наглядовою місією, такі жорсткі заяви могли б не прозвучати. Так, світ більш жорстко реагує на загибель пасажирського літака, ніж на звичайну війну. І загибель спостерігача ОБСЄ сприймається інакше, ніж загибель українського солдата, хоча кров у обох - червона.

Саме тому будь-який агресор завжди намагається уникнути ситуації, коли його звичні рутинні дії починають сприйматися як міжнародна катастрофа.

Але цих дій неможливо уникнути саме тому, що така логіка війни і безкарності. Там, де стріляють в солдатів, гинуть міжнародні спостерігачі, відбуваються гуманітарні катастрофи, знищується сама можливість мирного життя. Для того, щоб люди не гинули, потрібно припинення агресії. Потрібен мир, а не байдужість.

http://espreso.tv/article/2017/04/24/logika_bezkarnosti_yak_putin_stav_zaruchnykom_khaosu
В Україні та Польщі розпочалися заходи, пов’язані із 70-ми роковинами операції «Вісла» – виселення українського населення прикордонних районів Польщі під приводом «ліквідації націоналістичного підпілля». В результаті не просто втратили житло і майно тисячі людей – було фактично знищено цілу цивілізацію.

Організаторами та учасниками злочину були радянські чекісти і польські комуністи. І тим, і іншим було важливо знищити будь-які осередки опору в післявоєнні роки. Потрібно розуміти, що після перемоги над нацизмом у населення звільнених від Гітлера країн була ілюзія свободи. І саме з цією ілюзією хотіли якнайшвидше покінчити справжні спадкоємці гітлерівського рейху – Сталін та його маріонетки в «країнах народної демократії». З цієї точки зору операція «Вісла» виглядає абсолютно логічною і вписується в депортації народів на території самого Радянського Союзу. А доля українців Польщі не відрізняється від долі російських німців, кримських татар або народів Кавказу.

Подібне нині робить російський режим

Але в операції «Вісла» був ще один аспект, про який нерідко забувають. За допомогою етнічної чистки польським комуністам було важливо підвищити свою легітимність в очах співвітчизників. У поляків не було сумнівів в тому, що комуністи – це чужа влада, яка нав’язана Кремлем. Але після операції «Вісла» значно збільшилася кількість тих, хто повірив, що нова влада може здійснювати «польську програму» – маріонетки чудово зіграли на інстинкті ксенофобії, на шовінізмі. І це полегшило їм у наступні роки розправу над справжніми польськими патріотами та перетворення волелюбної країни на радянську колонію. Від виселення українців не виграв ніхто, окрім ворогів Польщі та їхніх союзників.

Щось подібне відбувається і зараз, на наших очах. Російський режим позбавив тисячі жителів Криму і Донбасу житла і перспектив, проводить етнічні репресії щодо кримських татарів. Але ці дії тільки посилили авторитет авторитарної влади в очах росіян, які отруєні шовінізмом і мілітаристськимм ілюзіями. І тепер влада може без особливих проблем розганяти будь-які демонстрації протесту або позбавляти житла тисячі жителів Москви в рамках програми знесення «хрущовок». Не сумніваюся, що серед тих, хто виходить на акції соціального протесту або позбавляється квартир, чимало прихильників анексії Криму. Чи розуміють вони, що причини їхніх сьогоднішніх проблем пов’язані з війною та авторитаризмом?

Насильницькі акції завжди призводять виключно до торжества лише ґвалтівників та до поразки не тільки жертв насильства, а й тих, хто аплодує їм.

http://www.radiosvoboda.org/a/28445872.html

Третья мировая

Может ли завтра начаться третья мировая война? Ну, например, в том случае, если северокорейский диктатор решит в очередной раз подергать тигра за усы, не поверит в то, что американское "стратегическое терпение" на исходе, и устроит какое-нибудь ракетное испытание неподалеку от Токио или Сеула? Будут ли Россия и Китай пытаться защитить КНДР в случае решительных мер Соединенных Штатов? А сама Северная Корея? Готова ли она к применению ядерного оружия? К организации техногенных катастроф на юге Корейского полуострова? К превращению пространства вокруг себя – и себя самой – в выжженную пустыню? И как в этом случае будут вести себя главные игроки региона и мира? Договорятся? Вступят в противостояние? Ограничат это противостояние экономическими санкциями или дебатами в ООН или начнут настоящую войну?

На самом деле мы не знаем ответа на этот вопрос – как накануне начала первой и второй мировой войн невозможно было предугадать последовательность действий, которые привели к трагическому финалу. Большие войны всегда начинаются не от запланированности, а от несогласованности и непонимания возможной реакции потенциального противника. Третья мировая не будет исключением. Но что можно сказать со всей уверенностью – так это то, что она не будет похожа ни на первую, ни на вторую. И в этом – главная проблема тех, кто пытается к ней подготовиться.

Человечество – в этом особенность нашей психики и восприятия мира – всегда готовится не к тем войнам, которые будут, а к тем войнам, которые были. Именно поэтому вопрос, которым сегодня задаются, когда размышляют о возможном столкновении цивилизаций, нужно формулировать правильно. Нас на самом деле не интересует, начнется ли третья мировая война. Интересует, возобновится ли вторая мировая.

Потому что войну большая часть из нас представляет себе по военным фильмам – бомбардировки, обстрелы и, конечно, самое страшное в финале – Хиросима. Но третья мировая война не будет похожа на вторую. Риски второй мировой очевидны даже для самых безумных и отвязанных диктаторов, а после ее окончания появилось огромное количество технологий, позволяющих воевать совершенно иначе.

Когда спустя годы мы будем анализировать историю начала нашего тысячелетия, может оказаться, что мы уже который год живем в третьей мировой войне. Что нападение России на Грузию и Украину, аннексия Крыма, война за Сирию, кибервмешательство в американские президентские выборы, попытки КНДР и Ирана заполучить ядерное оружие – это и было начало такой войны. Кто сказал, что в наше время войну обязательно объявляют? Это в начале первой мировой церемонные монархи обменивались нотами. А когда начиналась вторая, агрессор отнюдь не всегда информировал жертву о своих намерениях. Правила изменились, они меняются и сейчас. Дата начала третьей мировой войны может оказаться вообще неустановленной. Или эта дата хорошо известна нам – просто мы не поняли еще, что она означает на самом деле.

Впрочем, история учит, что современнику совершенно необязательно знать дату начала мировой войны. Для него самое главное – дожить до ее окончания.

http://www.svoboda.org/a/28445063.html

Победа покоренных

Чечня – вновь в центре внимания либеральной части российского общества. На этот раз из-за истории с преследованиями представителей сексуальных меньшинств и угрозами журналистам «Новой газеты», которые позволили себе рассказать о трагедии своих соотечественников. Да, соотечественников. Потому что преследуемые – такие же граждане Российской Федерации, как и все остальные. И главное, чего сегодня требуют от российского руководства журналисты и правозащитники – это заставить Чечню жить по законам государства, в состав которого она входит. По законам Российской Федерации. Потому что в Российской Федерации – несмотря даже на нелепое законодательство о борьбе с «пропагандой гомосексуализма», превратившее Россию во всемирное посмешище, все же не создают секретные тюрьмы для геев и не предлагают родственникам людей другой сексуальной ориентации «решить проблему». И в Российской Федерации чиновники – даже самые одиозные – публично не угрожают журналистам.

Парадокс ситуации, однако, не в этом. А в том, что многие из тех, кто требуют сегодня заставить Чечню жить по российским законам, не так давно сочувствовали борьбе Ичкерии за независимость. А теперь представим себе, что не было бы второй чеченской войны, что Россия смирилась бы с чеченской независимостью, что рядом с ней существовала бы Ичкерия, а не внутри нее – Чечня. Было бы государство Джохара Дудаева, Аслана Масхадова, Шамиля Басаева, Зелимхана Яндарбиева более терпимым к сексуальным меньшинствам или свободной прессе, чем Чечня Рамзана Кадырова? Не говоря уже о том, что если бы Ичкерия одержала победу, первый президент Чеченской Республики Ахмат Кадыров – отец нынешнего руководителя республики – был бы неотъемлемой частью ее руководства. Я просто хочу напомнить, что современной Чечней руководят вовсе не те чеченцы, кто боролся во время восстания за независимость на стороне Москвы. Нет, современной Чечней руководят те участники этого восстания, кто понял бесперспективность происходящего и договорился с Кремлем. Подчеркну – не капитулировал, а договорился. У Москвы были свои условия, у тех, кто оставался в разрушенном Грозном – свои.

Республика Дудаева, которую так поддерживали тогда многие российские демократы, вовсе не была образцом демократии. Дудаев правил страной по-генеральски, он распустил парламент еще тогда, когда Ельцин мог об этом только мечтать. Он не собирался договариваться с оппозицией – и во многом предопределил появление промосковских сил в Ичкерии. Но самое главное – он также хорошо понимал устои существования чеченского общества, как и нынешние представители чеченского руководства. Он строил государство для чеченцев – но это государство отнюдь не было бы похоже не только на Швейцарию или Бельгию. Оно не было бы похоже даже на соседнюю Грузию. И уж тем более оно не было бы похоже на Россию. Просто потому, что оно – другое.

Я очень хорошо понимал тогда, в 90-е, это очевидное отличие. За посвященную Дудаеву статью «Президент Чечни или имам Кавказа» другой знаменитый чеченец 90-х – председатель Верховного Совета России Руслан Хасбулатов – устроил мне скандал на своей пресс-конференции. Для Хасбулатова, выросшего вдалеке от Чечни и впитавшего русские иллюзии относительно «одинаковости» покоренных Россией народов, Дудаев был просто руководителем мятежного российского региона, которого нужно призвать к порядку. А это было не так. Дудаев руководил не регионом, а народом. Народом, который живет в другом мире, чем русские. Я бы даже сказал – в другом времени, чем русские. И хотел свободы от русских. Что же тут неясно?

Именно поэтому я был убежден, что Москве следует не бороться за сохранение территориальной целостности России, а развестись с Чечней как можно скорее – и как можно легитимнее. Принять закон, который позволит исключать субъекты из состава Российской Федерации. Провести референдумы – и в Чечне, и в России. И отгородиться от мятежной республики, признав ее независимость.

Борис Ельцин и Владимир Путин пошли по другому пути. Ельцин – потому что боялся эффекта домино и парада суверенитетов в случае отказа от Чечни. Путин – потому что ему была нужна маленькая победоносная война с террором. Сколько бед принесло обычным россиянам это решение, мы хорошо знаем. Но самое главное в том, что Чечня все равно стала самым настоящим независимым государством. Государством, которое формально считается субъектом Российской Федерации – но живет по своим правилам. И с этой точки зрения президент Чечни Рамзан Кадыров куда самостоятельнее в своих внутриполитических шагах, чем президент Ичкерии Джохар Дудаев. Потому что Дудаеву приходилось изыскивать средства не только на войну, но и на существование республики. А Кадырову эти средства дают.

Присоединить Чечню к России после двух страшных войн – это примерно то же самое, что сегодня присоединить сектор Газа к Израилю. Найти каких-нибудь условных «лоялистов», позволить им править в секторе железной рукой в обмен на безопасность территории самого Израиля, а жителям сектора раздать израильские паспорта. Я даже не спрашиваю, станет ли в Израиле безопаснее после такого решения. И я не спрашиваю, полюбят ли жители сектора Газа израильтян после такого решения. Вопрос в другом – в том, что сам сектор Газа продолжит жить по своим правилам и в составе Израиля – но намного комфортнее. Примерно так же, как живут многие арабские селения в самом Израиле – каждое ли из них по степени свобод и уважению к законам можно сравнить с Тель-Авивом?

Я вовсе не случайно привожу эту аналогию, которая многим может показаться преувеличенной. Я хочу объяснить, что русские – вот тут очень уместно это слово, русские, а не российские – либералы – совершенно наивно ставят вопрос, когда пытаются призвать к исполнению российских законов в Чечне. Чечня никогда не будет жить по российским правилам – и, кстати, в Кремле это отлично понимают, поэтому всегда с такой неохотой комментируют все, связанное с властями этой республики. Если вопрос территориальной целостности России действительно является главным для современной российской государственности, а расширение территории за счет кражи какого-нибудь Крыма вызывает припадок национальной гордости, то нужно сказать правду хотя бы самим себе. У России куда больше шансов жить по правилам Чечни, чем у Чечни – по правилам России. Чечня победила, неужели это непонятно? Победила – как могла. Как обычно побеждает маленький народ, когда видит, что открытая борьба с Голиафом приведет только к полному уничтожению. И вот теперь заражает великана всеми своими болезнями, всеми своими предрассудками, всеми своими представлениями о том, что такое правильно, а что нет.

Именно поэтому в России не просто проглотят историю с сексуальными меньшинствами в Чечне. Рано или поздно разрешат каждому региону иметь собственное законодательство относительно таких меньшинств – и почти вся территория России, как и в советские времена, станет небезопасной для геев и их защитников. Руководство Чечни получит законное право защищать «традиции и устои» – и не оно одно.

Я бы хотел написать, что это только начало таких перемен, но какое начало? Это – продолжение. Решив проблему независимости Чечни, Россия сама понемногу превращается в Чечню. За территориальную целостность – или если быть точным – за территориальную экспансию, покорение чужих народов, присоединение территорий нужно платить. И русский народ традиционно платит тем, что, будто на машине времени, в очередной раз отправляется в прошлое вместе с покоренными.

http://7days.us/vitalij-portnikov-pobeda-pokorennyx/

Международный Меджлис

Международный суд ООН потребовал от России возобновить деятельность Меджлиса крымскотатарского народа. Это серьезный удар по Кремлю. Наладить на полуострове преподавание на украинском языке - это Россия может, благо советский опыт есть. Украинский и так один из официальных языков аннексированной территории, хотя в Крыму его теперь днем с огнем не сыскать, а единственная украиноязычная газета распространяется подпольно. Но можно ввести уроки украинского в нескольких школах и рассказывать ученикам о подвиге "ввічливих людей" и самоотверженности "пані Поклонської" - почему бы и нет? А вот Меджлис - это другое. Тут декорации не создашь. Тут придется воевать с народом.

Меджлис с первого дня своего существования был костью в горле у вороватой крымской номенклатуры, объедавшей полуостров при Киеве и продолжившей бандитствовать при Москве. Само появление Меджлиса было напоминанием об украденной автономии - ведь восстановили Республику Крым отнюдь не для поселенцев, приехавших в опустевшие после депортации дома крымских татар и представителей других коренных народов Крыма. Восстановили - после самоотверженных крымскотатарских акций протеста в Москве - именно для реализации прав коренных народов. Из которых на конец века по сути только крымские татары и остались.

В результате автономия получилась не для возвращающихся и не для приезжих. Она получилась для "гоблинов". Для бандитов. Киев терпел эту автономию и при Кравчуке, и при Кучме, и при Ющенко - потому что считал, что лояльность крымской номенклатуры обеспечивает стабильность в Крыму. При этом Меджлис оставался досадным препятствием на пути к окончательной стабильности. С его лидерами разговаривали, но дальше разговоров дело никуда не шло.

Янукович пошел дальше. Для него Крым был еще одним источником обогащения. "Пахан" заслал на полуостров целую команду "смотрящих" из Макеевки, названную по недоразумению крымским правительством. Крымским "браткам" - как, впрочем, и "браткам" из других регионов - оставалась роль подносящих патроны и делящихся частью наворованного. Меджлис в эту конструкцию не вписывался. И Янукович - еще до оккупации полуострова - пошел по пути создания фейковых крымскотатарских организаций.

Ничего у него не получилось, конечно. Как и Путин, Янукович не понимал одной простой вещи. Меджлис - это не общественная организация. Межлис - это народный парламент. А народ заменить нельзя.

Путин и не пытается заменить этот народ. Он над ним измывается. Главная задача оккупантов и их приспешников в Крыму - выдавить крымских татар с родины, а оставшихся превратить в напуганную молчаливую массу. Это, собственно, именно то, чем оккупанты занимались даже не с 2014 года, а с 1783-го. Вечный, несмываемый позор русской истории. Сознательное, жестокое уничтожение и оболгание чужой цивилизации. Замена этой цивилизации на никудышную базу - России никогда не удавалось отстоять Севастополь - и обрыдлый советский курорт.

Поэтому нужно ли удивляться, что крымские татары хотят, чтобы их родина была с Украиной, а не с Россией? Украина - при всех ее недостатках - до 2014 года хотя бы не мешала им дышать. При России дышать можно только с петлей на шее - и это дыхание, привычное для среднестатистического россиянина, оскорбительно для народа, в борьбе вновь обретшего свою родину.

Россия не отменит запрет Меджлиса. Ведь выполнить решение Международного суда ООН - это значит не просто поставить под сомнение выводы собственного "правосудия", но и разрешить свободные выборы, пусть даже для одного народа. И получить легитимных представителей этого народа, пользующихся куда большим доверием, чем разнообразные крымские гауляйтеры. Представить себе такое невозможно. Поэтому Кремль в очередной раз плюнет международному правосудию в лицо. Вначале не выполнит решение суда, потом заблокирует обязывающее решение Совбеза - и до свидания.

Вот только кость в кремлевском горле от этого никуда не исчезнет. Крым - что бы там ни воображали себе российские шовинисты - все равно останется крымскотатарским, а не оккупантским. Теперь и с точки зрения международного правосудия.

https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/portnikov/m.260447.html
Путін всіма можливими засобами дискредитує демократичні країни. Він може бути впливовий тільки в світі хаосу
Агентство Reuters назвало авторів кремлівського плану з втручання у президентські вибори в Сполучених Штатах. Ними виявилися аналітики з Російського інституту стратегічних досліджень (РІСІ). Отже, замовником плану виявляється засновник цього інституту - президент Росії Володимир Путін.

У Москві, зрозуміло, зараз почнуть гарячково спростовувати цю інформацію. Але те, що повідомило агентство Reuters - це зовсім не fake news. Це - old news. Тому що РІСІ давно вже перетворився з аналітичного центру в центр розробки диверсій проти зовнішнього світу.

Не випадково цього року інститут очолив колишній російський прем'єр і колишній глава Служби зовнішньої розвідки Михайло Фрадков. А його попередником був теж виходець з СВР Леонід Решетников. До своєї відставки Решетников «прославився» відверто антибілоруським виступом - «аналітик» в штатському стверджував, що не існує ніякого білоруського народу і мови, а сусідня країна повинна стати частиною «великої Росії».

Те, що РІСІ може серйозно втручатися в ситуацію в інших країнах, найбільш наочно проявилося, коли стало відомо, що в інституті був розроблений план виходу Греції із зони євро. У Москві вигадали справжнісіньку спецоперацію, учасниками якої були працівники інституту та радикальні лідери популістської партії СІРІЗА.

Напередодні позачергових парламентських виборах в Греції представники цієї партії кілька разів побували в Москві і разом з експертами інституту розробили детальний покроковий план, який повинен був привести до масштабної кризи в Європейському Союзі.

Цей план почав здійснюватися відразу ж після перемоги СІРІЗИ на виборах і формування кабінету Алексіса Ципраса. Грецію і європейців врятувало тільки те, що у вирішальний момент у Кремля не виявилося достатніх коштів для кредитування Афін - на щастя, тоді вже почали падати ціни на нафту і Росія занурилася в економічну кризу. Тільки після цього Ципрас відправив у відставку міністрів, найбільш тісно пов'язаних з Москвою, а вони у відповідь розкрили подробиці кремлівського плану.

Але зрозуміло, що спроба влаштувати хаос в Греції і Євросоюзі - ніщо в порівнянні з прагненням дестабілізувати Сполучені Штати. Адже подробиці плану РІСІ - це навіть не дії, спрямовані на забезпечення перемоги одного з кандидатів.

Це перш за все спроби дискредитувати американську виборчу систему - приблизно так само, як відмова Греції від євро мала дискредитувати єдину європейську валюту і саму ідею європейської економічної стабільності. Почерк схожий, наміри ті ж - сіяти хаос.

І це - головний напрямок сучасної російської політики. Росія занадто слабка, щоб конкурувати із Європейським Союзом або впливати на президента США. Росія не може тепер навіть диктувати свої умови Україні, Молдові чи Грузії.

Тому головне, чого домагаються «експерти Путіна» - це дискредитація демократії і дестабілізація демократичних країн. Всіма можливими засобами - від танків до грошей, від вбивств до хакерських атак. Путін може бути впливовий тільки в світі хаосу.

Саме тому потрібно чесно визнати, що той, хто працює на дискредитацію і дестабілізацію ситуації - неважливо, є він російськім «експертом» або місцевим політиком, журналістом або «активістом» - працює на Кремль.

http://espreso.tv/article/2017/04/20/rosiyskyy_plan_khaosu_yak_kreml_vplyvav_na_vybory_v_ssha
Министр иностранных дел России открывает отнюдь не каждое посольство своей страны. Поэтому не стоит думать, что приезд главы российского внешнеполитического ведомства Сергея Лаврова в Сухуми – это такая рутина, просто желание сделать приятно «дружественному», а на самом деле марионеточному абхазскому руководству. Нет, приезд в Сухуми именно в эти дни – это еще одно желание подергать тигра за усы, напомнить Соединенным Штатам, что несмотря на все призывы к соблюдению Москвой международного права, Кремль будет защищать свое право на контролируемые территории и поддержку «союзников». И в Дамаске. И в Донецке. И в Симферополе. И в Сухуми.

Абхазия и Южная Осетия были, по сути, первыми территориями, которые фактически аннексировала Россия – только в отличие от Крыма эта аннексия произошла не в виде присоединения к России, а в виде признания независимости этих грузинских автономий. В Москве любят утверждать, что признание независимости Абхазии и Южной Осетии – это «ответка» за Косово, но ничего более циничного и представить себе нельзя. Косово попало под международное управление, а потом получило независимость после того, как подавляющая часть населения этого края была изгнана из родных домов режимом Слободана Милошевича и получила возможность вернуться только после операции НАТО. Фактически мы были свидетелями самого настоящего этноцида, и независимость Косово – ответ на этот этноцид. При этом меньшинство жителей края – косовские сербы – получили в новом государстве автономию, которую трудно сравнить с правами албанцев в Сербии Милошевича. Опять-таки, под давлением международного сообщества.

В Абхазии произошло нечто совершенно противоположное. Подавляющее большинство населения этой республики – грузины – были изгнаны из своих домов и только после этого при поддержке России началось строительство самопровозглашенной Абхазии. Но даже в этой Абхазии грузиноязычное мегрельское меньшинство было лишено избирательных прав – что, между прочим, и помогло прийти к власти нынешнему президенту Абхазии, чекисту Раулю Хаджимбе. Абхазия – это Косово наоборот, точно также, как и Россия – это Соединенные Штаты наоборот с точки зрения влияния в мировой политике.

Вот давайте просто представим себе, что большинство населения Крыма – русское население – было бы изгнано с территории полуострова, Крым стал бы крымскотатарским государством, а оставшиеся в Крыму русские были бы лишены права участвовать в выборах руководства республики. Что, интересно, по этому поводу говорили бы в Москве? А ведь в Абхазии происходит именно такой процесс. Или, может быть, абхазы «более коренной» народ Абхазии, чем крымские татары – Крыма? Или, может быть, у русского человека в своем родном доме больше прав, чем у грузина в своем?

Остается рассчитывать, что вызывающий визит Сергея Лаврова отрезвит грузинское руководство и заставит его в полный голос говорить на международном уровне об аннексии грузинских земель. Потому что с точки зрения будущей стабильности на постсоветском пространстве очень важно, чтобы страны, на территории которых покусилась Россия, – Украина, Грузия и Молдова – говорили о своих проблемах вместе, чтобы Россия в глазах мира выглядела государством, систематически и осознанно нарушающим международное право. Нельзя допустить, чтобы вопрос Донбасса или Крыма был решен, а будущее Абхазии или Приднестровья так и зависло в воздухе безысходности.

Россия должна уйти отовсюду.

http://ru.krymr.com/a/28438448.html

Мир двух пап

Папа Бенедикт доказал, что судьба церкви — важнее почестей и положения самого влиятельного человека католического мира.
Вчера в ватиканском монастыре Mater Ecclesiae отмечали 90-летие со дня рождения отрекшегося от престола римского папы Бенедикта XVI. Никакой помпезности в праздновании не было: монастырь посетила делегация из Баварии, а перед этим своего предшественника поздравил с юбилеем и пасхой папа Франциск.

То, что мы уже несколько лет подряд живем в мире двух пап — тоже особенность нашей эпохи, которую мы, конечно же, не осознаем. На протяжении многих веков ничего подобного и представить себе было невозможно, разве что борьбу за престол между папой и "антипапами". Но чтобы два римских понтифика — бывший и действующий — мирно соседствовали в Ватикане и изредка встречались для беседы — это что-то совершенно необыкновенное. Можно, конечно, сказать, что эта необыкновенность продиктована современностью — но как это нередко бывает, необычные ситуации создают прежде всего сами люди. От папы Бенедикта никто не требовал отречения от престола, более того — никто не ожидал от него столь нестандартного шага. Столетиями папы оставались на престоле до своего последнего часа — и это казалось таким же естественным, как восход Солнца над Римом.

Папа Бенедикт прервал эту традицию. И у него были для этого свои соображения, связанные с размышлением не о своей собственной судьбе, но о будущем церкви. Папа — еще когда был кардиналом Йозефом Ратцингером — был ведущим церковным идеологом великого понтификата Иоанна Павла II. Папа-поляк был лицом и символом этого правления, реформатором даже не церкви, а самого бытия верующих и их отношения к жизни. А кардинал Ратцингер был интеллектуальным мотором изменений, прежде всего церковным. И после ухода своего знаменитого соратника, уже избранный папой, он более всего хотел продолжить традиции этого понтификата.

Однако оказалось, что для настоящего продолжения новому папе — безусловно, выдающемуся богослову и интеллектуалу — не хватает ни удивительного обаяния предшественника, ни его неуемной энергии. Собственно, сказывалась и возрастная разница. Иоанн Павел II был избран на престол Ватикана в 58 лет, можно сказать — в расцвете сил. А Бенедикт XVI стал папой в 78 лет.

Для иного само нахождение на престоле стало бы наградой и вызовом. Но это в том случае, если человек руководствуется исключительно честолюбием, а не судьбой своей миссии. Папа Бенедикт доказал, что судьба церкви для него важнее почестей и положения самого влиятельного человека католического мира. Его отречение, поначалу встреченное с испугом и недоверием, позволило придать Ватикану новую энергию: первый латиноамериканский понтифик в истории, папа Франциск, стал лицом церкви XXI века.

Но этот текст — не о том, как меняется католическая церковь. Он прежде всего о силе личности. Многие из нас, достигнув таких заоблачных высот, наши бы в себе такую силу — силу отречения и смирения, готовность дожить свои годы простым монахом в то время, как судьбой тебе уготовано самое высокое положение в мире? Мы живем в мире, где люди буквально цепляются за власть, деньги и привилегии. Авторитарные лидеры ради лишнего года у власти уже не просто подтасовывают выборы — устраивают войны, оккупируют чужие земли, травят газами собственных сограждан. И вот в этом переполненном чудовищами с картин Гойи мире появился человек, который просто и достойно ушел, чтобы придать своей церкви новую энергию, "ушел, чтобы молиться", как сам сказал о своем отречении папа Бенедикт XVI.

Пример, который еще раз доказывает, что даже один человек может изменить целый мир.

http://glavred.info/avtorskie_kolonki/mir-dvuh-pap-430760.html

Latest Month

April 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars