You are viewing vokintrop

Krynica
В обмене заявлениями, сделанными после минской встречи президентами России и Украины Владимиром Путиным и Петром Порошенко, оба лидера оценивают факт переговоров позитивно, но вкладывают в происходящее совершенно разный смысл – так, будто были во время консультаций в разных комнатах. Но в конце концов суть таких переговоров не в публичных заявлениях и даже не в том, что говорится во время консультаций, а в самом факте принуждения агрессора к миру.



Думаю, никто не будет отрицать, что Украина заинтересована в мире. Он необходим для нормального политического и экономического развития страны, для реформ, для интеграции в европейские структуры. А вот Россия Путина в мире как раз не заинтересована, потому что уверена, что только ослабленная войной и горем Украина согласится на условия, которые будут выставлены ей Кремлем, – а в конечном счете утратит свою государственность и станет провинцией новой империи.

Если Украина хочет сохраниться – она должна добиться мира и, думаю, азербайджанскому читателю понятна эта формула: президент Гейдар Алиев добивался именно мира, понимая, что только прекращение войны избавит страну от дестабилизирующего российского влияния и попыток превратить Азербайджан в ресурсную колонию нефтяных компаний соседней страны.

В этом стремлении к миру Украина оказалась не одинока. Запад изначально пытался добиться прекращения войны – в том числе и с помощью санкций, кумулятивный эффект которых рано или поздно пробьет катастрофическую брешь в днище корабля российской экономики.



Но на этот раз союзниками Украины оказались и… союзники России по Таможенному союзу. И Александр Лукашенко и Нурсултан Назарбаев прекрасно понимают, что эта самая брешь в днище и дальнейшая самоизоляция и изоляция России могут негативно сказаться на экономических интересах их стран и на выживании их режимов.

Порошенко поехал в Минск за миром. Путин поехал в Минск, чтобы не ссориться с Лукашенко и Назарбаевым, – потеря союзников на данном этапе не входит в политические планы Кремля.

Казахстан и Беларусь уже не первый месяц настаивают на консультациях с Украиной. Конечно, Лукашенко и Назарбаев вряд ли рассчитывают, что Путин растает от одного вида Порошенко и сразу же согласиться вывести бандитов с Донбасса и перевести давление на Киев в политическую и экономическую плоскость. Но их цель ясна – втянуть российского президента в переговорный процесс.

И в этом смысле эта цель совпадает с целью украинского президента, который тоже хочет этого втягивания. Не потому, что война прекратится автоматически, а потому, что “внутри” переговорного процесса труднее развивать военную инициативу, менее уверенно чувствуют себя силовики и более уверенно – дипломаты, усиливаются позиции тех, кто способен к диалогу. Словом, создается совершенно новая политическая ситуация.

Лукашенко предоставил для создания такой ситуации площадку и получил своеобразный приз – приезд в Минск высокопоставленных представителей Европейского Союза.



Порошенко этой площадкой воспользовался. Путин показал партнерам по Таможенному союзу, что способен к переговорам с Киевом. Это и есть вся диспозиция на данный момент. Дальнейшее зависит от готовности союзников России продолжать настаивать на переговорном процессе и способности Киева использовать этот процесс для прекращения военных действий.

При этом сам Путин постарается сделать все, чтобы за разговорами о мире не последовало конкретных действий, но Минск сузил его маневренные возможности - и в этом главный смысл встречи в белорусской столице.






Принуждение России к миру: удастся ли успокоить Владимира Путина? (наша аналитика) — Haqqin
Krynica
Предсказуемая победа турецкого премьера Реджепа Тайюпа Эрдо­гана на первых в истории общенародных выборах главы государства позволила наблюдателям в Стамбуле сравнить его успех с временами основателя Турецкой Рес­публики Мустафы Кемаля Ататюрка. Ататюрк в роли президента был бесспорным главой государства, фигура премьера не имела никакого особого значения. И теперь, когда много лет фактическим первым лицом республики был премьер, умеренный исламист Эрдоган может возродить утраченную традицию президентской власти.

Но в это верит лишь тот, кто поверхностно знаком с турецким политическим устройством. На самом деле само участие Эрдогана в президентских выборах — доказательство того, что Турция остаётся демократической страной. Эрдоган не имел возможности далее возглавлять турецкое правительство. И поскольку хотел остаться в большой политике, решил баллотироваться на президентский пост — по большому счёту, для него это был единственный вариант дальнейшего участия в управлении Турцией. Но главного своего намерения — усиления президентских полномочий — Эрдоган так и не осуществил. Функции президента, несмотря на общенародные выборы, остались весьма ограниченными. И теперь политическое будущее Эрдогана зависит не от его победы на выборах президента, а от результата, который продемонстрирует правящая партия на парламентских выборах.

Здесь также возможны варианты. Турецкая оппозиция в последнее время демонстрирует, что оправилась от потрясений последних лет и готова к полноценной борьбе за власть. Если представить себе победу оппозиционных партий на парламентских выборах, то можно будет говорить не о новом «отце отечества», а скорее о постоянном конфликте между президентом и правительством. Впрочем, в то, что оппозиция победит, мало кто верит. Но мало кто верит и в то, что партия Эрдогана получит в новом парламенте большинство, необходимое для усиления полномочий президента.

А это значит, что любой новый премьер — а во главе правительства многие видят ближайшего соратника Эрдогана, действующего президента Абдуллу Гюля — может оказаться в выигрышной позиции по отношению к новому главе государства. Эрдоган и Гюль находятся в политическом взаимодействии очень давно, тем не менее президент Турции явно не выглядит просто «тенью Эрдогана», этаким турецким Дмитрием Медведевым. Напротив, Гюль — самостоятельный политик, со своими группами общественной поддержки и собственными взглядами на будущее Турции. Если он сменит Эрдогана на посту премьер-министра, это будет означать, что взаимодействие-противостояние продолжится, только в роли первой скрипки окажется Гюль, а Эрдогану предстоит узнать всю горечь жизни в золотой клетке.

История говорит нам, что президенты Турции были полновластными правителями страны только тогда, когда они приходили к власти в результате военного переворота. К основателю Турецкой Республики Мустафе Кемалю это, кстати, не относится. Ататюрк действительно был непререкаемым авторитетом в стране. Его премьеры Исмет Иненю и Махмуд Баяр оставались всего лишь тенями основателя. Тем не менее Ататюрку не удалось решить вопрос о собственном преемнике. Незадолго до смерти он отправил генерала Иненю, своего давнего соратника, в отставку и назначил на его место молодого экономиста Баяра. Но Баяр не стал преемником Мустафы Кемаля. После смерти Ататюрка турецкая элита поддержала не нового любимчика генерала, а старого проверенного Иненю. Именно Исмет Иненю стал «вторым Ататюрком», новым президентом Турции, завершившим её политическую модернизацию. И именно Исмет Иненю проиграл парламентские, а значит, и президентские выборы Махмуду Баяру, который не хотел мириться с утраченной возможностью возглавить Турцию и пришёл к власти благодаря ожесточённому политическому противостоянию. А потом уже Иненю боролся с Баяром, и военным приходилось вмешиваться в эту борьбу, чтобы добиться стабилизации ситуации по версии турецкого Генштаба.

Я вспоминаю все эти давние события просто для того, чтобы подчеркнуть: Турция всегда была очень живой страной, в которой необходимо было отстаивать своё право на власть. Так было даже во времена османских султанов, не говоря уже о периоде республики. И никто, даже Ататюрк, который сегодня взирает на нас со своих постаментов в каждом городе и селении Турции, не мог рассчитывать, что ему будут повиноваться беспрекословно. Тем более не может рассчитывать на это Эрдоган, вынужденный защищать своё право на власть в противостоянии со светской Турцией и в бесконечной борьбе в дружном коллективе собственных соратников и приверженцев.

Главным козырем Эрдогана до последнего времени была экономическая модернизация Турции. Но, перемещаясь в резиденцию президента, Эрдоган — по крайней мере, до изменения Конституции страны (если оно вообще будет) — лишается прямого влияния на оперативные решения. На посту президента из эффективного менеджера с нередко одиозными политическими взглядами Эрдогану предстоит превратиться в человека, от которого будут ждать нахождения над схваткой, нравственной государственной позиции. И кто знает, может быть, победитель первых в турецкой истории выборов президента ещё не раз пожалеет о времени, когда он был премьер-министром республики.






Какое политическое будущее ждет новоизбранного президента Турции - ФОКУС

План для Фирташа

Krynica
По крайней мере теперь мы понимаем, как возвратить мир и спокойствие в Европу – нужно возвратить мир и спокойствие Дмитрию Фирташу. А заодно и помочь дожидающемуся решения австрийского суда по экстрадиции в США олигарху вернуться на газовый рынок в роли главного посредника между Россией и Украиной. И тогда снова всем будет хорошо.

Именно к такому выводу приходишь, ознакомившись с текстом, появившимся в лондонской The Independent и повествующим о "тайном плане" Путина и Меркель. Оказывается, зачем мировое сообщество должно признать Крым российским? Чтобы Россия и Украина "долгосрочно" договорились по газу. А зачем России и Украине "долгосрочно" договариваться по газу? Для того, чтобы Фирташ вновь стал Фирташем – неужели неясно? Для чего иначе существует этот мир? Разве что для того, чтобы Левочкин был Левочкиным, но об этом в лондонской статье почему-то ничего не написано.

Комментировать сам "секретный план" почему-то не хочется ввиду его абсолютной алогичности. Представим себе даже, что он имеет место в реальности. Но зачем? Зачем России соглашаться с обменом признания Крыма на отказ от влияния на политику Украины? Для того, чтобы Украина не вступала в НАТО? Но этой "страшилкой" российская пропаганда пугает собственных граждан. Кремлю совершенно не важно, вступит ли Украина в НАТО или не вступит – так, как не было важно, вступят ли в НАТО Польша или Латвия. Кремлю важно, чтобы Украина была в российской сфере влияния, стала членом Евразийского союза а еще лучше – частью самой России, хотя бы на "новороссийский" участок. Уже приходилось писать, что Путину не нужен сам Крым и представить себе договоренности, в которых он меняет полуостров на "всю остальную Украину" совершенно невозможно.

Но даже если согласиться с тем, что Путину понравится такой план, это еще не означает, что он подойдет всем остальным. Я уж не говорю о том, что трудно представить себе украинского президента, продающего территориальную целостность страны в обмен на газ и миллиард долларов компенсации. Но и для остального мира Крым – это опасный прецедент. Россия впервые после Ялты изменила границы суверенного государства, включив в свой состав часть оккупированной территории. Ничего подобного со времен второй мировой войны не происходило. "Замороженные конфликты" – не в счет, они потому и "замороженные", что никто в мире не признает государственности Северного Кипра или Абхазии. Косово, на которое так любит ссылаться Владимир Путин, тоже не в счет просто потому, что выйдя из состава Сербии Косово не стало частью Албании. И, по большому счету, так и осталось в статусе территории "замороженного конфликта", только признанной большим количеством государств, чем остальные такие площадки. А Крым – это не замороженный конфликт, а оккупация. И с этим никто никогда не согласится.

Примечательно, что текст в The Independent появился сразу же после введения новых западных санкций, поставивших под вопрос энергетические разработки в Крыму и исключивших поставку технологий для добычи сырья. Это одним махом превратило Крым в самый настоящий "чемодан без ручки" для тех, кто содействовал его аннексии – да и для самого российского руководства. "Секретный план", подразумевающий, что Украину оставят в покое, если никто не будет мешать Фирташу и его российским покровителям в получении прибыли от крымского энергетического проекта, является отражением "олигархического" мышления в чистом виде.

Настоящий "олигарх" никогда не поймет, что играет не просто с большой политикой, а с историей. А историю не могут изменить никакие выдуманные "секретные планы". И никакая жажда наживы не может заставить мир согласиться, что международное право больше не работает – иначе хаос в этом мире становится просто неизбежным.

Share on twitterShare

План для Фирташа

Третий уровень

Krynica
Российские СМИ оживленно обсуждают последствия новых западных санкций для экономики своей страны. Пожалуй, впервые за последние месяцы россияне стали интересоваться не Украиной, а Россией – и осознавать, какую цену придется заплатить каждому из граждан триумфально оккупировавшей Крым и разжегшего войну на Донбассе государства за одно из самых отвратительных предательств в современной истории.

Санкции, пожалуй, важны прежде всего этим – они заставляют россиян вспомнить, в какой стране они живут и понять, что для их собственного будущего и будущего их детей важно не то, будет ли по соседству народная республика ошалевших мародеров, а то, выживет ли сама Россия – и в каком виде. До последнего времени и российская политическая элита, и подавляющая часть общества попросту не верила, что будет следующий уровень санкций, а не отмена уже введенных ограничений против ближайших соратников и сотрудников президента Владимира Путина. Россияне жили в наивной уверенности, что уже вскоре мир признает и оккупацию Крыма, и право Москвы навязывать свое представление о политике суверенным государствам, и желание России видеть Украину федеративным государством. Но санкции? Ими лишь пугали для того, чтобы выторговать у Москвы какие-нибудь уступки. Ведь Западом управляют слабаки, которые и не в подметки не годятся самому сильному лидеру ХХI столетия.

Что ж, возможно руководители стран Запада действительно не самые решительные и радикально настроенные по отношению к агрессору политики. Но вот только они руководят экономически развитыми государствами, а не страной, живущей на энергетическую ренту. Конфликты развитых экономик с рентодержателями всегда приводили к поражению последних и установлению разумных правил поведения на рынке. И Россия, чьи власти уверовали, что нефть и газ могут стать основаниями для регионального и даже мирового господства, сегодня просто проходит тот же самый путь, который уже проходил Ирак взбесившегося Саддама Хусейна – путь к пониманию того, каково на самом деле ее место в современном мире.

В этой разыгрывающейся на наших глазах и с нашим участием очередной трагедии нелепых амбиций Украине приходится играть роль Кувейта, бесстыдно оккупированного предшественником Владимира Путина на посту борца со всемирным злом. Ну а в роли Ирана, которому предстоит продемонстрировать, как переменчива нефтяная судьба, кажется, опять выступит Иран.

И это будет даже интереснее, чем третий уровень санкций.

Share on


Третий уровень
Krynica
Перед моими глазами все чаще возникает фотография той встречи в Тегеране: аятолла Хаменеи, духовный лидер иранского режима, принимает президента России Владимира Путина. Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад скромно сидит на краешке стула.
Путин, разумеется, тоже оценил диспозицию. Оценил с глубоким удовлетворением. Потому что он – никакой не Ахмадинежад, сидящий на краешке стула в кабинете настоящего хозяина страны. Он и есть настоящий аятолла. Хозяин и духовный лидер.
Впрочем, если бы Путин тогда пообщался с ближайшим окружением Ахмадинежада, он был бы весьма удивлен. Сторонники взбесившегося президента были убеждены, что именно у него получится играть первую скрипку в государстве – так что падение Ахмадинежада в никуда стало для них неприятным сюрпризом. Они так и не поняли, что аятоллам был нужен определенный градус напряжения – но когда термометр зашкалило, они сменили термометр.
Итак, кто же он, Владимир Путин – Хаменеи или Ахмадинежад. На протяжении многих лет правления второго президента России у меня не было ни малейших сомнений: Ахмадинежад. Но тогда был еще жив “настоящий аятолла” Ельцин, тогда были сильны олигархи. В последнее время Путин все больше и больше напоминает аятоллу, а не какого-то там президента, не так ли?
Но давайте разберемся, а почему же аятолле удается оставаться бесспорным лидером Ирана – при всей маргинальности института факиха в республике? Потому, что это исламская республика? Потому, что иранцы фанатичны в своей вере? Да нет же – прежде всего потому, что система власти выстроена таким образом, что превращает аятоллу Хаменеи в силу должности в крупнейшего олигарха Ирана. Именно в его резиденцию тянутся нити самых серьезных экономических решений, именно в руках Хаменеи управление самыми важными для Ирана компаниями. То, что аятолла Хаменеи – князь бедных, это полная чепуха, вон Ахмадинежад тоже хотел быть их князем, а теперь ездит вместе с ними в автобусе. Аятолла – князь богатых.
Путин тоже сейчас хочет быть князем российских бедных, люмпенов без перспектив и понимания будущего – и это у него получается не хуже, чем у Ахмадинежада. Но Путина пустили в Кремль не для этих пиротехнических фокусов. Ему разрешили войти в кабинет Ельцина для того, чтобы богатые чувствовали себя уверенно. Как вы думаете, российские богатые чувствуют себя уверенно? Или понимают, что скоро всем их накопленных тяжким трудом ресурсам придет конец? А “государственные” олигархи, руководители всех этих корпораций, “Газпромов” и “Роснефтей” – что они чувствуют? Кем они будут после того, как эти громады обвалятся? Серыми неприметными чиновничками? Кто будет общаться с Миллером? Кто будет замечать Сечина? Даже Чубайс – сам великий и непотопляемый Чубайс – будет всем интересен исключительно как исторический персонаж. А Чубайс, вы уж меня простите – фигура посерьезнее Путина.
Так вот возникает вопрос: а что Путин может предложить всем этим людям взамен их денег. Ну, люмпенам он предложил – Крым наш, Новороссия, Россия вперед, в общем вы поняли. И пока у люмпенов есть, что есть, они могут не замечать, что приплыли отнюдь не в Севастополь. А олигархам, которые так на него надеялись? А главам госкомпаний? Что?
Если окажется, что всем этим людям вообще ничего не нужно, что всей системе, сформированной за последние четверть века ничего не нужно и она готова тупа умереть, нежась в ласковых лучах летнего ялтинского солнца – тогда я готов признать, что Путин – аятолла, духовный лидер и кто угодно. Но что-то подсказывает мне, что Путин может стать аятоллой только в том случае, если он совершит решительный политический разворот и до конца своей карьеры останется политиком, скрупулезно исполняющим рекомендации цивилизованного мира – политические, экономические, правовые.
В противном случае его ожидает автобус Ахмадинежада.


Автобус Ахмадинежада - iPress.ua

Чуркин и мародеры

Krynica
"Почему это делается? Почему собирают местные жители что-то? Потому что это падает им на голову буквально" – объяснял журналистам постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин, возмущенный тем, что людей, обирающих трупы на месте крушения малайзийского «Боинга», называют «мародерами».

И эти слова Чуркина – они уже не от начальства. Они – от себя. Задумайтесь: человек с блестящим образованием, большую часть жизни проведший вдали от Советского Союза и России, искренне не понимает, почему забирать вещи погибших – мародерство не только с точки зрения общечеловеческой морали, но даже с точки зрения советского законодательства. Уголовный кодекс СССР определял мародерство весьма узко, в качестве похищения на поле сражения вещей, находящихся при убитых и раненых. Но это именно то, что все мы наблюдали на месте падения «Боинга».

Чуркин искренне не понимает, что не так просто потому что сам он – профессиональный мародер. Такие, как он, идут по трупам делая профессиональную карьеру, не задумываясь о том, что похищают будущее у более достойных людей, но точно понимая, что в царстве Дракона нужно быть лучшим учеником чудища. Комсорг элитной московской школы – почти синоним стукача в чуркинские времена. Студент факультета международных отношений МГИМО – почти синоним агента КГБ в чуркинские времена. Сотрудник посольства России в США как раз тогда, когда нужно было объяснять правомерность уничтожения южнокорейского «Боинга» - коллеги Чуркина вспоминают, с каким энтузиазмом он воспринял это каннибальское поручение и да, был вознагражден работой не где-нибудь, а в ЦК КПСС...И вот – венец карьеры – адвокат мародеров!

Стоит ли удивляться этой нравственной слепоте?



Чуркин и мародеры

Дети подземелья

Krynica
Еще один российский солдат, 19-летний Миша Чугунов из Вичуги, похвастался в социальной сети "В контакте" соучастием в военных преступлениях российского режима. На выложенных пареньком фотографиях – счастливые лица сослуживцев, установки "Град", из которых обстреливается территория соседней страны – в общем все атрибуты, знакомые нам по письмам с фронта молодых солдат третьего Рейха.

Миша Чугунов похож на этих солдат временем своего рождения и судьбой. Немецкий парень, которому в 1941 году было 19 лет, родился в 1922 году. Вся его недолгая сознательная жизнь прошла при Адольфе Гитлере. Парень верил в то, что евреи хотят уничтожить великую Германию, радовался приему в "Гитлерюгенд" и абсолютно не жалел "недочеловеков", которых ему приходилось убивать ради Рейха и фюрера. Если старшие товарищи еще могли вспомнить время до Гитлера, то у 19-летнего парня просто не было никакого другого опыта, кроме опыта восторженного рабства. Он и погиб на фронте, так и не поняв, что стал слепым орудием убийства, жертвой манипуляций.

Когда Мише Чугунову и его ровесникам – российским призывникам – было по 5 лет – Борис Ельцин подарил Россию Владимиру Путину – как шубу с барского плеча. Что узнал Миша в своей недолгой жизни кроме того, что в Советском Союзе было хорошо, 90-е годы были проклятыми, а Россия "поднимается с колен"? Говорил ли он с родителями о политике – или о выживании в рабочем поселке? Мы вообще понимаем, до какой степени в Вичуге не принято говорить о политике – ведь это именно тот город, в котором Советскую власть свергли в 1932 году! Не в 1918-м, не в 1922-м, а в 1932-м, в зените сталинизма! Ну и кто мог после этого в таком городе уцелеть, как вы думаете?

Пацаны, призываемые сегодня в российскую армию, как правило, отнюдь не являются отпрысками тех, кто принимает решения – те, лучшие дети учатся в лондонах, пока Миша Чугунов месит за них грязь на украинской границе и радуется "Градам". Год в армии для него должен был стать временем, о котором он будет потом годами рассказывать землякам в своем городке – потому что никаких других важных событий может просто не случиться. Дети членов российского Совбеза будут рассекать на Капри и спешить на Гавайи, заводить новых любовников и любовниц, устраиваться в лучшие компании мира и тратить папины миллиарды. О том, что они дети военных преступников они не задумаются ни на миг, хотя имеют куда больше доступа к альтернативной информации, чем Миша Чугунов. Даже если вы введете против их родителей все санкции мира, эти благополучные дети все равно будут жить на одной планете, а Миша Чугунов – на другой.

Поэтому не спешите проклинать простого русского парня, который мог стать невольным убийцей наших соотечественников. Из этого парня годами сознательно вытравливали все, что могло сопротивляться и сомневаться – чтобы в один прекрасный день отправить его на границу, а потом, после трудного, но счастливого года – обратно в Вичугу, спиваться и бахвалиться рассказами о "Градах". Но вина этого пацана неизмеримо меньше, чем вина обитателей Кремля, этих холеных жестоких людей, владеющих миллиардами долларов и миллионами душ и загоняющих своих подданных в нравственное подземелье.



Дети подземелья
Krynica
Несмотря на то, что Соединенные Штаты и страны Европейского Союза согласовали новые санкции против России, судьба контракта о поставках вертолетоносцев "Мистраль" до сих пор остается неясной. В Париже делают все возможное, чтобы выполнить контракт и поставить Москве хотя бы один вертолетоносец. И в этой поставке многие усматривают банальное стремление не нарушать взятые на себя обязательства ну и...ну и не ликвидировать рабочие места.
Французский президент Франсуа Олланд, возможно, усматривает в поставке веротолетоносца свою личную ответственность - и перед заказчиком, и перед работниками. Но, может быть, президенту Франции стоит посмотреть на происходящее чуть шире? И задать себе вопрос – а что, собственно, будет делать "Мистраль" в России?
Может быть, он станет аттракционом для севастопольских детишек? Или будет катать жен офицеров в Балтийске и организовывать для них обзорные экскурсии на вертолетах – чтобы дамы оценили красоту Куршской косы и канала в Эльблонге? Или, все же, будет направлен против вероятного противника? А вероятный противник России известен – это агрессивный блок НАТО, членом которого является Французская Республика.
И если завтра у России произойдет столкновение – пусть даже локальное – с этим вероятным противником, и его жертвой станет французский военнослужащий, исполнявший свой долг, а одним из участников столкновения будет экипаж "Мистраля" - то, интересно, какова будет ответственность президента Олланда? Стоит ли жизнь французского военнослужащего этих денег и этих рабочих мест? Тем более, что нет никаких гарантий, что этот военнослужащий будет действительно один-одинешенек. И вот тогда-то все французское общество, вся французская пресса, вообще все-все накинутся на бедного Олланда, пусть даже и отставного политика, и спросят у него – ты зачем им продал "Мистраль"? Ты не мог подумать о будущем? Ты же президентом был, а не бухгалтером.
Утверждать, что такое развитие событий не очень реально, я бы не спешил. Еще несколько месяцев назад никто и представить не мог, что Россия будет засылать в Украину диверсантов, придумывать планы по дестабилизации соседней страны, словом – воевать. И это при том, что Украина в российской мифологии - братская страна. А Франция, уж простите, – государство-агрессор, с которым воевали в первую Отечественную. Если кому из французов интересно – добро пожаловать в новый музей Отечественной войны 1812 года, недавно открывшийся неподалеку от Кремля в бывшем помещении музея Ленина. Все о себе узнают.
Представить врагом Украину – это надо постараться, и ничего, у российского руководства получилось. Представить врагом Францию – плевое дело. Приехал Кутузов бить французов! Наши деды воевали, а французы Париж Гитлеру сдали! Лягушатники! Легли под "пиндосов". И все. Французы уже враги, предатели, воплощение вселенского зла, натовское отродье, пришедшее на помощь украинским (латвийским, эстонским, грузинским, ненужное зачеркнуть) фашистам. Хорошо, что у нас есть "Мистраль", названный гордым именем "Новороссия". Так победим!
На месте президента Олланда я бы все же подумал, против кого на самом деле будет направлена мощь "Мистраля".



"Мистраль" на дежурстве - Авторские колонки - Главред
Krynica
Еще несколько месяцев назад могло показаться, что Владимир Путин и Виктор Янукович – антиподы, создававшие совершенно различные политические режимы. В самом деле, что может быть общего между бывшим рецидивистом из Донецка и бывшим чекистом из Петербурга? Но оказалось – многое.
И Путин, и Янукович получили власть не благодаря каким-то особым личным качествам и политическим талантам, а в результате олигархического консенсуса. Именно олигархического, а не политического, потому что большая часть политической элиты была активно против появления этих людей во главе своих стран. Но олигархов не очень интересовали мысли политиков и чиновников – они были убеждены, что Путин и Янукович способны сохранить устраивавшую их экономическую и политическую систему и стать гарантами безопасности их собственности.
Но оба политика оказались настоящими революционерами. Причем что интересно –Янукович раньше, чем Путин. Демонтаж “олигархического государства” и превращение его в криминальную республику Янукович начал сразу же после прихода к власти – и буквально за год смог сам стать самым главным олигархом, оттеснив всех тех, кто помог ему с получением власти. Конечно, утверждать, что все олигархи при Януковиче обеднели, было бы очень большим преувеличением – и Ахметов, и Фирташ пользовались всеми преимуществами приближенных к президенту, но и они с каждым днем ощущали усиление президентского семейства. В результате Янукович лишился поддержки олигархов и когда начались народные выступления, единственная сила, на которую он мог опираться, оказалась сосредоточена в люмпенизированной части населения. А идти во главе люмпенов на борьбу не только с собственным народом, но и его политическими и предпринимательскими элитами – занятие для обреченного.
Путин, в отличие от Януковича, это хорошо понимал. И поэтому практически весь первый период своего правления оставался хранителем олигархического консенсуса: изгнание Березовского и Гусинского и арест Ходорковского только подчеркнули прочность положения тех, кто не вмешивался в большую политику и придерживался общей системы договоренностей. После своего возвращения в Кремль Путин разве что стал усиливать позиции собственного “ближнего круга” бизнесменов, не затрагивая особо интересы остальных олигархов. Но Майдан и изгнание Януковича заставили Путина отказаться от модели сосуществования с элитой и устроить собственную революцию: из страны олигархического консенсуса Россия превратилась в классическую люмпенизированную авторитарную диктатуру, чьим бизнесменам нет места в цивилизованном мире. И уже в ближайшее время они это почувствуют. Возникает простой вопрос: зачем им президент, отказавшийся от исполнения своих прямых задач в пользу конфонтации с Западом и шовинистических истерик по телевизору?
В России любят утверждать, что это украинские олигархи устроили Майдан. Это, конечно, смешно – но то, что украинские олигархи в большинстве своем не были противниками Майдана, очевидно. И это обстоятельство во многом помогло победе “революции достоинства”.
Российские олигархи тоже не будут устраивать Майдан – но они могут быть совсем не против других форм демонтажа маргинализовавшегося режима. Все дело в том, что этого совершенно достаточно. И режим Януковича, и режим Путина на самом деле опираются не на штыки и не на “Уралвагонзавод”. Они опираются исключительно на согласие олигархов, потому что это то, что является фундаментом экономики в постсоветских странах. И конец этого согласия означает крах даже не самого режима, а его иммунитета. Достаточно любого народного выступления, дворцового переворота, просто случайности, чтобы режим рухнул. И то, что оба революционера этого так и не поняли, еще раз свидетельствует о случайности их появления в президентских кабинетах.

Основной союзник

Krynica
Главной новостью в российских СМИ в эти дни стал внесенный конгрессменами от обоих ведущих политических партий Соединенных Штатов законопроект, предлагающий признать Украину основным союзником вне блока НАТО. Этот статус, на утверждении которого настаивает также украинское руководство, позволит Украине получить гарантии безопасности и соответствующую поддержку от Соединенных Штатов, не присоединяясь к Североатлантическому союзу. По большому счету, в случае одобрения законопроекта можно будет с полным правом утверждать, что Украина – пусть и с особым статусом – становится частью североатлантической системы безопасности. А разве не это было страшным сном Владимира Путина и российских милитаристов?

Парадокс ситуации состоит в том, что именно политика Кремля привела к резкому изменению представлений украинцев об угрозах безопасности их страны. Когда еще несколько лет назад президент Виктор Ющенко вместе с другими руководителями Украины настаивал на предоставлении Украина Плана для членства в НАТО, эта позиция главы государства не разделялась большинством наших граждан – в том числе и собственными избирателями Ющенко и Юлии Тимошенко. Партия Регионов, блокировавшая решения относительно ПДЧ с пресловутыми воздушными шариками в натруженных руках "олигархов" и их обслуги, могла не сомневаться в поддержке своей позиции. И решение о внеблоковом статусе Украины, принятое "регионалами" после победы Виктора Януковича на президентских выборах, также воспринималось большинством наших соотечественников как вполне логичное: если нам никто не угрожает, то зачем к кому-то присоединяться?

Аннексия Крыма и диверсионная война на Донбассе, организованные российским политическим и военным руководством России, коренным образом изменили представления украинцев об угрозах. Теперь даже самому далекому от политики гражданину нашей страны ясно, что именно политика России угрожает дальнейшему существованию Украинского государства. Что именно Кремль заинтересован в нестабильности на востоке, разгуле бандитизма и терроризма, воспитании собственного общества в духе ненависти к соседям. Это – реальная опасность, о которой многие даже и не подозревали. А когда страна в опасности, она вынуждена искать союзников. И если расклад сил в самом НАТО пока что не позволяет Украине присоединиться к альянсу, то идут поиски специфических форм взаимодействия с его членами, прежде всего с Соединенными Штатами. Как может быть иначе? И чья политика привела к такому повороту? Украины? Нет, Путина.

Именно Путин и его окружение изменили и представления украинцев о безопасности, и границы влияния НАТО в современном мире. Именно Путин и его окружение доказали, что НАТО – единственная эффективная система безопасности, защищающая своих членов от бесцеремонного жестокого агрессора. Именно Путин и его окружение превратили Россию в страну-изгоя и обрекли ее на политический, экономический и социальный крах. Путин – действует.

А Украина лишь реагирует на вызовы.





Основной союзник

Latest Month

August 2014
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars