You are viewing vokintrop

Tired of ads? Upgrade to paid account and never see ads again!
Те люди, которые выходят на московские улицы, просто защищают правовое государство. И их - да, немного. Украинцев, защищавших правовое государство, было до Майдана еще меньше.

К вчерашней акции москвичей на Манежной площади многие относятся с нескрываемым скепсисом – причем не только украинцы, но и многие россияне, побывавшие на Майдане или хотя бы наблюдавшие за ним. И количество людей – не то. И вышли – не за то. И разогнали быстро. А вот Майдан…

Как все же люди быстро все забывают. Может быть, напомнить, как много людей выходило на митинги в Киеве – тем более несогласованные – в защиту Юлии Тимошенко, осужденной по неправедному обвинению? Может быть, забыли, как демократические журналисты и активисты, многие из которых сейчас заседают в новом парламенте, объясняли публике, что приговор не очень хороший, а европейская интеграция важнее. И Тимошенко – все равно воровка. Может быть, мне вспомнить, сколько я выслушивал и вычитывал упреков, что “продался “Батькивщине” и поэтому защищаю ее арестованного лидера. И когда я объяснял, что никогда не был сторонником Юлии Владимировны – или Юрия Витальевича – и даже не голосовал за них – то сталкивался с искренним недоумением: так зачем же тогда? Правовой нигилизм затопил страну, как потоп. Даже многие студенты, вышедшие на Майдан в защиту европейской интеграции, обходили тему Тимошенко как могли: они считали, что избирательное правосудие и европейская интеграция совместимы. Так чем же это отличается от Навального? У меня Навальный не вызывает никаких симпатий – ни политических, ни человеческих. Но совершенно очевидно, что его судят по политическим причинам, брата берут в заложники. И те люди, которые выходят на московские улицы, просто защищают правовое государство. И их - да, немного. Украинцев, защищавших правовое государство, было до Майдана еще меньше.

И не так уж много – если уж говорить начистоту – оставалось людей на Майдане в ту страшную декабрьскую ночь, когда на него вышел “Беркут”. На этот момент и большинство активистов, и практически все политики считали, что момент упущен, что все рассосется. Помню эту фразу одного из будущих лидеров протеста после Вильнюса: революционной ситуации в Украине нет и не предвидится. А спустя несколько дней на улицах были сотни тысяч людей. Но после чего, вспомните – после массового избиения студентов. Первого такого массового избиения в нашей новейшей истории.

Путин с внутриполитической точки зрения ведет себя умнее, чем Янукович. В конце концов, он – не уголовник. Он – чекист. Поэтому и не подбрасывает дров. Поэтому и мобилизует общество, нажимая на шовинистические педали. Если бы Янукович подписал бы в Вильнюсе соглашение об ассоциации, если бы даже он просто не разгонял протестующих, а пообещал им продолжить курс на Европу, если бы он вступил в настоящие переговоры с оппозицией и поделился бы с ней властью на первом этапе Майдана – он бы до сих пор был бы президентом, а страна катилась бы в пропасть. Но Янукович на наше счастье – подчеркиваю, на наше счастье – был жадным идиотом, к тому же марионеточным, продавшимся. А за Путиным нет Януковича, он выруливает сам.

Но это не означает, что рано или поздно он не совершит тех же ошибок.
http://espreso.tv/blogs/2014/12/31/31_dekabrya_2014_h_manezhka_y_skepsys

От Майдана до Манежки

2014 год начался с праздников на Майдане. Было очень тревожно, все мы понимали, что власть в любой момент будет готова прервать это рождественское затишье и начать расправляться с протестующими. И действительно, не прошло и нескольких дней - и Киев был наводнен специально свезенным хулиганьем, начались похищения, избиения и убийства активистов - и весь этот кошмар продолжался вплоть до расстрела "Небесной сотни".

Так Янукович, уже тогда, как старая перчатка, нахлобученный на руку Путина, мстил людям, которые вышли на улицы украинской столицы и других городов нашей страны защитить элементарное чувство собственного достоинства. Чувство, которое требует от правоохранителей охранять право, а не избивать людей. Чувство, которое требует от власти исполнять законы, а не поощрять беззаконие. Чувство, которое не позволяет тебе смириться с жизнью бесправного обитателя воровского притона, только маскирующегося под государство.

А завершился год Манежкой - наспех перенесенным приговором, перегороженной площадью, липким, почти физически ощущаемым чувством страха, которое всякий раз охватывает кремлевских проходимцев, когда они сталкиваются с людьми. С народом. И дело, в конце концов, не в Навальном - как в Киеве дело было не в европейской интеграции. И дело даже не в количестве людей - хотя, скажу я вам, миллион свободных людей лучше нескольких десятков, сотен и даже тысяч. Дело именно в этом чувстве собственного достоинства. Если оно есть хоть у кого-то, значит, у страны есть шанс выздороветь.

Украина, несмотря на все лишения, невзгоды, жертвы и трудности при модернизации государства, за этот год превратилась в страну свободных людей. А Россия все еще больна, очень больна. Все те же мелкие жулики вместо власти. Все те же "гопники" вместо полицейских. Все те же подданные вместо граждан. Все тот же бандитский притон вместо государства.

Но то, что 2014 год начался с Майдана, а заканчивается Манежкой, внушает надежду на будущее. Будущее, в котором окажутся свободны обе наши страны. Будущее, в котором мы больше не будем врагами, а станем доброжелательными соседями. Будущее, в котором украинскому туристу будут рады в Москве, Петербурге и Сочи, а российскому гостю - в Киеве, Львове и Севастополе. Ведь приезжать в гости лучше, чем ездить на танках. Ведь зарабатывать лучше, чем воровать. Ведь жить благодаря собственному труду лучше, чем за счет нефти. Ведь обустраивать собственную страну лучше, чем плевать на нее и разрушать чужие государства.

Украинцы в уходящем году это уже поняли. А россияне могут просто выйти на площадь - ту, главную, еще не найденную ими площадь свободы, человеческого достоинства и ответственности.

И уже никуда с нее не уходить.

http://mirror364.graniru.info/opinion/portnikov/m.236608.html
Путина "полюбят" опять разве что в случае, если после него будет хуже.

Маневр российских властей с переносом приговора братьям Навальным – вначале суд, на котором должен был быть вынесен вердикт, был назначен на 15 января, но на фоне подготовки к массовому протестному митингу перенесен на 30 декабря – в очередной раз продемонстрировал, что у Путина и его окружения нет большего страха, чем страх перед Майданом. Конечно, особой маневренностью и стратегическим видением ситуации российский президент не отличается – но если сравнивать его с бывшим президентом Украины, приходится признать, что Путин – это уже эволюционировавший динозавр. Но эволюционировавший не благодаря умению развиваться, а благодаря совершенно иному эволюционному опыту.
Янукович в своих попытках предотвратить и победить протестное движение действовал как типичный уголовник – или, по крайней мере, уголовник, усвоивший мораль начальства колонии. Внедрить провокаторов, дать повод для применения силы, запугать, разогнать – это все совершенно хрестоматийная история подавления бунта заключенных или предотвращения недовольства. И тот факт, что граждане – не заключенные и могут принимать решения, исходя из логики пространства свободы, просто не приходит таким людям в голову: поэтому "януковичи" обречены.

Путин действует как типичный чекист. Он вообще не придумывает ничего нового. Недавно я прочитал отличную книгу Александра Подрабинека "Диссиденты", так там все это описано в подробностях – и придуманные обвинения, и перенос судебных заседаний в малолюдные места, и перенос оглашения приговора, чтобы не могла собраться акция протеста и не доехал, условно говоря, академик Сахаров с иностранными журналистами. И даже история с "заложниками" – когда одного из братьев сажают, чтобы другой, более известный и популярный, не зарывался и вел себя осторожнее – это тоже не история про братьев Навальных, это история про братьев Подрабинеков. Навальный возмущается тем фактом, что его брата, приговорив к тюремному сроку, фактически взяли в заложники, в выражениях, которыми описывал схожую драму несколько десятилетий назад Подрабинек, разве что режим тогда в России был жестче и подлее.
Именно поэтому путинский режим на данном этапе устойчивее, чем режим Януковича – хотя и имеет ту же криминальную природу, разве что замешанную на гнусности тех, кто сажал, а не тех, кто сидел. Другой вопрос – а почему вообще Путин при таком ошеломительном рейтинге вообще чего-то и кого-то боится? Что ему Навальный?

И на этот вопрос есть простое объяснение. Во-первых, Путин и его окружение прекрасно понимают, что рейтинг главы государства в России – результат телевизионной пропаганды и холопского послушания. Через 48 часов после отставки

Путина с поста президента России большинство его бывших подданных будут рассказывать о недостатках его правления, авторитарных замашках, крахе надежд. Путина "полюбят" опять разве что в случае, если после него будет хуже – как сейчас многие отставные советские любят Брежнева. Но Путину и его окружению будет уже совершенно все равно!

Кроме того, поддержка Путина во многом обусловлена шовинистическими тенденциями в нравственно ограниченном российском обществе. То, что для большинства современных наций – позор, для россиян – успех. Этим смещением нравственной шкалы Россия так разительно и отличается и от современного мира, и от Украины. И в этом смещении разницы между Путиным и Навальным, утверждающим, что оккупированный Крым "не бутерброд" – никакой разницы нет. Но традиционное стремление россиян компенсировать собственную рабскую покорность власти за счет унижения и уничтожения свободы других сочетается у них с глубочайшим недоверием к самим государственным институтам.

Поэтому Навальный с его разговорами о "партии жуликов и воров" и критикой власти за ее уголовную сущность воспринимается как серьезный раздражитель, куда более серьезный, чем те немногочисленные оппозиционеры, кто утверждает, что Российское государство может рухнуть не из-за коррупции, а из-за оккупации чужой земли. Потому что – пусть все рушится, лишь бы "Крымнаш" и "наваляли пиндосам". А вот почему нужно страдать за воровство чиновников, полицейских и судей – совершенно непонятно даже самому нравственно отсталому гражданину России.
Понимая это, российская власть и сманеврировала по-чекистски, перенесла приговор, дала Навальному условный срок и взяла в заложники его брата. Но саму революцию не предотвратила, а только отложила. Учитывая отношение Путина и прочих к собственному населению и непонимание российским руководством реалий, можно уверенно предсказать нарастание социальных протестов по мере ухудшения жизненного уровня граждан и нарастания кошмара в экономике. И, конечно, протестовать граждане будут не против оккупации Крыма – он все равно "наш", а против жуликов и воров, которые теперь и Крым обкрадывают.

Русский бунт неизбежен.
http://glavred.info/avtorskie_kolonki/prigovor-bratyam-navalnym-otlozhennyy-russkiy-bunt-protiv-chekista-299409.html
Самое важное в 2014 году – это незавершенность запущенных им процессов. Современникам – и это совершенно естественно – он кажется историческим, превосходящим по своей значимости все остальные годы недавнего прошлого. Сколько всего в него вместилось!

И победа украинского Майдана, и аннексия Крыма, когда впервые в истории одна из бывших советских республик в открытую присвоила себе территорию другой, и война на Донбассе, и начало серьезной конфронтации России и Запада, и головокружительное падение казавшихся “вечными” нефтяных цен, и финансовый кризис в России, и “Исламское государство”, оказавшееся новым опасным игроком на арене мирового экстремизма.

В иные времена таких событий хватило бы на несколько лет – и поэтому в последние дни 2014 года он кажется историческим. А на поверку, спустя всего несколько лет, историческим годом окажется тот, кто даст ответ на вопросы, заданные 2014 годом. Так, 1917-й год давал ответы на вопросы 1914-го, а 1991-й – на вопросы 1987 года. Хотя в конце 1914 года могло показаться, что нет ничего важнее начала Первой мировой войны, а в конце 1987 года – что нет ничего важнее перестройки и гласности. Но выход из процессов гораздо важнее их запуска.

Украинский Майдан запустил процесс деформации всего постсоветского пространства. Фактически он продемонстрировал, что ресурсы, позволявшие сохранять постсоветски-олигархический экономический и политический потенциал, полностью исчерпаны – это проявилось и во время самого Майдана, и после российской агрессии.

Оказалось, что режим Януковича не способен ни разговаривать с участниками протестного движения, ни сопротивляться им – что уже само по себе продемонстрировало деградацию государственных институтов. А наиболее ярко эта деградация проявилась уже после российской агрессии, когда оказалось, что вооруженные силы и спецслужбы банально развалены, и само государство – скорее картонная декорация, чем нормальная страна.

И причем стало ясно, что эта “картонность” – черта практически всех бывших советских республик, институции которых работают исключительно до первого серьезного вызова. Обеспокоенность будущим заметна не только в Украине, где ответственность за построение новой страны взяли на себя не только политические силы, но и само общество.

В конце года стали очевидными метания двух главных союзников Кремля, президентов Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко. Даже армянский президент Серж Саргсян, вынужденный, как и Виктор Янукович, уступить под давлением Владимира Путина и отказаться от европейской интеграции в пользу евразийской, в конце года приступил к выработке новой модели сотрудничества с Западом.

Естественной оказалась и обеспокоенность самой России. На крах постсоветской Украины постсоветская Россия попыталась ответить военным реваншем, оккупацией Крыма и диверсионной войной на Донбассе. Это, в свою очередь, запустило процесс перемен в самой России.

Экономические санкции Запада вкупе с антисанкциями России и понижающимися ценами на нефть запустили небывалый финансовый и экономический кризис в России – причем уже ясно, что государственные институты этой страны способны ответить на вызов примерно с такой же эффективностью, с какой Янукович отвечал на Майдан.

В результате в следующем году мы будем свидетелями процесса продолжающейся эрозии современной российской государственности с непредсказуемыми последствиями для народов России и ее соседей. Но вообще забавно, что для своего геополитического реванша Владимир Путин избрал время резкого снижения нефтяных цен.

Это – начало еще одного важнейшего процесса, процесса установления ценового равновесия между производителями высокорентабельной нефти и пионерами “сланцевой революции” – процесса, который должен завершиться изгнанием с рынка производителей низкорентабельной нефти, прежде всего России, Ирана и Венесуэлы, бывших в последними годы главными “плохими парнями” современного мира.

Изменение характера – а возможно, и крах трех агрессивных режимов с непомерными амбициями изменит современный мир до неузнаваемости. Но самое главное - ценовое равновесие выведет нефть и газ из числа политических аргументов и доказательств регионального влияния. Теперь – и вплоть до нахождения новых источников энергии – это будет всего лишь продажа товара.

Это может изменить будущее и арабского мира, и таких стран, как Россия, Казахстан или Азербайджан, но одновременно может помочь Китаю с его замедляющейся экономикой достойно ответить на целую серию политических и экономических вызовов, которые, впрочем, еще не встали перед этой страной в полный рост. 2014 год наметил их лишь пунктиром, показав, что замедление роста китайской экономики – это уже тенденция, а не случайность.

Еще один важный процесс, запущенный российским ответом, “Исламским государством”, китайским замедлением и нефтяным падением – это консолидация западного мира и возвращение Соединенных Штатов на роль его бесспорного лидера. Этот процесс только обозначен, европейцам и американцам трудно приходить к взаимопониманию, сам президент Обама не очень хочет работать глобальным лидером – но готовит почву для того, чтобы этим глобальным лидером стал его преемник. У Соединенных Штатов и Запада в целом появилась важнейшая цивилизационная функция – сохранение современности и здравомыслия под напором сгущающихся сумерек идиотизма.

А вот перед постсоветскими странами, и перед нефтедобывающими государствами Ближнего Востока, и перед Ираном, и перед Латинской Америкой, и перед Китаем 2014 год поставил совершенно другой вопрос - “готовы ли вы к путешествию в современность?”. Причем в настоящую современность, а не в придуманную пропагандистами и “назначенную” на эту должность президентами и монархами? Каждая страна отвечает на этот вопрос по-своему.

Украина платит за это путешествие жизнями своих граждан, войной и экономическими испытаниями. Россия так отбивается от современности, что кажется, готова покончить с собой, только чтобы не встретиться с реальным миром. Беларусь и Казахстан – вернее, их лидеры – мечутся, совершенно растерявшись в новой ситуации.

К Армении медленно приходит осознание рискованности капитуляции перед российским давлением. Азербайджан пытается попасть в современность на условиях собственного президента – что может окончиться как модернизацией, так и взрывом.

Грузия пытается выбраться из современности, но у нее ничего не выходит. Монархии залива продемонстрировали, что можно быть современными сильными игроками на внешнем рынке, сохраняя закрытость во внутренней жизни. Китай застыл в ожидании того, как ответят на вопрос о будущем его соседи.

Все это – совершенно разные позиции, представления, решения. Это – еще не мировой оркестр, это – какофония его настройки. А историческим станет тот год, в который мы услышим звуки музыки.
http://haqqin.az/news/36536

Гений стратегии

Глупость Путина была воспринята как стратегия Путина.

Президент Соединенных Штатов Барак Обама отметил, что еще несколько месяцев назад "некоторые в Вашингтоне" считали российского лидера Владимира Путина "гением стратегии", переигравшим Запад в гибкости маневров и усилившим мощь России. Да, мысль о том, что "Путин всех переиграл", которая стала одним из главных смыслов российской пропаганды, разделялась и многими на Западе – отнюдь не только в Вашингтоне. Но только западные политики, дипломаты и эксперты исходили из совершенно другой парадигмы, чем российские подданые Путина. Они были уверены, что человек, который решился на авантюру с отторжением чужой территории, прекрасно понимает ее последствия и в политическом, и в экономическом плане - и все великолепно рассчитал. Глупость Путина была воспринята как стратегия Путина.

Когда я говорил своим западным собеседникам, что в Кремле были совершенно убеждены в том, что Запад не станет серьезно реагировать на аннексию Крыма, на меня смотрели как на умалишенного. Даже когда я приводил в качестве доказательств прямые эфиры с российскими чиновниками, убеждавшими меня, что через несколько месяцев все санкции "отменят и все будет как раньше", это никого не убеждало – это же они на публику говорят, а на самом деле так не думают. Когда российские чиновники говорили то же самое в частных разговорах, их западные собеседники были убеждены, что стали жертвой манипуляции – на самом деле россияне думают иначе, у них есть план. Когда Россия устроила войну на Донбассе, многие мои западные собеседники уверяли, что это сделано исключительно для того, чтобы отвлечь внимание от Крыма и "обменять" аннексированную территорию на спокойствие на юго-востоке. Конечно, это еще не был идиотизм российских экспертов, убеждавших своих читателей, что Путин специально спровоцировал обвал акций собственных компаний, чтобы скупить их потом по дешевке и получить "независимость от Запада" – но уже что-то похожее. На все аргументы я слышал один и тот же ответ: ну не может же быть, чтобы он не понимал…

Может! Когда человек никогда не борется за власть, когда все его функции состоят в разделе нефтяного пирога между соратникам и холопами, когда в качестве рецепта решения внутренних проблем страны предлагаются репрессии, переходящие в ковровые бомбардировки, когда все "понимающие" разгоняются и заменяются "комфортными", лично преданными, удобными людишками – откуда возьмется это понимание? В политике не бывает чудес, это – точная наука. И то, что расплатой за аннексию Крыма станет крах России, можно было понять в тот самый миг, когда Путин подписал преступный указ: все кончено, Владимир Владимирович.

Теперь западные политики верят, что Путин "одумается", найдет в себе силы для диалога, в один голос уверяют российского президента, что никакой антироссийской коалиции нет и никто не хочет краха его страны – нужно просто договориться, исправить ошибки, вернуться к международному праву.

Не найдет. Не одумается. Не поверит. Не договорится. Не вернется. И в результате благодаря блестящей политике "гения стратегии" Россия рухнет всем нам на головы.

К этому просто нужно готовиться.
http://rus.newsru.ua/columnists/30Dec2014/geniystrategii.html

Мы свободны

Тревога 2014 года создала уникальный шанс построить счастливую страну.

Назвать уходящий год тревожным – значит ничего не сказать. С первого же его дня и до последнего мы с вами, дорогие читатели, живем в постоянной тревоге. Вначале – о судьбе протестующих на киевском Майдане и других площадях нашей страны. Будет ли разогнан Майдан, решится ли власть применить силу вместо того, чтобы продолжить диалог с протестующими? Эта тревога не покидала нас до того трагичного зимнего дня, когда Янукович и его российские советники решили стрелять.

Затем – тревога о судьбе наших военных в Крыму, наших соотечественников, оказавшихся вдруг заложниками взбесившегося шовинизма. Украинцев, крымских татар и русских, преданных собственной местной властью и своими же соседями, обменявшими человеческое достоинство и гордость на чечевичную похлебку путинских подачек.

Затем – тревога о судьбе наших соотечественников на Донбассе, оказавшихся в море разбушевавшегося наглого люмпена, подзужеваемого и финансируемого из Москвы. Тревога о судьбе заложников, военнопленных, всех наших солдат и добровольцев, которые вышли на передовые рубежи Отечественной войны, чтобы остановить ополоумевшего зверя и не дать ему уничтожить нашу страну.

А было еще несколько тяжелых часов, когда мы с вами ждали вестей о судьбе сбитого агрессором и его пособниками пассажирского "Боинга", когда искренне сочувствовали ни в чем не повинным людям, пролетавшим высоко-высоко в нашем мирном украинском небе, превращенном бандитами в небо тревоги. Помните?

И ведь эта тревога никуда не делась. Несмотря на то, что агрессивный враг понемногу ослабляет хватку, сдувается, предчувствует неизбежную гибель, он еще никуда не делся. И никто не скажет вам наверняка, что он замышляет. И диверсанты все еще контролируют сотни километров украинской земли и держат в заложниках своего преступного кумира миллионы людей, многие из которых остались без средств к существованию. И все еще остается выкрашенным в цвета предательства наш прекрасный Крым, которому только по ночам, в тревожных снах, видится его родная Украина – а ночи все длиннее, а жизнь все труднее, а безысходность все навязчивее…

И все же эта тревога дает нам тот уникальный шанс, которого у нас с вами никогда не было. Шанс выстроить ту страну, которой мы будем гордиться. Которая сможет защитить своих граждан. Которая будет для каждого родным домом, а не местом пребывания. Которая станет добрым другом наших соседей на западе и впечатляющим примером для наших соседей на востоке – в том числе и для наших неразумных, отставших от времени и отказавшихся от нравственности младших братьев-россиян, которые еще даже не представляют как им вскоре будет важен этот наш пример, эта наша работа.

Шанс этот предоставлен нашими соотечественниками, которые не побоялись в этом году пожертвовать собой за Родину и ее будущее. Солдатами и добровольцами, волонтерами и активистами, всеми, кто думал о стране и готов был ее защищать. Знали ли мы еще недавно сколько у нас таких самоотверженных, героических людей? Представляли ли себе масштабы народной солидарности? Готовности бороться даже в самых неблагоприятных условиях? И эта энергия никуда не делась, она может быть использована в модернизировании страны и необходимых нам изменениях.

Шанс этот был предоставлен самой историей, которая позволила нам открыть глаза и увидеть, кто друг, а кто враг, кто союзник, а кто предатель. Это ведь только Господь заранее знает, кто завтра предаст его – людям необходимо наглядное подтверждение подлых поступков. И в этом году мы его получили. А значит – получили возможность окончательно разрубить цепь, связывавшую нас с имперским и советским прошлым. Весь этот год мы слышали, что "Россия окончательно потеряла Украину". Да какая разница, что она там потеряла! Главное – мы свободны.

Мы свободны – это и есть главный шанс. От колонизаторов, которые воспользовались гигантским цивилизационным вкладом украинских земель в становление их государственности, чтобы с нами и воевать. От барыг и бандитов, которые уничтожали саму душу народа. От собственной инертности и безответственности.

Конечно, не от всего и не полностью. Не будем предаваться иллюзиям даже накануне праздников. А после праздников – продолжить работать ради счастливого будущего. Украина его заслужила. И ваши дети с внуками его тоже заслужили, поверьте.

Будет очень обидно, если и этот шанс мы упустим.
http://rus.newsru.ua/columnists/31Dec2014/mysvobodny.html

Президент и мир

"Войну легко начать и очень трудно закончить" - это совершенно точная характеристика процессов, которые после начала российской оккупации начались на Донбассе.

Итоговая пресс-конференция Петра Порошенко продемонстрировала, что глава государства по-прежнему сосредоточен на мирном процессе как основном инструменте разрешения украинского кризиса и восстановлении территориальной целостности страны. При этом президенту не откажешь в реализме: он говорит о возможности введения военного положения в случае возобновления конфликта и не стал прогнозировать сроки, в которые его надежды – и надежды миллионов его сограждан – могут осуществиться. "Войну легко начать и очень трудно закончить" - это совершенно точная характеристика процессов, которые после начала российской оккупации начались на Донбассе.

Потому что это ведь не только диверсионная война, это и люмпен-революция, и разрушение структуры управления и промышленности, и выезд огромного количества работоспособных граждан. Опыт свидетельствует, что чем дольше продолжаются подобные конфликты, тем труднее их завершить прежде всего из-за маргинализации оставшегося в конфликтной зоне населения. И именно поэтому продолжение конфликта – в интересах Путина, а успех мирного процесса – в интересах Порошенко.

Что важно – так это то, что с момента презентации президентом своего мирного плана и до Нового года украинские переговорные позиции укрепились благодаря экономическому и финансовому кризису в России. Это то, чего добивался Запад, надеясь, что ощущение краха отрезвит Владимира Путина. О подлинном отрезвлении речи пока что не идет, так как российский президент просто не способен представить себе всю глубину проблемы из-за собственной политической и экономической некомпетентности. Но Путину уже не очень комфортно. И в этом смысле идея дальнейшей интернационализации переговорного процесса – шаг в правильном направлении. Путин должен окончательно убедиться в том, что ослабление санкций – путь к продлению существования его обанкротившегося неэффективного режима. А отмена санкций может зависеть исключительно от прекращения российской агрессии и участия России в процессе уничтожения банд боевиков и восстановления территориальной целостности страны. Это – про Донбасс. Про Крым мы сможем поговорить позже, когда Путин поймет, что его режим не спасет даже ослабление санкций…
http://rus.newsru.ua/columnists/29Dec2014/prezident_i_mir.html
Украина должна использовать шанс и навсегда стать частью европейского мира. Этот шанс оплачен кровью и дан самой историей
Сейчас легко написать, что спустя годы, оглядываясь на 2014-й, мы будем писать, что прожили исторические 365 дней. И в самом деле, если только припомнить самое-самое главное - Майдан, гибель Небесной сотни, бегство Януковича, аннексию Крыма, войну в Донбассе, президентские и парламентские выборы, кризис в России - то получится, что мы прожили незабываемый год, о котором будут писать романы и снимать фильмы.

Но мы так думаем потому, что еще не знаем, каким будет 2015-й. И это не констатация очевидного - что после 2014-го года обязательно наступает 2015-й, я не сомневаюсь, что читателю и без меня это все известно. Это предложение понять, что основные вызовы 2014-го года не только не преодолены, а напротив - становятся главным содержанием нашей жизни и жизни окружающего нас мира.

Майдан запустил исторический механизм - именно поэтому в 2014-м году события разворачивались с такой головокружительной скоростью, что многим из нас может казаться что сам Майдан завершился не в феврале уходящего года, а был несколько лет назад. Именно поэтому многое, происходящее сейчас, кажется развивающимся как бы в "остановившемся", замедленном времени - хотя на самом деле события продолжают происходить стремительно, просто мы сами уже привыкли к другому ритму и не хотим от него отказываться. Именно поэтому решающим может оказаться 2015-й год, а вовсе не 2014-й - и именно об этом времени будут писать романы и рассказывать детям. А 2014-й окажется только потрясающей прелюдией к настоящим переменам.

И при этом не обязательно перемены произойдут в 2015 году. Совершенно очевидно, что наша страна стала генератором цикла имперской модернизации, который уже переживала Российская империя столетие назад. Просто вспомните, что первым явным толчком к переменам в России тогда была Революция 1905 года, участники которой требовали демократизации страны - и которая тоже черпала энергию на окраинах, а вовсе не в русской глубинке. Именно таким толчком к демократизации стала оранжевая революция - при всей ограниченности своих задач и результатов она ребром поставила вопрос о честных выборах, который потом "срикошетил" и в самой Российской Федерации, на московской Болотной, приведя к ужесточению режима - ну совсем как в Российской империи после подавления Революции 1905 года. Ужесточение режима в обоих случаях привело к усилению неадекватности первого лица, искусственной селекции идиотов и безумцев во власти и полному непониманию ими закономерностей развития экономических и политических процессов в современном мире. И в этом смысле Майдан - и в особенности гибель Небесной сотни - вполне можно сравнить с выстрелами в Сараево в 1914 году. Мы, конечно, сегодня не можем утверждать наверняка, что находившихся на Майдане расстреливали из российской винтовки - точно так же, как мы не можем утверждать наверняка, что российская рука вела на убийство Гаврилу Принципа. Но подозрения такого рода сохранялись и после убийства наследника престола Австро-Венгрии, сохраняются они и у нас после Майдана. Прежде всего потому, что Россия и сто лет назад, и сейчас заинтересована в таком ходе событий, считая, что он развязывает ей руки - с идиотической точки зрения, разумеется. Но российское руководство и к 1914-му году, и к 2014-му уже было укомплектовано безумцами.

Основные вызовы 2014 года не только не преодолены, а напротив - становятся главным содержанием нашей жизни и жизни окружающего нас мира
Единственный шанс для сохранения российского режима в 1914 году, в особенности, учитывая революцию 1905 года - поступательное эволюционное развитие с экономическими реформами и осторожной демократизацией. Но Петербургу хотелось участвовать в войне за передел мира, российская власть была обижена недооценкой своего глобального веса, считала, что Сербия - естественная часть ее сферы влияния, "большая Центральная Европа" - то бишь Австро-Венгрия - слаба и не сможет оказать серьезного сопротивления, с Германией удастся договориться, а с Францией - вступить в союз. В результате российская власть даже если и не подготовила авантюру в Сараево, то с удовольствием втянулась в ее последствия - и погибла. При этом нужно признать, что многие расчеты оказались верны: Австро-Венгрия действительно была рыхлой, Франция стала союзником России, с Германией действительно удалось в конце концов договориться в Бресте. Только вот состояния самой России эти расчеты не учли.


Единственный шанс для сохранения российского режима в 2014-м году состоял в поступательных эволюционных реформах в экономике и осторожной демократизации. Но Москве хотелось участвовать в войне за передел мира, российская власть была обижена недооценкой своего глобального веса, считала, что Украина - естественная часть ее сферы влияния, "большая Европа" - то бишь Европейский Союз - слаба и не сможет оказать серьезного противодействия, с Германией удастся договориться, а с Францией - вступить в союз. В результате российская власть даже если и не подготовила авантюру с силовым разгоном Майдана, то с удовольствием втянулась в ее последствия - и погибнет. При этом нужно признать, что многие расчеты оказались верны: ЕС действительно оказался рыхлым и неповоротливым, Франция в самом деле пытается найти компромисс, да и Германией еще можно будет в конце концов договориться. Только вот состояния самой России эти расчеты не учитывают.

В конце 1914-го года патриотизм и энтузиазм в Российской империи были в самом разгаре, год казался переломным, а наступающий год - победным и счастливым. В 2014-м году события развернулись несколько раньше - потому что раньше прозвучали "выстрелы в Сараево". К концу 2014-го года российское общество приходит деморализованным и растерянным, но главные разочарования - кошмар 1915-1916 годов - у россиян еще впереди. И только будущее сможет дать ответ, завершится ли этот кошмар демократическим Февралем 1917-го года или Февраль, как это уже случилось в российской истории, перерастет в Октябрь, распад России и гражданскую войну. И нужно помнить, что в наше время то, что раньше происходило за несколько лет, сейчас укладывается в год или месяцы - так что главным переломным годом может стать и 2015-й, и 2016-й.

Что это означает для Украины? Если мы поймем, что до расстрела Небесной сотни и бегства Януковича оставались частью империи - в виде экономического протектората с имитацией самостоятельного государства - то увидим, что нас ожидает судьба "Царства Польского" или "Великого Княжества Финляндского", которые сумели воспользоваться крахом метрополии и навсегда стать частью европейского мира. Украина - это Польша XXI века - со всеми проистекающими отсюда последствиями. Ошметки империи будут ненавидеть нас еще долго и распевать в кабаках свои страшные песни ("помнят псы-атаманы, помнят польские паны конармейские наши клинки" - это ведь столетней давности песня про бой армии УНР и польской армии с буденновцами, одну из битв, в которой была спасена Польша) - но сделать уже ничего не смогут, как ничего не смог сделать разбитый нашими героями мерзавец Буденный, только превращать в песне поражение в победу.

Мы входим в мир без России. И в следующем году это станет окончательно понятно даже самим россиянам. То есть сама Россия пока что никуда не денется, по крайней мере ее территория - но как политического и цивилизационного понятия в нашем мире ее уже не будет. И именно это - главный результат 2014 года.

Теперь все зависит от нас - и только от нас. Оккупанты еще могут совершать диверсии, придумывать новые авантюры, навязывать нам опасные сделки - но все это уже никак не сможет изменить ни нашего выбора, ни нашего будущего. Если мы окажемся в состоянии изменить нашу собственную страну - то уже через 10-15 лет забудем о столетиях имперского прозябания так, как будто это было не с нам, и при взгляде на сохранившийся где-то бюст Ленина будем думать не "надо его убрать", а "кто это?". Если и расставшись с Россией, будем продолжать надеяться на "авось" - тогда зависнем между цивилизованным миром и разлагающейся псевдоимперией, не имея ни воли пойти вперед, ни желания уйти обратно.

Времени на прыжок у нас не так-то и много - очень надеюсь, что мы сможем использовать шанс, оплаченный кровью и жертвенностью наших соотечественников и предоставленный самой историей.

http://www.liga.net/opinion/216827_glavnye-sobytiya-eshche-vperedi-ukrainskiy-shans-2014-goda.htm
В экономическую историю современного мира 2014-й год, вне всякого сомнения, войдет как переломный. И дело даже не в снижающейся цене на нефть – колебания нефтяных цен случались и ранее – а в настоящей энергетической революции, которая изменяет формулу формирования цены на энергоносители – и, следовательно, мировую экономику как таковую.



Еще в начале 2014 года мир – и, прежде всего, ведущие производители нефти и газа – жили в полной уверенности в том, что наступила самая настоящая эпоха высоких цен. Для некоторых стран – таких, как Россия или Венесуэла – эта уверенность стала настоящей религией. Нефть в таких странах перестала быть подспорьем для экономического развития, превратившись в средство усиления авторитарных режимов и элемент политического давления. Уго Чавес поставлял нефть почти бесплатно неэффективным популистским режимам Латинской Америки. Владимир Путин шантажировал газом – чья цена рассчитывалась в зависимости от цены нефти - соседние страны и тратил миллиарды долларов для обогащения собственного окружения и модернизации вооруженных сил. Иранские аятоллы считали, что нефть поможет им выстоять в противостоянии с Западом и создать ядерное оружие. Мир стал самым настоящим заложником нефтяных сумасшедших, причем это безумие отнюдь не выглядит персонализированным. Смерть Уго Чавеса вынесла к власти в Венесуэле еще большего безумца Николаса Мадуро и лишила популистский режим даже остатков здравомыслия. Смена президентов в Иране привела разве что к изменению риторики авторитарного режима. И если бы в начале 2014-го года на месте Путина оказался бы какой-нибудь другой Распутин, российская политика от этого стала бы еще неадекватнее.

Самое страшное – что к началу 2014 года многим казалось, что так будет всегда. Сама фраза “а вот когда упадут цены на нефть” вызывала гомерический смех отнюдь не только у россиян. И вот они упали. Причем упали не только и не столько благодаря колебаниям в росте мировой экономики – хотя и этот фактор имел место – сколько благодаря “сланцевой революции” в Соединенных Штатах. Производители нефти с низкой себестоимостью немедленно включились в ценовую гонку, имея в виду сделать инвестиции в сланцевую нефть неприбыльными. Производители сланцевой нефти немедленно включились в гонку технологическую, стараясь удешевить стоимость производства. И эти две тенденции соседствуют и конкурируют, что и определит развитие энергетического рынка на ближайшие годы, если не десятилетия – вплоть до появления новых источников энергии. При этом мировая экономика на низких ценах на нефть начала “разгоняться”, что позволяет производителям нефти с низкой себестоимостью получать все больше и больше денег и не беспокоиться о снижении цены. При этом если не снижается конкуренция производителей сланцевой нефти, то неожиданно уходит с рынка другой важнейший конкурент – производитель нефти с высокой себестоимостью. И это – даже не предположения о намерениях. Это – пересказ интервью министра нефтяной промышленности Саудовской Аравии Али аль-Наими, который заявил, что победить в конкуренции должны те, кто способен эффективно добывать нефть. Министр отметил, что его страна не намерена уступать рынок непродуктивным производителям нефти. В качестве иллюстрации своей мысли аль-Наими привел вовсе не производителей из США, а “иссякающие” скважины на западе Сибири, требующие постоянных инвестиций. Еще что-то нужно объяснять?

Поэтому снижение цен на нефть, ставшее главным экономическим трендом 2014 года, продолжится вплоть до нахождения равновесного баланса для производителей высокорентабельной нефти и сланцевой нефти – и исчезновения с рынка непродуктивных поставщиков. В политическом смысле в ближайшие годы это приведет к краху, по крайней мере, трех агрессивных неадекватных режимов – российского, венесуэльского и иранского. Причем, если в случае с Венесуэлой и Ираном речь будет идти к переходу к демократизации и преодолению последствий некомпетентного авторитаризма, то в случае с Россией главный вызов состоит в вероятном исчезновении этого государства с политической карты мира и появлении новых стран построссийского пространства.

А для остального мира дешевая нефть – и дешевый газ – это просто шанс, которым грех не воспользоваться. К Украине это относится в полной мере: если мы не сможем реформироваться даже в таких благоприятных условиях, то что мы тогда вообще можем?
http://m.kontrakty.ua/article/83851
Почти весь этот год Крымский полуостров прожил под оккупацией государства, власти которого могут служить живой иллюстрацией отсутствия профессионализма как такового. Возможно, для тех крымчан, кто поддерживал российскую аннексию полуострова, это была не оккупация, а «восстановление справедливости». Обычный человек, собственно, не обязан задумываться над вопросами водоснабжения, электроэнергии, транспортного сообщения. Это – задача политиков. И оказалось, что среди людей, принимавших решение об оккупации Крыма, не нашлось никого, кто задумался бы о последствиях. Это символично. 35 лет назад, когда члены политбюро ЦК КПСС принимали аналогичное решение об оккупации Афганистана, среди них тоже не оказалось никого, кто задумался бы о последствиях.

Разве в Москве не знали, что Крым практически полностью зависит от поставок днепровской воды и его оккупация – крах сельского хозяйства полуострова? Разве в Москве не знали, что Крым практически полностью зависит от поставок электроэнергии из Украины и если в Киеве решать отказаться от поставок – погрузится во тьму? Разве в Москве не знали, что Крым полностью связан транспортным сообщением с материком через Украину и уничтожение этого сообщения – крах всей инфраструктуры полуострова? Разве в Москве не знали, что Крым живет украинскими продуктами, украинскими товарами, украинскими курортниками – и ничем больше? Разве в Москве не понимали, что оккупация Крыма приведет к краху инвестиционных проектов, фактическому уничтожению международной банковской системы, маргинализации территории? О чем они там вообще думали?

Будет странно, если Украина, лоббирующая отказ от заходов в крымские порты чужих судов, сама будет отправлять в Крым фуры. Так что исчезновение украинских продуктов – дело времени
Единственный рычаг, которым Москва может давить на Киев, заставляя его продолжать жизнеобеспечение оккупированной территории – это война. Но России, чьи силы надломлены экономическими санкциями, падениями цены на нефть, крахом национальной валюты и предчувствием близкой беды уже не до войны. А это означает, что путь через Перекоп уже очень скоро будет перекрыт – вплоть до окончания аннексии. И речь идет не только о транспортных перевозках, но и о товарных – рано или поздно прекратятся и они. Будет странно, если Украина, лоббирующая отказ от заходов в крымские порты чужих судов, сама будет отправлять в Крым фуры. Так что исчезновение украинских продуктов – дело времени. И напрасно крымский Квислинг предлагает своим сторонникам терпеть, надеясь на помощь России – Россия Крыму не поможет. А вот Украина своим патриотам – поможет, потому что только точный экономический удар может продемонстрировать несостоятельность оккупационного управления Крымом.

А Керченская переправа? Что ж, она останется наглядным подтверждением убийства географии одним недальновидным, самодовольным и малообразованным человеком из Москвы. Этот человек превратил полуостров в остров и теперь два миллиона жителей несчастной земли зависят от штормов, паромов, пропускной способности переправы – всего того, о чем они раньше и не подозревали. Уже ясно, что никакого моста через пролив не будет – и крымчанам придется жить на своем «острове» ровно до того дня, когда наглый глупый верзила уберется из чужой квартиры, а хозяин отремонтирует в своем доме свет, воду, привезет еды и устроит пир горой.

Но под елкой, привезенной захватчиком из Вологды может быть только темный праздник.
http://ru.krymr.com/content/article/26766009.html

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by chasethestars